Отмена техосмотра для легковушек: за и против

Гости
Ян Хайцеэр
вице-президент Национального автомобильного союза

Петр Кузнецов: Спасибо, что вы с нами. Это «ОТРажение», прямой эфир, Марина Калинина и Петр Кузнецов. Добро пожаловать во второй час, будет много всего интересного.

Марина Калинина: Хорошие новости появляются перед выборами, и вот одна из них. Правительство поддержало идею об отмене обязательного техосмотра для мотоциклов и легковых автомобилей, которые принадлежат физическим лицам, а это примерно 49 миллионов транспортных средств. Обязательной процедура останется при смене владельца машины при условии, что транспортное средство старше 4 лет, а также для таксомоторов, грузовиков и автобусов.

Петр Кузнецов: Обсудим это и с вами, уважаемые телезрители, ждем SMS и звонки в прямой эфир, и с нашими экспертами. Это Ян Хайцеэр, вице-президент Национального автомобильного союза. Ян, здравствуйте.

Ян Хайцеэр: Добрый день.

Петр Кузнецов: Долго к этому шли, но, судя по всему, отмены техосмотра обязательного не избежать. Объясните, чуть-чуть вперед заглянем, когда это произойдет (теперь уже, наверное, стоит говорить не «если», а «когда»), что это значит? Техосмотр вообще не нужен будет?

Ян Хайцеэр: Нет, соответственно, техосмотр нужен будет, он остается для коммерческого транспорта и остается для автомобилей, которые будут проходить регистрационные действия, то есть это и смена собственников, и изменение конструкции транспортного средства, ну и все, что с этим может быть связано. Поэтому как бы нам не отменяют техосмотр, это вообще такое очень половинчатое решение, на мой взгляд, не очень сбалансированное. В общем, как обычно, нельзя быть немножко беременным, надо либо вот так, либо вот так.

Потому что, смотрите, для немалой категории граждан техосмотр все-таки останется, а ввиду того, что пункты технического осмотра будут загружены гораздо меньше, их количество еще больше сократится, и таким образом услуга для тех, кому это нужно, ее будет просто невозможно получить, и это будет проблемой. Ну, я уже не говорю, собственно говоря, о безопасности дорожного движения, о задаче в целом государства снизить смертность на дорогах, как-то все это не коррелируется. Потому что даже в тех странах не самых передовых, которые нам приводили в пример, как Грузия и Украина, техосмотр возвращают.

Петр Кузнецов: Ян, сейчас вот о тех, кто передвигается не на коммерческом, и о тех, кто не собирается покупать или продавать автомобиль, для тех, для кого обязательное ТО останется. Как теперь будет для вот таких рядовых граждан, автовладельцев оцениваться техническое состояние автомобиля? Диагностическая же карта будет выдаваться?

Ян Хайцеэр: Нет, диагностическая карта не будет выдаваться, потому что она, получается, после прохождения пункта технического осмотра владелец просто получит ОСАГО, соответственно, прикладываться техосмотр к этому, в этом нет необходимости. И вот в таком положении мы будем жить, и неизвестно, какие автомобили будут выезжать на дорогу. Мы очень хотели навести порядок на дорогах общего пользования и снизить опасность от таких автомобилей, но это не получится, потому что вот все будут жить так, как жили. Ну, единственный плюс, что фикция с продажей техосмотра, с продажей этой бумажки теперь не будет, в этом отношении этот оброк отменен. Но тем не менее само понятие опасности от автохлама остается.

Петр Кузнецов: Но, возможно, появится новый оброк, вот об этом еще хотел с вами поговорить. Значит ли это, что страховщики теперь могут обратиться в ЦБ и попросить повысить тарифы на ОСАГО просто потому, что появляется у них жесткая аргументация, они не смогут оценить техническое состояние автомобилей?

Ян Хайцеэр: Вы абсолютно правы, такой риск сразу появляется. Это будет, к сожалению большому, разумно с точки зрения страховщиков, потому что они не знают, какое техническое состояние автомобилей, которые они страхуют, и страховка может вырасти значительно. Если этого не сделают, то будет другая песня: если произойдет какой-то страховой случай и будет доказано, что эта авария, этот случай страховой произошел по причине технической неисправности, то я не исключаю возможности, что в этом случае страховка будет не выплачена и все вернется к тому, как 20–30 лет назад, что это суды, суды, суды, которые будут разбираться, кто прав, кто виноват, а регресс будет отсутствовать. Поэтому вероятность повышения суммы за ОСАГО вполне себе существует.

