• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Отец Димитрий Смирнов и политолог Валерий Коровин – о разрыве отношений РПЦ с Константинопольским патриархатом

Отец Димитрий Смирнов и политолог Валерий Коровин – о разрыве отношений РПЦ с Константинопольским патриархатом

Гости
Валерий Коровин
директор Центра геополитических экспертиз

Марина Калинина: Ну, прежде чем перейдем мы к первой теме сегодняшнего эфира, я напомню, что для проекта «Реальные цифры» на этой неделе мы считаем, хватает ли вам денег до зарплаты и если не хватает, то сколько, и на что. Пишите нам на наш смс-портал. Номер есть на ваших экранах. В пятницу подведем итоги, не забывайте указывать регион, в котором вы живете.

Александр Денисов: Ну, сейчас переходим к первой теме. Церковный раскол. Вот не думал я, что опять это словосочетание войдет в наш обход. Казалось, что оно прочно связано со средневековьем, с временами патриарха Никона, но вот опять вы его употребляем. В связи с чем? Константинопольский патриархат признал Автокефалию на Украине, снял анафему с патриарха Филарета, в связи, с чем Русская православная церковь отказалась от всех связей с Константинопольским патриархатом. Православные верующие в растерянности в стране. Потому, что раньше считалось хорошо, теперь уже не одобряется. Вот, в частности, и поездки на Афон. Вот давайте послушаем, что сказал Илларион, митрополит Волоколамский, руководитель отдела внешних церковных связей Русской православной церкви.

Марина Калинина: Ну, еще, с точки зрения РПЦ, причащение в любом храме Константинопольского патриархата теперь считается грехом. Под запрет попали храмы, где часто молились российские туристы. Это, например, церкви Стамбула, церкви на Крите и Родосе. В Русской православной церкви почти 180 миллионов прихожан, это данные Московского патриархата. В Константинопольской - более 5 миллионов. Разрыв произошел после того, как Константинопольский патриарх признал раскольнические структуры на Украине. С точки зрения РПЦ, Константинополь создает новые церкви на канонической территории Московского патриархата. Вот такая вот история.

Александр Денисов: Сегодня эту тему обсудим с политологом, Валерием Михайловичем Коровиным, директором Центра геополитических экспертиз. Валерий Михайлович, сразу вопрос, ожидали ли, что мы вынуждены будем разорвать отношения с Константинопольским патриархатом, вообще, были ли предвестники? Вот мы в 16-м году не поехали на Всеправославный Собор. Вот уже тогда можно было сказать, до чего это дойдет? И тоже из-за Украины, кстати, были тогда проблемы.

Валерий Коровин: Дело в том, что мы действуем по закону. Есть церковный закон, правила установлены канонические. И со стороны Московского патриархата, они незыблемо соблюдаются, в отличие от патриархата Константинопольского. Но вы все-таки забегаете немножко вперед. Вот вы прямо так сообщили сейчас зрителям, что Константинопольский патриархат признал автокефалию Украины. Нет, нет еще.

Александр Денисов: Но на пути к этому. Фактически.

Валерий Коровин: Речь идет только о том, что продолжаются усилии по признанию Автокефалии.

Александр Денисов: Ну, сняли анафему с Филарета. Это уже…

Валерий Коровин: Тоже вопрос спорный, потому, что нет, слово «Анафема» не звучит в принятом Синодом Константинопольского патриархата решении. А сняли запреты.

Марина Калинина: Тогда давайте разберемся, что сейчас, на сегодняшний момент происходит.

Валерий Коровин: Некоторые запреты, которые были наложены на Филарета, Денисенко, они были сняты, запреты. И, по сути, он разжалован в монахи этим решением. В обычные монахи и если вот так вот буквально, до буквы следовать, исследовать это принятое решение. Что касается анафемы, то Константинопольский патриархат не может ее снять, потому, что она, анафема, наложена Московским патриархатом. Другое дело, что Денисенко мог не обращать внимания на это, продолжать служить, как патриарх Киевский.

