Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?

Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так? | Программы | ОТР

Рубрика «ЖКХ по-нашему»

2020-09-23T13:30:00+03:00
Отопительный сезон: одни мёрзнут, у других батареи раскалены... Почему каждый год так?
Константин Северинов: В России сейчас в относительных цифрах ежедневно умирает такой же процент инфицированных людей, как весной
Новые санкции: удар под крылья?
Льготная ипотека на дома для молодёжи. Что это за программа?
Должны ли дети работать и с какого возраста лучше приобщаться к труду
Пострадавшие от реагентов: дети, животные, машины, обувь
Истории российских туалетов: как старики и дети вынуждены ходить за сотни метров к холодной яме
ТЕМА ДНЯ: Россия без туалета. XXI век. Почему в некоторых школах нет канализации и как добиться её проведения?
Лечить зубы станет дороже
НДФЛ предложили платить самостоятельно
Крым столкнулся с катастрофической нехваткой воды. В Евпатории отключили горячую воду до конца декабря
Гости
Татьяна Овчаренко
руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ

Ольга Арсланова: Время нашей рубрики «ЖКХ по-нашему». Мы приветствуем Татьяну Овчаренко, руководителя «Школы активного горожанина», эксперта в сфере ЖКХ, в нашей студии. Татьяна Иосифовна, здравствуйте.

Татьяна Овчаренко: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Старт этой рубрике… Здравствуйте. Очень рады! Давно не виделись именно лично в студии.

Татьяна Овчаренко: Да, верно.

Петр Кузнецов: Старт этой рубрике дает сообщение из Башкортостана: «Давайте ЖКХ!» – написал наш телезритель.

Татьяна Овчаренко: Замечательно!

Петр Кузнецов: Давайте начнем. Десять минут назад он это сделал.

Ольга Арсланова: «Давайте отопление!» – говорят наши зрители в том числе из разных регионов, где уже похолодало. Ждут. Отопительный сезон где-то уже, кстати, досрочно начинается. Но тем, кто мерзнет и ждет официального запуска, сколько им нужно еще этого ждать?

Татьяна Овчаренко: О боже! Пять суток – в среднем плюс 8. Это леденящая душу…

Ольга Арсланова: Средняя температура?

Татьяна Овчаренко: Дневная. Нет, в смысле – среднесуточная. Ничего хорошего. Это ночью – 6, днем – 12. Ветер северный, умеренный до сильного. Остывает дом за сутки.

Петр Кузнецов: Нет, с другой стороны, ну а какой еще ориентир придумаешь в этом смысле, когда начинать? Правда же?

Татьяна Овчаренко: Нет, если у вас собственная система отопления, не зацикленная…

Петр Кузнецов: Это понятно.

Татьяна Овчаренко: …то по решению общего собрания можете любую дату назначить. Главное – платить, потому что это дорого.

Ольга Арсланова: Слушайте, вот почему такие нормативы? Ведь очевидно, что люди мерзнут. И это происходит каждый год. Москвичи тоже… Сейчас потеплело, но был период, когда мерзли. И по-прежнему эти нормативы никто не пересматривает, хотя я не знаю, кого они устраивают, когда в доме плюс 18 круглосуточно. И это в лучшем случае.

Татьяна Овчаренко: Я тоже этого не понимаю. Я вам честно скажу: это совершенно изуверский градиент, потому что это по-настоящему холодно. Это же не сутки, а пять суток. При этом, если у вас четыре дня был холод, а на пятый день на градус-два выше стало – все, ничего. И опять все возвращается к ожиданию.

И этот стылый воздух… А это самое главное – в квартирах воздух стылый, в отличие от улицы, где все-таки и вы двигаетесь, и массы воздуха…

Ольга Арсланова: И солнце светит.

Татьяна Овчаренко: И солнце светит, и не все остыло, и от земли все еще тепло. Вот это самое тяжелое. Я не понимаю.

СанПиН это назначил, специальный есть, 2.1.2.2645. И самое интересное, что там написано «оптимальные нормы». Там есть допустимые и оптимальные. И они очень высокие. Но регулирующие (такая там есть графа) – до 17 градусов может быть в квартире. Это по-настоящему холодно.

