От соцподдержки ждут вторую волну

От соцподдержки ждут вторую волну | Программы | ОТР

О высоком запросе на развитие адресной помощи

2020-12-18T21:07:00+03:00
От соцподдержки ждут вторую волну
Зеленая энергетика: чистая, экологичная, но крайне ненадёжная
Алиментарное решение
Маломерные суда и доступность инфраструктуры на реках и озерах
На пенсию досрочно
Пенсионеры, на выход! Минтруд предлагает изменить расчёт стажа
За зарплатой – на край света
ТЕМА ЧАСА: Нуждаемость станет объективнее?
Не наотдыхались?
Северный отток партнёров
Тепло и свет подорожают?
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Людмила Пронина
доктор экономических наук, профессор Института государственной службы и управления РАНХиГС

Александр Денисов: От соцподдержки ждут вторую волну: Высшая школа экономики провела исследование, довольно ли население мерами поддержки в пандемию. Опрошенные оценивали позитивно прежде всего потому, что адресованы программы были именно семьям с детьми. Даже поддержка бизнеса в определенной мере оказалась таким дополнительным каналом поддержки населения, работников, а не собственников. И судя по обращениям к президенту в ходе пресс-конференции, высок спрос на развитие именно адресных социальных программ.

Владимир Путин: Мы на поддержку граждан… Только на прямую поддержку граждан направлено 838 миллиардов рублей. Это огромные деньги, и мы вынуждены были их концентрировать на этих направлениях, так же как на поддержку, скажем, пострадавших отраслей. Что сделано по этим отраслям? Первое: мы перенесли все платежи, кроме НДС, на более дальний срок. Второе: несколько раз выдавали гранты, дважды, по-моему. Третье: дали кредит под нулевую ставку. Четвертое: дали кредит под 2% с перспективой списания всего кредита в случае сохранения 90% от списочного состава работников. В целом направили на поддержку граждан и промышленности, на борьбу с пандемий 4,6 триллиона рублей, для нас это беспрецедентные деньги. И это означает 4,5% ВВП страны, из них миллиард направили напрямую на поддержку пострадавших отраслей.

Елена Медовникова: Судя по опросам Высшей школы экономики, программы поддержки коснулись не всех. Так, 60% заявили, что не получили от государства никакой помощи, 40% получают выплаты и в основном на детей. Еще 8% самозанятых получают материальную поддержу, ну и 4% безработных.

Александр Денисов: Тему мы обсуждаем с нашим уважаемым собеседником, частым нашим собеседником Юрием Савеловым, членом президиума объединения предпринимателей «ОПОРА РОССИИ». Юрий Михайлович, добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, вот сам факт проведения такого опроса, довольны ли вы мерами поддержки населения, мне кажется, уже сам по себе красноречив. Вот представим такой опрос, например, в году 1999-м или 2000-м, Юрий Михайлович, вот точно...

Юрий Савелов: Даже в 2009-м, в 2014-м такого не было.

Александр Денисов: Да. Юрий Михайлович, может быть, вот эту точку отсчета будем брать, а не Норвегию, США, Данию, ну вот как упоминали респонденты в ходе опроса Высшей школы экономики?

Юрий Савелов: Да. Дело в том, что давайте возьмем наши точки отсчета. Вопрос состоит в другом немножко. Президент сказал, что 4 с лишним триллиона влили в экономику тем или иным способом, понимаете. У нас фонд заработной платы все равно составляет где-то 60 триллионов, это очень огромный процент, просто вливание в экономику, огромная часть из них дошла до наших граждан, эти деньги.

Но суть не в этом. Что я вам хочу сказать? Проблема вот в чем – как доходили эти деньги? Вот смотрите, давайте все, допустим, я про бизнес скажу. Вот весь бизнес разделим на 4 группы: очень плохо бизнесу, плохо, ничего, ни шатко ни валко, и очень хорошо. Вот где очень хорошо, это 25%, я вам говорил, в любой пандемии, в любой кризис 25% компаний имеют рост. Вот поддержку получили все, даже в большей степени те, которые ни шатко ни валко, вроде неплохо, и те, которые очень хорошо. Вот они получили в первую очередь и много. А те, кому действительно надо было дать, понимаете, тех действительно, как вот говорите, в Норвегии или где-то, поддержать, где они действительно считают, вот они недополучили.

