Галина Кожевникова: Отказ от прививок – это невежество и глупость

Галина Кожевникова: Отказ от прививок – это невежество и глупость
Высшее образование – 2020. Закон об удалёнке. Вакцина: когда и кому? Надбавка к пенсии. На нефти не проживём? Россиян потянуло на дачи
Бесплатное высшее образование
Куда возьмут работать после школы? Сюжет из Саратова
Леонид Григорьев: Кризис-2020 много тяжелее всех предыдущих, но после него легче восстанавливаться
Когда начнётся массовое производство вакцины от коронавируса?
Удалёнка: всё по закону
Эксперты заявляют об успешном неофициальном испытании вакцины от коронавируса
Конец нефтяной эпохи близок?
Куда после школы?
Компенсация расходов сотрудникам на удалёнке
Гости
Галина Кожевникова
заведующая кафедрой инфекционных болезней РУДН

Ольга Арсланова: В России дети стали чаще болеть корью. По данным Роспотребнадзора, за первые шесть месяцев зарегистрировано 127 случаев заболевания. Набольшее число случаев, если говорить о региональной специфике, в Дагестане и Московской области. Сообщалось также, что в Дагестане участились случаи эпидемического паротита (свинки) из-за отказа от прививок. В пресс-службе Минздрава республики отмечали, что непривитые болеют тяжело, с опасными осложнениями, и предупредили, что те, кто не прошел вакцинацию, не будет принят в детский сад, школу и вузы.

Петр Кузнецов: "А что на Западе? - спросите вы. – Наверняка у них там все хорошо". Нет. В этом году много случаев заболевания в Европе в том числе. Несколько тысяч человек уже заболели корью, 35 человек умерли от нее. Основные вспышки заболевания были в Германии, Италии, Польше, Румынии, Франции, Швейцарии и на Украине. Специалисты предполагают, что распространение кори стало возможным из-за снижения числа привитого населения.

Ольга Арсланова: В нашей стране, я напомню, вакцинация от кори входит в национальный календарь прививок. Первая прививка проводится годовалому ребенку, вторая – в 6 лет делается ребенку в нашей стране. Поговорим о прививках, о том, как у нас в стране (да и в мире тоже) к ним относятся, с нашей гостьей Галиной Кожевниковой, заведующей кафедрой инфекционных болезней Российского университета дружбы народов. Здравствуйте, Галина Михайловна.

Петр Кузнецов: Добрый вечер.

Галина Кожевникова: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Первый вопрос: есть ли проблемы сейчас с наличием вакцины, потому что, может быть, кто-то подумает, что их не завезли и детям не смогли сделать.

Галина Кожевникова: Нет, с наличием вакцин никаких проблем нет. То, что касается календаря прививок – это закон. Поэтому исполняется он все время без каких-либо проблем. Тем более, что если мы говорим о кори, то существуют, у нас сейчас применяются 4 вакцины. Две из них российские и две – иностранные.

Ольга Арсланова: И родители могут выбрать, например, иностранную, если нашу… бесплатно.

Галина Кожевникова: Да. То, что входит в календарь прививок – это бесплатная вакцинация.

Ольга Арсланова: Правильно ли мы понимаем, что все случаи, о которых мы сейчас говорили, и, можно сказать, серьезные вспышки даже в двух регионах – это последствие выбора родителей. Выбор не делать прививки.

Галина Кожевникова: Да. Потому что корь возникает у человека, если он не вакцинирован. Потому что вакцины очень хорошие. Уже более 50 лет применяют эти вакцины, различные варианты. Эффективность составляет 98%. И говорить о том, что что-то случилось с вакцинами или какие-то проблемы возникли в органах здравоохранения – это неправильно.

У нас сейчас немножко такой вольный подход к вакцинации. То есть вплоть до того, что с мамой говорят: а вы будете вакцинировать ребенка или не будете?

Ольга Арсланова: Это в поликлинике ее спрашивают – сделайте выбор.

Галина Кожевникова: Да. И дальше уже все зависит от того, насколько мама понимает ситуацию. И это совершенно неправильно. Потому что вакцинация – это закон. То, что входит в календарь прививок – это закон. И его надо выполнять.

Ольга Арсланова: И так было в советское время, когда были вакцинированы практически 100% детей.