Александр Денисов: Считать себя патриархом.

Валерий Коровин: Считать себя патриархом и анафему Московского патриархата игнорировать, но он нет же, он признал, ее, по сути, эту анафему, и попросил Константинополь снять ее, что Константинополь не сделал. Но, тем не менее, этим обращением Денисенко признал, что анафема есть. То есть, он ее просто подтвердил лишний раз. Снять ее невозможно, ну, это все равно, что я наложу на вас проклятье, а вот вы, например, снимете.

Александр Денисов: Но Константинополь считает его патриархом? Они как к нему относятся? Как к монаху, или все-таки человеку, имеющему высокий духовный сан?

Валерий Коровин: Они его сделали монахом своим решением, и, по сути, то, что, те решения, которые принял Синод Константинопольского патриархата, направлены на рейдерский захват Киевской патриархии. Нынешний патриарх Филарет там не фигурирует у них в качестве будущего патриарха. У них свои виды на Украину, то есть, по сути, Константинополь занимается тем, чем и везде, чем до этого там, в Финляндии и Прибалтике.

Александр Денисов: Какие же у них виды на Украину?

Валерий Коровин: Он захватывает каноническую территорию, Русской православной церкви, Московского патриархата в свою пользу. Пользуясь вот таким как бы неудержимым таким, остервенелым, бесовским стремлением Киевского патриархата и украинских властей, что самое главное, которые оплатили всю эту процедуру, о чем как бы есть сведения, вот к автокефалии. Константинопольский патриархат, по сути, эту слабость украинских властей нынешних использует в своих интересах, ему нет тоже дела до Украины и православных Украины, как до них нет дела и заокеанским кураторам Константинопольского патриархата.

Александр Денисов: Сразу давайте расставим точки, зачем это Украине автокефалия? Какие у них свои интересы? Ну, в частности, у Петра Порошенко? Что он там, очки набирает? И какие цели у Константинополя? Ну, понятно, вы уже объяснили, что они хотят захватить территорию, что это рейдерский захват, а Украина?

Марина Калинина: Вообще, очень странно слышать, что рейдерский захват связан с верующими, с церковью и так далее. То есть…

Валерий Коровин: А вот верх цинизма просто, прагматизма. И этот цинизм проявлен сегодня на Украине на всех уровнях. Потому, что Порошенко, вот о чем вы спрашиваете, он стремится укрепить собственную власть. То есть, он на самом деле стремится зафиксировать Украину, как отдельный сегмент от России. Главная его цель, опять же и задача тех кураторов, которые стоят за Порошенко, а это тот же самый центр, вот просто, что и у Константинопольского патриарха, те же самые силы.

Александр Денисов: Какой центр?

Валерий Коровин: Запад цивилизационный если укрупнено его обозначать. Соединенные Штаты Америки, как такой стратегический реализатор этого процесса, и ЦРУ, как непосредственный исполнитель. То есть, сейчас конечно уже вполне мы можем без всякой там излишней дипломатии называть вещи своими именами. За процессом автокефалии стоит ЦРУ, оно реализует это технически. Стратеги американские эти решения принимают, а глобальный Запад пытается оторвать Украину от большой России, то есть, от российской цивилизации, неотъемлемой частью которой она является. И Порошенко в данном случае пытается укрепить собственную власть, зафиксировав эту автономию. Для того, чтобы подчеркнуть, что Украина – это не Россия, нужно было создать собственный язык, и его создали и сейчас…

Александр Денисов: Вычеркнуть русский.

Валерий Коровин: Досоздают. Нужно было переписать историю, это происходит сейчас, и нужно создать собственную церковь. Это выводит и Украину окончательно из общего цивилизационного пространства, духовного пространства. То есть, церковь является связующей такой некоей матрицей, основой для всего большого пространства православного мира. То есть, Порошенко получает в данном случае более сформированный такой субъект государственный, ориентированный, переориентированный, развернутый к Западу от России, и считает, что это придаст ему очки в укреплении собственной власти. В его ситуации это крайне важно, потому, что рейтинг его там гравирует между 4-мя и 6-ю процентами.