Вот нам люди говорят, что вообще ничего не получили, 59%, это примерно вот так. Вот почему это сделано, я понимаю, потому что в начале не понимали, как поддерживать, кого поддерживать. Вот это салютануло, даже, допустим, взять там отрасль гостиничную, все равно 10–20% гостиниц, которые неплохо себя чувствуют, ну по крайней мере они не закрывались, но они тоже получили поддержку. А кто умирал действительно, и людей отправляли на каникулы в неоплачиваемый отпуск и так далее, до них даже деньги не дошли.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а может быть, знаете, в словах президента есть такой и второй смысл. Он рассказывал, кому выдавали кредиты и кто имел право их не возвращать: если сохранил 90% сотрудников, то не возвращаешь, если 80%, то половину. Юрий Михайлович, может быть, ориентировались на поддержку именно опытных, сильных, которые выстоят, Юрий Михайлович? Может быть, тут был расчет?

Юрий Савелов: Саш, вот смотри, сейчас в Италии знаешь, что происходит? Они сейчас смотрят, за III квартал сколько произошло падений компаний, я имею в виду, есть ли оборот компании, или прибыль, или оборот упал на 25%, они эту компанию рассматривают, ну 25% и ниже. Если у вас на 10% упал оборот, 15%, за поддержкой даже не подходите. Понимаете, в чем дело, я вот о чем говорю, потому что здесь недоработка правительства, что ли, идет.

Вот сейчас даже 5 тысяч, очень хороший пример, 5 тысяч, президент сказал на выступлении, всем семьям, кто имеет детей до 7 лет, всем дадут по 5 тысяч. Я до эфира с товарищем разговаривал, у него ребенку 2,5 года. Я говорю: «Ты будешь получать 5 тысяч?» Он говорит: «Я буду, конечно». Я говорю: «А тебе надо?» Он говорит: «Ну, Юрий Михайлович, нет, конечно, но кто от денег отказывается?»

Больше половины людей, может быть, и не нужна такая поддержка из 5 тысяч, а остальным, может быть, надо было дать по 10, понимаете, где-нибудь под Псковом, где-нибудь под Новосибирском поселок какой-нибудь. Пять тысяч тоже для них деньги, но пусть они получат по 10, а тем, которым не нужно... Вот он говорит: «Ну я получу, кто же отказывается от денег? Мне не нужно, так просто...»

Александр Денисов: Юрий Михайлович, абсолютно правы, абсолютно правы. Но представьте, насколько это кропотливая работа, и вообще возможно ли в условиях пандемии, Юрий Михайлович, это сколько данных нужно проанализировать?

Юрий Савелов: Три кнопки... Саша, три кнопки. Сейчас настолько в налоговой все автоматизировано, три кнопки, понимаете, было бы желание. Так же и про бизнес. Сейчас за III квартал смотрят на меня, насколько у меня падение по сравнению с прошлым годом, на 10%? – все, Юрий Михайлович, отдыхайте, вам никакой помощи.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а с другой стороны посмотрим, вот вы говорите, ваш приятель, это он сейчас так говорит. Вот завтра не дай бог что-то случится с его бизнесом, и 5 тысяч для ребенка... Ведь, понимаете, вопрос времени, в пандемию все в секунду случается.

Юрий Савелов: Нет, ну в секунду нет, конечно, Саш, ну не надо так утрировать, в секунду не случается. Тем более мы работаем, мы примерно понимаем как бизнесмены, что нас ждет завтра, даже в самый... Мы уже планируем, я говорил неоднократно, контракты, закупки, производство с учетом усиления кризиса. Мы стали меньше производить, меньше привозить, людей на работу не брать, не развиваться. Но опять же не все компании, потому что 25% компаний делают сейчас, и людей набирают, и производство увеличивают, те, которые действительно, это ихняя сейчас экономика, они там готовы зарабатывать, умеют зарабатывать сейчас, в момент кризиса. Вот мы о чем говорим, именно распределение средств, правильное распределение средств, чтобы до людей дошло. И люди обижаются. Почему? Потому что до них не дошло по той или иной причине, понимаете? Вот как с этим быть, как распределить? Почему правительство не может...

