Отметить праздник и избежать коронавируса

Гости
Владислав Жемчугов
доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог

Иван Князев: В эфире «ОТРажение». Мы работаем для вас, Марина Калинина...

Марина Калинина: ...Иван Князев. И прямо сейчас о пандемии будем говорить, о новостях, связанных с COVID.

Иван Князев: Да, последние новости. Вот впереди у нас новогодние праздники, а что будет после них, накроет ли нас новая волна уже нового штамма «омикрон». Также выясним, каковы шансы заразиться после вакцинации. Ну и еще: препарат «МИР-19» зарегистрировали в нашей стране – как он работает, как лечит, все это будем обсуждать с нашими экспертами. Ждем, конечно же, и ваших вопросов, звоните, пишите нам в прямой эфир.

Марина Калинина: И несколько цифр. 21 119 человек заболели COVID в России за сутки, 932 человека умерли от коронавируса также вот за последние сутки в нашей стране.

Иван Князев: За последние 24 часа.

Владислав Жемчугов у нас на связи, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог. Владислав Евгеньевич, приветствуем вас.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Иван Князев: Я уже спрашивал у других экспертов, может, вы знаете, как работает «МИР-19», что это за препарат такой?

Владислав Жемчугов: Ну, уникальный препарат с уникальным механизмом действия, такого еще не было. Значит, в нем есть, он расшифровывается «малые интерферирующие РНК», «интерферирующие» переводится как «взаимодействующие, «воздействующие». То есть это такой троянский конь, ген вируса или несколько генов очень важного участка для вируса, но они с ошибкой, то есть они мало того, они прилипают при введении, связываются с этим участком и прекращается, в частности, сборка вирусов. То есть он бьет как, хочу сравнить с Кощеем, кончик иглы, такой же точности и мощи, я бы хотел сказать, препарат. Вот это очень важный препарат. Мало того, он применяется, планируется, будет применяться безынъекционно, а спрей в нос, что очень удобно, и я думаю, что он завоюет рынок очень...

Иван Князев: В виде ингаляции, да, будет действовать он, будет работать?

Владислав Жемчугов: Спрей, ингаляция, да, или распыление, это немножко разные вещи, да.

Марина Калинина: Владислав Евгеньевич, это совершенно новый препарат, или он основан на чем-то предыдуще разработанном?

Владислав Жемчугов: Ну, основан, есть такие подходы, чтобы блокировать конкретно важные участки вируса, собственно, при гепатите C вот лекарства основные, которые действуют на вирус, они вот нарушают определенные белки, важнейшие для вируса. Ну вот на основе этих малых интерферирующих РНК препаратов еще не было. А вирусу просто давали, вот некоторым вирусам, чтобы они включили в обмен веществ свой вот эти нуклеиновые кислоты ошибочные, и тогда на этом стоп считывания генома, и вирус прекращает размножаться. Это очень точные механизмы генетические.

Марина Калинина: Когда уже начнут этот препарат применять?

Владислав Жемчугов: Ну, в данный момент, я думаю, заканчивается регистрация, это означает начало применения на людях, хотя уже, конечно, это испытали, по разрешению, конечно, все официально, в «красной зоне» применение препарата у больных не самых тяжелых, а средней тяжести привело к резкому снижению у пациентов вирусной нагрузки, то есть количество вируса сокращалось в десятки и тысячи раз, чем укорачивался период и заболевание не переходило в тяжелую стадию.

Иван Князев: Будем экономить время, чтобы побольше ваших звонков выслушать. Тамара из Москвы у нас сейчас дозвонилась. Тамара, здравствуйте.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. У меня такой вопрос... Алло?

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста.

Владислав Жемчугов: Да.

Иван Князев: Слушаем.

Зритель: Да. Я страдаю раком легкого, получаю таргетную терапию. Сделала прививку «ЭпиВаком», вакцинацию, я сама врач. А вот 3 недели тому назад сделала ревакцинацию «Спутник Лайт». Скажите, у меня есть хоть какой-то иммунитет, или мне надо еще чем-то вакцинироваться?