Петр Кузнецов: С другой стороны, москвичам тем же сейчас бы включили, допустим, Собянин включил бы до бабьего лета, которое у нас сейчас есть, 20 с плюсом днем, – и все, и заныли бы: «Отключайте, потому что…»

Татьяна Овчаренко: Жара.

Петр Кузнецов: А была такая история, по-моему, в прошлом году.

Татьяна Овчаренко: В 2015 году, когда было плюс 26.

Петр Кузнецов: И, по-моему, даже выключали. А потом опять включали.

Татьяна Овчаренко: Было страшно жарко! Это следствие централизованных систем отопления. Они невероятно медленно раскочегариваются и очень медленно остывают. Поэтому их вот так элементарно, как газовую плиту, практически невозможно отключить. Издержки в этом смысле.

Петр Кузнецов: «Включили ли у вас отопление?» – с этим вопросом корреспонденты наши выходили на улицы различных городов. Сейчас все узнаем.

ОПРОС

Ольга Арсланова: Вот что пишут наши зрители: «Капризные! Спросите, как в Лондоне холодно зимой». Значит, у нас еще неплохо? А как у нас, пишут из Москвы: «Если холодно и нет отопления, я открываю окна, иначе в квартире – как в склепе». Хабаровский край: «Кто придумал эти 18 градусов? Это какая-то лагерная норма».

Вот еще интересно – в Мосгордуме рассказали, когда будут в Москве включать. Как раз эти 8 градусов, о которых вы сказали. И упомянули, что сезон сейчас еще опирается на неблагоприятную эпидемиологическую ситуацию. Это что значит? Это нам раньше будут включать или позже? Не очень понятно.

Татьяна Овчаренко: Загадочная картинка! Это они про надвигающийся грипп, что ли? Или как?

Ольга Арсланова: Про грипп и про вторую волну коронавируса, вот этого всего. То есть я так понимаю, что есть шанс чуть пораньше погреться из-за этого?

Татьяна Овчаренко: Мне лично не понятно, о чем речь. Тем более когда температура 39, то топи не топи – все равно жарко бедному больному.

Петр Кузнецов: Но все же на начало отопительного сезона могут повлиять жалобы, а не среднесуточная температура? Я к Москве возвращаюсь. По-моему, до этого было без привязки особенной к коронавирусной второй волне, а просто: «Возможно, в этом году включим пораньше». Количество жалоб.

Татьяна Овчаренко: Да. Потому что у нас же неустойчивая погода все-таки, очень осенняя. По-моему, пару лет назад, когда было очень холодно в сентябре, начали сдвигать и достаточно рано затопили. Ну, это зависит от решения властей в данном случае. Если жители требуют, то…

Петр Кузнецов: То есть общее собрание, и там решают: «Хотим. Замерзаем, в шубах ходим». А дальше куда?

Татьяна Овчаренко: Ну, это если у вас автоматическая система, например, и подогрев воды есть, то вы можете сами себе.

Петр Кузнецов: Это – да. А если…

Татьяна Овчаренко: Централизованное? Это только требовать, чтобы заставили поставщиков тепла включить, раскочегарить свои ТЭЦ.

Я не очень это понимаю. Они производят электричество круглый год. Ведь все теплоцентрали – они не для того, чтобы топить, а для того, чтобы электричество делать. Побочным продуктом выступает вода, которая дико нагревается. Если ее не вогнать в системы отопления, они взорвутся, эти ТЭЦ. И вообще это нам должны платить, а не мы им, честно говоря. Мы только за транспортировку к нам должны платить. Вот почему у них летом так, а осенью и зимой иначе? Я, например, не могу понять до сегодняшнего дня. А вообще это огромный секрет! Если вы спрашиваете…

Петр Кузнецов: А куда они сливают эту воду, когда не сезон?

Татьяна Овчаренко: Вот я не понимаю.

Ольга Арсланова: А надо.

Татьяна Овчаренко: Раньше у них были теплицы.

Петр Кузнецов: Теплицы?

Татьяна Овчаренко: Да, теплицы были, потому что они круглогодично могут работать.

Петр Кузнецов: Екатеринбург – узнаем, как там с теплом.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Любовь.