Елена Медовникова: Это мы у вас хотим спросить, Юрий Михайлович. И смотрите, пишут нам из Волгоградской области: «Когда же поддержат пенсионеров с минимальным размером пенсий?» Карелия: «Почему выплаты только на детей?» Волгоградская область: «Почему опять пенсионерам за год ни разу не выплатили единовременную помощь?» Вот как же здесь определить вот этот...

Юрий Савелов: Правильно, вот тоже правильно. А вот я вам хочу сказать интересный момент, президент сказал, по выступлению много вчера обсуждали. У нас Фонд национального благосостояния увеличился в 2 раза...

Александр Денисов: До 13,5 триллионов, Юрий Михайлович, с 7 до 13, да.

Юрий Савелов: Да, ну почти в 2 раза. Но суть не в этом. Зачем? Для чего мы держим? Для более страшной пандемии? Для более страшных последствий? Можно было, допустим, не 4 триллиона вложить, а 6 и поддержать пенсионеров, которым тяжело. Зачем фонд-то растить? Я вот тоже не очень понимаю. Сейчас, когда очень сложно все.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, с другой стороны...

Юрий Савелов: Саш, подожди. Мы вакцину изобрели, допустим, мы понимаем прекрасно, вакцина должна наша сработать, обязана сработать российская вакцина. Значит, к марту, к апрелю, к маю будет гораздо лучше все. Давайте сейчас поддержим...

Александр Денисов: Юрий Михайлович, с другой стороны, вы как опытный предприниматель, экономист не можете не понимать, что социальная поддержка, ее нужно рассматривать в системе координат. Если мы только будем усиливать социальную поддержку, что будет с экономикой? Президент уже не первую пресс-конференцию объясняет, что раздать – это не вариант, нужно экономику выстраивать.

Юрий Савелов: Нет, смотрите… Стоп, Саша...

Александр Денисов: То есть тут многовекторная политика.

Юрий Савелов: Нет, не многовекторная. Раздача денег – это тоже вливание в экономику, только с другого боку. Если сейчас вот люди получат по 5 тысяч на детей, куда они с этими деньгами пойдут? Да никуда, будут к Новому году покупать горошек наш, продукты, подарки. Конечно, часть из них будут иностранные, придется валюту покупать, но с другой стороны, это вливанием в экономику называется.

А если еще, допустим, дать денег людям и сказать им: «Вот эти деньги вы можете только потратить на российское производство», – дать побольше денег, я об этом постоянно говорю, понимаете, да? Создать сайт наших производителей для школьников, для кого и выделить, я не знаю, семьям по 100 тысяч рублей, сказать: «Только с этого сайта можете покупать, не надо иностранное, вот 100%-й производитель наш, вот покупайте коляски, лыжи для детей, для себя чего-то».

Почему не влить в нашу конкретную экономику, не поднять ее? Мы постоянно об этом говорим. Когда с этим сталкиваешься, думаешь, вроде грамотные люди у нас в правительстве, новое правительство, обновленное, хорошее правительство, может быть, действительно времени не хватает, может быть, проблем много, об этом президент тоже говорил, что проблем действительно столько, их надо решать. Но вот так поднимается экономика, так вливаются деньги. Я получил 100 тысяч рублей на ребенка или на семью, посмотрел, что на сайте, мне не нравится коляска, значит, я производителю пишу отзыв и говорю: «Такую коляску покупать не буду, готов у вас купить, но сделайте что-нибудь, чтобы она удовлетворяла моей потребности, правильную коляску для детей».

Александр Денисов: Юрий Михайлович, упрек совершенно легко отыскать – так вы ж коляски-то не делаете. Я вас сколько раз спрашивал, почему вы джинсы не шьете, не шьете русские...

Юрий Савелов: Ничего не делаю, коляски, но если...

Александр Денисов: Вы меня объясняли, что это невыгодно, что вы не встроитесь и так далее. Где джинсы, Юрий Михайлович? Я купил бы у вас.