Марина Калинина: Но смотрите, Петр Порошенко еще в августе заявлял, что вопрос вот этот о предоставлении автокефалии Украинской православной церкви выходит далеко за пределы сферы религии. Вот, что он сказал дословно – «Он из того же ряда, что укрепление армии, защита языка, борьба за членство в ЕС и НАТО. Это еще один стратегический ориентир на нашем историческом пути, весомая составляющая нашей независимости». Ну, вот о чем вы говорили. Как далеко вообще это все может пойти, ведь для простых людей, вот они нам пишут сейчас на смс-портал, что в принципе, они не очень разбираются во всех этих тонкостях.

Александр Денисов: Люди растеряны.

Марина Калинина: Да, и не понимают, что происходит, и как церковь может быть связана с такой большой политикой, как вы говорили, с ЦРУ там, с членством в ЕС и НАТО. Им нужно приходить в храм и вот они не видят для себя, что дальше, ну вот не могут понять.

Валерий Коровин: Да, украинские массы используются втемную, как расходный материал большой геополитической игры, которая заключается в отрыве Украины от российского, русского цивилизационного пространства, от пространства русского мира.

Александр Денисов: От православной семьи.

Валерий Коровин: Да, от православной семьи, от русского мира, который запрещен на Украине, от русского языка, общей культуры, общей истории и переориентации Украины на Запад. То есть, интеграцию ее в западное цивилизационное пространство. Так видит эту задачу Порошенко, который на месте исполняет волю своего заокеанского хозяина более крупного, Соединенных Штатов Америки, которые пытаются тем самым, продолжают геополитическое наступление на Россию. То есть, речь идет о цивилизационном противостоянии России и Запада, которое продолжается в течение тысячи лет. А Украина здесь просто для Запада плацдарм, для Порошенко - средство наживы, для американцев это такой как бы расходный материал в большой игре. То есть это люди, о которых вы говорите, в том числе православные верующие Украины - это вообще ничто. То есть, они вменяются в ничто, со стороны тех, кто стоит за этой большой игрой. И надо понимать обычным прихожанам Украинской православной церкви, что в случае автокефалии и неизбежного за этим силового захвата храмов и монастырей Украинской православной церкви, последует переход их в еретическое движение, в еретичество.

Александр Денисов: То есть, мы уже можем так это сформулировать? Еретическое?

Валерий Коровин: Да, абсолютно.

Александр Денисов: Почему?

Валерий Коровин: Чистая ересь. Ну, потому, что Киевский патриархат не является церковью. Он не признан канонически, раз. И он находится под анафематствованием Московского патриархата, неотъемлемой частью которого является вся каноническая территория Украины. То есть, признав Киевский патриархат, Константинопольский патриархат признает еретическое вот это явление, ересь. А переходя в него люди, переходят в еретическую церковь. То есть, они не спасаются при этом.

Александр Денисов: Валерий Михайлович прерву Вас на секундочку.

Марина Калинина: Давайте присоединим к нашему разговору еще одного человека.

Александр Денисов: Протоирей отец Димитрий Смирнов, давайте пообщаемся. Отец Димитрий, слышите нас?

Димитрий Смирнов: Да, прекрасно.

Александр Денисов: Да, добрый день! Вот мы уже обсуждаем эту тему. Уже появились сообщения, что вот не стоит ездить в Грецию, потому не стоит совместные молитвы проводить, в храмах, которые относятся к Константинопольскому патриархату, что это считается грехом. Действительно ли это уже грех, как людям определить, где молиться, где не молиться, куда ездить вот посоветуйте, разъясните. Потому, что все в растерянности.

Димитрий Смирнов: Зайдя в храм, нужно спросить, какому епископу эта церковь принадлежит. Если это Константинопольский патриархат, там не надо причащаться и исповедоваться. А если

Марина Калинина: Скажите, а если человек, например, не знает, что это нужно спрашивать, просто пришел в церковь причаститься, помолиться, поставить свечу, насколько, вот что ему для этого…

Димитрий Смирнов: А для этого у нас существует ОТР, которая должна оповещать своих прихожан.

