Отмыть деньги. Как не подхватить инфекцию, расплачиваясь наличными

Отмыть деньги. Как не подхватить инфекцию, расплачиваясь наличными | Программа: ОТРажение | ОТР

Чем мы можем заболеть, прикасаясь к деньгам

2019-12-27T13:41:00+03:00
Отмыть деньги. Как не подхватить инфекцию, расплачиваясь наличными
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Георгий Корнилов
директор Научно-исследовательского института - филиала АО «Гознак»
Владислав Жемчугов
доктор медицинских наук, иммунолог

Анастасия Сорокина: «Грязные деньги». Все, кто прикасается к бумажным купюрам, могут заболеть гриппом, грибком, гепатитом, менингитом, гельминтами, туберкулезом и не только, – выяснили в Роспотребнадзоре.

Александр Денисов: Настя, еще можно жадностью заразиться к деньгам, мне кажется.

Анастасия Сорокина: Целый список, целый букет заболеваний. Целлюлоза, которая входит в состав купюр, – питательная среда для микроорганизмов. Чем жарче климат, тем больше шансов чем-нибудь заразиться, расплачиваясь наличными. В Японии, кстати, например, для профилактики деньги даже стирают в специальной машине. Российский Центробанк парирует, мол: «Мы тоже обрабатываем спецсоставом».

Александр Денисов: Тему будем обсуждать вместе с вами. Звоните нам и пишите.

А прямо сейчас на связи у нас со студией Владислав Евгеньевич Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог.

Владислав Жемчугов: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Александр Денисов: Владислав Евгеньевич, вот Настя рассказала, что в жарком климате. Ну, у нас-то погода прохладная – значит, все нормально с купюрами.

Владислав Жемчугов: Ну, чистота купюр зависит от тех рук, которые их держат. Поэтому если все люди будут мыть руки перед тем, как их трогать, то все будет в порядке.

А если всерьез, то это давнишние результаты проверок, их постоянно кто-то делает. Мы делали даже со студентами на кафедре микробиологии, когда учили. И выясняется, что самые грязные деньги – ну, не в смысле таком глобально-фатальном, а в смысле прямом – это мелкие, потому что они потрепанные, их вряд ли кто-то будет стирать. То есть десятки, пятидесятки, может быть, сотни. А крупные деньги реже проходят через руки, и они чище. И на них, конечно, сохраняются устойчивые микробы. А самые устойчивые – это туберкулез, может быть, какие-то анаэробные бактерии и еще, еще, еще.

Грипп, кстати, самый такой редкий вид, потому что он все-таки передается воздушно-капельным путем, вот этот вирус. Но если кто-то начхал на деньги (опять же в прямом смысле), то этот вирус может передаться и с какими-то воздушными потоками. Но и с руками, если немытыми этими руками после того, как брали деньги, съесть пирожок, то можно заразиться гриппом. Это правда.

Александр Денисов: Владислав Евгеньевич, а вы думаете, что кто-то чихает на деньги? Есть такой человек?

Владислав Жемчугов: Ну, я же подчеркнул, что в прямом смысле. А если в таком, то ему можно только позавидовать, что он может чихать на деньги.

Александр Денисов: Анастасия, пожалуйста.

Анастасия Сорокина: Я хотела спросить про климат. Если жаркая страна, то понятно, что там быстрее распространяются микробы. Может ли нам сейчас помочь то, что на территории вообще сейчас зимний период? Подержать деньги на морозе – есть ли возможность таким образом какую-то часть этих микробов убить?

Владислав Жемчугов: Вороны унесут. Аккуратнее на улицу выносите!

А если опять всерьез, то, конечно, мороз для вирусов очень губителен. И теплая погода, ну, относительно теплая, которая сейчас, конечно, способствует тому, что вирусы на улице дольше живут. Но если опять всерьез, то, конечно, идеальный вариант – это дружить с карточками и безналичными деньгами, тогда опасности никакой нет.

Но хочу сказать для банкиров, для работников банков, касс различных, где наличные деньги, что в этих их кабинетах нужна очень хорошая вентиляционная система с качественными противовирусными фильтрами и ультрафиолетом. Вот когда машинка считает деньги – это массовый поток всего, что на них есть. Он летит в носоглотку и может заразить этих людей. Их жалко. Это самая серьезная опасность.

Но если будет стоять фильтр с обменом воздуха в этом помещении, если еще и с ультрафиолетом, то будет стерилизоваться не только воздух для безопасности этих людей, мы кассирам жизнь и здоровье сэкономим, но и деньги сами будут невольно пассивно стерилизоваться и станут намного чище. Это правда.

Александр Денисов: Владислав Евгеньевич, еще вопрос. Дополнительный аргумент в пользу дедолларизации, чтобы выводить эту валюту из обращения. Есть же информация, статистика, что каждая вторая долларовая купюра содержит еще и следы кокаина к тому же. Еще и наркоманом можно стать.