Юрий Савелов: Нет, Саш, смотри. Итак, если я прекрасно понимаю, у нас в стране рождаемость 1,5 миллиона, 1 миллион 700 тысяч, из них хотя бы половина, наверное, захотят купить для детей российские коляски. И если закон через 2 месяца, через 3 будет принят, мы понимаем, можем мы делать эти коляски или нет, какой будет спрос, 100 тысяч колясок в год, 200, 500, предприниматели это просчитывают. Несложно коляску сделать, просто мы не можем конкурировать, допустим, с китайскими или с европейскими. Но если мы будем прекрасно понимать, предприниматели, Саш, что у нас будет сбыт завтра на эти коляски, неважно на что, на учебники, на спортивную обувь, еще на что-то, сбыт будет через 2–3 месяца с помощью поддержки государства, конечно, мы начнем производить, конечно, мы начнем конкурировать.

Александр Денисов: Насчет помощи, Юрий Михайлович, тут грех жаловаться, раз вы относитесь... Вы же МСП, малый и средний бизнес, правильно?

Юрий Савелов: Да.

Александр Денисов: Малый и средний бизнес. Вот что я вчера услышал, меня поразило, приятно поразило, вот снижение страховых взносов для МСП с 30% до 15% приобретает бессрочный характер, президент вчера сказал. То есть мы к этому относились как к краткосрочной мере, он сказал, что все, продлеваем, она не заканчивается, эта льгота.

Юрий Савелов: Нет-нет-нет, это еще было сказано 3 месяца назад, мы хлопали в ладоши, это очень поддерживает. Понимаете, вот это вот поддерживает сильно, это поддерживает все отрасли, весь бизнес малый и средний, потому что, заплатив зарплату в фонде миллион рублей вы должны были 500 тысяч на все страховые взносы отправить, а сейчас всего 300. Вот когда начинаем зарплату считать, очень сильно это помогает, очень сильно видно, какая поддержка. Но это уже идет с апреля, даже с мая, по-моему, мы уже даже к этому привыкли, Саш, понимаешь, о чем разговор?

Александр Денисов: Уже считаете, что норма, да, Юрий Михайлович?

Юрий Савелов: Уже как бы норма, да, уже... Вот человек к чему привыкает, а это очень серьезная подвижка, очень серьезная. Вот из всей помощи, допустим, там тоже были интересные вещи, но вот это одна из самых. Но это тогда было сказано, что... Мы просто к ней привыкли и ее не замечаем, даже президент о ней не сказал, потому что она не временная, а постоянная, но это очень серьезная поддержка. Мы за счет этого даже заработную плату подняли, потому что уменьшились страховые взносы, компания могла себе это позволить, пусть не так пропорционально... Понимаете, о чем я говорю, да? Ну вот страховые взносы уменьшились, зарплату можно чуть-чуть поднять людям.

Александр Денисов: Да, это при условии, если зарплата выше МРОТ. У вас-то выше МРОТ для работников?

Юрий Савелов: Ну а как же? У нас по-другому не получается. Мы в Москве базируемся в основном, хотя у нас есть подразделения не в Москве, но все равно мы стараемся, значит, людям платить зарплату. Поэтому проблем хватает, правительство идет в правильном направлении, очень много денег было влито в момент пандемии, но, к сожалению, к сожалению, они, конечно, были не адресно, не совсем дошли до тех, кому нужно. Люди об этом жалуются, многие не получили, а получили те, которым вообще они не нужны... Маски производят, производят медицинские халаты, у него очередь стоит за продукцией, а ему еще и поддержка пришла в виде нулевого кредита – ну зачем? Он отказываться не будет, кто же откажется от нулевого кредита? Конечно, возьмут. А в отчете это пройдет, что поддержали малый и средний бизнес.

Ну нельзя так, надо быть повнимательнее, вот сейчас провести анализ поквартально, III квартал заканчивается, посмотреть, у кого упадок действительно производства, кто скатился, и их точно поддерживать. А 25% предпринимателей, 20–25% находятся на пике, получили больше прибыли, чем в прошлом году, их-то что поддерживать? Их надо сразу вычеркивать, и неважно, находится он в пострадавшей отрасли или нет. Эту работу надо проводить, ее несложно... В чем проблема? – ее несложно, три кнопки и посмотрел, проходит, допустим, гостиница с падением 2019 года или не с падением. Вот здесь есть такие вот недочеты, я думаю, что правительство их исправит, должно по крайней мере исправить.