Владислав Жемчугов: При такой схеме иммунитет, конечно, есть. Я уверен, что вы наблюдались, контактировали со своим химиотерапевтом и иммунологом, которые вас наблюдают, и в перерыве между курсами терапии, таргетной или химиотерапии, вам и выполнили эти вакцинации. Это очень важный момент, вас они, конечно, защитят от вируса.

Иван Князев: Люди до сих пор спрашивают, после прививки от COVID сильный иммунитет, не станет ли слабее.

Владислав Жемчугов: Ну, он не становится слабее вот на протяжении года, я считаю. Потому что уменьшение количества антител, мы уже неоднократно с вами говорили об этом, это закономерный процесс. Если вируса нет, врага нет, то армия сокращается и титр антител падает, потому что невозможно все антитела производить постоянно на высоком уровне. И примерно месяц-два количество их уменьшается, но остаются часовые в виде памяти, и при повторном контакте с вирусом в течение суток-двух восстанавливается исходный объем и вы полностью защищены. Но через какой-то период, мы просто еще не знаем точно, во сколько, потому что мало длится пандемия, год-два всего, а вот через какой-то период стоит ревакцинироваться, конечно, ну это если остается опасность, это поддержит на высоком уровне титр, особенно к новым штаммам, где количество антител именно в связи с мутациями уменьшается действующих.

Марина Калинина: Еще звонок из Воронежской области, на связи Николай. Здравствуйте.

Иван Князев: Приветствуем вас.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я в этом году получил травму головы, была гематома, пришлось делать трепанацию черепа. Как вот мне, можно делать прививку или нет?

Владислав Жемчугов: Конечно можно. Никак не связано это с вашим иммунитетом. Дай бог, чтобы не поврежден был мозг, но иммунитет от этого не пострадает. Вам нужно защититься, потому что, возможно, потребуется какое-то лечение, а оно будет, так сказать, зависеть от того, что не переболеете ли вы коронавирусом. Этого не стоит делать, потому что могут остаться осложнения после заболевания тяжелые в связи с вашей травмой. Поэтому надо быстрее вакцинироваться, и вы будете защищены от последствий переболевания в легкой форме, даже если заболеете.

Марина Калинина: Владислав Евгеньевич, а все-таки давайте, вот с чего мы начали, по поводу второй волны COVID, вернее уже не второй, а какой там...

Иван Князев: Мы уже сбились со счета, уже десятая, наверное.

Марина Калинина: Третьей, четвертой, пятой, вот после новогодних праздников?

Владислав Жемчугов: Ну, я хочу сказать, что вот эти волны – это все отражение единого процесса пандемии, потому что пока все на планете не переболеют или не познакомятся с вирусом через вакцины, процесс не остановится. И вот я считаю, что в данный момент резкое ускорение размножения вируса, то есть отбора в результате мутаций такого штамма, как «омикрон», страшно заразного, контагиозного, – это шаг для того, чтобы вирус смог найти новых хозяев в природе. Он же действует в интересах своих, вируса этого многоклеточного, многобесклеточного, и сейчас он ищет новых хозяев в природе. Уже есть сигналы, что олени где-то, грызуны какие-то...

То есть поскольку в человечестве нарос коллективный иммунитет до такой степени, что вирусу некуда деться, он не может больше, он своим текущим шагом ищет новых хозяев, которые не будут его губить своим иммунитетом, а вирус не будет их губить тоже. И образуется новая природно-очаговая инфекция. Я считаю, что в следующем году по крайней мере мы отдохнем от вируса, он уйдет к другому хозяину.

Иван Князев: Владислав Евгеньевич, а вот все-таки после праздников разные эксперты говорят разное. Кто-то говорит, что социальных контактов будет немного у нас, даже если на улице мы будем встречаться, мороз коронавирус не любит. Другие эксперты говорят, что, наоборот, мы вспышку резкую получим после новогодних каникул. Как вы считаете?

