«Откладывать получается только впечатления!»

«Откладывать получается только впечатления!» | Программа: ОТРажение | ОТР

Почему у большинства россиян такие маленькие зарплаты?

2020-06-25T14:57:00+03:00
«Откладывать получается только впечатления!»
Формула любви
Станет ли обязательной прививка от COVID?
ТЕМА ДНЯ: Чёрная или белая - какую зарплату выбирают россияне?
Новые правила госзакупок для фармкомпаний
Путин и Байден. Мир и Visa
Что нового? Кемерово, Курск, Симферополь
Безопасный дачный сезон. Дорогая стоматология. Борьба с лихачами. Одежда и обувь подорожают? Снова строим БАМ
Почему лечить зубы дорого?
Одежда и обувь подорожают?
Опять строим БАМ. Зачем нужна вторая ветка магистрали?
Гости
Владимир Климанов
директор Центра региональной политики РАНХиГС
Виталий Максимов
кандидат экономических наук, председатель совета директоров «Транспроект Групп»

Иван Гостев: Татьяна Голикова назвала доход россиян со средней зарплатой маленьким. Средняя зарплата по России, кстати, составляет 47 867 рублей, в I квартале текущего года более 48 тысяч; сумма за год недотягивает до 600 тысяч рублей.

Тамара Шорникова: Ну и по прогнозу Фонда социального страхования, вот та же средняя зарплата в России вырастет на 10 тысяч рублей к 2023 году, ну и, соответственно, составит больше 57 тысяч рублей.

Хочется спросить у вас: вам хватает денег до зарплаты? «Да» или «нет», это SMS на короткий номер нужно отправлять 5445. И конечно же, звоните к нам в прямой эфир.

Иван Гостев: А мы с удовольствием пообщаемся с нашим экспертом – Владимир Климанов у нас на связи, директор Центра региональной политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы. Здравствуйте.

Владимир Климанов: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Вы знаете, сразу, конечно, хочется спросить по поводу прибавки. С одной стороны, 10 тысяч здорово, с другой стороны, 3 года ждать. Можно как-то быстрее получить хорошие зарплаты? Почему они у нас такие низкие в стране? Даже в правительстве это отмечают.

Владимир Климанов: Соглашусь с вами, это наша печаль, что средние доходы россиян не столь высоки, нужно стремиться это повысить. Но, с другой стороны, хочу сказать и о том, что в последние годы наблюдался такой очень странный перекос: у нас зарплаты росли быстрее, чем происходил рост производительности труда. То есть на самом деле другие составляющие в валовом внутреннем продукте у нас росли медленнее.

Отчасти это связано с тем, что мы по-прежнему проедали какие-то там основные средства, которые были созданы в предыдущие годы, мы фактически монетизировали, если можно так сказать, те природные ресурсы, которые нам достаются. Но вот, собственно, каких-то усилий, связанных с тем, чтобы мы больше производили, и тогда произведенный продукт был бы выше, в нем повышалась доля заработной платы, – вот этого не происходило. Поэтому я очень осторожно отношусь к тому, чтобы вот просто увеличивать заработные платы, их надо...

Тамара Шорникова: Подождите, простите, пожалуйста, а какие зарплаты вот так стремительно росли? Те самые средние? Потому что сейчас наверняка во многих регионах скажут, что 47 не про них. Или медианные зарплаты стремительно росли, реальные наши? Какие?

Владимир Климанов: Ну вспомните, что после майских указов президента 2012 года достаточно быстро росли зарплаты бюджетников, тех же учителей, врачей, работников других учреждений государственного сектора. Да, росли зарплаты у государственных служащих, денежное довольствие военнослужащих, оно все-таки таким опережающим темпом, как мне кажется, росло. Поэтому говорить о том, что средняя... Да, и средняя, и медианная, они увеличивались, опять-таки не так желательно, наверное, как нам всем это хочется.