Елена Медовникова: Юрий Михайлович, наш телезритель из Ленинградской области пишет: «Почему мелкий бизнес поддерживают за счет народных денег, а не за счет крупного бизнеса? Пора их призвать к ответственности».

Юрий Савелов: Как понять «за счет народных денег»? У нас все деньги народные, у нас казна одна, общая, куда стекаются все налоги, все доходы государства. Как за счет народных денег? Я не понимаю вопрос. «Народных денег»... У нас все деньги народные! Мы с вами народ, и казна у нас одна, общая, просто надо повнимательнее ею управлять, чтобы действительно деньги доходили до тех граждан, даже до пенсионеров, мы с вами говорим. Почему нет? Прибавить пенсионеров, еще бы им раз выплатить, я не знаю, 100 миллиардов, 200. Ведь эти пенсионеры деньги никуда не понесут, или на счет положат, как говорится, на черный день, или что-то себе приобретут, эти деньги вольются в экономику. Почему не поддержать? Фонд у нас огромный, можно это сделать. Я не знаю, почему это не делается.

Елена Медовникова: Юрий Михайлович, а может быть, просто-напросто начать с малого? Например, не повышать тарифы ЖКХ, не повышать плату за проезд. Кстати, опять говорят, что вот сейчас совсем...

Юрий Савелов: Тоже, понимаете, тоже об этом идет разговор, допустим, опять для категории малоимущих, что-то им там... Нет, у нас в Москве поблажки есть, у них поблажки приличные для малоимущих, может быть, еще сделать за счет этого фонда.

Александр Денисов: В Москве и Московской области субсидии на проезд, там поэтому люди не тратят деньги, да-да.

Юрий Савелов: Да, субсидии я имею в виду. Но по стране, вот опять малоимущих... Вот мы говорим о том, допустим, что собираем деньги, последняя передача была на ОТР, мы говорили о том, что налоги собирают со всего. Мы же говорим, граждане с доходом в 30 тысяч рублей не должны платить ничего, а сейчас уже идет не о 30 тысячах, а о 40 тысячах рублей. Вот как раз за счет этого фонда нашего эти люди, кто получают меньше 30 тысяч, они не должны ничего платить, за них предприниматель ничего не должен платить, я имею в виду работодатель. Но пусть из этого фонда посчитают, и люди будут получать деньги, более-менее достойную зарплату.

Сейчас, кстати, Собянин сказал, что в 2021 году пенсионеры наши будут получать 20 тысяч рублей. С одной стороны, это хорошо, а с другой стороны, для Москвы это мало, вот для Москвы. Допустим, для отдаленных каких-то населенных пунктов в других областях, может быть, да, 20 тысяч для пенсионера как бы достойно, а для Москвы это маловато будет, мы опаздываем с поддержкой пенсионеров, сейчас бы уже, наверное, к 30 нужно пенсионерам в связи с ростом, как вы говорите, ЖКХ, хотя у них тоже там льготы есть, но неважно...

Александр Денисов: Безусловно, у пенсионеров есть, да.

Юрий Савелов: Да, и прекрасно, но все равно в Москве тяжело жить, и продукты, и уровень жизни высокий, поэтому 20 уже маловато, хотя бы 25–30 идет разговор, а мы получаем, сейчас пенсионеры получат только по 20.

Александр Денисов: С другой стороны, Юрий Михайлович, уровень жизни в принципе при развитии торговых сетей, уже прекрасно знаете, везде одинаковый, и цены примерно выравнялись, и прочее...

Юрий Савелов: Ну, в общем да.

Александр Денисов: В общем да.

Юрий Савелов: Соглашусь, но все равно Москва дороже.

Александр Денисов: По услугам, по коммунальным, естественно, разница есть, бывает колоссальная между Москвой и той же областью.

Юрий Савелов: Конечно, да, и 20 тысяч уже как бы маловато.

Александр Денисов: Да. Юрий Михайлович, спасибо большое. Юрий Савелов у нас был на связи, член президиума объединения предпринимателей «ОПОРА РОССИИ».