Марина Калинина: Ну да, тем более что страховщики всегда плачут по поводу того, что ОСАГО им невыгодно, они на этом вообще денег не зарабатывают, одни убытки и прочее, прочее.

Ян Хайцеэр: Ну, это такой плач Ярославны бесконечный...

Марина Калинина: Ну да, да.

Ян Хайцеэр: Если в каком-то регионе маленький убыток, конечно, по остатку страховщики имеют более чем вменяемую и уверенную прибыль... Мы, конечно, не будем заглядывать в чужой карман, хотя он состоит из наших денежных средств, но тем не менее. Они вправе это делать, потому что риски повышаются, у них вот будут такие 100%-е аргументы. И все-таки я являюсь тем редким человеком, который считает, что техосмотр нужно сохранить, но только не в той форме, в которой нам предложили, очень жесткой, а в гораздо более лояльной, и надо упростить его для старых автомобилей, обращать внимание только на действительно жизненно важные «органы» транспортного средства (тормоза, свет, выхлоп и т. д.), но не на сколы кузова или что-то в этом роде. И техосмотр надо проводить, потому что это наша с вами безопасность.

Марина Калинина: Ян, еще такой вопрос. Мне, честно говоря, чисто по-человечески жалко вот эти пункты техосмотра, которых сначала заставили купить дополнительное дорогущее оборудование, напичкать этим оборудованием пункты, для того чтобы было бы тщательно проводить этот техосмотр, больше каких-то параметров смотреть, фотографировать и прочее, прочее, а теперь говорят, что давайте, может быть, отменим...

Ян Хайцеэр: Вы знаете, еще неизвестно, что будет через год или через два. Мне кажется, возможно, будут пересмотрены разные решения. Вы знаете, у нас же... Вы обратили внимание, у нас иногда утром говорится одно, вечером говорится другое.

Марина Калинина: Ну это да, это не поспоришь с вами.

Ян Хайцеэр: Да, такое бывает. Пункты технического осмотра, конечно, жалко, люди вложили деньги, но, извините, это бизнес, это коммерция, а бизнес подразумевает риски. В нашей стране вот таких вот рисков очень много, когда государство за очень короткий срок меняет свою позицию. К сожалению, вот да, мы живем в таком положении, и вот тот самый малый бизнес, который мы все время спасаем, действительно очень пострадает.

Но я хочу все-таки сказать еще и о тех людях, которые приобретут автомобили. Представьте себе, что человек, у него не очень большой доход, он приобретает автомобиль, ему нужно пройти техосмотр, и у него есть два варианта. У него есть шанс, что просто ему негде пройти этот техосмотр вдалеке от центральных городов, потому что пунктов технического осмотра не существует. И второй вариант, если этот пункт есть, он в принципе не может его пройти, этот осмотр, потому что машина ну очень старая и не очень исправная. И что получается? Человек приобрел машину и будет бесконечно ездить по проселочным дорогам, уворачиваясь от камер, на своей старой машине, и узаконить ее он не сможет. И это уже нарушение закона, к которому таким образом мы как бы вот человека подвигаем, да, потому что в такой старый автомобиль денег вложить уже жалко, а он его приобрел, а поставить на учет не может. Это проблема, и такое будет точно происходить.

Марина Калинина: Давайте послушаем...

Петр Кузнецов: Послушаем наших телезрителей, их мнения, вопросы, комментарии. Петербург, Владимир. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Хотел бы высказать свое мнение. У меня стаж водительский очень большой, с 1994 года, я думаю, наверное, достаточный. И я считаю, что техосмотр – это вообще бесполезная трата времени и денег, так как техосмотры ни за что не отвечают, даже если вот прошел техосмотр, буквально выехал, через 10 минут, например, у тебя лопнул тормозной шланг, попал в ДТП, хотя ты только что с этого техосмотра. Они ответственности никакой не будут нести, виноват будет водитель, так как в правилах четко сказано, что водитель несет персональную ответственность за техническое состояние своего транспортного средства, это первый момент.