Александр Денисов: Ну, совершенно справедливо, мы уже разъяснили. Вот раньше Афон был местом паломничества, особенно туда любила ездить российская элита. Там бизнес, политическая элита. И это считалось правильным. Вот сейчас уже туда не рекомендуют ездить? На Афон?

Димитрий Смирнов: Нет, ездить можно, но причащаться в рамах святой горы Афон до тех пор, пока каким-то образом не разрешится эта проблема нельзя, потому, что церковная дисциплина это не допускает.

Марина Калинина: Но это грех? Вот для простого человека это – грех?

Димитрий Смирнов: Ну конечно. Простой он, или очень искусный.

Марина Калинина: А как вы дальше видите развитие этой ситуации?

Александр Денисов: Вы говорите, пока не разрешится, да?

Марина Калинина: С надеждой, что это все-таки, что эта история, она как то в другую сторону повернется?

Димитрий Смирнов: Дело в том, что все, все расколы они всегда организовываются внешними силами. Как вот то, что происходит на Украине. И у нас на Руси вот в начале XX века был тоже раскол и новоцерковники появились, кстати, Стамбульский патриарх их поддерживал, и уже тогда себя проявил. Вот. Поэтому это обычная их политика, которая основана на мечтах, а уж никак не на канонах, ни на реальной ситуации.

Александр Денисов: А почему на мечтах?

Димитрий Смирнов: Ну, потому, что эти все высказанные ими соображения по поводу их прав, Константинопольского патриархата, но они совершенно ничтожны. Это просто есть документы, есть историческая практика, есть много столетняя традиция, и вдруг там, они даже, ну, абсолютно несамостоятельны.

Александр Денисов: Отец Димитрий, такой вопрос.

Димитрий Смирнов: Да?

Александр Денисов: Разрыв с Константинопольским патриархатом как восприняли? Как трагедию или, ну, он вообще нам не нужен этот Константинопольский патриархат, ну разорвали и ладно? Как относитесь к этому?

Димитрий Смирнов: Я – абсолютно спокойно. Я даже считаю, что разорвать нужно было еще раньше, когда Стамбульский патриарх влез в нашу Эстонию и создал параллельную церковь. Вопреки всем канонам.

Александр Денисов: Это в начале 2000-, если я не путаю, да?

Димитрий Смирнов: Ну да, совершенно верно.

Александр Денисов: Скажите, а наши верующие в растерянности? Вот как им теперь жить, как разбираться в этих хитросплетениях политических, религиозных?

Димитрий Смирнов: Ну как? Нужно повышать свое церковное образование, которое именуется воцерковление. А так всегда ведь, темный человек всегда может куда-то забрести. То в какую-то секту, то в какую-то ересь, то в какую-то группу, которые сами себя объявили кем-то, а на самом деле являются просто жуликами.

Марина Калинина: Скажите, пожалуйста, отец Димитрий, вот если человек, например, не крещеный. У него не возникнет сомнений, вообще надо ли мне приходить в церковь, если и там творится такое, что творится в обычной мирской жизни, и как вот со всем этим дальше?

Димитрий Смирнов: Да никак. Нужно, опять же, если человеку хочется познать истину, он ее познает, господь, тут, понимаете, вот эти все деятельности, Порошенко и очень ему подобные, и Стамбульский патриарх, они очень далеки от главного фактора, который вообще управляет церковью. Это фактор господа бога. Они в своих хитросплетениях смешны. Они его, бога, совершенно не учитывают. Они думают, они сейчас чего-то схитрят, и все получится, как они хотят. Да никогда этого не будет, это невозможно. Врата ада церковь не одолеют. Вот из какой парадигмы надо исходить. А это действительно все смешные мечты. Неграмотных людей.

