Отменим ЕГЭ?

Отменим ЕГЭ?
Время для рывка. Какие шансы нам даёт коронакризис?
Время новых возможностей. Коронаскептики. Градус самоизоляции. Артисты без работы. Рекордные долги россиян. Кто поможет туристам? Рекорд по долгам
Россияне рекордно задолжали банкам
Все будет хорошо?
Сергей Лесков: Россия - страна железных дорог. А что пить в поезде? Конечно, чай!
Артисты без работы
«Выкручивайтесь сами». Как выживают без спектаклей и концертов «Коляда-театр» и группа «Гламурный колхоз»
Градус самоизоляции
Время новых возможностей
Туристам помогут?
Гости
Олег Смолин
первый заместитель председателя Комитета по образованию и науке ГД РФ, доктор философских наук, академик Российской академии образования
Кирилл Семёнов
директор Специализированного учебно-научного центра МГУ - Школы-интерната им. А.Н. Колмогорова

Ольга Арсланова: К другим темам. «Единый госэкзамен в этом году надо отменить», – с такой инициативой к Правительству обратился первый зампред Комитета Госдумы по образованию и науке Олег Смолин.

Петр Кузнецов: Ранее Министерство просвещения перенесло сроки ЕГЭ с 25 мая на 8 июня. А позже министр допустил возможный перенос даты ЕГЭ во второй раз. Соответственно, вторые сроки еще неизвестны.

Ольга Арсланова: Очевидно, что это связано с пандемией. Школьники учатся дистанционно сейчас, и многие не успевают освоить программу.

Давайте поговорим с самим автором инициативы – с Олегом Смолиным, который выходит сейчас с нами на связь. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Олег Николаевич, здравствуйте.

Олег Смолин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Так и хочется сказать: даже не вы автор инициативы, а многие родители даже настаивают на отмене ЕГЭ в этом году, родители выпускников.

Олег Смолин: Я не претендую на авторство, но хочу уточнить мою позицию.

Петр Кузнецов: Да, конечно.

Олег Смолин: Действительно, если придется переносить единый госэкзамен за пределы 8 июня, то есть на июль или, например, на август, то я считаю, что отмена была бы меньшим из зол. Хотя я понимаю, что правила игры во время игры менять нежелательно, но бывают ситуации, когда приходится это делать. Напомню, что в некоторых странах футбольные чемпионаты прервали и победителями объявили тех, кто лидер на настоящее время.

Ольга Арсланова: Олег Николаевич, поясните, пожалуйста…

Петр Кузнецов: Ну, это только в Бельгии так сделали.

Ольга Арсланова: Поясните, пожалуйста, самый важный момент. Что это значит? Отменяем ЕГЭ? То есть в этом году в вузы не поступают абитуриенты, правильно?

Олег Смолин: Да ну что вы?! Бог с вами!

Ольга Арсланова: А как?

Олег Смолин: Это означает следующее: мы меняем правила аттестации и правила поступления в вузы. Каким образом меняем правила, если мы принимаем это решение? Это вопрос, который нуждается в серьезном экспертном обсуждении. Я в качестве версии могу предложить следующее.

Первое – для победителей олимпиад и, соответственно, ребят с инвалидностью и ребят из числа детей-сирот все остается как есть.

Второе – я бы всерьез подумал о том, чтобы вернуть льготы медалистам, их у нас не так много.

Третье – что касается основной массы ребят, то я бы предложил следующую версию. Взять результаты успеваемости за последние три года (именно три, а не последние оценки, чтобы не было соблазна их, что называется, завысить в последний момент), плюс взять внеучебные достижения. У нас сейчас это любят называть мудреным словом «портфолио». Представить их, как сейчас и принято, в несколько вузов по нескольким специальностям. И дать вузам некоторые дополнительные возможности, как это имеет место и в настоящее время. И принимать ребят по результатам учебных и внеучебных достижений.

Петр Кузнецов: Вам кажется, Олег Николаевич, этого достаточно, чтобы отсеять слабых абитуриентов?

Олег Смолин: Да, этого достаточно, чтобы отсеять слабых абитуриентов. Кроме того, я напомню, что слабые абитуриенты и по итогам ЕГЭ отсеиваются обычно на первой же сессии.