Иван Гостев: Владимир Викторович, ну вот если говорить опять же о средних зарплатах, это же как средняя температура по больнице. То есть условно тот же самый инженер в Москве и инженер, допустим, в Саратовской области, где, кстати, одни из самых низких средних зарплат, около 27 тысяч рублей, – это же несмотря на то, что квалификация специалиста может быть одинаковая, это же совершенно разные суммы. Вот почему так происходит? Может быть, есть какие-то способы, допустим, та же самая фиксированная почасовая оплата на основании определенных квалификаций?

Владимир Климанов: Я очень осторожно отношусь к тому, чтобы устанавливать какие-то единые тарифные сетки для всей страны. Такие посылы есть касаемо опять-таки тех же бюджетников, например, чтобы учителям какие-то одинаковые зарплаты шли. Потому что все-таки уровень жизни в разных регионах у нас очень сильно разнится, хотя соглашусь с вами, что уровень заработных плат разнится...

Иван Гостев: ...гораздо больше.

Владимир Климанов: ...гораздо выше, чем, допустим, какие-то среднедушевые показатели ВВП, и это, в общем, не может не беспокоить. То есть мы должны как-то стремиться к тому, чтобы найти большее социальное равенство между жителями одной страны. А вот приведенный вами пример вообще в классических учебниках описан в части, допустим, таксиста с одной и той же квалификацией, который работает в каком-нибудь столичном городе в развивающейся стране мира и столичном городе в европейской стране: с одной и той же квалификацией, с одной и той же нормой выработки они могут получать, в общем, суммы, различающиеся даже в десятки раз.

Тамара Шорникова: Просто нам регулярно звонят и пишут телезрители... Ну вот условно, например, если говоришь с родителями, которые вспоминают Советский Союз, были какие-то понятные вещи, 120 рублей зарплата рабочего, чуть больше у инженера и так далее. Да, там были какие-то северные надбавки, но условно все равно это какие-то были понятные суммы абсолютно. Когда спрашивают учителя, не знаю, из Махачкалы, из Саратова, чем они хуже, чем учитель из Москвы, вот что на этот вопрос можно ответить? Да, безусловно, уровень жизни разный, безусловно, коммунальные платежи и так далее, но не настолько же, наверное?

Владимир Климанов: Да, соглашусь с вами. Но вот в бюджетной сфере для этого применяют разного рода такие выравнивающие коэффициенты, есть специальный там индекс бюджетных расходов, который применяется в случаях, когда предоставляется финпомощь из федерального бюджета регионам, и это как раз, условно говоря, показатель, который показывает, насколько дороже стандартный набор бюджетных услуг в одном регионе по отношению к другому. Есть различия в прожиточном минимуме или в минимальном размере оплаты труда даже в разных регионах, поэтому... Ну это вот совершенно какое-то естественное такое состояние.

Другое дело, что различия в нашей стране скорее напоминают различия, которые сложились в развивающихся странах, когда провинция очень сильно отстает от столичного города, вот мы находимся где-то в таком состоянии. Обычно в развитых странах вот такие межрегиональные различия, конечно, не достигают столь существенных величин.

Иван Гостев: Владимир Викторович...

Владимир Климанов: Но все-таки вы правы, и то, что фактор северности, фактор длительности отопительного сезона, фактор каких-то сложных просто условий, связанных даже с жизнеобеспечением, сильно влияют в том числе и на уровень заработных плат.

Иван Гостев: Владимир Викторович, ну вот к предыдущему вопросу по поводу зарубежного опыта опять же. Как там все это происходит? Вот я знаю, что у нас мы постоянно говорим о минимальном размере оплаты труда, о прожиточном минимуме, а вот там есть такое понятие базовой потребительской корзины. Может быть, нам вот этот опыт перенять, который позволит вот эту разницу нивелировать, не будет такого разрыва между Москвой и регионами, допустим?

Владимир Климанов: Ну, здесь всегда есть соблазн ввести такую единую какую-то корзину или минимальный размер, единый для всей страны. Но опять-таки мы тогда что, должны Москву опустить до уровня среднего по стране, мы этого хотим? Мы хотим уравнять каким образом? Оставить только какие-то северные надбавки, которые тоже вызывают спор в разных случаях, где они учитываются, где не учитываются, и так далее? Мы не можем Дагестан тот самый или республики Северного Кавказа, где действительно средняя зарплата составляет чуть больше 20 тысяч, дотянуть до уровня среднего, так не бывает на самом деле нигде.