Галина Кожевникова: 100% не получается, потому что там есть какие-то отводы. Но есть дети, болеющие какими-то заболеваниям, при которых… Но это где-то процента два от всего…

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, если сейчас мы говорим о довольно заметной вспышке, эти люди должны были от кого-то заразиться, соответственно, процент этих людей без прививок уже значителен. Мы можем какие-то цифры примерно хотя бы сейчас назвать?

Галина Кожевникова: Ситуация такая сложилась не очень хорошая. Где-то, наверное, 2010-2011 год. Но должно же накопиться количество людей, которые не вакцинированы. Потом мы должны встретиться с источником инфекции, с больным. А дальше уже по цепочке идет. То есть чем больше процент невакцинированных, тем больше случаев. Вот 2011-2012 год, когда в Европе 35000 случаев было зарегистрировано, у нас было, если не ошибаюсь, 630 документированных, доказанных, подтвержденных случаев. Конечно, это немного. Но если учесть, что до этого где-то года за 3-4 это вообще были единичные, то есть на всю Россию было 5-9 случаев кори, то это говорит о том, что такая общая тенденция, к сожалению, прослеживается.

Петр Кузнецов: Сообщения наших телезрителей: "Мне сделали прививку в 4.5 месяца, после которой я заболел эпилепсией. Мне дали группу. Теперь мне нельзя делать никаких прививок, даже от клещей", - это сообщение из Ярославской области.

Ульяновская область: "Чтобы люди делали прививки, нужно говорить об этом не реже, чем об исцелении мощами".

И Нижегородская область: "Отказ от прививок – это от полнейшей медицинской безграмотности родителей". Нижегородская область: "Мамы боятся наших вакцин".

Я так понимаю, что научно не доказана, что та или иная болезнь – это следствие прививки и вакцины.

Ольга Арсланова: То есть какие-то научные доказательства опасности.

Галина Кожевникова: Что касается вакцинации, привили в 4.5 месяца – это точно была не корь, потому что от кори прививают в 12 месяцев. То есть это была какая-то вакцинация.

Петр Кузнецов: Если человек перепутал, ему все равно ее не сделают, потому что по календарю прививок это положено сделать спустя 3 года. То есть здесь ошибок не могло быть?

Галина Кожевникова: Да. Календарь прививок очень строго соблюдается. Не зря там прописано… В роддоме одни вакцины, в месяц – другие, в три месяца – третьи. То есть это все научно доказано, обосновано.

Ольга Арсланова: Родители, которые отказываются от прививок, вероятно, руководствуются какими-то страхами. И они читали, видели результаты неких исследований об опасности прививок.

Петр Кузнецов: Я даже слышал, что считают, что средства гигиены сейчас настолько доступны и настолько разнообразны, высокотехнологичны, что даже этого достаточно.

Галина Кожевникова: При коре средства гигиены… Механизм передачи – воздушно-капельный. То есть мимо прошел человек, покашлял, почихал – и все, возможно заражение. Мне очень понравилось замечание о том, что о вакцинации нужно говорить немножко чаще, чем о всяких воздействиях или космоса, или…

Петр Кузнецов: Немедицинских.

Галина Кожевникова: Да. Потому что это очень серьезный вопрос. Но проблема отказа вакцин – она же не российская. Существуют очень мощные движения…

Петр Кузнецов: Вот в Италии, например, сейчас целые демонстрации.

Галина Кожевникова: Да, против вакцинации. В Соединенных Штатах. Там огромное количество юристов и даже медицинских работников, которые пропагандируют отказ от вакцин. То есть существует определенные группы людей, которые говорят о вреде вакцин. К сожалению, они иногда бывают более активны, даже более где-то агрессивны. У них доступ и к средствам массовой информации. По разным причинам может быть. И, соответственно, информация идет. И надо же учитывать еще психологию человека. Когда вы что-то читаете или смотрите, вы смотрите три точки зрения. Вы все равно выбираете ту, которая вас больше устраивает. Или в силу ваших знаний, или в силу очень аргументированного высказывания. И поэтому складывается впечатление у некоторых людей, что от вакцин вреда больше, чем пользы.

Ольга Арсланова: Но этот вред научно хоть как-то доказан?

Галина Кожевникова: То, что бывают осложнения после вакцинации. Никто это не отменял, и они есть. Они очень четко прописаны. И понятно, когда они возникают. Чаще всего прививку делают ребенку, когда он болен.