А теперь позвольте мне объяснить, почему я думаю, что отмена ЕГЭ в этом году, в случае если его придется переносить на июль или август… Повторяю: 8 июня пусть проводят. А вот если дальше придется переносить, тогда бы я предложил эту тему серьезно обсудить. Это является меньшим из зол.

Я напоминаю, что, во-первых, вообще дистанционное обучение и дистанционная подготовка к ЕГЭ бывает обычно слабее, чем подготовка вживую, даже при хороших условиях. Я напоминаю, что далеко не во всех регионах, как в Москве, все дети имеют компьютеры. А половина школ совершенно точно не имеют широкополосного интернета, по крайней мере сельские школы. Как в таких условиях готовиться к ЕГЭ? Это большой вопрос.

Я напомню, что даже в Питере губернатор Петербурга обратился к гражданам с просьбой помочь с компьютерами или ноутбуками детям, которые переходят на дистанционное обучение. А Питер у нас далеко не самый бедный регион. А как быть в селе? Никто до сих пор не объяснил.

Я напомню, в таких условиях у нас есть риск, что значительно большее количество ребят, чем обычно, ЕГЭ не сдадут и останутся без аттестатов зрелости. Справедливо ли это будет, когда они в этом не виноваты? Это большой вопрос.

Я напомню, что одно из главных достижений ЕГЭ заключается в том, что большее количество детей из регионов поступают в московские и питерские вузы. Но теперь, когда у многих из них не будет нормальных условий или нет нормальных условий для подготовки в дистанционном режиме, это достижение ЕГЭ, скорее всего, будет сведено на нет или, по крайней мере, к минимуму. Поэтому мне кажется, что, выбирая из зол, надо все эти факторы учитывать.

Кроме того, я напомню, что если ЕГЭ уйдет на июль или август, то дети лишатся каникул, а педагоги – отпусков. И я крайне сомневаюсь, что кому-нибудь за это что-нибудь компенсируют.

Ну и наконец – о том, о чем вы говорили. Очень многие родители и старшеклассники нервничают, потому что они понимают, что дистанционная подготовка к ЕГЭ дает худшие результаты, чем подготовка вживую. Я думаю, мы сняли бы значительную часть стресса, если бы, повторю, в случае дальнейшего передвижения сроков ЕГЭ рассмотрели мое предложение.

Ольга Арсланова: Олег Николаевич, а есть ли уже какая-то реакция от вузов и от школьных функционеров на ваше предложение? Потому что это значит – изменить полностью устоявшуюся уже более чем десятилетие систему.

Петр Кузнецов: Премьер не ответил вам.

Олег Смолин: Премьер мне, к сожалению, не ответил. Министр Сергей Сергеевич Кравцов сказал, что ЕГЭ состоится 8 июня. Ну, ради бога. Если 8 июня, то 8 июня. Но повторяю: если придется дальше двигать, вот тогда бы я предложил обсудить эту идею.

Что касается родителей и педагогов, то я хочу выставить мое предложение на некоторые сайты, для того чтобы люди высказали свою точку зрения и проголосовали, поддерживают ли они его или не поддерживают.

Петр Кузнецов: Олег Николаевич, очень много… Когда о любой сфере сейчас говорят, то говорят, что в любом случае после коронавируса мир не будет прежним. Можно предположить, что и ЕГЭ после коронавируса, как бы дело у нас ни завершилось, в его нынешнем виде не будет уже существовать, все равно его ждут какие-то изменения? Проведут его, не проведут, отменят, перенесут – неважно.

Олег Смолин: Начнем с того, что изменения в ЕГЭ давно назрели. И мы говорили о том, что ЕГЭ должен быть приговорен к высшей мере совершенствования. Кстати, некоторые изменения в ЕГЭ, в том числе в результате нашей работы с Правительством, уже произошли. В основном исчезли тестоподобные задания. Появилось, правда в странной форме, сочинение как форма допуска к ЕГЭ. Появилась форма устного экзамена – говорение – в иностранных языках, потому что ЕГЭ, как говорит председатель думского комитета Вячеслав Никонов, не учит детей читать, писать и говорить. То есть некоторые изменения уже произошли.

