Ожидать ли нам повторного пропускного режима?

Ожидать ли нам повторного пропускного режима? | Программы | ОТР

Почему европейские обыватели отвечают беспорядками на возобновляемые ограничения?

2020-09-21T21:01:00+03:00
Ожидать ли нам повторного пропускного режима?
Реальная стоимость iPhone. Целевой набор в вузы. Удалёнка. МФО по новым правилам. Чаты – зло? Реальные зарплаты. Автомобиль – роскошь? Карантинные меры. ЖКХ по-нашему
Реальная стоимость: iPhone. На какие уловки идёт яблочный бренд, чтобы завысить цену телефона
Выйти из чата?
«Никогда не соглашайтесь на продление долга»
Закон об удалёнке
Бюджетных мест в вузах для целевого набора станет больше
Мусоропроводы морально устарели?
Чаты преткновения
Карантин не для всех?
Какой автомобиль - уже роскошь?
Гости
Валентина Митрофанова
директор Института профессионального кадровика, эксперт по трудовому законодательству
Артем Кирьянов
первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты РФ

Александр Денисов: «Попрошу остаться»: Сергей Собянин посоветовал руководителям столичных предприятий держать работников по возможности на удалении. Ну, Москва – пример всем остальным регионам, вероятно, и другие последуют совету этому. А вообще сегодня много новостей на больную тему.

Анастасия Сорокина: Ну вот, например, новые препараты от вируса появились в продаже. Стоят они недешево, по 11–12 тысяч, и сразу возникает вопрос, вообще можно ли их принимать для профилактики.

Александр Денисов: Да. Вопросов много и по вакцинации. Шестьдесят тысяч человек в столице записались, я вот тоже заполнил анкету добровольца, жду звонка, его все нет. Сегодня вот знакомые предложили сделать китайскую вакцину в одном из институтов медицинских, я задумался: свою бы точно сделал, ну вот отечественную, китайскую не знаю пока. Ну, на эту тему сегодня поговорим, поговорим о возврате к ограничительным мерам.

Вот в Европе возвращаются, так протесты там начались, недовольные карантинными мерами устраивают безобразия. Начнем с немецких городов, там на улицы вышли тысячи людей. Несмотря на то, что большинство общественных заведений открыто, посещать их по-прежнему можно только в масках, с соблюдением социальной дистанции, массовые мероприятия запрещены до конца года, канцлер Германии Ангела Меркель не намерена в ближайшее время отменять все эти меры. В знак протеста участники акции пришли на манифестацию без индивидуальных средств защиты.

Анастасия Сорокина: Подобная же акция прошла и в центре Лондона. Многие демонстранты, выкрикивая лозунги «Сопротивляйся и действуй за свободу», были тоже без масок. Люди вышли на митинг после того, как правительство Великобритании ввело запрет на все общественные собрания с участием более 6 человек.

Александр Денисов: В Бухаресте жители начали протестовать после того, как учеников в школах обязали все время носить маски. Участники протестов многие пришли, кстати, с детьми, скандировали «Свобода!».

Анастасия Сорокина: В Варшаве демонстрация началась у здания парламента, затем манифестанты прошли через центр города к редакции польского телевидения, которое, как они заявляют, распространяет ложные сведения о пандемии.

Александр Денисов: Да. Ну и на эту тему поговорим с Артемом Кирьяновым, первым заместителем председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации. Артем Юрьевич, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Артем Кирьянов: Добрый вечер, здравствуйте.

Александр Денисов: Артем Юрьевич, вот смотрим, привели в пример Европу, мы-то думали, что там люди законопослушные, а выяснилось, что это мы о себе хуже думали, чем есть на самом деле, это мы законопослушные, а...

Анастасия Сорокина: Все в масках, в перчатках.

Александр Денисов: Да, казалось бы, для кого стараются власти Германии, как не для этих же товарищей.