Петр Кузнецов: Например, высокая температура.

Галина Кожевникова: Высокая температура. Проводится вакцинация – соответственно, мы получаем не положительный эффект, а отрицательный. То есть это самое частое. Второе – может быть, ребенок плохо обследован, и у него какое-то заболевание, которое не диагностировано. Скажем, особенности центральной нервной системы. Потом, как проходила беременность, какой родился ребенок. Иногда идет недоучет, и мы имеем осложнения от вакцины. Но любой случай, что касается Советского Союза и России, рассматривается, почему это произошло.

Петр Кузнецов: Кто несет ответственность? Потому что как проходит беременность – это наблюдает женская консультация. В поликлинике наблюдают уже за самим ребенком. А кто несет ответственность, если после вакцины пошла не та реакция?

Галина Кожевникова: Все равно ответственность несет врач-педиатр, который назначает вакцинацию. То есть он должен всегда взвешивать.

Ольга Арсланова: Правильно ли мы понимаем, что те случаи, о которых вы говорите, возможные побочные эффекты, они хорошо известны, задокументированы и возникают достаточно редко.

Галина Кожевникова: Да редко. Вообще это единичные случаи. Во всяком случае, в России за последние 3-5 лет доказанных документированных случаев, связанных с вакцинацией – это буквально единичные. Просто об этом одном случае рассказывают так, как будто это случилась катастрофа. А о том, что не заболели сотни тысяч детей, об этом как-то…

Ольга Арсланова: Но есть какие-то примеры, когда болезнь была побеждена полностью благодаря вакцинации или на протяжении долгих лет никто не умирал благодаря вакцинам?

Галина Кожевникова: Натуральная оспа. С 1972 года ни одного случае в мире натуральной оспы не зарегистрировано. И даже лежит нобелевская премия, если вдруг какой-то врач обнаружит случай натуральной оспы.

Полиомиелит. Говорили о том, что в 2010 году удастся ликвидировать полиомиелит. Но пока не получается. Но 90% стран получили сертификат свободных от полиомиелита. Это заболевание практически ликвидировано.

Что касается дифтерии, уже много десятилетий тоже в 80% стран это заболевание не регистрируется.

Ольга Арсланова: Со столбняком, наверное, примерно то же самое.

Галина Кожевникова: Со столбняком немножко есть особенности иммунитета. Но если все проводить правильно, то есть когда есть какой-то риск и провести вакцинацию… Но у нас столбняк – не проблема. А в Африке это остается проблемой.

Петр Кузнецов: Можно ли доверять вакцинам, предлагаемым в поликлиниках, то есть бесплатным?

Галина Кожевникова: Да. Потому что, кстати, те вакцины идут…

Петр Кузнецов: При этом есть аналоги, если мамы очень беспокоятся, то можно это выбрать.

Галина Кожевникова: Если она хочет, то она может выбрать сейчас.

Петр Кузнецов: Какой-нибудь дорогостоящий вариант.

Галина Кожевникова: Да, сейчас предоставляется право. Кстати, те вакцины, которые идут в медицинские учреждения, то есть то, что гарантирует государство, они очень хорошо проверяются. Кстати, все вакцинные препараты, которые у нас есть на нашей территории, достаточно жесткий идет контроль. И вот так, что вакцина малоизвестная… Потом, она же все время проходит контроль, постоянно, регулярно.

Петр Кузнецов: Мы можем объяснить доступным языком нашей аудитории, что такое живые и что такое неживые вакцины.

Галина Кожевникова: Можно. Живые вакцины – это берется возбудитель… Вот, кстати, что касается кори…

Петр Кузнецов: В календарь входят и те, и те?

Галина Кожевникова: Тут зависит от того, какая болезнь. От некоторых болезней применяется живая вакцина. Например, корь, паротит, краснуха – живые ослабленные. То есть это вирус, который проходит, в частности, на эмбрионах куриц и перепела. Разные технологии. Он ослабляется, но сохраняет те свойства, которые необходимы, чтобы выработался иммунитет. Основная задача. Это живая инактивированная вакцина. Есть вакцины – убитые штаммы для некоторых болезней. А есть вакцины совершенно синтетические, вообще полученные абсолютно искусственно. То есть там вводится определенный антиген, потому что он самый главный в развитии болезни. Например, вакцина от гепатита Б. То есть их несколько.Ольга Арсланова: У нас много вопросов от зрителей. Давайте послушаем Наталью. Я так понимаю, Волгоградская область.