Ну и второй момент, что вот вы говорите убрать автохлам, – а почему вот люди ездят на этом автохламе? Наверняка потому, что как бы новые машины очень недосягаемы, это чуть ли надо брать не ипотеку, чтобы купить новую машину.

Петр Кузнецов: Да.

Марина Калинина: Да.

Петр Кузнецов: 13 лет средний возраст автомобиля в России, да.

Зритель: Да. Я думаю, что вот человеку любому, который ездит на хламе, предложить, давайте поменяем на новую, я думаю, никто отказываться не будет и все поменяют с удовольствием. Так почему не делать так, чтобы человек, как бы доступность была новых машин... ? Я думаю, правительству надо думать вот над этим вопросом, а не над этим, чтобы последние, грубо говоря, извините меня, штаны содрать с этого мужчины или с гражданина, который ездит на этом автохламе. Не от хорошей жизни он на этом ездит.

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: Все, спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо. Ян, комментарий есть у вас?

Марина Калинина: Что скажете?

Петр Кузнецов: Ну понятно, что по новому автомобилю хорошему государство не раздаст никому...

Ян Хайцеэр: Да, это сложная ситуация. Мы, к сожалению, не построили коммунизм, где все были бы равны, от каждого по потребностям и каждому по возможностям, вы помните такой лозунг, идеальное общество.

Петр Кузнецов: Да-да-да.

Ян Хайцеэр: Но у нас существует неравенство, одни могут приобрести новый автомобиль, другие не могут. Но совершенно очевидно, что человек должен иметь ответственность и опасаться того, что может случиться и повредить окружающим. И вот неисправный автомобиль потенциально опасен. То, что касается пункта технического осмотра, то сегодня он несет серьезную финансовую ответственность, в том числе аннулирование аккредитации, что тоже, в общем, очень больно бьет по пункту осмотра, ну и штрафы очень приличные. И при качественном прохождении технического осмотра также должны увидеть, что потенциально этот шланг тормозной развалится, потенциально... То есть вещи, которые потенциально, вот-вот умрут, это тоже определяется и принимается во внимание, для того чтобы это устранить.

Если мы берем предыдущую историю в 20 лет, когда мы просто покупали бумажку, да, это был оброк. Но посмотрите, как мы все заволновались, когда стало необходимо реально пройти техосмотр, он стал очень жестким, правда, чрезмерно жестким, это тоже очень плохо. И я вас уверяю, что из тех 10–15% владельцев автомобилей, которые сегодня не могут пройти, значительная часть из них следят все-таки за своими машинами и не могут пройти по незначительным повреждениям, которые в реальной жизни не влияют на безопасность. И если бы техосмотр упростить, и я уже говорил об этом, оставить только действительно осмотр жизненно важных узлов и агрегатов машины, тогда большее количество людей смогут пройти этот техосмотр и катастрофы не случится.

Но сегодня только по официальным данным, то есть это данные, которые попали в статистику МВД, а не все данные попадают, у нас произошло больше 1 300 аварий по причине неисправности автомобиля, порядка 1 300 человек, извините, погибло. Нет ничего ценнее человеческой жизни, даже если один человек погиб, об этом стоит задуматься, а если 1 300, то это уже армия, это уже трагедия.

Петр Кузнецов: Ян, можно я поясню? Вы сказали, что в последнее время особенно он стал даже более жестким таким, техосмотр. То есть какое-то время, он долгое время был формальностью, с такой явной коррупционной составляющей, техосмотр, и как раз к возможной его отмене мы подошли с тем, что техосмотр наконец-то начал исполнять свои исключительные функции, правильные функции, верно?

Ян Хайцеэр: Абсолютно верно. Были два момента. Первый – к реформе техосмотра был не готов бизнес, нужного количества пунктов техосмотра в каждом населенном пункте не было, это за одну минуту создать невозможно, а требования появились.