Зритель: Алло. Здравствуйте. Я хотела сказать, что…

Петр Кузнецов: Шмыгаете носом-то.

Татьяна Овчаренко: Значит, холодно.

Зритель: В Интернете написано, что счетчики с 2005 года стоят. Ну, в подвале эти тепловые счетчики. В 2016 году… Вы слышите меня, да?

Татьяна Овчаренко: Да, слышим.

Ольга Арсланова: Говорите.

Зритель: В 2016 году или в 2015-м, я уже забыла, была поверка счетчиков. И тут вдруг выясняется, что счетчики вообще не работают.

Ольга Арсланова: Это счетчики на отопление, верно?

Петр Кузнецов: Мы же про отопление.

Зритель: Ну, в подвалах стоят на отопление, на воду, на все.

Ольга Арсланова: А, понятно.

Зритель: Сейчас мы написали, что… Ну, во время капитального ремонта ставят они, да?

Ольга Арсланова: Понятно. А с отоплением как у вас?

Петр Кузнецов: С отоплением что у вас? Батареи какие?

Зритель: С отоплением? У нас три подъезда включили, а четвертый не включили. Говорят: «Нужно было вам звонить в домоуправление».

Петр Кузнецов: Я думал – нам.

Ольга Арсланова: Нам вы позвонили. И правильно сделали.

Зритель: Говорят, что виноваты. А мы откуда знали?

Петр Кузнецов: Три подъезда в доме включили, а в четвертом – нет. Это как? Спасибо.

Татьяна Овчаренко: А как же, интересно, они 15 сентября…

Петр Кузнецов: Или у вас будет вопрос, Татьяна Иосифовна?

Татьяна Овчаренко: Да нет.

Петр Кузнецов: Нет? Все понятно.

Татьяна Овчаренко: 15 сентября – всероссийский день приема многоквартирных домов к отопительному сезону. Подписываются специальные акты. Как же дом ваш приняли? Просто я удивляюсь! Запросите, напишите жалобу в жилинспекцию, поставьте прокурора в известность. Что за фокусы?

Ольга Арсланова: Да, понятно.

Смотрите, у нас вопрос: «Отопление дали, но проблема – сразу плюс 30». Почему у нас такая страна крайностей? То есть люди мерзли – включили. И тут людям резко стало жарко. Ну неужели не бывает какого-то комфортного уровня? Такое ощущение, что это делается реально специально, вредительство какое-то.

Татьяна Овчаренко: Ну, вообще 30 градусов…

Ольга Арсланова: А это что? А, это выгодно, да?

Татьяна Овчаренко: Это очень выгодно. Вообще все эти перетопы грандиозные – они очень выгодные, потому что тепловики заявляют: «Сколько поставили гигакалорий – за столько будь любезен платить». Это совершенно навязанная такая услуга. Я не знаю, что у них там с системой.

Петр Кузнецов: То есть чем сильнее топят, тем больше брать будут?

Татьяна Овчаренко: Тем больше денег.

Петр Кузнецов: То есть это мы еще будем переплачивать за некомфорт?

Татьяна Овчаренко: Да, так и есть. А за недотоп тоже вы платите.

Петр Кузнецов: А с этой тридцаткой можно что-то сделать?

Татьяна Овчаренко: Конечно. У нас есть в этом СанПиНе строго указанная таблица, какие должны быть температуры в жилых комнатах, в ванных и так далее. И указаны расчетные температуры. Все остальное… Если больше 4 часов превышено на 4 градуса, то подлежит перерасчету. То есть мы не обязаны платить за это с самого начала. Просто жители этим инструментом не пользуются. А здесь главный инструмент – это деньги.

Ольга Арсланова: Да, понятно.

А вот смотрите, что нам пишут наши зрители: «Можно ли вот такой вопрос рассмотреть? Перерасчет за некачественное отопление – как он производится? Задавали вопросы управляющей компании – ответа не получили». В районной прокуратуре тоже нашему зрителю не ответили. «Мы не бухгалтерия», – такой был ответ. Отправили к постановлениям, но в этих постановлениях люди не могут разобраться. «Как только продали все теплосети и котельную частнику, сразу стало холодно, температура в квартирах не поднимается выше 17 градусов. Акты составляем, перерасчет делаем. Сбросят тысячу, а платим за 80 квадратов 7 тысяч рублей». Аппетиты у частника, я смотрю, хорошие.