Владислав Жемчугов: Я думаю, что вспышки, конечно, не будет, но нужно разумно объяснить людям, в чем, где они могут заразиться. Заразиться больше всего дома в непроветриваемом помещении, где большая компания. Если там будет хоть один человек с вирусом, заболеют все в той или иной форме, это факт. На улице, вот, я знаю, в Брянске запретили уличные гуляния, – это неправильно: на улице вирусу, особенно, даже легкий вот мороз для него губителен абсолютно, там социальная дистанция фактически не нужна вот такого расстояния даже большого. Но есть другая...

И в больших помещениях: стадионы, какие-то огромные концертные залы, где большой объем воздуха, там вирус просто растворяется в воздухе, есть обменная вентиляция мощная, в том числе в аэропортах, там заразиться практически невозможно, если совсем тесно не контактировать, я даже не могу себе представить. Ну, например, в очереди на посадку в самолете, там маски обязательны, да, это правда. В торговых центрах в очереди в кассу маски лучше надеть, чтобы не заразиться. А так на улице – да ради бога.

Но другая опасность есть – не простудиться, потому что про грипп мы забыли, а он сейчас есть, и он может быть тяжелым, поэтому на улице обувайтесь, одевайтесь, шубы, валенки, хорошие вещи. Ну и напитки могу порекомендовать не крепкие, а такие, как традиционные наши, глинтвейн, грог, пунш в умеренных количествах, подчеркну. «Наслаждайтесь всем досыта, но не до усталости» – пословица латинская очень мудрая.

Марина Калинина: Какие хорошие рекомендации: шуба, валенки и грог, ха-ха.

Иван Князев: Ха-ха.

Марина Калинина: Татьяна из Мордовии. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день, ведущие, добрый день, доктор.

Мы пенсионеры, у меня вот такой вопрос. В январе – феврале мы сделали «Спутником V» две прививки. Должны были делать ревакцинацию ближе к осени, но не смогли и заболели. Доктор нам поставил ОРВИ, но болели мы, болело все, и температура, и кашель, и горло очень сильно болело, уши болели, сил не было, это, обоняние пропадало, в общем, болели очень сильно. Тест на коронавирус не посылали нас сдавать, мы не сдавали. Анализы сдавали, ходили в поликлинику, единственное, СОЭ было повышено, потом C-реактивный белок 16 был, вот.

Теперь вот я хочу спросить, когда нам можно сделать ревакцинацию? Мне кажется, у нас было не ОРВИ, а COVID именно. Вот когда нам можно сделать ревакцинацию?

Владислав Жемчугов: Я понял, отличный вопрос.

Иван Князев: Ага, спасибо.

Владислав Жемчугов: Вот так бывает, когда совпадает с формированием иммунитета, такое более-менее, ну не очень легкое происходит заболевание, потому что нагрузка на организм. Но у вас все хорошо, вы вакцинацию прошли фактически. Жаль, что не было ПЦР-теста при этом заболевании, чтобы точно понять, что это коронавирус. Но сейчас, я считаю, через полгода можно ревакцинироваться любым препаратом, или вторым компонентом «Спутника V», или «Спутником Лайт», или «КовиВаком», любой вакциной стоит ревакцинироваться независимо от количества антител.

Марина Калинина: Из Брянска звонок. Надежда, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Зритель: Алло? У меня вопрос к иммунологу. Будьте добры, скажите, пожалуйста, а можно ли прививаться ВИЧ-инфицированным?

Владислав Жемчугов: ВИЧ-инфицированным, конечно, можно прививаться. Но надо учесть: если вы находитесь на антиретровирусной терапии, то вот посоветуйтесь со своим доктором, в какой фазе, надо ли делать перерыв, потому что надо знать ваше конкретное состояние, сколько клеток CD4–CD8, чтобы мы знали вот этот вот момент. А так, конечно, стоит вакцинироваться и ревакцинироваться, потому что ущербный иммунитет способствует тяжелому течению коронавируса. А если вы вот правильно все проделаете по согласованию с доктором, который вас ведет, то вы будете укреплены еще и против ВИЧ.

Иван Князев: Несколько SMS, связанных с аутоиммунными заболеваниями: тиреоидит, человек спрашивает из Амурской области, можно ли делать прививку, и рассеянный склероз, тот же вопрос, как быть с прививкой.