И второй, я уже отмечал это, что есть очень много чрезмерных требований к состоянию автомобилей, которые можно приравнять только к новым машинам, а подержанная машина никогда не будет как новая. Поэтому если изменить требования, то есть их немного снизить, оставить осмотр жизненно важных агрегатов автомобиля (тормоза, освещение, выхлоп и т. д.), то тогда это все будет реально. И только по-настоящему машины, которые уже пора отправить в утиль, не пройдут техосмотр. Но, собственно говоря, туда им и дорога, они должны попасть в металлолом, и люди должны получить компенсацию. А вы знаете, что у нас каждый выпущенный автомобиль обкладывается утилизационным сбором, который, по идее, должен пойти на ту самую компенсацию, на утилизацию и на приобретение новой машины. Это та малая часть, которая, в общем, небольшая, которая стимулирует приобретение нового автомобиля.

Да, мы живем не в самой богатой стране, не все себе могут позволить новую машину, но мы и не хотим жить в Африке, мы хотя бы хотим приравняться к странам «сомнительной Европы», ну новой Европы, где большой парк подержанных автомобилей, там существует техосмотр, он сложный, он строгий, но тем не менее существует и люди живут. Да, мы сегодня не получаем достаточно средств для существования, но это не значит, что машины, которые представляют действительно опасность на дорогах, должны на нее выезжать.

Марина Калинина: Давайте наших зрителей послушаем. Евгений из Воронежа. Евгений, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Я тут сижу слушаю Яна, очень трудная фамилия... В двух словах. Мой стаж с 1988 года. Техосмотр единственный мы проходили в Советском Союзе, да, так строго было. И в то время, когда техосмотр проводился в ГАИ.

Петр Кузнецов: Да, да.

Зритель: Когда это все дело пустили на вот этих вот...

Петр Кузнецов: ...страховщиков.

Зритель: ...страховщиков и т. д., и т. п… Вот лично я с 1988 года, начиная где-то с 2008-го или 2009-го, когда перестали в ГАИ проходить, я начал техосмотр тупо покупать. Все вокруг меня автомобилисты его туда покупают, приезжают на определенную станцию. Единственное, что скажешь, какая резина, скажешь то-се, все, купили. Понимаете?

Петр Кузнецов: Ага. Но при этом за состоянием автомобиля вы следили.

Зритель: Конечно, конечно.

Петр Кузнецов: Так.

Зритель: Каждый. Даже вот сейчас «автохлам» и т. д., и т. п. – мне пришлось на любых машинах поездить, прежде чем покупать, я ее облажу, посмотрю тормоза, шланги, все, пятое, мой личный техосмотр.

Петр Кузнецов: Но не все такие.

Зритель: А это идет просто, как бы сказать, лоббирование обычное, как пить дать вот этот Союз автостраховщиков имеет, или кем он там является, я сейчас не вижу по телевизору...

Петр Кузнецов: Евгений, в общем, вы рады грядущей отмене ТО, верно?

Зритель: Я вот, знаете, выборы являются, вы знаете, какой-то такой вещью... Да, я рад. Они являются как бы такими вещами, как вот...

Петр Кузнецов: И покупатель еще. Понятно, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо. Давайте сразу...

Петр Кузнецов: Вспомним советский... А можно я сейчас Яну, отталкиваясь от воронежского звонка: Ян, а как вы смотрите на то, чтобы, если мы говорим сейчас о какой-то реформе и вы говорите, что через год может все измениться, переподчинить техосмотр все-таки другим структурам? Не знаю, вернуть под крыло ГИБДД опять же, отобрать у страховщиков.

Ян Хайцеэр: Вы знаете, я тоже давно езжу за рулем, проходил техосмотр в советское и постсоветское время. Я вас уверяю, что коррупция цвела прямо пышным цветом, прошу прощения за тавтологию: бутылочка, рублик, трешечка, и так было всегда. Кто-то...

Петр Кузнецов: Ага. Валюта просто другой была, да.

Ян Хайцеэр: Абсолютно верно. Кто-то проходил честно, какая-то категория автовладельцев, в провинции все были родственниками и друзьями, тоже все проходили, да и плотность автомобилей была другая, поэтому, в общем-то, все проглатывали и было нестрашно. Потом стали техосмотр продавать в виде бумажек, и приезжать, собственно говоря, на него даже не надо было, ты по телефону все делаешь или делаешь это тогда, когда покупаешь ОСАГО, это превратилось в определенный оброк. Так почему же...