Я сомневаюсь, что ЕГЭ будет отменен полностью. Но я напомню наше предложение, многократно вносившееся в Государственную Думу, не на уровне идей, а на уровне готовых законопроектов, а именно: перевести единый госэкзамен в добровольный режим. Далеко не все ребята из регионов, в особенности из сел, мечтают о московских и питерских вузах.

Между тем я хочу напомнить об одном из совершенно неожиданных последствий единого госэкзамена – боязнь его. Многие ребята в сельских школах уходят в средние профессиональные учебные заведения, старшие классы школ пустеют. Закрываются сначала старшие классы. А это значит, что…

Как сказал мне лучший директор в Москаленском районе Омской области Владимир Петрович Синеокий: «Когда у меня закрывается старшая школа, сколько бы я ни платил моим работникам, они будут искать другое место, где дети могут получить полноценное школьное образование». Понимаете, вот такое неожиданное последствие.

Поэтому мы продолжаем нашу идею о том, что надо смягчить режим ЕГЭ и сделать его добровольным, с правом выбора для выпускника. Хочет – сдает ЕГЭ. Хочет – сдает классические экзамены.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое за ваш комментарий. Олег Смолин был в эфире.

Давайте послушаем мнения наших зрителей. Татьяна на связи. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот скажите… У меня сын выпускник, девятый класс. Разговоров нет, я все понимаю, что экзамены очень нужны, потому что это стимул добиться чего-то. Но в такой ситуации можно ли их отменить?

Ольга Арсланова: Судя по всему…

Зритель: Они же не виноваты, что эпидемия ходит.

Петр Кузнецов: То есть вы просто поддерживаете инициативу Олега Смолина, понятно.

Ольга Арсланова: Скажите, а у вас какие проблемы сейчас с подготовкой? Вот что сложнее всего?

Зритель: Вот сейчас я, допустим, переживаю, что у меня ребенок… Ну, не всегда же бывает интернет. Бывает, что зависает. Бывает, что… Ну, сами понимаете, что со связью проблемы или что-то.

Петр Кузнецов: И этого уже достаточно, чтобы болеть за отмену ЕГЭ в этом году.

Зритель: Они не могут постоянно быть на связи.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Татьяна, спасибо.

Зритель: Вы сами понимаете, это дети. Они сегодня вышли в онлайн, а завтра – нет.

Ольга Арсланова: Понятно, спасибо вам большое.

Петр Кузнецов: Давайте продолжим разговор с Кириллом Семеновым, директором специализированного учебно-научного центра МГУ – школы-интерната имени Колмогорова. Кирилл Владимирович, мы приветствуем вас.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Кирилл Семенов: Добрый день.

Петр Кузнецов: Совершенно очевидно, что российская система школьного обучения оказалась не готовой к переходу на дистанционное обучение.

Кирилл Семенов: Ну а какая бы система оказалась к этому готовой? Массово по всей стране. Ровно то же самое можно прочитать на форумах, описание того, что происходит в американских университетах. Карантин – это такая вещь, что нужно прерываться. Дистанционное образование лучше, чем ничего, но мы понимаем, что в масштабах всей системы оно не заменит обычного очного образования. Ну что же теперь делать?

Я слышал все, что здесь говорил уважаемый заместитель председателя комитета Государственной Думы. Мы представим себе на секундочку, что эта ситуация случилась бы в Советском Союзе, где не было бы никакого ЕГЭ. Случилась бы (не дай бог, конечно) такая эпидемия – и все бы просто перенеслось на месяц или на два: и вступительные экзамены в вузы, и выпускные экзамены из школы. И все бы их сдавали так же, как и раньше. Ну, не случилось бы каникул.

Так что изменилось от того, что мы находимся в ситуации сегодняшней нашей России? Есть разумное и единственно возможное решение – не выдумывать на коленке систему, когда вузы будут выбирать как хотят и кого хотят, а провести итоговую аттестацию в школах не на месяц, а на два позже, в конце июля; и по результатам этой итоговой аттестации зачислить в вузы по тем правилам, по которым люди готовились.