Артем Кирьянов: Вы знаете, я бы здесь не стал говорить именно о том, насколько отличаемся мы как законопослушные граждане от европейцев. Я бы все-таки говорил о тех мерах, которые были приняты в Европе, причем в каждой стране по-разному, и мерах, которые были приняты в России, в частности в Москве и в каждом из наших регионов. Вот на сегодняшний день уже понятно, что 20-е число прошло, а помните, мы обсуждали достаточно долго вот эту вот ложную на самом деле новость, что где-то в районе 15–20 сентября опять все в России сядут на карантин, опять не будет ничего работать и так далее. Поэтому на сегодняшний день мы все-таки должны понимать, что система с развернутыми больничными койками, система с перепрофилированием различных медучреждений для борьбы с COVID дала свои результаты.

И главный страх начала этой всей истории с пандемией коронавируса был в том, что просто медицина не сможет обслужить тяжелых больных, критических и вырастет, что называется, летальность, в общем, не справимся. На сегодняшний день оснований для того, чтобы продолжать так считать, нет. Более того, сегодня все наши структуры достаточно серьезно подготовлены, и люди имеют возможность, в общем-то, нормально трудиться.

Анастасия Сорокина: Но мы видим, что цифры продолжают каждый день увеличиваться по статистике заболевающих, и есть опасения, что через какое-то время все-таки придется принимать меры – может быть, не такие строгие, как, например, сейчас Израиль ввел строгий карантин или в других странах, но тем не менее.

Артем Кирьянов: Ну вы знаете, Израиль с самого начала ввел достаточно жесткий карантин, и люди, которые хотели там побывать, что называется, в командировке или с краткосрочным каким-то визитом, конечно, отказались. Но мы в этом плане все-таки видим прирост количества заболевших, причем именно не умерших, а заболевших, в связи с тем, что идет тестирование. Ну вот, например, сегодня я сдавал тест, потому что так надо, мне нужна, что называется, справка, никаких у меня признаков болезни нет, достаточно четко люди работают в этом направлении. И понятно, что вот эта вот такая, знаете... У страха глаза велики: когда не понимаешь, с чем сталкиваешься, на первом этапе, конечно, хочется сделать как можно больше. Сегодня все-таки у нас есть и вакцина, вот вы уже упомянули о том, что десятки тысяч добровольцев...

Александр Денисов: Шестьдесят тысяч уже, да.

Артем Кирьянов: Ждем своей очереди...

Александр Денисов: Вы тоже ждете, Артем Юрьевич?

Анастасия Сорокина: Будете делать?

Артем Кирьянов: Да, я собираюсь это сделать, в общем-то, считаю, что это такое правильное решение. Потому что за те месяцы общения с медиками, которые у меня были на различного рода площадках, я для себя понял, что вакцина не несет это заболевание в себе, это главное, чего люди боятся: вот я привьюсь и заболею, а что-то пойдет не так и заболею серьезно. Вот это вообще, так сказать, не про вакцинацию, там нет вот этих вот убивающих клеток, поэтому я думаю, что это такая безопасная история.

Анастасия Сорокина: Ну вот Роспотребнадзор говорит о том, что 22 мутации есть у вируса, которые стабильно существуют сейчас. Сможет ли вакцина противостоять, если их такое количество?

Артем Кирьянов: Вы знаете, ведь об этом по любому вирусу можно то же самое сказать, просто нам не надо бы нагнетать ситуацию. Вот что сегодня на самом деле уже выяснилось в таком, скажем так, даже бизнес-процессе, если хотите? Да, многие люди, например, могут работать на удаленке, то есть это тоже один из сегодняшних моментов, который обсуждается. Многим нравится работать на удаленке, многие бизнесмены или крупные компании для себя уже решили, что они будут использовать этот формат и дальше. Более того, федеральный законодатель предпринял инициативы по дополнению Трудового кодекса, чтобы работники были защищены от, скажем так, круглосуточного давления работодателя, чтобы у них было время, регламентированное на труд и отдых даже в домашних условиях.