Татьяна Овчаренко: С другой стороны, жить в 80 квадратных метрах – это как?

Ольга Арсланова: А что?

Татьяна Овчаренко: А то!

Ольга Арсланова: Нормальная квартира.

Татьяна Овчаренко: Красиво жить…

Ольга Арсланова: А мы же не знаем, сколько человек живет в этой квартире.

Татьяна Овчаренко: А какая разница? У нас же гигакалории эти, во-первых, считают очень сложно. Не так все просто.

Ольга Арсланова: Подождите. Вы меня сейчас пугаете.

Татьяна Овчаренко: Да, я холодно смотрю. Нет, я за 200 метров, но надо быть готовым, что это стоит…

Ольга Арсланова: Ну, 80 метров – это такая современна двушка большая, если в новом доме. Но 7 тысяч-то откуда?

Татьяна Овчаренко: Не знаю. У меня рядом 80 метров – трехкомнатная великолепная, можно кататься на велосипеде. Как они проектируют – это будет отдельный разговор.

Дело в том, что, действительно, большие объемы дорого стоят. А во-вторых, вот это «передали частнику котельную» – это совершенно типично, потому что… Для того чтобы перепроверить, нужно приглашать специалиста. Это большая проблема. У нас в школе три специалиста читали лекции специальные, как бедному гражданину хотя бы приблизительно в этом разобраться. Это отдельная специальность, на которую одет мухлеж, обвес, обман. Да. А что? И общак.

Петр Кузнецов: Так, ну давайте дальше с нашими телезрителями… Тюмень на связи. Валерий, вы с нами?

Зритель: Да-да, слушаю.

Ольга Арсланова: Да, здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Вот как раз я хотел бы обозначить проблему города Тюмени по тарифам. У нас складывается интересная ситуация. Наша областная комиссия по тарифам установила тарифы на отопление в зависимости от сдачи дома в эксплуатацию. Я живу в доме, в котором 12 подъездов. Первые пять подъездов застройщик сдал в 2012-м или в 2013 году, а подъезды, которые дальше он продолжал строить, он уже сдал в 2015 году. У меня сосед через стенку живет, в подъезде, который раньше был сдан, и он платит практически в два раза меньше, чем я, тариф у него за отопление. Вот как такую ситуацию можете объяснить?

Татьяна Овчаренко: А что тут объяснять? Это запрещено законом. У нас тариф один, один тариф на один тип дома. Нет такого. Что за фокусы у вас такие?

Петр Кузнецов: А что ему делать?

Татьяна Овчаренко: Ну как? Это вообще…

Петр Кузнецов: Нужно же еще понять, какой тариф правильный – у соседа или у этого человека.

Татьяна Овчаренко: Это надо проверить. Когда комиссия устанавливает тарифы… Во-первых, это основание для прокурора, потому что он у нас за законностью надзирает. А там, очевидно, огромные накрутки.

Петр Кузнецов: Значит, что делать Валерию из Тюмени?

Татьяна Овчаренко: А теперь – по поводу прокурора. Вынуждена, граждане, вам разъяснить, что наши прокуроры имеют классическое юридическое образование. Бухучет аж целых полгода читают. Там про отопление нет ни слова, поэтому я не удивляюсь, что они вам отвечают: «Мы в этом ничего не понимаем».

Это только к специалистам. Общества защиты прав потребителей обычно держат у себя экспертов, у которых есть представление о том, как это считается. Другое дело, что часть из них работает в этих же самых системах. И это только ночью, да, закрывшись на семь замков, не называя фамилий. Глядишь, они вам и сделают. И это платно – перерасчет этого дела.

Ольга Арсланова: Ленинградская область пишет: «Сначала включили. Выглянуло солнышко – отключили». Какое-то пробное включение, видимо.

Татьяна Овчаренко: Ну да, пробное.

Петр Кузнецов: Как свет включают в комнате: выключил – включил.

Татьяна Овчаренко: Конечно. Вошел – включил. Вышел – выключил.

Петр Кузнецов: Вот солнце. Зачем свет включать?

Ольга Арсланова: Экономия.

