Отберут последнее. При каких условиях у должника могут изъять единственное жильё?

Гости
Виктор Федорук
ведущий эксперт по жилищному праву ЖКХ Общероссийского движения «За права человека»

Иван Князев: Тоже такая серьезная тема. В долги лучше не влезать, какие бы они ни были, могут отобрать квартиру. Тут вот Конституционный суд разрешил изымать единственное жилье у должников. Прецедент случился в Северной столице, в Санкт-Петербурге: одна гражданка задолжала знакомому несколько миллионов, ну когда-то было меньше, потом проценты набежали, индексация точнее. При этом у нее была большая квартира, хотя женщина признала себя банкротом.

Что в итоге? В итоге суд решил изъять и продать ее жилье. Выяснилось, что нормы Гражданского процессуального кодекса и закон о банкротстве в этом случае не противоречат Конституции. Правда, работает такая норма при наличии определенных условий. Вот каких? И может ли такой прецедент иметь последствия для других должников? Будем сейчас разбираться с экспертами, потому что здесь есть различные юридические тонкости, в которых мы самостоятельно, наверное, не сможем прояснить.

Оксана Галькевич: Да и не будем на самом деле, поэтому подключаем к разговору ведущего эксперта по жилищному праву ЖКХ Общероссийского движения «За права человека» Виктора Федорука. Здравствуйте, Виктор Никанорович.

Виктор Федорук: Добрый день.

Оксана Галькевич: Ну вот давайте тогда сразу попутно разъяснять эту тему. При наличии каких условий может так сложиться, что у человека могут забрать по суду единственное жилье?

Иван Князев: И что там чему не противоречит?

Виктор Федорук: Ну смотрите, если рассмотреть вот этот конкретный пример, гражданка заняла деньги, за эти же деньги купила себе жилье более 100 метров и не собирается возвращать долг. Но у нас есть нормы предоставления жилья на одного человека, например, для Москвы это 18 метров, в других регионах может и меньше быть. У нас есть нормы постановки на учет нуждающихся, для Москвы это 10 метров, если меньше 10, тебя поставят на очередь, для того чтобы тебе предоставить жилье. У нас нет, единственное, сегодня санитарных норм. Галина Викторовна Хованская неоднократно обращалась к главному санитарному врачу, еще к Онищенко, чтобы такая санитарная норма на одного человека была установлена, ниже которой нельзя опускаться, для того чтобы, человека если выселяют и какое-то жилье ему взамен дают. У нас есть судебная практика, например, в Москве в районе Капотни отремонтировали заброшенное общежитие и туда переселяли должников, главное, чтобы было не менее 6 метров на человека.

Итак, гражданка купила 100 метров, а если бы она в Москве попала под то время, когда были свободные площади для должников, ее могли бы переселить в эти 6 метров, и ни один суд в дальнейшем, ни апелляция, ни кассация, не могли помочь этим людям, которые за долги были переселены в такое общежитие. Так что здесь, в данном конкретном случае идет злоупотребление правом: человек апеллирует к тому, что у него одно-единственное жилье, но давай живи в жилье, где не менее 18 метров на тебя оставят после продажи твоей 100 с лишним метров квартиры и расплатятся за те долги, которые ты брала у гражданина. Она же не отрицает, что она брала, она говорит, что у нее одно-единственное жилье, всего 100 метров с чем-то на нее, и вот распространите на меня действие закона, не выселяйте меня с одного-единственного жилья.

Оксана Галькевич: Виктор Никанорович, а если там будут прописаны, я не знаю, еще сто пятнадцать родственников, каждому по метру?

Иван Князев: Дети, например.

Оксана Галькевич: Да, дети, например, старики-родители?

Виктор Федорук: Вот если бы они несли патроны или макароны, это другой вариант, в этом случае 100 метров на человеке, и одно-единственное жилье – это не совсем правильно.

Иван Князев: А еще раз, какая у нас минимальная норма жилья все-таки в стране?

Виктор Федорук: Так вот я же и говорю, что Галина Викторовна Хованская, председатель Комитета Государственной Думы по ЖКХ и жилищной реформе, обращается к главному санитарному врачу, чтобы эту санитарную норму у нас установили в России. У нас ее сегодня нет.

Иван Князев: Понятно.

Виктор Федорук: Есть подводный камень решения этой проблемы.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Москвы, давайте побеседуем с нашим зрителем, его зовут Сергей. Сергей, здравствуйте, подключайтесь к разговору, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте.

У меня, наверное, не такой... Вот ваш эксперт все правильно сказал по поводу Питера, там ситуация неоднозначная. Но отбирать жилье последнее, как бы даже через суд, – это самая-самая крайняя мера. И при этом я хочу сказать, что должны присутствовать, начиная и чиновник от защиты прав граждан, это самое, и органы опеки, и прокуратура, потому что ситуации бывают разные, почему человек не может отдать. А если все это подвести под одну статью, что не хочешь отдавать, забирать жилье и переселять в меры, которые положены по закону, – а если там есть дети? А есть там есть престарелые родители? Это очень сложный вопрос.

Оксана Галькевич: А как здесь решать этот вопрос, если вот и семья, и дети, но человек не выполняет свои обязательства, не платит, например? Долги-то можно накопить, кстати, и за ЖКХ, например, необязательно у кого-то брать деньги на покупку квартиры.

Зритель: А можно, не лишая последней квартиры...

Оксана Галькевич: Так. Как?

Зритель: ...последнего жилья...

Оксана Галькевич: Как?