Александр Денисов: Скажите, ну вот с нашим…

Димитрий Смирнов: Потом, никакой опасности нету, но ситуация усложняется. Конечно, для людей, в смысле церковного образования темных, существует теперь некая проблема. И каждый из них будет обращаться к священнику своей церкви, чтоб сказали ему, вот я не разбираюсь, а вот вы мне подскажите, можно вот это или нельзя. Это правильно или не правильно?

Александр Денисов: А уже задают такие вопросы? Вот вам задавали, вы уже, приходилось отвечать верующим?

Димитрий Смирнов: Ну, я только сегодня 6-е интервью даю. Так что я думаю, меня несколько сот тысяч слышали.

Марина Калинина: Но вам еще, видимо, разъяснять и разъяснять. Спасибо вам большое.

Димитрий Смирнов: Да, но это наше, наша такая служба.

Марина Калинина: Спасибо!

Димитрий Смирнов: Вот для этого, собственно, и груздем назвались!

Александр Денисов: Ну что же, спасибо большое, отец Димитрий.

Марина Калинина: Димитрий Смирнов, протоиерей. Ну, я смотрю, вы так активно кивали, соглашаясь с тем, что сейчас было сказано.

Александр Денисов: Тоже про манипулятора, про теневого кукловода речь шла.

Валерий Коровин: Да.

Александр Денисов: Что они не сами принимают решения, а управляемые люди.

Валерий Коровин: Да. И это не относится ни к спасению, не имеет отношения, к богу не имеет отношения, к православию.

Александр Денисов: К вере.

Валерий Коровин: К вере, да. Это чистая такая вот, дельцы, которые прикрываются сферой религии для оптяпывания своих темных делишек. Американцы, Запад на более высоком уровне, а там помельче такие барыги типа Порошенко, на своем мелком уровне. Представляя, думая уже о каких-то рейдерских захватах, там об увеличении прибыли, там, дохода. То есть, это все за рамками спасения и за рамками церкви, как таковой. И совершенно верно отец Димитрий подметил, что творится сегодня беззаконие со стороны Константинопольского патриархата, потому, что Киевская метрополия была передана под юрисдикцию Московской патриархии в 1686-м году, сами Константинополем и это неотменимо, то есть, это невозможно откатить назад, тем более, спустя 300 лет. Даже спустя 30 лет уже каноническая территория не может быть изменена. На ней сформировалось и выросло целое поколение людей, то есть, это уже невозможно. Спустя 300 лет об этом просто смешно говорить. И Константинопольский патриархат является вселенским только номинально, просто вот по имени. Его деяния нынешние можно сравнить там с деяниями, например, императора Наполеона, сидящего на острове святой Елены, продолжающим мнить себя повелителем всей Европы.

Александр Денисов: Там же у них в Стамбуле клочок какой-то земли?

Валерий Коровин: Фанар, да. Это такой микрорайон, часть Стамбула. Причем эти все, иерархия Константинопольского патриархата находится на содержании государства турецкого, они получат зарплаты, это по закону турецкому. Полностью зависят от турецких властей. В этом был смысл собственно, упразднения политической власти в момент падения Константинополя, 1543 год, то есть, агаряне, которые взяли Константинополь, она оставили власть духовную, то есть, оставили патриарха, но устранили власть политическую, то есть, императора. Чем нарушили симфонию властей, что являлось на тот момент необходимым и является условием существования катехона, «удерживающего». Поэтому Рим из Константинополя переместился в Москву, которая стала третьим Римом по праву чести. И Константинопольский патриарх, он является первым по чести, но не по власти. Он не имеет власти никакой, вообще над другими поместными церквями. Потому, что православная церковь существует на принципе соборности. Все такие вопросы решают соборно. Решаются.

Александр Денисов: Почему в этот раз они так не решались, интересно?

Валерий Коровин: А потому, что Константинопольский патриарх, Варфоломей, уверовал в то, что ему сообщают на Западе, ты, они говорят ему, восточный Папа. Вот как Папа решает единолично все вопросы, касающиеся западной церкви, вот так и ты. Ты же вселенский патриарх.

Александр Денисов: Ну, вот и давай!