Татьяна Овчаренко: Правильно.

Петр Кузнецов: Людмила, Белгородская область. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Как дела ваши?

Зритель: Да все нормально. Я хочу вас поблагодарить, очень вам признательна за такую передачу. Первый раз я дозвонилась.

Петр Кузнецов: Все для вас. И вопрос у вас есть?

Зритель: Вопрос есть, да. Так как у нас очень дорогое отопление, я сходила в свою теплоснабжающую организацию и попросила разрешения, чтобы я установила теплосчетчики. У меня 33,9 – общая площадь. У меня на кухне в 8 квадратов стоит шесть этих… ну, не радиаторы, а биометрические… Или как их называют?

Татьяна Овчаренко: Биметаллические. Это тоже радиаторы.

Зритель: Биметаллические, да. И в комнате – восемь. И когда на улице у нас 15 и топят, то я топлю улицу. У нас все открыто. Такой перетоп идет!

Я спросила, говорю: «Я установлю теплосчетчики». Они категорически мне ответили: «Нет. Так как у вас вертикальная разводка, надо на каждый радиатор». Я говорю: «Я согласна, стояки я изолирую». Они сказали: «Нет, делайте новый проект дома». В общем, вот в таком духе: «Не положено».

А у меня соседний дом, такая же площадь – и они на 500 рублей платят дешевле. Я считаю, что… А в нашем доме есть парикмахерская и есть школа английского языка, и там двери постоянно открыты. Я говорю: «Не связано ли это?» А счетчик-то общий идет, потребление идет. Они тариф с них берут дороже, а потребление раскидывается полностью на квартиры. Ну, ответили категорическим отказом. Они там даже не пропускают ни к кому, в коридоре разговаривают.

Петр Кузнецов: Двери открыты, а не пропускают.

Татьяна Овчаренко: Нет, это давно. То, что вы здесь все никто и звать вас никак – это уже не первый год. Я вам могу сказать, что если вы про жилищную субсидию хотите выяснить, что и как, то вас тоже не пускают. У нас в районе Гольяново даже звоночек у двери сняли. «Ходят тут всякие!»

Глупости они вам сказали. Письменно они вам отказали? Вряд ли. Значит, письменно. Не имеют права они вам отказать.

Ольга Арсланова: А отказ считается, если только он написан?

Татьяна Овчаренко: Конечно. А так они откажутся завтра. Они скажут, что вы их неправильно поняли или вас вообще там не стояло. И все.

Петр Кузнецов: Челябинск, успеем послушать Веру.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Вера, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Я уже обращалась в вашу «Школу активного горожанина» с вопросом о перетопе в своей квартире. В апреле и в мае нам топили так, что невозможно было существовать. Я обратилась во все организации, во все инстанции (не буду перечислять за неимением времени), в том числе в жилищную инспекцию области. Но жилищная инспекция вынесла только предостережение управляющей компании.

Акт управляющая компания не составила, отмолчалась. Я трижды направляла просьбу, заявление, жалобу, чтобы пришли и составили. Управляющая компания отмалчивается до сих пор. Я не плачу за этот период, когда был перетоп. Но это, понимаете, моя точка зрения. Управляющая компания…

Ольга Арсланова: У нас минута на ответ.

Петр Кузнецов: Меньше минуты на ответ.

Татьяна Овчаренко: А зачем вы их запрашиваете? Они обязаны являться по вашему первому требованию, звонить, согласовывать с вами. Не явились? Сами составляете акт в присутствии случайно мимо проходившей сестры, деверя или двух соседей. И это считается юридическим документом. И все их три неявки обязательно зафиксируйте в таких актах. Это злостное уклонение. Это во-первых.

Во-вторых, что значит – вы не платите? Вы должны их предупредить, что вы приостанавливаете платежи, и все.

Ольга Арсланова: Надеемся, что это поможет.

Спасибо. Татьяна Овчаренко, руководитель «Школы активного горожанина», эксперт в сфере ЖКХ, в рубрике «ЖКХ по-нашему».

Петр Кузнецов: Спасибо. Это дневное «Отражение». Оставайтесь на ОТР.

Ольга Арсланова: До встречи!

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Рубрика «ЖКХ по-нашему»