Мы сейчас за что страдаем? Смотрите, мы отдавали 1 тысячу, 1,5 тысячи, 2 тысячи рублей за то, чтобы купить эту бумажку. Сейчас нам надо было бы, ну в предыдущее время, эту 1 тысячу рублей, 800 даже, а то где-то и меньше, заплатить за то, чтобы реально пройти техосмотр. Мы, ответственные автовладельцы, следим за своим автомобилем, но я говорю про тех, кто не собирается следить. Очень много таких машин мы видим на дороге, это и коммерческий транспорт, каким-то образом оказавшийся на улице, это и частный транспорт, на который просто страшно смотреть.

Но тот, кто говорит, и вот товарищ из Воронежа, что он тщательно следит за своим автомобилем, – это здорово, это хорошо. Технически исправную можно и старую, и очень старую машину содержать. Так в чем же проблема отдать эти 800 рублей не за бумажку, а за то, чтобы пройти техосмотр? Но это будет ваша плата за то, чтобы нерадивые владельцы, которые не следят за машиной, не попали, не ехали рядом с нами и не были для нас опасностью. Мы сейчас говорим о работающем техническом осмотре, а не о покупке бумажек, вот в этом-то весь и смысл.

Марина Калинина: Давайте еще Олега послушаем, его мнение, он из Московской области нам звонит. Олег, добрый день.

Зритель: Добрый день.

Я вот тоже слушаю все, конечно, и вспоминаю. Я водитель с 1980 года, и мы проходили знаете как техосмотр? Нас построят там, 40 машин, мы колеса кузбасслаком покрасим, которая еще не высохла, приедет какой-нибудь гаишник, соберет мзду с завгара и все на этом. Это в то время было.

А сейчас техосмотр, никто не сует туда проверять газ или еще что-то, суют руку в карман, смотрят не на машину, а смотрят на твой карман. Я так рад, что вот это отменили, что наконец-то люди поняли, что нельзя бороться с этим, это просто не победить, это никому не удавалось, не удастся и нынешней власти. Вот кто придумал отменить, это очень хорошо, потому что 90% водителей очень следят за своими машинами, и заставляет их следить не инспектор, а кресты на дорогах, они заставляют следить за машинами. 90%, больше даже, они очень хорошо следят.

А те проценты, которые не следят, их ни один закон не заставит следить. Они, может быть, убьются на этих машинах, это мизерный процент, в основном все следят за машинами, потому что не следить за машинами себе дороже. Если ты сегодня запустил на копейку, завтра она тебе встанет на десятку. И правильное сделали решение.

Вот автобусы, да, я согласен, им некогда ремонтировать, у них деньги, коммерция, время – их надо брать, их надо брать и заставлять, чтобы они свои машины держали в исправном состоянии. Особо в транспорт садятся иностранцы, таджики, узбеки за руль, другие у них понятия вождения. Они никогда машины в принципе не ремонтировали, ездят они, пока что-то не отвалится или не отлетит. Вот с коммерческим транспортом...

Петр Кузнецов: Ну да, с коммерческим тут всегда было однозначно, там никто не решался даже...

Зритель: А к частникам даже не суйтесь, не пытайтесь перевоспитывать, все уже, нас перевоспитало время.

Петр Кузнецов: Ну вот не знаю, Олег, не знаю по поводу «сувать руку в карман». Я вот совсем недавно, впервые за долгое время, честно говоря, прошел ТО перед ОСАГО – ничего, мне очень все понравилось: и пробуксовали, и фары мне отцентрили, оказалось, у меня что-то смещено. В общем, здорово.

Зритель: Это, наверное, один случай на тысячу...

Петр Кузнецов: Единственное, там было знаете как? Олег, там сказали, значит, «мы сейчас сфотографируем машину до», я не знаю для чего, потом, значит, это все посмотрели и говорят: слушай, старик, нужно подождать еще полчаса, такие вот дурацкие, говорит, правила, потому что надо подождать полчаса, потом мы ее еще раз сфотографируем, тогда уже можешь ее забирать. Просто пришлось полчаса погулять, это вот из трудностей, а так записался, 800 рублей заплатил...