Иван Гостев: Ага.

Тамара Шорникова: SMS и звонки мы будем сейчас принимать. Саранск: «Средняя зарплата 14 тысяч рублей, и сейчас не хватает от зарплаты до зарплаты». Ростовская область – 5 277, видимо, какой-то неполный рабочий день.

Иван Гостев: Вот Челябинская область пишет: «Музыкальный руководитель в детском саду с высшей категорией, получаю 20 тысяч».

Тамара Шорникова: Да.

И давайте слушать телефонные звонки. Прямо сейчас Новгородская область, Александр. Здравствуйте.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Кем работаете? Где трудитесь? Это бюджетная, частная фирма?

Зритель: Я работаю водителем, жена у меня работает в реанимации, медсестра высшей категории уже со стажем 30 лет.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Гостев: Ага.

Зритель: Работает сутки через двое, зарплаты мизерные, за коронавирус не платят, получает все, все в бухгалтерию уходит. Вообще бардак здесь творится страшный, и никто концов найти не может. И в прокуратуру они писали, там отписались, и в министерство вот сейчас хотят писать новгородское, но там, похоже, тоже отпишутся.

Тамара Шорникова: Вместе у вас семейный доход какой выходит?

Зритель: Вместе у нас выход, у меня 18... Ну 30 тысяч где-то.

Тамара Шорникова: Тридцать тысяч... А сколько, по-вашему, нужно вашей семье, чтобы жить так, как вы хотите, качественно, покупать хорошие продукты, одежду, позволить себе отпуск?

Иван Гостев: Ну да.

Зритель: У меня вот один парень во 2-й класс пошел, а второй на II курс института пошел – как вот вы думаете, сколько нам надо? Нам лишнего-то не надо, пусть они плотят то, что мы зарабатываем, и все.

Иван Гостев: Ага.

Тамара Шорникова: Ну, какая, по-вашему, зарплата была бы справедлива, на ваш взгляд?

Иван Гостев: Какая объективная?

Зритель: Ну справедливая тысяч 70–80, я думаю, в нашем регионе.

Иван Гостев: А вообще есть такие зарплаты в Новгородской области?

Тамара Шорникова: И кто их получает, если есть?

Зритель: Есть, кто, конечно, получает, но не простые люди.

Иван Гостев: Ага, то есть это руководители какие-то, да?

Зритель: Ну вот главврач больницы, он не хочет ничего разобраться, он говорит: «Я не главврач, я менеджер».

Тамара Шорникова: Менеджер... Понятно. Спасибо большое.

Иван Гостев: Понятно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Вот, кстати, вопрос о менеджерах. Очень часто говорится о том, что, условно, чтобы перенять опыт, пригласить какого-то иностранного топ-менеджера, нужно хорошо ему заплатить, потому что иначе он не приедет. Но при этом мы не заботимся о том, чтобы удержать наши кадры. Как вы считаете, почему так происходит и что можно сделать, чтобы обратить внимание на собственные трудовые резервы?

Владимир Климанов: Ну, вы знаете, все-таки я здесь не соглашусь с вами. Квотирование иностранной рабочей силы – это достаточно такой сложный и зарегламентированный процесс, он не допустит того, чтобы при наличии отечественных специалистов мы допустили до работы иностранцев. Как раз у нас проблема обратная, что иностранцы доступно активно в форме гастарбайтеров едут на низкооплачиваемые работы, а вот эти исключительные случаи приглашения менеджеров, они вызывают и социальное напряжение, но это все-таки исключительные случаи, я по-иному это никак не рассматриваю.

Иван Гостев: Ага.

Тамара Шорникова: Ну хорошо, даже не иностранные, те же «золотые парашюты», вот эти вечные истории про добывающие компании, их баснословные зарплаты.