Поэтому мы, конечно, трудиться будем несколько иначе, но мне кажется, что это будет лучше, это такая вот, может быть, некая новая степень свободы для офисных сотрудников, для тех, кто, собственно, по роду своей деятельности не должен находиться в скоплении людей, не должен находиться на заводе, не должен находиться в тех местах, где вот такой непрерывный производственный процесс. Мне кажется, это нормальная история.

Но доводить ситуацию до того, чтобы остановить все отрасли жизни, за исключением, что называется, жизненно важных, конечно, для России это не является необходимым, и на сегодняшний день Москва справится с ситуацией, регионы, я думаю, тоже все, так сказать, получили и дополнительное федеральное финансирование, и оборудование, и, главное, опыт. Поэтому здесь достаточно оптимистично я эту ситуацию вижу.

Анастасия Сорокина: Артем Юрьевич, вы заговорили про нагнетание. Вот это появление препаратов, которые, возможно, смогут остановить рост заболевания, вот эта стоимость в 11–12 тысяч, как вы считаете, это справедливая цена? Возможно, она как-то будет меняться? Потому что показатель-то очень какой-то странный в сегодняшних реалиях.

Артем Кирьянов: Вы знаете, я не очень готов рассуждать о справедливости цены, потому что я не знаю, какова себестоимость. Но думаю, что в ближайшее время все-таки будет определенная реакция со стороны надзорных органов, которые нам расскажут, все-таки что закладывается в такую цену на выходе. То есть если эта цена превышает, скажем так, 10–20% от себестоимости, тогда уже возникают вопросы к производителям, а если нет, ну тогда мы тоже должны согласиться с тем, что лечение вот такое. Поэтому, конечно, для каких-то вопросов, для каких-то категорий граждан это все покрывается государством, но если, что называется, вот как я на сегодняшний день, у меня нет никаких симптомов, нет заболевания, но вот хочется для профилактики... Ну, мне тогда надо решить, пойду я куплю или, может быть, этого не надо делать.

Александр Денисов: Не факт, что это можно для профилактики пить, прежде всего нужно уточнить, да-да.

Артем Кирьянов: Вот здесь тоже нужен все-таки не юрист, а врач, который бы четко сформулировал, что мы пьем вот это, потому что так лучше.

Александр Денисов: А то так допиться можно, да-да-да.

Артем Кирьянов: Я думаю последовать этому совету, потому что, конечно, очень не хочется, что называется, простаивать на карантине, а это все равно… Мне как общественному деятелю, как адвокату, конечно, необходимо общаться с людьми не только онлайн, но и офлайн, что называется, поэтому это важно. Но такая перспектива тоже есть. Давайте подождем заключений.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо, Артем Юрьевич.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Артем Кирьянов, первый заместитель председателя Комиссии по общественному контролю Общественной палаты Российской Федерации.

Выслушаем зрителя, Александр с нами на связи, Ростов-на-Дону. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня вопрос такого порядка. Вот у меня товарищ преподаватель музыки в школе, ему 67 лет, заразился коронавирусом в школе. Но госпитализацию ему не предложили, лечится дома. Естественно, лекарства покупает за свой счет, он инвалид II группы, онкология у него. И вот сейчас вынужден был взять кредит, чтобы покупать лекарства, лекарства очень дорогие. Как вот в таком случае ему поступать?

Александр Денисов: Вы знаете, а почему он не лег в больницу? Или его не клали в больницу?

Зритель: Ему даже не предложили это.

Александр Денисов: Не предложили?

Зритель: Даже не предложили.

Александр Денисов: А что за лекарства?

Зритель: У него вообще температура... Я не знаю, не буду говорить, он, в общем-то, не очень хочет общаться на эту тему, но вот как бы такой человек.

Александр Денисов: А что... Вот просто любопытно, уточните, что за дорогие лекарства он покупает, которые требуют даже кредита.

Анастасия Сорокина: Только сейчас появились препараты вроде.

Зритель: Я вам честно скажу, я узнал об этом только сегодня, и я, в общем, не стал в телефонном режиме с ним общаться, ну а ехать, сами понимаете, мне тоже за 65 уже, ехать, сами понимаете, не очень-то хочется узнавать. Он, как вам сказать, не сторонник распространяться, как бы позвонил, я говорю: «Что ты?» – «Заболел». – «Что случилось?» – «Да что у всех». Я говорю: «А почему не лег в больницу?» – «Да вот больница – это больница, я боюсь за себя, я боюсь...» В общем, такой разговор.

Александр Денисов: Ну понятно, в общем, обстоятельства не совсем ясны, что за лекарства, почему не лег. Спасибо, Александр, спасибо за рассказ.

Анастасия Сорокина: Спасибо за звонок.

Александр Денисов: И у нас на связи следующий собеседник, это Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», кандидат экономических наук. Валентина Васильевна, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Валентина Митрофанова: Добрый вечер.

Александр Денисов: Да. Валентина Васильевна, вот сейчас мы обсуждаем рекомендацию Сергея Собянина удалиться, ну, не первый раз, вот Настя поправила меня, говорит, что постоянно это говорили. Уже безболезненно, спокойно реагирует, нет какой-то агрессии, удаленный режим... Многие, кстати, и не уходили с него, вот, то есть уже приспособились мы к обстоятельствам.

Валентина Митрофанова: Да, это правда. На сегодняшний момент времени, конечно, ситуация этого года привела к тому, что удаленная работа очень распространена, и многие работодатели говорят о том, что они оставят ее, этот формат в том или ином виде и после того, как закончится эпидемиологическая ситуация. У меня, например, очень многие компании сейчас продлили режим удаленки аж до лета 2021 года.

Александр Денисов: Ага. А как они это объясняют, почему до лета 2021 года? Может быть...

Анастасия Сорокина: Уже есть какой-то прогноз?

Александр Денисов: Да, может быть, все поменяется? Или уже все, им расхотелось видеть своих работников воочию?

Валентина Митрофанова: На самом деле, конечно, первая реакция у всех работодателей, когда мы вынужденно вошли в эту историю, это было неожиданно, и очень много со многими сложностями столкнулись работодатели. Но все-таки сейчас уже за такой значительный промежуток времени научились работать, поняли, какие плюсы есть в удаленном режиме работы. Очень многие, кстати, работники, кто-то отказывается выходить сейчас на работу очно либо в принципе просят несмотря на то, что компания работает очно, просят продолжить этот режим. И многие бизнесы для определенных категорий работников действительно увидели экономическую выгоду от этого, научились с этим работать и готовы уже и вне эпидемиологической ситуации использовать удаленку и дальше.

Анастасия Сорокина: Но у вас такой позитивный прогноз? То есть даже если ситуация, скажем, заставит вернуться в удаленный режим, шока ни у кого не будет, все адаптированы, просто продолжат в этом ключе, никаких потрясений не будет?

Валентина Митрофанова: Ну, шок у нас на самом деле у всех уже был в марте и мае этого года, все по-разному прошли эту шоковую ситуацию. Понятно, что, когда стали снимать ограничения, конечно, определенная часть работодателей вернулась в очный режим и продолжает в этом очном режиме работать. Но те работодатели, которые поняли, что и в удаленном формате можно работать, и это действительно приносит определенные плюсы и преимущества, они продолжают сейчас это использовать.

Цифры, мне кажется, говорят сами за себя: у нас в прошлом году в дистанционном режиме работало около 30 тысяч человек, в этом году на дистант, вот на такой удаленный формат ушли около 5 миллионов, и сейчас по цифрам вернулись в режим вот такой очной работы меньше половины от этой цифры. Соответственно, работодатели сами действительно ждут с нетерпением поправок, которые у нас будут вноситься в Трудовой кодекс, и наконец-то легализовать такой формат работы, как удаленная работа и комбинированный график, то есть когда человек может частично работать дома, частично работать в офисе. Это очень актуально для мегаполисов, потому что транспортная проблема и дорога на работу и с работы занимает, конечно, львиную просто долю в жизни людей, которые работают в мегаполисах.

Анастасия Сорокина: А вот эта ситуация, когда предприниматели были в некотором шоке, вынуждены были платить заработную плату, хотя не было процессов рабочих в этот момент, вот сейчас готовятся ли к повторению этого сценария? Что-то там подкопили на страшный черный день или все-таки надеются, что пронесет и ничего не будет?

Валентина Митрофанова: Ну, для того чтобы подкопить, у нас, наверное, должна была бы быть определенная стабилизация экономическая, чтобы те бизнесы, которые максимально пострадали в ситуации весны этого года, чтобы они действительно накопили вот этот вот какой-то запас, чтобы себя спокойно чувствовать. Но сейчас времени прошло очень мало, очень многие компании не пришли в себя после кризиса, с которым столкнулись весной и летом, и даже по прогнозам говорят о том, что в лучшем случае стабилизация экономического положения многих компаний произойдет только в следующем году. Поэтому запасы никто не накопил, это скорее продолжение того, что был начат такой формат работы либо действительно его адаптация уже под некие новые эффективные реалии.

Александр Денисов: Валентина, зритель хочет с вами пообщаться, Александр из Москвы, поговорим. Александр, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Да, добрый вечер, слушаю вас.

Александр Денисов: Да, Александр, вот говорим про меры, ограничения, про рекомендации работать удаленно. Как относитесь к этому, поддерживаете или нет?

Зритель: Ну конечно, не очень поддерживаю. Вы знаете, я вот захожу постоянно в магазины, покупаю продукты питания, грубо говоря, практически никто не соблюдает меры вот эти вот предосторожности: все толпятся постоянно в магазинах, маски практически никто не надевает. Я вот постоянно в маске хожу, в перчатках, меня очень, конечно, это раздражает. Я даже несколько раз звонил в полицию, в службу полиции, чтобы, грубо говоря, вот это пресекали, но как-то не реагирует никто.

Александр Денисов: Вы звонили в полицию и говорили, что там, что люди в магазине без маски стоят?

Зритель: Да-да-да. Вроде говорили, что полиция приезжает, но все равно каждый день я захожу в тот же самый магазин, все равно это не соблюдается.

Александр Денисов: Ага. А вы работаете удаленно или ходите на работу, ездите как обычно?

Зритель: Нет, я на работаю хожу, у меня работа потому что связана практически, то, что я не могу на удаленке работать, я работать могу только... Я работаю на заводе.

Александр Денисов: Ага, то есть нужно делать руками, удаленно никак не получится это.

Зритель: Да, конечно, я работаю на станках.

Александр Денисов: На станках. Да, спасибо, спасибо, Александр, за ваш рассказ.

Валентина, видите, какой необычный зритель, звонил в полицию...

Анастасия Сорокина: Бдительный.

Александр Денисов: Да, требовал, чтобы навели порядок, маски все надели.

Валентина Митрофанова: Да, на самом деле это обычная реакция, и сейчас работодатели сталкиваются тоже с такой двоякой ситуацией, очень многие работники, например, отказываются на работе несмотря на наличие таких требований надевать различные средства защиты, а кто-то, наоборот, отказывается выходить на работу, потому что боится, что по дороге на работу или на работе он может заразиться.