Владислав Жемчугов: Ну, вряд ли в таких количествах…

Анастасия Сорокина: И радиация еще.

Владислав Жемчугов: Я таких исследований не видел насчет кокаина. Ну, наверное, где-то есть.

Александр Денисов: Чувствуете тягу к зарубежной валюте? Ведь нам нравится почему-то доллар. Вот именно поэтому, я думаю, эйфория у нас возникает такая. Чем больше долларов – тем лучше! Ощущаем в себе. Замечали?

Владислав Жемчугов: Ну, я не замечал такого. Конечно, это зависит от того, что говорит наш Центробанк, как нам удобнее деньги хранить. Опять же я склонен к безналичным расчетам и хранению денег все-таки в банке реальном, а не в трехлитровой банке. Понимаете, какая вещь?

Александр Денисов: Спасибо большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. На связи был Вячеслав Жемчугов, доктор медицинских наук, врач-терапевт, иммунолог.

Как же мы защищаем свои деньги? Имеются в виду российские купюры, не доллары, Саша. Поговорим с Георгием Корниловым, директором научно-исследовательского института – филиала «Гознака». Георгий Валентинович, добрый день.

Георгий Корнилов: Алло. Александр, Анастасия, я вас слушаю.

Александр Денисов: Георгий Валентинович, вот мы не знали, что как раз в ЦБ и «Гознаке» главная прачечная-то и находится. Ведь сообщили, например, Роспотребнадзор сказал, что купюры грязные, а ЦБ и «Гознак» опровергли: «Нет, мы все отстирали». У вас, оказывается, прачечная. Как она выглядит?

Георгий Корнилов: Ну, вы, наверное, все-таки имеете в виду прачечную в прямом смысле этого слова. Да, безусловно. Банкноты, которые попадают в обращение, мы предварительно их испытываем, в том числе испытываем их в специальных стиральных машинах. И если банкнота случайно попадет у вас в стиральную машину, вы ее постираете с порошком в кармане своих джинсов при температуре 90%, то, скорее всего, с ней ничего не будет.

Александр Денисов: А вы-то с каким порошком стираете? Как вообще происходит очистка купюр?

Георгий Корнилов: Есть специальные эталонные стиральные машины, специально подобранные порошки, в которых мы все это стираем, да. То есть это целые большие методики, которые соответствуют всем международным стандартам. Это достаточно большая и серьезная работа.

Александр Денисов: Да мы не сомневаемся.

Анастасия Сорокина: Конечно, работа эта ведется. Наверное, какие-то технологии придумывают. Может быть, специальные составы, растворы, покрытие, какое-то лаковое новое покрытие для купюр появилось?

Георгий Корнилов: Да-да-да, это все есть. Во-первых, я хотел бы сказать о том, что та бумага, на которой печатается банкнота, проходит антибактериальную пропитку. Это еще на предприятии тогда, когда изготавливается бумага. И мы ежемесячно проверяем ту бумагу, которая поступает нам для последующей печати, поэтому мы точно можно сказать, что на новых банкнотах бактерии и другие патогенные организмы не размножаются.

Александр Денисов: А как часто вы стираете купюры? Раз в год все изымаете из обращения?

Георгий Корнилов: Мы не стираем, купюры не стираются. На самом деле нигде в мире так не делается. Тут прошла информация о том, что якобы это происходит в Японии. В Японии этого тоже нет. В Японии просто купюры достаточно быстро выводятся из обращения, поэтому они все выглядят очень новыми.

Александр Денисов: Так вы же сами сказали, что специальный порошок какой-то у вас.

Георгий Корнилов: Нет-нет. Только в качестве эксперимента: как будут себя вести банкноты при их стирке.

Александр Денисов: Понятно, просто изымаете. Если замаралась, то все?

Георгий Корнилов: Конечно. В России достаточно чистое наличное денежное обращение, по-настоящему ветхих купюр в обращении практически нет. Поэтому мы можем говорить о том, что на фоне даже Соединенных Штатов Америки наши банкноты очень чистые.

Александр Денисов: Спасибо большое, Георгий Валентинович. Еще Следственный комитет и прокуратура помогают вам, чтобы все купюры у нас в России были чистые, коррупционеры не прикасались к ним. Спасибо.

Анастасия Сорокина: На связи был Георгий Корнилов, директор научно-исследовательского института – филиала «Гознака».

Сейчас пишут наши телезрители о том, что вообще нужно быть очень аккуратными и с клавиатурой, и кошелек тоже надо обрабатывать. То есть все сейчас стало таким опасным, с точки зрения размножения бактерий.

Александр Денисов: А можно просто не иметь денег, и все.

Анастасия Сорокина: Нет денег – нет болезней.

Александр Денисов: Как Гребенщиков говорил: «Без денег ты свободен». Только богатые люди, конечно, такие заявления могут себе позволить.

Ну что? Переходим к следующей теме. Мы поговорим про сухую уборку наших улиц.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Чем мы можем заболеть, прикасаясь к деньгам