Владислав Жемчугов: Тяжелые вопросы. Ну, про аутоиммунный тиреоидит, он довольно распространен, особенно в наших вот зонах, где люди пьют воду из рек, я имею в виду эти источники, реки, там мало йода, и это заболевание, к сожалению, распространено. И, значит, там нужно делать и можно делать вакцинацию, просто опять посоветоваться с ведущим доктором эндокринологом и иммунологом, в какой фазе. Зависит от течения и от лечения. Если очень высокий титр, то, может быть, сначала пролечить тиреоидит, потом вакцинироваться все-таки.

Иван Князев: А склероз рассеянный?

Владислав Жемчугов: Рассеянный склероз – это тяжелейшее заболевание. Здесь два аспекта. Значит, стоит вакцинироваться, я считаю, точно, потому что можно усилить иммунитет и против того вируса (я считаю, рассеянный склероз – это вирусной природы заболевание). Но не в острой фазе, не в острой фазе, и здесь возможно лекарственное прикрытие, какое – вам подскажет ваш ведущий доктор.

Марина Калинина: Такой вопрос, Владислав Евгеньевич. Вот сегодня нашла новость о том, что Минздрав выпустил новую версию временных методических рекомендаций по профилактике, диагностике и лечению новой коронавирусной инфекции. Что это такое? Какие изменения там появились?

Владислав Жемчугов: Ну, значительных там изменений нет. Добавилась кислородная терапия для вакцинации беременных, это самое главное, я считаю, добавление, что вот позволит хорошо избежать. Собственно говоря, больших изменений нет.

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Петр из Челябинской области на связи. Петр, здравствуйте.

Зритель:

Иван Князев: Петр, выключите, пожалуйста, телевизор и разговаривайте с нами через телефон.

Зритель:

Иван Князев: Так, ладно, с Петром поговорим чуть позже. Сейчас Галина из Москвы.

Марина Калинина: Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, слушаем вас, говорите, пожалуйста.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Зритель: Меня интересует, нужно ли сделать анализ на антитела после двух прививок и когда, чтобы сделать потом ревакцинацию? В принципе нужно делать анализ, или это просто через какое-то время нужно пройти ревакцинацию?

Марина Калинина: Ага.

Иван Князев: Спасибо.

Владислав Жемчугов: Анализ на антитела стоит делать перед первой вакцинацией, потому что есть разница. Если, например, они уже есть, вы, например, переболели в скрытой форме, то можно просто отложить эту вакцинацию на полгода, вы получите QR-код как переболевший, вот с этим сертификатом о том, что есть антитела. А дальше только чтобы вот убедиться, что, я не знаю, вакцина попала, она хорошая, то есть должно быть повышение титра антител после вакцинации или после ревакцинации. А так большого смысла нет, если все с вакциной хорошо, она правильно введена, то будет защита.

Иван Князев: Из Кемеровской области вопрос: «Водитель с постковидным синдромом имеет право управлять транспортом или нет?» Ну, здесь, наверное, важно понять, а мы знаем, что такое постковидный синдром.

Владислав Жемчугов: Дело в том, что постковидный синдром очень разнолик, потому что повреждается огромное количество мелких сосудов, повреждения могут быть очень разных органов, начиная от головного мозга и кончая пальчиками, поджелудочной железой, почками... Там, где мелкие сосуды, нарушается чувствительность. Если нарушены зрение, слух, такое может быть, то водителю это должна комиссия, да, решить доктор, насколько серьезны эти нарушения. Если есть нарушения памяти, потому что такое тоже может быть в связи с повреждением мозга, опять же лучше пройти невропатолога и терапевта, чтобы определить, насколько реакции сохранены, потому что водитель отвечает, если тем более не только за себя, за пассажиров, стоит это сделать. А так нужно вот лечить постковидный синдром, точно обследоваться после заболевания и предметно пролечить те нарушения, которые вот остаются иногда очень надолго, и потеря запаха – это не главное.

Марина Калинина: Из Ростовской области сообщение: «Помогите, не могу дозвониться. Хочу привиться, но у меня увеличены лимфоциты по анализам», – спрашивает человек, 63 года.

Владислав Жемчугов: Надо понять, почему они увеличены. В последние лет 10 мы видим в анализах крови в общих такой перекос, мало нейтрофилов, много лимфоцитов, и вот люди пугаются. Хочу сказать, что нормы эти статистические, они довольно-таки давнишние, а анализ крови меняется в связи с экологией, эволюцией человека, с разными обстоятельствами. На моей памяти на лейкоциты уже менялись нормы раз пять в сторону уменьшения, было 10 тысяч, сейчас вот 4–6. А что касается лимфоцитов, обычно пишут в учебниках, что это симптом вирусного какого-то заболевания. Поэтому нужно убедиться, что вирусного заболевания нет, сходите к инфекционисту, к иммунологу, к терапевту, к кому-нибудь одному из них на поговорить. Если заболевания никакого вирусного не найдут, это просто ваша норма. Ну понаблюдайте за собой.

Иван Князев: Владислав Евгеньевич, министр Мурашко заявил, что у нас уже 78 миллионов человек получили первую дозу вакцины, то есть фактически у нас уже коллективный иммунитет в стране 60%. Почему тогда растет число, не растет, а по-прежнему высокое число заболевших? Уже же, мне кажется, должны прерываться вот эти вот контакты каким-то образом.

Владислав Жемчугов: Ну смотрите, происходит пробуксовка очень значительная. Во-первых, не все... Сейчас болеют в основном те, кто не вакцинировался раньше, а во вторую очередь болеют те, кто переболел давно, пару лет назад, у них действительно ослабевает иммунитет, с какого-то периода они могут болеть повторно. А самое главное, что болеют повторно те люди, которые переболели первым уханьским штаммом. Вот «дельта» и особенно «омикрон», они уже на 30%, я считаю, даже на 40% уменьшают уровень защиты за счет того, что уже нет тех белков, к которым направлен вакцинный иммунитет, потому что вакцины же все сделаны на основе первого штамма, уханьского, вот вирус от них уклоняется, он прячется, меняется его структура, и люди начинают болеть повторно в большей степени, чем заявлено было при первом штамме, что болеют 10%, а сейчас, я считаю, повторно могут болеть около 30–40% от вакцинированных, особенно при определенных сроках. Собственно, за этим и просят третью, даже четвертую кто-то говорит, ревакцинацию, потому что тогда вырастет количество антител, в том числе и к тем белкам, к которым остается действенным вакцинный иммунитет. Вот болеют повторно, пробуксовка такая идет.

Иван Князев: Просто мы очень много надежд возлагаем на 2022 год, что COVID уже все-таки уйдет. Когда уже у нас появится такой действительно коллективный, надежный иммунитет?

Владислав Жемчугов: Хочу порадовать, потому что практически мало очень людей считают, в счет коллективного иммунитета вкладывают и переболевших в неявной форме, а их, по подсчетам, я всего одну-две таких статьи читал, я читал, что в 10 раз больше неявно переболевших, но это обычное такое для эпидемий число. Вот американцы подсчитали, что в 6 раз, ну небольшая, собственно, разница для эпидемии, 6, 8, 10 раз. Короче говоря, вот та цифра, которую говорят, заболевших столько-то, это выявленные зараженные, нужно умножить эту цифру на 6, будет количество невыявленных зараженных, тех, которые дома переболели или переболели, даже не ощущая этого, а у них образовался иммунитет. Поэтому на самом деле коллективный иммунитет больше, чем объявляется. Это говорит о том, что раньше наступят пороговые цифры, когда вирусу придется куда-то прятаться в леса, в тайгу, не знаю, в пустынь, не дай бог...

Марина Калинина: Людмила из Карелии. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Я хочу задать доктору вопрос. Я делала вакцинацию в апреле месяце, переболела в октябре, 6 октября. Вот я в декабре месяце сейчас прошла КТ, у меня нашли злокачественную опухоль в легких. Могу я перед операцией, в феврале – марте, может, будет операция, сделать опять вакцинацию, не дожидаясь полугода? Или как, что мне делать?