Валерий Коровин: Вот и командуй всей вселенной!

Александр Денисов: Звонок у нас. Алексей из Краснодара.

Марина Калинина: Давайте узнаем, что думает по этому поводу наш зритель.

Александр Денисов: Да.

Марина Калинина: Здравствуйте!

Зритель: Здравствуйте!

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Зритель: Я вот смотрю очень много, да, вот эти всяких передач, там, в частности, по вашему каналу. Я не могу, человек я верующий, да, но не религиозный. Для меня, например, понятие религии и понятие веры ни как слова очень разные. Соответственно, они имеют разный смысл, да? У многих философов это звучит по-разному. Что такое вера? Вера – это состояние души человека. А вот религия – это средство управления массами. И вот на сегодняшний день раскол вот этой вот церкви, там кто-то кому-то чего-то неправильно дал. Кто-то где-то что-то прижал. Вот честно сказать, знаете, создается со стороны впечатление раздележки вот какого-то имущества, и деление каких-то кошельков, сфер влияния. Никто, ни с одной стороны, ни с другой стороны о вере, конкретной вере человеческой, никто ничего просто не говорит. То есть, только что-то делят, да? Вот и создается впечатление, а чем мы тогда отличаемся от тех же самых американцев?

Александр Денисов: Ну, мы как раз об этом только что и говорили.

Марина Калинина: Да, спасибо большое.

Александр Денисов: О рейдерском захвате, да. Имущества русской православной церкви на Украине.

Марина Калинина: Спасибо, да.

Александр Денисов: Вот о кошельке. А действительно, куш то большой? Вот ради чего Константинопольскому патриархату нужно варить эту кашу? Вот что там, в итоге они получат?

Валерий Коровин: Дело в том, что да, они тем самым захватывая каноническую территорию, принадлежащую сейчас Московскому патриархату, они тем самым исходят из того, что они увеличат количество прихожан. Под себя заберут храмы и монастыри,

Марина Калинина: Больше 12 тысяч храмов там расположено, 200 монастырей.

Валерий Коровин: Они уже объявили ставропигию, то есть, то есть как бы прямое, непосредственное управление Константинопольским патриархом храмами и монастырями. Ну, пока что принадлежащими Киевскому патриархату, но дальше же процесс отжима как бы будет происходить более интенсивно, потому, что…

Марина Калинина: А насколько это вообще возможно?

Валерий Коровин: С цепи сорвутся националисты, вот эти представители там карательных батальонов.

Александр Денисов: То есть, вот эти сцены мы еще увидим.

Валерий Коровин: Ну конечно. Они воспринимают, во-первых, они воспринимают, они уже это понимают, как…

Александр Денисов: Команду.

Валерий Коровин: Уже автокефалию. Все, то есть для них, даже речь об автокефалии уже означает, что у них уже есть автокефалия, раз. И они понимают это как то, что им вселенский патриарх узаконил изгнание московских попов. Это два. Ну, это как бы люди, которые, во-первых, очень примитивно мыслят, во-вторых, жаждут крови. Поэтому это уже сейчас откроет ящик Пандоры и запустит процесс силового захвата храмов и монастырей. Но, так как Константинопольский патриархат захватывает Украину в свою пользу, то и Константинопольский патриарх является теперь управляющим, таким наместником всех монастырей, и приходов, и в том числе и будущих, то он, естественно, рассчитывает на некую прибыль. То есть, он мыслит как коммерсант. Увеличивается сеть, увеличивается масштаб поборов для него, соответственно, прибыли, его благосостояние будет расти.