Владимир Климанов: Я с вами соглашусь, что проблема есть, у меня тоже это вызывает, скажем так, человеческое какое-то раздражение, самые разные случаи, которые связаны и с работой госкомпаний, когда там неоправданно высокие зарплаты, и с тем, что зарплаты чиновников тоже росли, скажем так, опережающими темпами по отношению к зарплатам в корпоративном секторе. И это при том, что там есть гораздо бо́льшая степень защищенности этих зарплат и вообще трудовой деятельности, вот в кризис это очень наглядно все продемонстрировано.

Но с другой стороны, для той же госслужбы нужны квалифицированные специалисты, квалифицированные специалисты стоят дорого, на рынке труда находится такой вот, спрос и предложение здесь выравниваются. То есть я не защищаюсь нисколько органы власти, я тоже настаиваю на том, что здесь должны быть бо́льшие механизмы открытости по отношению к обществу, готовности идти на диалог в части выработки каких-то механизмов. Но вот мы пришли к тому, к чему пришли, здесь просто я не очень понимаю, что нужно отстаивать в такой ситуации.

Иван Гостев: Ага. Хорошо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Гостев: Спасибо большое. Владимир Викторович Климанов у нас был на связи.

Вот хочу прочитать SMS, Белгородская область: «Где взяты такие цифры, 47 тысяч? У нас 20 – уже богач, а цены не меньше, чем в Москве».

Ну вот у нас есть звонок, Сергей из Краснодара.

Тамара Шорникова: Сергей, здравствуйте.

Иван Гостев: Сергей, здравствуйте. Вы слышите нас?

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Очень рад, что до вас дозвонился, очень тяжело до вас дозвониться.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Ну вот хотелось бы сказать насчет зарплат. Сын у меня работает ветеринарным врачом, стаж у него уже 23 года, рабочий день начинается с 7 утра и до 17–18 часов.

Иван Гостев: Ага.

Зритель: За год у него было всего 8 выходных. В неделю преподает два дежурства, это, значит, дойка, он работает в животноводстве, дойное стадо, это, значит, дойка начинается с 5 и до 10 часов вечера. Зарплата у него 26 тысяч, это, значит, никаких ни премиальных, ни квартальных, ни годовых, никого, ничего. А вы говорите, эксперт – откуда вы таких экспертов берете? Они хоть по России пусть поездят и посмотрят, они, наверное, только в Европу смотрят или с Европы вы их приглашаете.

Я сам отработал... 40 с лишним лет, стаж у меня 43 года. Супруга у меня работала в детском доме воспитателем, стаж у нее 36 лет. У нее пенсия 9 тысяч, у меня 12 тысяч. Вот как мы весело живем. Вот вчера был праздник, такой большой праздник, а мы не можем купить, позволить себе мороженого даже.

Иван Гостев: Да.

Тамара Шорникова: Понятно... Спасибо.

Иван Гостев: Да, это, конечно, непростая ситуация. Спасибо большое.

Зритель: Какую-то лишнюю таблетку, таблетку лишнюю чтобы купить...

Иван Гостев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо большое.

Иван Гостев: У нас есть еще один звонок, Татьяна из Приморского края, вот как раз мы сегодня обсуждали Приморский край. Татьяна, расскажите, как вы живете.

Зритель: Здравствуйте.

Я работаю в детской больнице, вообще работаю медсестрой с 1984 года, имею троих детей. Ну, они уже выросли, естественно, вот. В настоящее время на пенсии сижу, получаю 11 600 пенсию и зарплату. Работаю как бы на участок, участковая медсестра, и детский сад, так как у нас не хватает медсестер, нас раскидывают по садикам. И получается оклад у меня 9 500, как раз табульку держу в руках за свою участковость, 9 790, и подработка 7 с копейками несчастными.

Нам еще и платят как бы президентские, вот как участковая служба, но периодически нас чего-то лишают. Даже сколько задаю вопрос, «вы то-то недоделали», «то-то недоделали», хотя на участке должно быть 800 детей, у нас 1 200, это раскидали большой район, должно быть... Раньше было 18 участков, сейчас дошло до 7 участков. Врачей катастрофически не хватает, медсестер, соответственно, вот это все раскидали, все, что положено на детей, на участки, все раскидали на врачей, на медсестер, но зарплату нам... По идее должно, если у нас 800 человек, а у нас 1 200, значит, мы должны получать 1,5 ставки, а нам платят только ставку.