Владислав Жемчугов: Я думаю, вам не стоит до операции вакцинироваться, у вас и так хороший иммунитет, все будет хорошо. Перенести операцию, а потом, как правило, делают химиотерапию или облучение, там тоже не очень уместна какая-то ревакцинация. Но вам хватит иммунитета, который сейчас после переболевания, на год, поэтому желаю вам успешного лечения опухоли, а к вирусу вернемся через год. Я буду рад, если вы зададите свой вопрос через год.

Иван Князев: «Как долго надо принимать антикоагулянты после перенесенной COVID-инфекции, если D-димер был повышен?» – спрашивает телезритель.

Владислав Жемчугов: D-диме́р – это такой вот...

Иван Князев: Прошу прощения, да, не там ударение поставил.

Владислав Жемчугов: Это нормально. Значит, это один из показателей свертывания крови, и действительно, вирус повышает свертываемость крови. Но это лечение, оно очень тонкое и требует постоянного наблюдения, то есть минимум раз в неделю надо делать тестирование на свертывание крови, если человек принимает антикоагулянты. Если они принимаются по поводу, например, атеросклероза долго как профилактика инфарктов, инсультов, это уже другое, тогда там достаточно наблюдения кардиолога или терапевта и раз в месяц делать коагулограмму, тогда мы увидим динамику и не допустим каких-то резких колебаний. Но в любом случае после перенесенного заболевания месяц-два надо делать минимум раз в 2 недели коагулограмму, чтобы точно... Это важный очень показатель для жизни.

Марина Калинина: Еще один звонок успеем принять, из Иркутска Лариса. Здравствуйте.

Владислав Жемчугов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Марина Калинина: Да, говорите, пожалуйста, Лариса.

Зритель: У нас в Иркутске, значит, мы живем в Иркутске, мы пенсионеры, нам по 76 лет. Делали прививку «Спутником», две прививки. Через полгода сделали ревакцинацию. У меня все, хорошо переношу прививку, без температуры, а муж с высокой температурой, по несколько дней 38, несколько дней болеет, тем более у него заболевание, была онкология, шунтированный. Вот стоит ему еще ревакцинацию делать или нет?

Владислав Жемчугов: Через полгода, не раньше, и очень советую таблетку «Пенталгина» или аспирина за час перед инъекцией, это снизит вот эту вот температуру, но никак не повлияет на развитие иммунитета. Через полгода под прикрытием таблетки «Пенталгина» или аспирина.

Иван Князев: Еще один вопрос: «Когда можно прививаться после мононуклеоза?» – из Московской области.

Владислав Жемчугов: Ох. Мононуклеоз, надо смотреть конкретно, у какого пациента. Значит, если это ребенок, это одно, там свои требования. Если это взрослый, мононуклеозом обычно женщины молодые болеют. Я думаю, что на полгода надо точно отложить и посмотреть на показатели крови, насколько вернется формула в норму, насколько вернутся в норму лимфоузлы. То есть это нужно смотреть конкретно на человека, но не раньше чем через 6 месяцев после перенесенного заболевания.

Иван Князев: Спасибо вам большое, Владислав Евгеньевич!

Марина Калинина: Спасибо!

Иван Князев: Мы вас благодарим, что весь этот год были вместе с нами, отвечали на вопросы наших телезрителей, на наши вопросы.

Марина Калинина: Да, и с наступающим вас Новым годом!

Владислав Жемчугов: Можно мне поздравить?

Иван Князев: Конечно же.

Марина Калинина: Конечно.

Владислав Жемчугов: Я хочу поздравить всех своих родственников, друзей, пациентов и пожелать в новом году избавиться от противного коронавируса, во-первых, никому не болеть, и всем нам встретить Новый год в добром здоровье. Особенно хочу пожелать маленькому пациенту из Чехова Тимофею справиться со своей непростой болезнью и стать замечательным хоккеистом, как он мечтает.

Иван Князев: Мы присоединяемся.

Марина Калинина: Да.

Иван Князев: Спасибо вам большое!

Марина Калинина: Спасибо!

Иван Князев: Владислав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог, был с нами на связи.

Мы продолжим через несколько мгновений.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать

Ваш комментарий будет опубликован после проверки модератором

Комментарии (0)
Новогодний ковид-прогноз на 2022-й