Марина Калинина: То есть, кто-то при этом делении все равно останется в пролете, кто сейчас делает…

Валерий Коровин: В главном пролете останутся простые православные верующие. Прихожане украинских храмов, которые, первое, не стяжают спасения, потому, что окажутся в еретической секте по сути, которая не имеет отношения к православию. Второе, они будут побиваемы националистами, которые будут их изгонять. Третье, они будут, не приблизятся к истине и к спасению. То есть они будут все более и более запуганы и загнаны в своих заблуждениях, страхах, недопониманиях. Вот как звонящий сейчас из Краснодара человек, но только уже находясь на передовой. То есть, люди и так слабо понимающие, чем отличается вера от религии. Верить можно, не знаю, в летающего макаронного монстра, как видимо, человек из Краснодара. А религия - это институт спасения. Церковь - это тот институт, созданный богом на земле. Через который человек спасается, то есть, стяжает царство небесное, царство божие. А верить можно во что угодно. В доллар. Там пастор Доллар призывает верить в доллар, там, американский. Можно верить там в других богов. Пантеон богов. Вера сама по себе это только правильный посыл, первый шаг, полшага в нужном направлении. Направлении постижения истины и, в конечном итоге, спасения. Спастись моно только в церкви. А верить можно во что угодно. Вот нынешние украинские прихожане, они, конечно, в самом плачевном находятся состоянии и это – пострадавшая сторона.

Александр Денисов: У нас звонок. Как раз Вера и дозвонилась.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок. Из Приморского края, Вера, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте. Здравствуйте дорогая, любимая передача! Вот слушаю сейчас, и просто сердце кровью обливается. Вот во всей этой бесконечной дележке мы и так уже с родными братьями, с украинцами переругались. Сейчас еще и церковь делят. Ну, это же, где тут бог? Вот хочется услышать. Бога вообще нет, только один дележ. Раньше был Афон, святое место. Все, сейчас, значит до какого-то времени туда нельзя. Но если что-то по-другому, то можно будет. Ну, это же одно с другим не вяжется. Почему вот это вот? А может, нашей церкви пойти на смирение? Раз там они такие вот плохие, делят, у них жажда наживы, а наша церковь, почему тоже в этом участвует? Это же некрасиво смотрится со стороны. А может нашей пойти на смирение, и это будет гораздо лучше?

Марина Калинина: Спасибо, Вера, мы поняли.

Александр Денисов: Спасибо. Но наша церковь не пытается захватить чужую территорию.

Валерий Коровин: Да, это, конечно, выглядит не гламурно, может быть. Но, тем не менее, церковь стоит на стороне истины. И если истина попираема, если она гонима, то церковь выходит в катакомбы.

Александр Денисов: Не должна промолчать, конечно.

Валерий Коровин: Мы помним в истории церкви и катакомбный период, когда христиан сжигали, колесовали, резали, притесняли и гнали, и, тем не менее, они стояли на стороне истины. Ну, представьте перед мучениями. Земными страданиями еще проще сказать, но это так не гламурно, не красиво.

Александр Денисов: А был ли вообще выбор? Вот, как спрашивает Вера, что мол, смириться и сказать, ну ладно, раз уж вы забираете.

Валерий Коровин: Смириться, сказать, ну ладно, дьявол наступает. Пускай.

Марина Калинина: Подставить другую щеку.

Валерий Коровин: Ну что поделаешь! Главное, чтобы красиво все было.

Марина Калинина: У нас есть еще один звонок. Из Чеченской республики Усман нам дозвонился, здравствуйте Усман.

Зритель: Здрасьте! Можно задать вопрос?

Марина Калинина: Давайте!

Зритель: Я Усман, живу в Чеченской республике. Я мусульманин. Ну, мусульмане живут же в каждом государстве. У них свое начальство, свое руководство. И каждое отдельно. И никакого страшного в этом нету. Ну, пусть Украина со своим христианством, со своим руководством, отдельно живут, молятся в храмах. От этого, что нам будет? Хуже не будет. Было бы, вместе было б хорошо, но раз не хотят, ну пускай отдельно живут. В мусульманстве в каждом государстве свои муфтияты, они друг другу не подчиняются, и живут, молятся и нормально.

Александр Денисов: Усман, ну я не соглашусь. Возьмем суннитов и шиитов.

Марина Калинина: Спасибо!

Александр Денисов: Они же совершенно не живут мирно. Сунниты и шииты представители, которые друг с другом не уживаются, насколько я понимаю.

Продолжение следует.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты