Отучился — куда дальше? Как молодым найти работу

Гости
Валентина Митрофанова
директор Института профессионального кадровика
Амет Володарский
омбудсмен в сфере образования

Иван Князев: Ну а мы начинаем.

Выпускникам надо помогать с работой, и желательно помогать целенаправленно. Так посчитали в Правительстве страны. И для этого нужно, чтобы сами работодатели как минимум знали, где, сколько и кого готовят средние и высшие учебные заведения, чтобы у компаний была такая возможность фактически отследить того или иного молодого специалиста и забирать его к себе чуть ли не сразу после экзаменов. Этим займутся до конца лета сразу три ведомства – и Минтруд, и Минпросвещения, и Минобрнауки. И вот почему.

Оксана Галькевич: Этим летом, по разным оценкам, на рынок труда выходят около миллиона выпускников колледжей, техникумов и высших учебных заведений: 738 тысяч будут со средним профессиональным образованием, 267 тысяч – с высшим образованием.

Учитывая, что из-за эпидемии и карантина безработица в стране выросла, и выросла довольно существенно – на 6%, то молодежи трудоустроиться сейчас стало еще сложнее, чем это было прежде. Тем более что, в принципе, уровень безработицы среди людей до 25 лет обычно вдвое выше среднего.

Иван Князев: Ну, в общем, как будет трудоустраиваться молодежь в этом году? Какие компании готовы их взять, особенно без опыта? Готовы ли вообще? А может быть, есть варианты, когда работодатель сможет подучить молодого специалиста, если он его к себе собирается принимать? Будем разбираться вместе с экспертами.

Оксана Галькевич: Вместе с экспертами и вместе с вами, уважаемые зрители. Выходите на связь, пожалуйста, звоните, пишите. Мы, напомню, в прямом интерактивном эфире. Телефоны для связи с прямым эфиром у вас на экранах. Можно позвонить, можно написать на наш SMS-портал.

Ну а первой к нашей беседе присоединяется кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика Валентина Митрофанова. Валентина Васильевна, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Валентина Васильевна.

Валентина Митрофанова: Добрый вечер.

Иван Князев: Вот смотрите. Премьер Мишустин… Ну, фактически дословно я сейчас донесу до вас это: «Поручено оптимизировать каналы связи, более эффективную коммуникацию наладить с будущими работодателями». Как это вообще в принципе может выглядеть? Потому что разные схемы всплывают в голове. Работодатели будут сами приходить в вузы? Вузы будут какие-то свои списки составлять и рассылать их по потенциальным работодателям? Как это может быть?

Валентина Митрофанова: Ну, важно понимать, что мероприятия, о которых вы говорите, они на самом деле давно на практике существуют…

Иван Князев: Вот!

Валентина Митрофанова: И работодатели, которые испытывают затруднения в поиске таких кандидатов, они работают с учебными заведениями и отбирают для себя действительно студентов, будущих работников еще с третьего курса. То есть эта работа крупными компаниями ведется и так. Также практически в любом вузе и в образовательной организации среднего профобразования существуют свои центры трудоустройства выпускников.

Но при этом все эти меры на сегодняшний момент времени, к сожалению мы вынуждены признать, не дают необходимого результата. И действительно, безработица среди молодых людей, которые только что закончили учебные заведения и без опыта работы, конечно, она выше, чем среди людей, которые опыт имеют.

Иван Князев: В два раза минимум.

Оксана Галькевич: Валентина Васильевна, а почему на самом деле тогда не дают должного результата все эти меры? Вы сами сказали, что обе стороны прикладывают максимум усилий для того, чтобы трудоустроить выпускника либо найти себе сотрудника, тем не менее результат с не очень высоким КПД. Почему?

Валентина Митрофанова: Я бы сказала, что здесь проблем, конечно, очень много, но мы должны назвать главные три направления.

Одно из них – это как раз то направление, которое сейчас получили наши министерства в виде распоряжения, – наладить в первую очередь все-таки глобальный информационный канал, чтобы эти две стороны не работали точечно и индивидуально, а было бы единое место, где они могли бы встретиться и могли бы действительно обмениваться информацией о профессиональной подготовке детей, о том, какие требования есть у работодателей на рынке. То есть этот вопрос, я надеюсь, будет решен.

Но при этом у нас есть еще две проблемы. Одна из них – это все-таки достаточно низкий профессиональный уровень, с точки зрения работодателей, выпускников, которые выходят на рынок. И второе – это то, что в рамках трудового законодательства работодатель, который берет человека без опыта, он несет те же самые обязанности. А это значит, что для работодателя в этом есть как раз и невыгодность – то есть брать человека, которого нужно обучать, при этом платить за него те же налоги и иметь те же обязательства, как и за готового специалиста. И конечно, работодатели голосуют за готового специалиста.

Иван Князев: Я просто думал…

Оксана Галькевич: Я прошу прощения. Ну и еще зарплатные ожидания зачастую у молодых специалистов, которые только что вышли на рынок, они тоже нормальные.

Валентина Митрофанова: Это правда, да, это признают все работодатели: детки, выходящие на рынок, иногда имеют зарплатные ожидания выше в разы, чем люди, имеющие опыт работы.

Иван Князев: Я просто думал, что работодатели, может, привередничают. Ну понятно, одно дело, когда выпускники МГУ или Санкт-Петербургского университета. А когда из регионов, то, наверное, не каждый работодатель будет с охотой брать кого-нибудь из регионов, потому что считает, что специалисты там хуже. Или все-таки нет?

Валентина Митрофанова: Я бы здесь не согласилась, потому что и по рейтингу, и по качеству образования очень многие региональные вузы ценятся в Центральном регионе достаточно высоко, выше, чем очень многие московские вузы. У нас есть кузница профессиональных кадров – это Новосибирск.

Иван Князев: Ну, будем надеяться, что диплом МГУ не играет решающую роль.

Оксана Галькевич: А вообще, Иван, не ожидала от вас такого выпада в сторону региональных вузов!

Иван Князев: Я сам выпускник регионального вуза, поэтому я как раз…

Оксана Галькевич: Спасибо вам, Валентина Васильевна, за поддержку.

Давайте вместе выслушаем Юрия из Тулы. Юрий, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Добрый вечер, студия.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Добрый вечер, Оксана. Добрый вечер, ведущий, что с ней рядом. Не знаю, как вас зовут.

Оксана Галькевич: Иван.

Иван Князев: Да, здравствуйте.

Зритель: У меня вот такое предложение. Если в России мы не сумели создать 25 миллионов рабочих мест, как было обещано, то у меня такое предложение. У нас в России уже появилась вторая целина. Много пустой земли! Заросло и сорняком, и бурьяном, и деревьями, и прочим. Так вот, давайте миллион направим работать туда – пусть узнают, почем кусок хлеба. Мое поколение (а мне 71 год) начало работать с 14–15 лет, и мы знаем, почем кусок хлеба стоит. И мы благодарны этому времени. Пусть и они узнают. А то будут сидеть у папы и у мамы…

Иван Князев: Ну подождите, Юрий. Это у вас сейчас месть такая? Понимаете, с тех-то времен сколько времени прошло. Ну, люди учились, получали высшее образование, а вы их на целину.

Оксана Галькевич: Юрий, мы говорим о ребятах, которые закончили все-таки вузы. Они пять лет тоже трудились.

Иван Князев: Конечно.

Оксана Галькевич: И трудились на результат, получили диплом определенный. Они хотят себя реализовать в разных сферах.

Зритель: Оксана, я вам хочу сказать…

Оксана Галькевич: Конечно.

Зритель: По направлению в глухие деревни, где нет ни врачей, ни учителей, никого нет!

Иван Князев: Вот!

Оксана Галькевич: Распределение вернуть – вы это имеете в виду?

Иван Князев: Это другой вопрос.

Оксана Галькевич: Да?

Зритель: Да.

Оксана Галькевич: Да. Отлично!

Зритель: У нас заводы и фабрики закрыты…

Оксана Галькевич: Понятно.

Иван Князев: А давайте тогда спросим мнение…

Оксана Галькевич: А давайте сразу… Валентина Васильевна, если вы не против, давайте мы сразу обратимся к нашим зрителям с таким вопросом-опросом. Друзья, еще 15 минут есть. Отвечайте, пожалуйста. Как вы считаете, может быть, действительно вернуть нужно распределение после вузов? Ваши ответы «да» или «нет» присылайте на наш SMS-портал. Короткий номер у вас на экране, это бесплатно.

Оксана Галькевич: Валентина Васильевна, а вы сами к такой мере как отнеслись бы?

Валентина Митрофанова: Я могу сказать, что это прекрасная мера, которая реализовывалась у нас раньше, и она тоже уже сегодня возвращена у нас в практику. У нас есть целевое обучение, которое применяется в очень многих вузах, где обучение происходит бесплатно, но при этом выпускник, когда выходит, он действительно должен определенный период времени отработать именно на той территории, на тех предприятиях, на которые его отправит учебное заведение. Это достаточно новая мера, но тем не менее она уже реализована.

То есть, с моей точки зрения, государство ищет сейчас все возможные варианты для того, чтобы эту проблему решить. Мне кажется, что надо добавлять еще и мотивирование работодателей на прием детей, у которых не хватает практического опыта, и устанавливать для них определенные, более льготные условия, чтобы они, конечно, брали все-таки с большей охотой соискателей без опыта работы.

Оксана Галькевич: А как их мотивировать? Я не знаю, административную какую-то нагрузку в этом плане снизить? Ну как мотивировать? Есть ли у вас какие-то советы?

Валентина Митрофанова: Основная мотивация, которая была до сегодняшнего момента времени, к сожалению, не дала очень хорошего результата. Это мотивация, связанна с квотированием рабочих мест. Потому что даже в Москве по закону № 90 города Москвы у нас работодатели должны квотировать рабочие места для молодежи, и это 2%. При этом, соответственно, все равно эта задача не решается, хотя у нас в Москве тоже есть прекрасный Центр занятости молодежи, который современный и решает очень многие проблемы. Но тем не менее результат пока является не таким впечатляющим.

Поэтому, наверное, здесь вопрос не столько квотирования, принуждения и наказания за незакрытие квоты, а сколько мотивационные механизмы сейчас должны включаться, тем более в сегодняшней ситуации, в ситуации сегодняшнего кризиса. Если бы работодателям установили определенные поблажки в части налогов, в части того, что государство, например, возьмет на себя выплату части заработной платы для молодых специалистов, очень многие работодатели, я думаю, с большой инициативой бы начали брать таких выпускников.

Иван Князев: Вот вы говорите о мотивации работодателя. А я сразу же спрошу о мотивации выпускников, например. Вот мы сейчас запустили опрос: распределять или не распределять? А как бы замотивировать выпускника поехать в отдаленный регион и поработать там врачом, учителем? Раньше-то вроде все просто было, могли даже жилье предоставить. А вот сейчас, я думаю, выпускники не все захотят, как говорил наш телезритель, на целину поехать.

Валентина Митрофанова: По отдельным профессиям у нас реализуется эта программа. Например, у нас существует программа «Земский доктор», где медикам и педагогам предоставляются все гарантии, в том числе связанные с предоставлением определенных бонусов на «подъем» и на покупку жилья в том регионе, куда их отправляют. Действительно, сейчас объем, наверное, этих мер пока является недостаточным, чтобы достигнуть такого результата, который мы бы с вами увидели невооруженным взглядом. То есть пока…

Иван Князев: И делать это, в принципе, могли бы как раз работодатели опять же – предоставлять жилье, если речь о заводах каких-нибудь. Почему бы и нет? Или за счет государства?

Валентина Митрофанова: Важно понимать, что все крупные предприятия (я думаю, что это ни для кого не секрет) выполняют все необходимые меры. Есть учебные корпоративные центры, где обучают людей, обеспечивают жильем, дают «подъемные». То есть именно крупные работодатели все эти преференции предоставляют. Но они при этом жалуются, что не в каждый регион, не на каждое производство молодые специалисты едут.

Иван Князев: Может, мало предоставляют.

Оксана Галькевич: Вы знаете, мы перечисляем… Я просто слушаю вас. Мы перечисляем столько каких-то вспомогательных шагов навстречу трудоустройству молодежи. Честно говоря, я вспоминаю свой опыт трудоустройства и начала работы – вообще об этом речи, извините, не было!

Иван Князев: Это точно.

Оксана Галькевич: Никто ничего вообще в принципе не предлагал.

Валентина Васильевна, я хотела у вас спросить как директора Института профессионального кадровика. Если говорить о молодых специалистах, которые ежегодно приходят на рынок труда, в чем основная с ними сложность? Какая основная проблема нового поколения, молодых специалистов? Ну, если можно что-то выделить такое объединяющее, знаете, такие проблемные черты, с которыми работодателям сейчас приходится работать. Есть что-то такое? А то прямо, надо же, цветочки! И полей, и посади, господи, и от ветра защити. И еще, наверное, вечером работодатель, директор должен приходить с ложечкой и в ротик ему, и утром спрашивать: «Ты кашки поел?»

Валентина Митрофанова: Да, это на самом деле правда. Я, честно, не большой сторонник теории Миллениума и различных психологических категорий современного поколения. Я больше в этой части склоняюсь на основе анализа к тому, что, к сожалению, очень низкий уровень профессиональной подготовки. Это абсолютно объективная история, которую признают и сами учебные заведения, и работодатели: сами навыки работы, навыки анализа и освоения профессии, к сожалению, в сегодняшней системе образования выпускникам не прививаются. И это их значительно отличает от других представителей других возрастных категорий, которые есть на рынке труда. То есть это, в принципе, поколение, которому сложно работать с такой же отдачей, как работают, например, сорокалетние или пятидесятилетние работники.

Оксана Галькевич: Ну, я думала, что вы скажете, может быть, о мотивации или еще чем-то, потому что квалификация, справедливости ради, у выпускника вуза всегда несколько ниже, чем у специалиста с опытом, это правда, и приходится доучиваться на ходу. Другое дело, насколько человек на это настроен – рвать и метать, идти куда-то вперед, несмотря на сложности: «Я хочу! Я буду!» – или наоборот.

Валентина Митрофанова: Так вот, вопрос как раз мотивации и заключается в том, что именно мотивация к работе, к освоению профессии, к сожалению (это то, что сейчас показывают аналитики), у них ниже.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Оксана Галькевич: Валентина Митрофанова была у нас на связи, кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика.

А у нас звонок есть.

Иван Князев: Владимир у нас на связи, Новосибирская область. Владимир, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Очень интересная передача, спасибо вам. У меня такое предложение, которое уже внедряется в ряде вузов, в том числе и в Новосибирске, – это прикрепление студентов с второго-третьего курса к конкретным рабочим местам. И после окончания вуза они уже становятся полноценными специалистами с определенным и фиксированным местом работы. Непонятно, почему этот опыт ряда вузов не распространяется широко. Это бы решило многие проблемы, связанные с трудоустройством молодых специалистов.

Оксана Галькевич: Интересный опыт, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, Владимир.

А мы спросим сейчас у нашего следующего эксперта.

Оксана Галькевич: Амет Володарский у нас на связи, омбудсмен в сфере образования. Амет Александрович, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Амет Александрович.

Амет Володарский: Добрый день, добрый день.

Оксана Галькевич: Вы слышали?

Амет Володарский: Да. Я хотел бы по поводу мотивации работодателей поговорить, если еще интересно.

Оксана Галькевич: Конечно, давайте.

Иван Князев: Давайте.

Оксана Галькевич: Мы до этого говорили о мотивации молодых людей, которые выходят с дипломом на рынок труда, а вы – о мотивации именно работодателей?

Амет Володарский: Да, конечно. Потому что работодатель сегодня совершенно не мотивирован брать человека из вуза, который работает по федеральным государственным образовательным стандартам. Мы с вами не раз говорили о том, что ФГОСы сегодня тормозят развитие образования. То есть сегодня существуют ФГОСы по каждому направлению. Именно поэтому происходит некое недопонимание между работодателем и вузов. Вуз и готов бы подготовить хорошего специалиста, но он работает в рамках стандарта, который не успевает за велением времени. Именно поэтому многим работодателям хорошим приходится открывать собственные корпоративные университеты, которые работают не по госстандарту.

Поэтому сегодня в рамках, например, той же самой «регуляторной гильотины» мы в Правительстве поднимали этот вопрос уже несколько раз: нужно сохранить ФГОСы не по направлениям, а дать возможность вузам работать по собственным стандартам, сохранить ФГОСы по уровням образования. То есть должен быть стандарт, какой должен быть бакалавр. Должен быть стандарт по специалисту, по магистру, стандарт по аспирантам и так далее.

Иван Князев: Ну и желательно, чтобы эти стандарты все-таки современные были, как вы сказали, да?

Амет Володарский: Конечно, да. Это первое.

И второе – как мотивировать работодателя? Работодателю нужно дать возможность не платить во внебюджетные фонды. Смотрите. Это то, что раньше называлось «единый социальный налог». Сегодня этот совокупный внебюджетный налог фактически составляет… ну, практически около 40%. То есть, чтобы сегодня заплатить зарплату в 1 000 рублей, нужно 400 рублей заплатить в разные фонды. Это не считая еще 13% НДФЛ.

Поэтому надо работодателя сегодня освободить на год или на два от оплаты во внебюджетные фонды – и тогда работодатель сам будет привлекать выпускников высших учебных заведений.

Оксана Галькевич: Соответственно, в течение первого времени сотрудничества он будет доучивать, подтягивать до необходимого уровня этого взятого на работу выпускника. Логика такая? Я правильно понимаю, Амет Александрович?

Амет Володарский: Я бы все-таки вышел на то, что доучивать не нужно. Объясню – почему.

Если все-таки мы – общественно-профессиональное сообщество – через «регуляторную гильотину» додавим… А сегодня появился новый министр образования. Я думаю, он услышит. Господин Фальков сам из ректорского сообщества, и он понимает, что такое ФГОСы. Если все-таки мы додавим (в хорошем понимании этого слова) и дадим возможность вузам работать по собственным стандартам, разработанным на основе учебно-методических объединений, а не спущенных сверху, из министерства, то тогда, поверьте, через пять лет мы увидим с вами, во-первых, высокий уровень специалистов, мы увидим совместные кафедры, которые будут открывать вузы с работодателем. Уже мы увидим с вами, начиная с первого курса, заинтересованность студентов в выборе той или иной кафедры. Соответственно, помимо научных кафедр, появятся нормальные практические кафедры и лаборатории, связанные с работодателем. Это все не за горами.

Оксана Галькевич: Ну, на первом курсе… Конечно, это все не сразу, потому что первый курс – это такое особое время. Все мы это помним. Это еще нужно немножко прийти в себя, ты в новом мире оказался после детства, как-то надо определиться.

Иван Князев: Звонок у нас.

Оксана Галькевич: Амет Александрович, давайте выслушаем Ставропольский край, у нас Александр дозвонился и хочет высказаться. Александр, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Меня слышно хорошо?

Оксана Галькевич: Прекрасно слышно. Говорите.

Зритель: Очаровательно! Схема вот какая. Тут дело обстоит немножко сложнее на самом деле…

Иван Князев: А в чем сложность?

Зритель: Сложность вот в чем. Нужно сделать очень глубокое разделение на периферию и центр, точнее даже – центры. Скажем, крупные города и периферия. Возьмем такой способ разделения. Здесь у нас идет очень колоссальная… Ну как вам сказать? Можно одним словом назвать – кумовство буквальное. Если ты не состоишь в какой-то определенной группе людей, которые уже давным-давно занимаются в определенной области…

Оксана Галькевич: Александр, говорите прямее, формулируйте, пожалуйста, время идет в прямом эфире. Что вы имеете в виду?

Зритель: Я имею в виду, что… Допустим, я на своем примере быстро расскажу.

