Изоляция затягивается

Изоляция затягивается
Соцсети - глобальные СМИ. Беспорядки в США. Каникулы строгого режима. Пандемия как научный эксперимент. Нашествие саранчи
Свобода слова запуталась в соцсетях
На беспорядках в США сделают предвыборную гонку, вместо того чтобы решать глубокие проблемы раскола в обществе
Экономике пропишут вливания
Детские пособия
Ты просто космос, Маск!
Без стимулирования науки и человеческого потенциала из кризиса не выбраться
Отпуск с ограничениями
Антон Дорофеев: Без болельщиков даже футбол высокого уровня напоминает товарищеский матч на сборах
Восьмая казнь египетская. Огромные рои саранчи заселили уже более 300 000 гектаров на юге России
Гости
Константин Калачёв
политолог, руководитель «Политической экспертной группы»
Михаил Пашкин
председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии
Сергей Смирнов
доктор экономических наук ИНИОН РАН
Владимир Карачаровский
кандидат экономических наук, доцент Департамента прикладной экономики НИУ ВШЭ
Михаил Дмитриев
президент партнерства «Новый экономический рост»

Иван Князев: Ну что же, дорогие друзья, весь апрель будем сидеть дома. Два часа назад президент России Владимир Путин выступил с новым обращением к народу. Первым делом он поблагодарил врачей за их работу. Но это правда важно, медики сейчас на передовой. Также глава государства отметил, что пик пандемии коронавируса не пройден ни в мире, ни в России, и даже выходная неделя не помогла переломить ситуацию, к примеру, в Москве, где больше всего зараженных. Что еще сказал президент, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Владимир Путин: Как полагают специалисты-вирусологи, пик эпидемии в мире еще не пройден, в том числе и в нашей стране. В связи с этим мною принято решение продлить режим нерабочих дней до конца месяца, т. е. по 30 апреля включительно. Подчеркну: с сохранением за работниками их заработной платы. Главный, безусловный критерий – защищенность, здоровье и безопасность граждан России. С учетом развития ситуации будем принимать дополнительные решения. Если обстановка позволит, скорректируем объявленный период вынужденных нерабочих дней в сторону его сокращения.

Тамара Шорникова: Итак, режим нерабочих дней. Целый месяц. Как вы отнеслись к этой новости? Звоните, пишите к нам в прямой эфир, рассказывайте, в каком режиме вы сейчас живете, что у вас с работой, что говорят на вашем предприятии, какие прогнозы, есть ли накопления, легко ли будет справиться вот с таким месяцем.

Иван Князев: Если вдруг вы уже потеряли работу или вам что-то сказал ваш начальник, также напишите нам. Потому что много, действительно, людей жалуются на то, что сейчас они могут остаться без своего заработка.

Тамара Шорникова: Да, и СМС уже начали падать. Вот несколько. Тверская область: «Работала на сдельной работе, за час получала 60 руб., теперь ни работы, ни денег. Как жить, чем платить кредит?» – пишет Елена. «Закончился трудовой договор 31-го 03-го, – это уже Краснодарский край, – естественно, его не продлили. Как встать на учет по безработице, если все на карантине?» «Работала поваром в отеле 5 звезд по срочному трудовому договору». Эти и другие вопросы будем обсуждать вместе с нашими экспертами. И первым с нами на связь выходит Владимир Карачаровский, кандидат экономических наук, доцент департамента прикладной экономики Высшей школы экономики. Здравствуйте.

Владимир Карачаровский: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте. Владимир Владимирович, знаете, первое, что хочется спросить: целый месяц страна будет не работать. Неделю вот мы как-то немножко пережили, теперь еще целый месяц впереди. Что у нас вообще будет с экономикой? Мы вообще как-то справимся с этим?

Владимир Карачаровский: Давайте думать, что мы справимся. Если с самого начала думать, что мы не справимся, то мы точно не переживем этот период. Сейчас, конечно, экономика находится в такой немножко патовой несколько ситуации. Потому что, с одной стороны, государство понимает, что на нем лежит ответственность за благополучие и сохранение заработной платы граждан не только в период кризиса, но и после него… Если коронавирус отступит, у нас еще есть низкие цены на нефть, и с этим государству тоже придется столкнуться. Поэтому вот сейчас очень важный момент, когда бизнес – весь бизнес, и бизнес крупный в первую очередь, но и малый и средний бизнес тоже, – должны понять, что функция предпринимательства состоит в том, чтобы отвечать за благополучие своих наемных работников. Что сохранять им заработную плату, а в случае сокращения или в случае ликвидации предприятий выплачивать им выходное пособие, как это утверждено в Трудовом кодексе, является их личной ответственностью. Вот, может быть, предпринимателям, конечно, сейчас не понравится то, что я скажу. Но мы сейчас должны понять, что у каждого игрока – и у людей, которые работают, и у предпринимателей, и у государства – очень много забот. И нужно, чтобы каждый сейчас выполнял, правильно понимал и верно выполнял свою функцию. Забота, если мы говорим о частном секторе, то забота о выплате заработной платы или выходных пособий, вот вы приводили пример, не может быть так, что… Ну, если кончился срочный трудовой договор, это одна ситуация. А если человека сокращают или предприятие закрывается, то, вообще говоря, предприниматель должен выплатить двойной размер выходного пособия в размере двойной оплаты труда. И здесь, продолжая, я бы сказал так, что сейчас… Но понятно, что, с другой стороны, бизнес, особенно малый и средний, достаточно долго, уже более 5 лет, находится в ситуации, когда с экономикой все не очень хорошо в связи с санкциями, стагнацией. Поэтому требовать от бизнеса, с другой стороны, полного ответа по своим обязательствам тоже, наверное, не совсем справедливо.