Наш следующий собеседник – Людмила Пронина, доктор экономических наук, профессор Института госслужбы и управления РАНХиГС. Людмила Ивановна, добрый вечер.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Александр Денисов: Людмила Ивановна?

Людмила Пронина: Да, добрый вечер.

Александр Денисов: Да, здравствуйте.

Вот сейчас с Юрием Михайловичем Савеловым из «ОПОРЫ РОССИИ» говорили про социальные выплаты. В принципе это классика жанра, еще с журфака из учебника Самуэльсона, по-моему, там прописано было, что расходы на ВПК, на оборону и социальные расходы встраиваются в экономику и становятся тоже таким драйвером. Вот у нас социальные расходы становятся драйвером для экономики, тоже встраиваются в общую систему или нет?

Людмила Пронина: Ну, конечно же, встраиваются, но, может быть, не в такой степени, как это в соответствующем учебнике вы прочитали. Дело в том, что вот социальной поддержки даже в самом начале пандемии не было. Но семьи с детьми и другие виды поддержки уже в марте после принятия федерального закона, который добавлял 65 тысяч рублей, были доходы в I квартале, были дополнительные доходы, поэтому тогда уже введены были в отношении социальной поддержки от 3 до 7 лет единовременные выплаты, то есть пошла уже поддержка и бизнесу, и семьям. Правда, всего на это была потрачена какая-то небольшая сумма.

Затем началась системная поддержка. Поддержки системной был принят первоочередной план, там было четыре раздела с таким длинным названием, в том числе по продуктам первой необходимости для населения, по социальным выплатам, и про малый бизнес, и про льготы, и про кредиты, и про остатки, и про все-все. Надо сказать, что затем уже эта еще не закончилась эпопея, она начала развиваться, был принят уже общенациональный план, это вы помните, в конце лета, куда вошли часть основных мер по социальной поддержке тоже.

Вот просто нельзя, так как я экономист-финансист, я без цифр не могу, просто так размахивать руками неинтересно. Значит, если мы говорим вообще об антикризисных мерах, то правительство вначале рассчитало, что это 6,5% ВВП, примерно 7 с лишним триллионов рублей. Первый транш был 300 миллиардов рублей в основном на социальные выплаты, которые пошли в регионы. Все равно придется несколько циферок сказать по сравнительному, скажем, анализу. Если взять США, то там было 9,5% ВВП выделено, во Франции и Германии 20%, а другие страны, такие менее мощные, менее развитые, 2–3% ВВП на поддержку, меры социальной поддержки. Значит, видите, не так уж мало у нас, у нас примерно 6,5% ВВП.

Теперь нужно сказать, что сами вот эти меры постоянно расширялись. Вначале были единовременные выплаты на детей от 3 до 7 лет, затем пошло развитие. Сейчас эти выплаты уже носят, во-первых, характер системный, а во-вторых, развивается вот эта самая адресная поддержка, о которой предыдущий докладчик говорил, коллега Александр, вы тоже, по-моему, упоминали. Без адресной поддержки ничего нельзя, нельзя даже говорить о каких-то там «вертолетных» деньгах, чтобы всем сбросить...

Александр Денисов: А вы, кстати, согласны с Юрием Михайловичем, что у нас не очень точная, не адресная поддержка? Вот он упрекал, что, мол, единовременные выплаты давали тому, у кого и бизнес будь здоров, в гору идет, а ему тоже давали, «ну что ж, возьму», и нулевой процент предприятию, кредит под 0% предприятию, у которого и так все под парами, штампует маски. Тоже считаете, что неверно рассчитали?

Людмила Пронина: Александр, вы знаете, сейчас я... Нет, это не вполне с этим можно согласиться. Дело в том, что сейчас мы с вами говорим все-таки преимущественно о социальной поддержке населения, бизнес – это несколько другая сфера, хотя, конечно, здесь это очень важно, там много специфических мер было и по льготным кредитам, и все-все, об этом предыдущий докладчик, оратор говорил.