То есть отношение психологическое у людей к этой ситуации очень разное, и поэтому у работодателей с этим сейчас тоже есть большая проблема как с одной, так и с другой стороны – как, собственно, и с требованиями, которые должны соблюдать работники, так и с работниками, которые очень озабочены своим здоровьем и не готовы выходить на работу даже в сегодняшней ситуации. Хотя в принципе у нас нет ограничительных мероприятий в Москве, например, связанных с работой.

Александр Денисов: Да. Ну вот нам каждую неделю письма рассылает телецентр, что нужно ходить в масках, что...

Анастасия Сорокина: Чтобы не расслаблялись, да, соблюдали.

Александр Денисов: Да-да-да, предупреждения вынесут и так далее.

Валентина Митрофанова: Конечно, требования Роспотребнадзора все необходимо выполнять, это правда, и рекомендации выпустил МОТ по организации удаленной работы. То есть эти все требования, конечно, при их соблюдении будут снижать возникновение таких рисков и той второй волны, которую все так ждали в сегодняшних числах.

Анастасия Сорокина: Валентина Васильевна, у вас такой позитивный чувствуется настрой. Если вот говорить про появление препаратов, про то, что вакцина...

Александр Денисов: Чувствуется, удаленно не работаете.

Анастасия Сорокина: Саша уже чуть китайскую себе не сделал, вот не за горами будет такая русская вакцинация. Есть позитивный взгляд, что переживем мы в ближайшее время вот этот вот пик и в ближайшие несколько месяцев нормальная жизнь все-таки восстановится, не будет никаких вот этих снова ограничений жестких, с которыми мы столкнулись весной?

Валентина Митрофанова: Ну, важно понимать, что в любом случае сейчас ситуация в регионах все равно разная, и, если в Москве нет ограничительных мероприятий, во многих же субъектах они продолжаются, поэтому здесь можно только надеяться, что действительно все будет хорошо и все мы благополучно закончим этот год.

Александр Денисов: Да. Сергей у нас на связи из Московской области. Сергей, добрый вечер.

Зритель: Добрый вечер.

Я хотел сказать, что удаленка – это вред нашей экономике и всему вообще-то, от этого надо уходить. Вопрос такой. Вот мы все ходим в театр, ну многие, – как смотреть спектакль, в театре лучше или в записи по телевизору?

Александр Денисов: Ну так это вам выбирать, Сергей, как мы вам посоветуем-то?

Зритель: Да что там выбирать? Вы понимаете, сколько было слез, сколько нервов, когда школа начала обучение по удаленке? Я считаю, от этого надо уходить подальше.

Александр Денисов: Спасибо большое, Сергей, спасибо.

Валентина, вот можно, если коротко, действительно ли это вред для экономики удаленный режим? Или мы переварили и уже...

Анастасия Сорокина: ...адаптировались?

Александр Денисов: ...спокойно, без вреда?

Валентина Митрофанова: Ну, на сегодняшний момент времени уже работодатели сами делают такой выбор, даже в рекомендациях, которые даются в субъектах, говорится о том, что, если возможно, применять дистанционку. Поэтому работодатель каждый, каждый бизнес решает сам для себя, что для него экономически выгоднее, это действительно работать с людьми очно либо продолжать использовать режим удаленки. То есть сегодняшнее законодательство, сегодняшняя ситуация позволяет бизнесу выбирать, и это, естественно, не может сказаться плохо на бизнесе, потому что право выбора у него есть.

Александр Денисов: Как зрители, хочешь иди в театр, хочешь смотри в записи, так же и у бизнеса.

Валентина Митрофанова: Да, да.

Александр Денисов: Спасибо, спасибо, Валентина.

Анастасия Сорокина: Спасибо, спасибо. Это была Валентина Митрофанова, директор «Института профессионального кадровика», кандидат экономических наук.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Народный судья
Вам весь этот цирк, надеюсь, потом зачтётся в международном трибунале по преступлениям против человечности.
Почему европейские обыватели отвечают беспорядками на возобновляемые ограничения?