Иван Гостев: Понятно. А вы как-то пробовали этот вопрос урегулировать с руководством?

Зритель: Мы там пытаемся, нам просто как бы закрывают, как говорится, все правы. Плюс мы работаем в период вот этого COVID...

Иван Гостев: Да-да-да, получили доплату?

Зритель: Нет, на лбу не написано у пациента, что они там больны, они приходят с вирусом, а вдруг они приходят, где-то были в контакте?

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Зритель: Мы, участковая служба, вообще не получаем.

Иван Гостев: Да, ужасающая ситуация, конечно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Гостев: Мы обязательно поднимем эти вопросы в ближайшее время.

А сейчас давайте посмотрим стрит-ток. Мы просили у жителей разных городов: «На что вам хватает зарплаты?» И вот что нам ответили в Екатеринбурге, Владикавказе и Чебоксарах.

ОПРОС

Тамара Шорникова: И еще пара SMS от наших телезрителей о конкретных мерах, что может помочь справиться с такой непростой ситуацией. Москва: «Регулировать цены, качество товаров, нужно соотношение зарплат». Астрахань: «Даешь МРОТ не 12 тысяч рублей, а 20–25».

О конкретных мерах поговорим с экспертом – Виталий Максимов, кандидат экономических наук. Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте, Виталий Вячеславович. Вы нас слышите?

Виталий Максимов: Здравствуйте. Да.

Тамара Шорникова: Да, Виталий Вячеславович, все-таки о мерах хочется понять, потому что к такой ситуации мы пришли, такая она есть, мы это регулярно слышим, но наверняка есть какие-то инструменты, которые можно задействовать. Вот один из них, например, повысили НДФЛ до 15% для таких богатых людей, у кого доходы в год свыше 5 миллионов. Еще одно предложение звучало, например, в Совете Федерации обнулить тот же самый НДФЛ для людей с низким доходом, их у нас большое количество, я думаю, что это помогло бы им. Как вы оцениваете перспективы такой меры и какие меры вы бы предложили?

Виталий Максимов: Ну, во-первых, на мой взгляд, надо все-таки отделить доход людей, которые работают в государственном секторе, в муниципальном, и доход, работающих в коммерческих организациях. Здесь все-таки люди идут к государству за стабильностью, а в коммерческий сектор за ростом зарплат, поэтому здесь изначальные мотивы все-таки разные. Если в государственном секторе государство регулирует зарплаты, то в коммерческом секторе регулирует рынок. Если вы эффективный специалист, то по идее вы должны зарабатывать больше, и так далее, и так далее.

Касательно МРОТ и вообще всей этой истории: напоминаю, что МРОТ у нас из размера в 10 тысяч рублей не так давно перерос в ту сумму, которую он есть сейчас, поэтому это хорошо, что эта тенденция вообще наблюдается. Безусловно, она должна продолжить расти, потому что должен быть достигнут все-таки приемлемый уровень для нормальной жизни.

Тамара Шорникова: Ага.

Виталий Максимов: Касательно НДФЛ и обнуления для совсем маленьких зарплат, я считаю, что это хорошая история, но здесь нужно все-таки найти разумный баланс. А то мы начинаем порой говорить, что давайте ударим по богатым, а на самом деле если взглянем, то получается… Если, например, по каким-то автомобилям посмотреть, которые мы вдруг внезапно начинаем относить к категории суперлюксовым и на них повышать дополнительные налоги, то они в результате оказываются абсолютно среднего класса. Поэтому здесь нужно все-таки достаточно четко дифференцировать людей по доходам, малоимущие, среднеимущие, богатые или еще какие-то подклассы ввести, а не бить прямо такой кувалдой по всему классу, который, с одной стороны, мы хотим вырастить, средний, с другой стороны, хотим его прибить налогами.