Я все-таки хочу сказать об адресной поддержке населения, вот это очень важно. Посмотрите, регионы у нас выплачивают эти пособия, скажем, на детей от 3 до 7 лет. Вначале у нас критерий был 1 прожиточный минимум, да? В среднем в семье если один прожиточный минимум, это 12 130 рублей, он сейчас сравнялся с МРОТ, и выплачивали 50% от прожиточного минимума ребенка. У нас на каждого...

Александр Денисов: От 3 до 7 лет, да, от 3 до 7 лет.

Людмила Пронина: Да, вот, и в среднем по регионам это было 5 500. Сейчас уже увеличился тот прожиточный минимум, который считается для представления вот этих адресных выплат. Он был 1,5 прожиточных минимума, сейчас уже будет фактически 2 даже, вчера об этом говорил президент. Поэтому такого, чтобы получил бизнесмен на ребенка, такого нет. Это какие-то, знаете, может быть, схемы, даже, может быть, и мошенничество, не могу сказать, или просто чьи-то недосмотры...

Александр Денисов: Ну он имел единовременные выплаты по 10 тысяч рублей, вот это вот, вот эти деньги.

Людмила Пронина: Да, единовременные выплаты по 10 тысяч рублей, единовременные да. Сейчас мы с вами говорим о регулярной поддержке, систематической...

Александр Денисов: Регулярных, да.

Людмила Пронина: ...которая имеет важное значение.

Елена Медовникова: Людмила Ивановна, а почему мы здесь не можем опять как-то сработать на опережение? Получается, что у нас инфляция быстрее, чем помощь оказывается.

Людмила Пронина: Вы знаете как, вот я не стала бы зацикливать на этом внимание, но совершенно правильно вы подчеркнули, что нельзя без экономики что-либо делать, деньги же просто не растут и не падают с неба, поэтому все зависит от экономики. Вот смотрите, если мы даже сейчас возьмем пенсионеров, в 2021 году уже индексация будет 6,3%, выше инфляции в 2 раза, инфляция будет 3,7–4%. Поэтому брать деньги из ниоткуда просто нельзя.

Здесь хочу сказать еще про ФНБ. Меня, знаете, просто... Опять же некоторые рассуждения просто странные. ФНБ у нас рассчитан для того, чтобы покрывать дефицит Пенсионного фонда, и потом его стали тратить на инвестпроекты, использовать. Но на инвестпроекты можно тратить только ликвидную часть, которая сейчас, в общем-то, достигла 7,1% ВВП. Но идет очень большая конкуренция за эти инвестиционные проекты несмотря на то, что вот сейчас соглашение у нас по системе, по системе законодательной поощрения капиталовложений.

Тем не менее за эти средства идет всегда громадная конкуренция, раздавать их людям нельзя, ФНБ – это совершенно другое назначение. И для того чтобы бюджет, смотрите, бюджет нам сбалансировать. Как трудно бюджет формировался на 2021–2023-е гг.! Даже никакой речи не было о профиците, дефицит выше 2% каждый год будет на весь этот период, падение за 2020 год у нас ВВП 5%, это уже точно, может быть, даже 5,5%. Поэтому экономика очень важна, нужно учитывать грамотно и разумно, поэтому нельзя просто брать деньги из ничего и просто так раздавать.

Александр Денисов: На социальные расходы ФНБ, конечно, не потратишь.

Людмила Ивановна, поговорим со зрительницей и вернемся к обсуждению. Татьяна из Тульской области на связи.

Елена Медовникова: Татьяна, мы вас слушаем.

Зритель: Здравствуйте.

Елена Медовникова: Здравствуйте.

Зритель: Вы знаете, вот что мне хочется сказать? Я вот являюсь мамой ребенка с инвалидностью, и также я ухаживаю за своей мамой, которой тоже уже много лет, и по уходу вот у меня оформлены выплаты. В связи с этим этими выплатами по уходу за ребенком я лишена возможности заниматься чем-то. До того, как я эти выплаты оформляли, у меня был свой маленький бизнес, и сейчас я бы даже дистанционно, удаленно могла бы работать. Но, получая эти выплаты, без них я, конечно, не справлюсь, потому что времени у меня не хватит на полностью занятость, я лишена возможности официально работать. Я все равно работаю, вот, но неофициально, мне приходится выкручиваться, как-то что-то делать.