Зритель: Я вам просто скажу – это смотрят те, кто боится, таких очень мало. В основном, в основном, 90% вот в моем окружении, никто еще не проходил техосмотр, никто в жизни. Я просто давно за рулем, ездил часто, смотрел, ну бестолку. Никому это не победить.

Петр Кузнецов: Да, спасибо большое, я понял вас. Олег, скажите, пожалуйста, а много таких... ? Вот многие из тех, кто нам сегодня дозванивались или пишут, они говорят, что «я ТО никогда не проходил, покупал», честно признавались, «у меня в округе друзья все покупали, но мы самостоятельно все равно за своей машиной следили, все равно мы знаем все минусы и плюсы». А много тех, кто и ТО не проходит, и как-то о техническом состоянии машины не заботится, то есть вот та самая рискованная категория, о которой вы говорите, что ТО влияет на качество машины, на то, что ездит у нас по дорогам. Ведь я рискну предположить, что эта категория велика, тех, кто ТО не проходит, но самостоятельно за своей машиной следит более чем и тщательнее, чем ТО. Ян?

Ян Хайцеэр: Я думаю, что, конечно, большинство автолюбителей следят за своими автомобилями, и коммерческий транспорт в том же числе. Но мы же сейчас говорим о тех условно 10%, которые не собираются этого делать и ездят на машине до последнего, пока она просто не развалится по частям, и должен быть какой-то барьер. Вот каждый из звонивших откровенно говорит, что он платил, а я говорю о том, что если ваш автомобиль так исправен, какая вам разница заплатить, вы платили Васе Пупкину, который вам выписывал бумажки, или вы пройдете реальный технический осмотр, а те 10% или меньше людей, которые действительно представляют опасность, не пройдут и исчезнут с дороги. Здесь звонят люди, они сами себя опровергают.

Да, приятно, конечно, не думать об этом, не иметь еще одну какую-то административную препону. Но рано или поздно каждый из нас, покупая или продавая автомобиль, столкнется с техническим осмотром. Нам его не отменили, не забывайте, нам оставили его при регистрационных действиях. И тогда мы поймем, что рядом пункта технического осмотра нет, потому что его существование невозможно. Я не лоббирую бизнес пунктов технического осмотра, я не страховщик, я представитель общественной организации, и я руководствуюсь логикой, логикой такой же, как все... Ну как я, я же автолюбитель, я езжу на машине, я ее ремонтирую, я ее содержу, я это все понимаю и представляю, у меня немалый стаж, точно такой же, как у звонящих людей.

Поэтому я ратую за то, чтобы отсекли очень малое количество автолюбителей, которые не хотят следить за своими машинами и не обращают на них внимания. Но если ситуация раскрывается таким образом, что вот такой техосмотр половинчатый, ну отмените его совсем и посмотрим, что будет. Потому что, я повторюсь, нельзя быть немножко беременным, либо да, либо нет, а это вот та самая ситуация, когда вроде бы как можно, хотя науке это неизвестно.

Марина Калинина: Ян, еще один вопрос. Сейчас же штрафы за отсутствие техосмотра 2 тысячи рублей, причем на камеры все это фиксируется. Если, допустим, отменят этот техосмотр обязательный для, ну хорошо, какой-то части автомобилей, что делать с этими же камерами и штрафами, извините?

Ян Хайцеэр: Ну, во-первых, этот закон еще в силу не вступил, он вступит с марта...

Марина Калинина: Ну, следующий год, но тем не менее.

Ян Хайцеэр: Я думаю, что да, если... Я думаю, что решение правительство отменит, штраф, скорее всего, отменит. Но здесь пострадают производители камер, которые разработали этот софт, они будут ловить нас только за отсутствие полиса. Это не самая большая трагедия для нас с вами, но тем не менее никто, я думаю, особенно не пострадает.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Марина Калинина: Спасибо.

Петр Кузнецов: Ян Хайцеэр и его комментарий, вице-президент Национального автомобильного союза.

И несколько сообщений. Передумал народ. «Вернуть техосмотр!» – Москва настаивает. Мила пишет через сайт: «Не нужно отменять техосмотр, наоборот, нужно усилить контроль над этим». И из Ставропольского края телезритель написал: «Через год будет ясно по процентам аварий». Через год обсудим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)