Иван Гостев: Да.

Виталий Вячеславович, хотел такой вопрос задать, коль скоро вы уж сами затронули тему дифференциации. Вот давайте обратимся к опыту зарубежных стран: в Японии налог подоходный от 5% до 45%, в Германии от 14% до 45%. Ну вот, может быть, как один из инструментов решения вот такой вот проблемы как раз бо́льшая дифференциация, чтобы действительно прогрессивная шкала у нас была? Как вы считаете?

Виталий Максимов: История с прогрессивной шкалой хорошая, но, самое главное, чтобы, разрабатывая эту прогрессивную шкалу, не сделать ее в итоге малоработающей. Потому что, напомню, плоская шкала у нас была введена исключительно для того, чтобы вывести бизнес и заработные платы из тени, чтобы невзирая на заработки люди не стесняясь показывали свои доходы и платили с них налоги, и та цель была достигнута. А сейчас, наверное, мы уже готовы по крайней мере размышлять над тем, судя по тому, что президент заявил, и переходить к каким-то действиям.

Но вот здесь, на мой взгляд, главное не перекрутить, а то мы, с одной стороны, хотим вроде бы профессий экстра-класса, чтобы у нас и инновационные технологии разрабатывались, и информационные, и все остальное, с другой стороны, не хотим им платить заработные платы, стимулируя их к отъезду, говоря: «Слушайте, здесь вы на родине заплатите налога столько, что проще вам жить где-то в другом месте».

Иван Гостев: Ага. Но вот как раз недавно тоже в IT-сфере будет облегчение налоговой нагрузки, об этом уже сказал президент.

Виталий Максимов: У нас же не на IT-сфере экономика-то жива. На мой взгляд, конечно, это хорошо, что мы на IT-сферу обратили внимание, и это, безусловно, хорошо, но у нас есть и различного рода инновационная, высокотехнологичная научно-исследовательская деятельность, которая никоим образом не затронута. А как у нас появляются исследования? Это именно исследовательская деятельность. А IT еще не всегда автоматически связана с исследованиями или с какими-то новыми прорывными технологиями.

Иван Гостев: Ага.

Тамара Шорникова: Ленинградская область пишет: «Средняя почасовая зарплата в России (по данным нашего телезрителя) 10 евро в час, в Европе 40. МРОТ – это бред, нужно уходить к почасовой». Затрагивали сегодня эту тему, но есть же уже конкретные предложения, конкретные цифры. Если говорить уже о такой официальной статистике, около 80, по-моему, рублей в час сейчас оценивается наш труд, предлагают повысить до 150. Поможет ли это? Улучшит ли это ситуацию?

Виталий Максимов: Здесь надо все-таки как-то разбираться, мне кажется, чуть более предметно, о чем мы конкретно говорим. Специалисты бывают разной квалификации, даже работающие в одной и той же отрасли, поэтому здесь грести всех под одну гребенку, я считаю, не очень целесообразно. Да, нужно, конечно, снизу ограничить, чтобы у нас было меньше бедных, то есть чтобы нижний уровень приемлемой зарплаты был на достойном уровне.

А вопрос с ростом этой зарплаты, с тем чтобы выдающиеся люди, вносящие вклад в нашу науку, в технологии, могли оставаться в стране и быть здесь востребованными эффективными, безусловно. Я понимаю, что там разговаривать о том, почему у нас руководители госкорпораций, государственных корпораций, получают сумасшедшие зарплаты, – вот это, наверное, тема, почему они вдруг внезапно себя почувствовали руководителями мирового уровня.

Иван Гостев: Хорошо. Спасибо большое, Виталий Вячеславович. У нас был Виталий Максимов, кандидат экономических наук.

Ну а мы, собственно, хотим подвести итоги опроса. Мы проводили опрос в начале этого часа: «Вам хватает денег до зарплаты?» – «да» или «нет». И вот его результаты: 93% сказали, что нет, соответственно, 7%, что да. В общем, такие удручающие цифры.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему у большинства россиян такие маленькие зарплаты?