Оксана Галькевич: Давайте, давайте. Только очень коротко. Давайте.

Зритель: Да, очень коротко. Вот смотрите. Допустим, я работаю на химическом предприятии. Я закончил высшее учреждение по этой специальности. В то же время назначается человек на ту должность, на которую…

Иван Князев: Понятно, взяли «блатного». Все понятно.

Оксана Галькевич: Взяли другого человека, взяли «блатного». Вы это хотели сказать?

Зритель: Именно это.

Оксана Галькевич: Все, спасибо большое.

Иван Князев: Спасибо, Александр.

Амет Володарский: Коллеги, это же общемировая практика, и ее победить совершенно невозможно.

Оксана Галькевич: Но ее надо минимизировать. Тут можно согласиться с нашим зрителем.

Амет Володарский: Послушайте, есть клубность. Например, Клуб выпускников МГИМО, Клуб выпускников Бауманского университета. Я вам хочу сказать, что есть Клуб выпускников Кембриджского университета, Гарварда. Естественно, если руководитель организации, скажем, выпускник Бауманского университета, то он прекрасно знает уровень образования бауманцев и так далее. И, как правило, он берет оттуда. Это понятное явление.

Оксана Галькевич: Нет, Амет Александрович, понимаете, выпускник Бауманки – это не только определенный статус, а это определенные зарплатные ожидания, наверное, и зарплатные затраты, в том числе для работодателя. И необязательно, кстати говоря, что уровень образования или гениальность этого выпускника будет выше и лучше, чем, я не знаю, у человека из Ставропольского края.

Иван Князев: Или из Новосибирска.

Амет Володарский: Необязательно, конечно, необязательно.

Оксана Галькевич: Все равно, так или иначе, неравенство возможностей надо выравнивать, как-то подтягивать к хорошему, да?

Амет Володарский: Ну, я вам хочу сказать, что, раз уж так откровенно пошел разговор, я как работодатель взял бы ребят – выпускников из моей юридической академии, которую я закончил, или МГИМО, где я получал второе высшее, потому что я точно знаю…

Иван Князев: …чему и как их научили там.

Амет Володарский: Да, как учили. И, честно говоря, когда ко мне приходит человек с бауманским образованием, то понятно, что все вопросы закрыты, потому что…

Иван Князев: Ну, вы в нем уверены просто, вы в нем уверены, потому что сами там учились.

Амет Володарский: Нет, я в нем уверен, потому что люди, которые меня окружали – это были люди, которые выпускники Бауманского университета. И, как правило, это люди с очень хорошим образованием, это новаторы. А сегодня время новаторов.

Оксана Галькевич: Ну что, у нас всегда разговор идет откровенный. Правда, Амет Александрович? Спасибо вам большое.

Иван Князев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Амет Володарский был у нас на связи, омбудсмен в сфере образования.

Иван Князев: Итоги опроса.

Оксана Галькевич: Давайте подведем итоги нашего опроса.

Иван Князев: «Вернуть распределение после вузов?» «Да» – сказали 93% наших телезрителей, «нет» – соответственно, 7%.

Оксана Галькевич: Очень много сообщений на нашем портале. Ульяновская область пишет: «Мотивация и распределение – все это совершенно бессмысленно, когда нет элементарно рабочих мест». Москва пишет: «На первой работе получала сначала меньше, чем стипендия была. Распределения не было, но было желание. Сейчас ни о чем не желаю». Мурманск пишет: «Хватит работать за маленькие зарплаты, за копейки на кого-то. Все равно это не обеспечивает вам нормальную пенсию». Тверская область: «Да лопаты надо выдавать всем этим выпускникам, а не дипломы!»

Иван Князев: Ну а Кемерово пишет: «Распределять хотя бы бюджетников».

Оксана Галькевич: Наш зритель с портала пишет: «У ребенка должна быть цель, должна быть мечта в жизни. И ему нужно помогать достигнуть именно этой мечты».

Иван Князев: Это самое главное.

Оксана Галькевич: Спасибо всем, кто принимал участие в обсуждении. А мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какие профессии сейчас самые востребованные?