Ольга Арсланова: Я правильно вас понимаю, что дети продолжат учиться сейчас дистанционно, затем выйдут в школы и еще пару месяцев поучатся, а потом в сентябре пойдут в вуз учиться? А отдыхать они когда будут?

Кирилл Семенов: Если бы мы проще сказали: «Сейчас у нас, извините, вынужденные каникулы, а потом мы продолжим учиться», – было бы, наверное, и честнее, и проще. А отдыхать… Понимаете, те, кто поступают в вузы, последний год своей учебы обычно, вообще говоря, не сильно отдыхают. Давайте уж честно ответим на этот вопрос.

Проблема-то в чем? Нам предлагают разные идеи. Это вот то, что я сейчас слышал сейчас в эфире. За три года взять успеваемость, как-то ее посчитать. Ну а если человек, например, взялся за голову в одиннадцатом классе, а не в девятом, и сейчас, например, готов нормально сдать ЕГЭ, а девятом классе он успевал не слишком здорово? Ну, это все как бы ни о чем – взять интегральный показатель успеваемости в школе и перенести его в вуз.

Ради чего это все затевалось, в том числе ЕГЭ? Чтобы якобы победить потрясающий уровень коррумпированности в высших учебных заведениях, которые устраивали экзамены по своим правилам для себя, со своими комиссиями. И ради этого у нас сейчас при проведении детей обыскивают, отнимают мобильные телефоны, следят за ними всей страной по телекамерам. И вдруг – ни с того ни с сего – мы должны от всего этого отказаться и брать в вузы, как они захотят. Ну, знаете, при всем уважении к депутатам, это вообще ни о чем, это вообще никуда не годится.

Ольга Арсланова: Кирилл Владимирович, смотрите. Мы понимаем, что это сложное время и это вызов всей системе школьного образования в нашей стране. Когда это все закончится?

Кирилл Семенов: Простите, извините, что я вас прерываю. Я не очень понимаю, в чем вызов-то. Ну отложите все на два месяца, и все. Объявите каникулы сейчас.

Ольга Арсланова: Ну, сейчас очевидно, что так не происходит. То есть продолжается дистанционная форма обучения.

Кирилл Семенов: Ну, очевидно, не очевидно…

Ольга Арсланова: Есть какие-то плюсы, которые школа может получить после того, как все вернется в привычное русло?

Кирилл Семенов: Еще раз. Если Кравцов окажется прав, к 8 июня мы проведем ЕГЭ, как тут сказал депутат Смолин, то вообще обсуждать нечего. Давайте мы хотя бы до 8 июня доживем. И проблемы мы будем решать по мере их поступления на стол. Вот 8-го числа будет что обсуждать.

Петр Кузнецов: Просто не будет ли в тот момент поздновато уже что-то решать?

Кирилл Семенов: Нет, это не будет поздновато. Эта система может быть развернута в любой момент.

Более того, знаете, много раз те, кто критикуют систему ЕГЭ, говорили (возможно, справедливо), что обычная школа не готова к тому, чтобы дать тот уровень, который обеспечит поступление в ведущие вузы. Мы это ведь помним. А теперь выясняется: «Ну как же?! Два месяца подготовки в обычных школах, которые ничего не могут дать». И вдруг оказывается это критичным для того, чтобы не участвовать в ЕГЭ.

Петр Кузнецов: В общем, остается ждать, да? Будем ждать.

Ольга Арсланова: Спасибо вам за комментарий.

Петр Кузнецов: В июне поговорим. Кирилл Семенов. Спасибо большое. Еще одну тему успеем обсудить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (5)
Николай
Самое правильное решение в данной ситуации, лишь отмена. Олег Николаевич прав.
Евгений
Нельзя отменять ЕГЭ, мы готовились к нему целых 2 года. Даже во время ВОВ учёба и экзамены не отменялись.
Михаил
Отменим!!! Не каждый год бывает ситуация, опасная для жизни! Поэтому в этом году нужно отменить ЕГЭ
Андрей
Отмените ЕГЭ и ОГЭ. ПОЖАЛУЙСТА!!
Иван
Я за отмену ЕГЭ