Зритель: Это самое, у нас привлечь его к уголовной ответственности, исправработы ему дать, пускай работает...

Иван Князев: Отрабатывает.

Зритель: ...и выплачивает деньги.

Оксана Галькевич: Но это будет, наверное, административное все-таки, не уголовное. У нас все как-то уголовное право...

Виктор Федорук: Дайте вот мне ответить...

Зритель: Вот-вот-вот, административное, чтобы выплачивал деньги другим путем.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Сергей.

Оксана Галькевич: Да, спасибо. Но все-таки административное, не уголовное, это очень важно, очень важно.

Иван Князев: Это разные, разные вещи, конечно.

Виктор Федорук: Конституционный суд сделал оговорку, что нельзя человека оставить без жилья, ему нужно оставить достаточную норму, это оговорка такая есть. И если этому гражданину все-таки по 18 метров на одного оставят, ну это же нормальные условия. У нас многие люди живут в значительно худших условиях, а это...

Иван Князев: Это да.

Оксана Галькевич: Виктор Никанорович, а как здесь дальше будут развиваться события? Ну не конкретно в этой истории, а могут развиваться. То есть, соответственно, эта квартира должна быть выставлена на торги?

Виктор Федорук: Нет-нет, дальше государственное будет... Там если суд встал в позу, его будет трудно поправить. Сейчас Государственная Дума должна внести уточнения в Гражданский процессуальный кодекс, снять это ограничение и сделать оговорку о достаточной площади для переселяемых, и тогда этот процесс пойдет.

Оксана Галькевич: Да это понятно, Виктор Никанорович...

Иван Князев: Как вы думаете просто...

Оксана Галькевич: Я прошу прощения...

Иван Князев: Ага, да.

Оксана Галькевич: Я просто пытаюсь понять, этого человека переселят куда-то в какое-то социальное жилье, продадут ее квартиру, вычтут долг?

Виктор Федорук: В этом случае во исполнение решения Конституционного суда суд пересмотрит свое решение и вынесет решение на продажу этой квартиры с торгов. Она будет продана, и гражданке по той норме предоставления, если по 18 метров на человека оставят, подберут площадь такую или выделят деньгами, чтобы она получила...

Иван Князев: Ну, разницу, если там покроет это все.

Виктор Федорук: ...метры и все.

Иван Князев: Да, понятно.

Оксана Галькевич: Понятно, ясно.

Иван Князев: Тут вы понимаете, Виктор Никанорович, в чем вопрос? Пока в Госдуме все допишут, что нужно, просто не побегут ли сейчас приставы отбирать квартиры, считать вот эти квадратные метры, кому сколько положено, тем, кто за ЖКХ должен, еще за кредит какой-нибудь и так далее? Вот что беспокоит.

Виктор Федорук: Пристав без решения суда никуда не побежит.

Иван Князев: Ну и пойдут сейчас массово люди в суд, организации пойдут в суд, банкиры в суд пойдут и начнут просто потом у людей жилье забирать, пока депутаты там все урегулируют, пропишут. Этого не случится или случится?

Виктор Федорук: Сейчас этого не должно случиться, для этого и нужно поправить закон, чтобы у нас не было многозначности в выполнении этого закона. Должен быть один путь, как решить эту проблему.

Иван Князев: Ну да, немножко обнадежили. Будем надеяться, что депутаты побыстрее все примут.

Оксана Галькевич: Ну, долги копить на самом деле опасно, это известная история. Скажите, пожалуйста, Виктор Никанорович, а есть какой-то, так скажем, объем какого-то долга, после которого, условно говоря, уже может пойти управляющая компания в суд и так далее?

Виктор Федорук: Ну, это прописано у нас в Жилищном кодексе, мы до 10-го числа каждого месяца обязаны оплатить. Месяц мы не заплатили, нам уже пени через месяц, через два там уже повышенные пени...

Оксана Галькевич: Да.

Виктор Федорук: Так что копить не надо, все равно отдавать придется. Чем раньше мы заплатим, тем в лучших условиях мы окажемся, не будет пени, больше останется.

Оксана Галькевич: Ну понятно, может, просто есть точка отсечения какая-то, 3 месяца ждем, на 4-й уже в суд подаем.

Виктор Федорук: Так и делают управляющие компании.

Оксана Галькевич: Так и делают, ясно.

Виктор Федорук: На автомате подают, и подается это заявление не в суд, а мировому судье заявление о вынесении судебного приказа. Должника при этом не приглашают в суд.

Оксана Галькевич: Вот так вот.

Виктор Федорук: А ему только по почте...

Иван Князев: Извещение только приходит.

Виктор Федорук: ...отправят решение, называется судебный приказ.

Оксана Галькевич: А, ну вот это вообще страшное дело, там без тебя тебя лишили квартиры. Спасибо большое. Виктор Никанорович Федорук, ведущий эксперт по жилищному праву ЖКХ Общероссийского движения «За права человека», был у нас на связи.

Иван Князев: В SMS люди в основном опять же беспокоятся, что таким образом будут сейчас выбивать долги и с квартирой придется распрощаться. Ну а многие пишут, что действительно лучше не брать никаких долгов, не оставлять их себе, тогда можно будет спать спокойно. К следующей теме переходим.

Оксана Галькевич: А многие пишут, что не надо вот это вот надеяться, что сел на шею кому-то там, государству или другому человеку, свесил ножки и поехал, – нет, все, давно пора навести порядок, Челябинская область пишет.

Меняем тему.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Обсуждаем судебный прецедент в Санкт-Петербурге