И для меня, мне вот не нужны эти 5 тысяч рублей, нам они не положены, у меня ребенок постарше, но я не завидую, дай бог, пусть там кто получит, мне не нужны эти деньги. Для меня хорошей поддержкой было бы, чтобы мне просто разрешили нормально работать. Я не понимаю, почему нас, родителей, которые попали в такую ситуацию, лишают права работать в буквальном смысле этого слова. Мне это непонятно. Мне кажется, что вся социальная поддержка сейчас нацелена на то, чтобы просто дать какие-то небольшие суммы просто на выживание, а для того чтобы люди жили, в этом я не вижу заинтересованности.

Александр Денисов: Татьяна, хороший вопрос, спасибо, сейчас мы Людмиле Ивановне переадресуем. Людмила Ивановна, а действительно, ведь интересный момент, увязывать пособие именно с отсутствием работы у одного из родителей. То есть если не работаешь, то получаешь, если работаешь (я правильно понял, да?), то пособие не положено.

Елена Медовникова: Это, видимо, речь идет о пособии по инвалидности.

Александр Денисов: Да-да. Людмила Ивановна?

Людмила Пронина: Да, вы знаете, здесь многоаспектный вопрос и такой же короткий многоаспектный ответ. Во-первых, вы знаете, что уровень безработицы у нас сейчас очень высокий, даже пособие по безработице повысили в последнее время, хотя вот оно было всего у нас на уровне прожиточного минимума. То есть устраивать людей, которые явно не смогут трудоустроиться, достаточно сложно, потому что это все в основном... Она же не на госслужбу пойдет или не на муниципальную службу, она пойдет работать в какую-то частную компанию, а частные компании сейчас не могут разобраться даже с работой, которая идет онлайн, или с работой фактического производства. Это очень отдельная, большая проблема.

Теперь я могу сказать вот такой... Это как бы первый аспект безработицы и роста ее. Второй аспект – это... Я вот не поняла, просто она не упомянула, Татьяна, у нее один ребенок, два ребенка или как, потому что если бы она получала, скажем, материнский капитал, который сейчас очень хорошо вырастет в 2021 году, если на первого ребенка уже с 460 с лишним до 480 тысяч, на второго с 606 тысяч рублей до 680, еще больше там... То есть вот этот материнский капитал можно было бы тратить в том числе на ребенка-инвалида, даже расширился сейчас список вот этих возможных направлений, можно домик на участке построить.

Поэтому я, честно говоря, ситуацию просто не очень как бы здесь получила информацию о ней, то есть могут быть разные варианты. Но сейчас трудно всем, а детям с инвалидностью, инвалидам с детства, есть такая категория, всегда было трудно. Поэтому работать, конечно...

Александр Денисов: Вот тут, конечно, да, нужно дорабатывать.

Людмила Ивановна, чтобы подводить итог, у нас тема «От соцподдержки ждут вторую волну». Можем мы уже сказать, что в какой-то мере вторая волна идет? Вот та же попытка стабилизировать цены – это в своем роде тоже соцподдержка, ведь навести тут порядок – это серьезная мера для населения.

Людмила Пронина: Ну, во-первых, Александр, Елена, даже никаких сомнений нет, что у нас идет вторая волна, причем я не хочу это даже обсуждать, она идет действительно. Но то, что касается метода регулирования цен, абсолютно такую регуляторную функцию включить денежную, – это абсолютно неэффективно. Потому что, во-первых, это мало принесет нам, скажем так, дополнительных доходов, во-вторых, от этого очень бизнесу легко уходить, он просто указывать, например, отдельно... цену и льготу, а все вместе в одной стоимости товара, и ничего не будет происходить. Мне кажется, не стоит, она достаточно популистская, эта мера, хотя что-то делать надо. Конечно же, урегулировать цены – это...

Александр Денисов: Ну, можно попробовать, в конце концов в Европе регулируют, в Китае тоже это делают.

Людмила Ивановна, спасибо большое за разговор. На связи была Людмила Пронина, доктор экономических наук, профессор Института госслужбы и управления РАНХиГС.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О высоком запросе на развитие адресной помощи