Зритель: У меня такой вопрос. Почему на мамочек сваливают, что мамочки не хотят… На самом деле это не так. Если мамочки отказываются, значит, есть причина. У меня старшая дочка – делали все прививки. Сейчас она уже 4 класс заканчивает. Я в школе отказываюсь от прививок. Им делают, даже не делая анализа. То есть элементарные анализы (кровь, моча), которые должны сдаваться… Я это знаю, а наш медик в школе этого, может быть, не знает. И был даже случай, что им делали прививки, я, естественно, отказалась от прививок, я сама хожу в детскую поликлинику. Я сказала врачам, что мы сначала сдаем анализы, потом мы будем делать прививки.

Ольга Арсланова: Анализы для прививок – это, по-моему, чисто российское изобретение. В Европе никто… Температура нормальная – и достаточно.

Галина Кожевникова: Анализы не нужны какие-то особенные перед проведением прививок. Но я тут согласна с тем моментом, что нельзя все сваливать на родителей. Это правильно. То есть должен быть в первую очередь грамотный педиатр, который работает в детском учреждении или участковый педиатр. Но вот это расширение обследования ребенка перед прививкой – это исключительно желание мамы. В принципе это не обязательно.

Петр Кузнецов: К участковым педиатрам у меня как у молодого папы очень много претензий. Извините, неквалификация налицо, к сожалению.

Галина Кожевникова: У меня как у преподавателя медицинского института к студентам и к выпускникам тоже очень много претензий.

Петр Кузнецов: Хорошо. Вы бы мне рекомендовали к кому обратиться в таком случае, если нет доверия к участковому? То есть это хороший частный педиатр, который все разложит?

Ольга Арсланова: Или Петя начнет читать интернет или наши зрителей на СМС-портале, которые говорят, что вакцины – это зло, они влияют на заболевания, вызывают аутоиммунные, аутизм и прочее, прочее. Человеку действительно можно потеряться в таком случае.

Галина Кожевникова: Может быть, я скажу какую-то не очень правильную мысль. Надо найти хорошего врача, хорошего педиатра. Вот как его найти… Кстати, и участковый педиатр может быть очень хорошего уровня.

Петр Кузнецов: Не повезло.

Галина Кожевникова: Не повезло. Если говорить о том, что в частной клинике вы обязательно увидите прямо такого высококвалифицированного и самого замечательного, то это тоже может быть разный уровень. Сложно сказать. С родителями, у которых дети подросли, общайтесь. К сожалению, сейчас приходится таким образом…

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, чем может быть опасен отказ от вакцинаций. Люди не очень понимают, к чему это ведет. Я имею в виду на локальном уровне (непосредственно для конкретной семьи) и для коллективного иммунитета в целом.

Петр Кузнецов: Ты имеешь в виду вообще отказ полностью от всех прививок.

Галина Кожевникова: Отказ – это всегда риск того, что человек может заразиться этим инфекционным заболеванием.

Ольга Арсланова: Как у нас говорят - "переболеет корью – ничего страшного".

Галина Кожевникова: Да, "переболеет корью – ничего страшного".

Петр Кузнецов: "Все болели. Так и должно быть".

Галина Кожевникова: Представление о том, что корь – это легкое заболевание, совершенно неправильно. Если говорить в мире, заболевают миллионы людей корью до сих пор. Африка, некоторые страны Латинской Америки, Юго-Восточная Азия, Индия, где уровень прививок, к сожалению, очень низкий. В силу их, в первую очередь, экономической ситуации.

В 2015 году по официальной статистике от кори умерло 135 000. Причем, в основном это дети до 5 лет. Потому что они контактируют первые, и иммунитета у них недостаточно. То есть это не самое легкое заболевание. Если говорить о причинах смерти детей, опять же, на первых местах в мире стоят кишечная инфекция, малярия и корь. Конечно, летальность невысокая. Если так посмотреть статистику. 1-2%. То есть из 100 заболевших один умирает. В статистике миллионов это вроде бы ничего. А когда этот ребенок ваш, то статистика приобретает уже совершенно другую картину. Но тяжелее болеют взрослые. Взрослые тяжелее болеют. У них поражение часто нервной системы, энцефалиты, парезы, параличи. Потом последствия остаются. Пневмонии бывают. То есть это не самое легкое заболевание на самом деле, если брать группу инфекционных болезней.

Петр Кузнецов: Такой еще вопрос. Если у ребенка идет реакция на пыльцу, на антибиотики, на все, что угодно, в таком случае как делать вакцину? Там прикрывают каким-то противоаллергическими препаратами?

Галина Кожевникова: Один вариант – это прикрывают препаратами соответствующими. И там, опять же, зависит от того, чем вакцинируют, то есть какую вы вакцину применяете. Скажем, если аллергия на яичный белок, то тогда вот эти вакцины, которые, как, в частности, от кори, паротита и краснухи, строятся на этом, то ребенку под прикрытием препаратов. Их достаточно много…

Петр Кузнецов: Организм ребенка выдержит столько препаратов?

Галина Кожевникова: Да выдерживают. Кстати, наш российский календарь прививок чуть ли не самый короткий. Во всяком случае, если сравнить с Соединенными Штатами или с Италией. Кстати, в Италии, с одной стороны, массовые протесты идут. Отчасти они связаны с тем, что государство… Они же приняли буквально несколько месяцев назад пока административную ответственность, а уже говорят о том, что уголовную ответственность родителей, если они не соблюдают закон о прививках. То есть тут сталкиваются интересы государства… Это в продолжение того, что вы спросили. Существует понятие иммунитета каждого человека и риск его встречи с источником инфекционного заболевания. Но существует понятие иммунитета общего. То есть справиться с инфекционными заболеваниями… Даже если говорить не о ликвидации, а о контроле… Если есть вакцина, инфекционное заболевание называется "контролируемое". Мы не сможем, если у нас привиты 20 человек из 100. Все равно заболеваемость будет. Поэтому тут это столкновение личного, понимание своего собственного и что будет.

Но надо понимать, что чем больше будет непривитых, тем больше будет больных, тем больше будет проблем у большего количества людей.

Петр Кузнецов: И таких семей-отказников, извините, еще же их ждет много юридических сюрпризов, таких как отказ принять в детский сад, в школу. Это совершенно на законных основаниях не принимают?

Ольга Арсланова: Как вам кажется, это должно существовать у нас в стране? Потому что сейчас в принципе родитель может дать все, чтобы его взяли, чтоб ребенка взяли, даже если прививки нет.

Галина Кожевникова: Если очень постараться, можно добиться, чтоб тебе написали, что ребенок… И тут это уже другая сторона вопроса. Тут достаточно такой момент уже немедицинский – отношение общества и каждого человека к соблюдению законов. Всем прекрасно известно, что есть законопослушные люди, граждане. Им в голову не придет не соблюдать какой-то закон. А есть категория людей и населения, которые считают, что как-нибудь можно этот закон обойти.

Поэтому мы и сталкиваемся с такими проблемами. Какую принимать сторону? Есть же крайние меры. Жестко установлено законом вплоть до административной и уголовной ответственности. Вторая сторона – все людям объясняем, даем возможность самим выбрать. И то, и другое плохо.

То есть нужно найти такую как бы золотую середину. Но это достаточно сложно. Но очень многие государства идут, когда касается защиты населения, по этому направлению жестких мер. А когда население уже более-менее воспитанное, оно уже понимает, и соответствующий уровень и культуры, и образования, то тогда дают немножечко возможность в каких-то вопросах принимать решение гражданам.

Петр Кузнецов: У нас есть небольшой видеоматериал. "Делаете или делали ли вы прививки своим детям?", - спрашивали наши корреспонденты в Омске, Владивостоке и Санкт-Петербурге. Вот результаты этого опроса.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Можно последний вопрос? Отказ людей от прививок – это попытка отстоять свою свободу и право на выбрать, или это невежество?

Петр Кузнецов: Возможно, еще недоверие к медицине.

Ольга Арсланова: Да, как третий вариант.

Галина Кожевникова: Может быть, я жестко скажу, но мне кажется, что отказ от прививок – это невежество, глупость и незнание определенное. И недоверие к медицине. То, что в настоящее время, к сожалению, существует.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое от нас, от наших зрителей. Галина Кожевникова, заведующая кафедрой инфекционных болезней Российского университета дружбы народов, была в прямом эфире.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Галина Кожевникова: Будьте здоровы.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)