Иван Князев: Ага.

Владимир Карачаровский: Поэтому сейчас единственный выход – это, знаете, заключение, что ли, между государством, бизнесом и гражданами такого фьючерсного общественного договора. Бизнес должен пойти на кредиты (если кому-то нет возможности выплачивать заработную плату), которые сейчас льготные предлагает государство. Но государство, со своей стороны, во-первых, должно гарантировать, что после того, как это все закончится, бизнес, который взял эти кредиты и не уволил своих сотрудников, не останется с протянутой рукой один на один с проблемой своего банкротства.

Иван Князев: Ну да, как минимум, бизнесмены будут рассчитывать на какие-то послабления, на какую-то компенсацию от государства вообще в целом, мне кажется.

Владимир Карачаровский: Да. По крайней мере тот пакет мер, который введен и который сейчас, пусковой пакет, будет введен, эти возможности должны будут сохраниться на обозримый период хотя бы год после того, как все это закончится. И очень важно соблюсти то, о чем мы постоянно в это время очень много говорим: справедливость. Ведь все упирается в проблему доверия. Доверия к правительству, доверия к государству, веры государства в бизнес.

Иван Князев: Ага.

Владимир Карачаровский: Вот, понимаете, многие сейчас предприниматели поведут себя так. Они закроют предприятия, уволят работников. И, например, я… Это сложно оценить точно, но мы знаем, что значительная часть заработной платы выплачивается в конвертах, во многих случаях, по-прежнему. Поэтому сохранить белую заработную плату, которая возможна на уровне МРОТа, во многих организациях, возможно, и не будет сложно. И вот те предприятия, которые сохранят в полной мере обязательства перед своими работниками, они понесут, конечно, большие убытки, чем те, которые сейчас начнут, например, выплачивать только белую часть зарплаты. Ну так вот. Те предприятия, которые понесут убытки для того, чтобы в этот сложный период сохранить своих работников, помочь им выжить, должны после того, как это закончится, это добро должно быть государством как-то вознаграждено. Оно должно заметить это благо, которое сделал такой бизнес, и отметить его. И отделить его от тех предпринимателей, которые поведут себя, ну, несколько оппортунистически. Например, прекратят платить серую часть заработной платы, оставив только белую. Или вообще, мотивируя тем, что денег нет и активы малы, закроют предприятия без выхода, без выплаты выходного пособия. Хотя я подчеркиваю, конечно, сейчас очень сложно, и нам нужна некая солидарность. Нам нужно понять друг друга всем.

Иван Князев: Да. Владимир Владимирович, у меня еще один вопрос. Не знаю, слышали вы или нет, вчера в новостях было то, что Россия будет продавать свой золотой запас понемножку, и эти деньги пойдут как раз таки на стабилизацию ситуации в экономике. Это один момент. И второй момент. Кудрин уже спрогнозировал падение ВВП у нас.

Тамара Шорникова: На 8%. Это серьезное падение.

Владимир Карачаровский: Падение ВВП, наверное, уже неотвратимо. Но, понимаете…

Тамара Шорникова: Но масштаб еще можно обсуждать.

Иван Князев: Просто хочется понять, насколько все плохо у нас будет уже к осени.

Владимир Карачаровский: Но, смотрите, вот сейчас практически месяц у нас работают только основные системообразующие … . Вот месяц. Практически март – уже была ситуация, когда экономика работала частично. Сейчас будет еще месяц – апрель, когда экономика будет практически не работать. Будут работать только предприятия вот такие ключевые. Понятно, что падение в пределах 2-3%, наверное, можно ожидать однозначно. Но… Примерно то же самое было после 14-го года, когда у нас и номинальная заработная плата в 15-м году упала, и санкции привели к тому, что экономика практически все это время только пыталась нащупать выход, пыталась начать расти, но фактически так и не росла. Поэтому нам это не впервой. Но нужно понимать, что, конечно, силы не бесконечны. И у бизнеса, особо у малых и средних предприятий, и, конечно, у граждан. Да, падения ожидать стоит. И поэтому то, что касается всех резервов, которые государство сейчас имеет, – их нужно тратить. Потому что у нас слишком часто идут кризисы. Такие частые кризисы нельзя выдержать, только экономя запасы. Фонд национального благосостояния и золотовалютные резервы необходимо тратить для того, чтобы поддержать устойчивость основных экономических показателей и, главное (это главное), главное – это веру граждан в государство. Это и их благополучие, и… Ну, про стабильность сейчас говорить, наверное, бессмысленно. Но хотя бы какую-то уверенную надежду, уверенность в том, что государство сделает все возможное. Да, это нужно делать. Сейчас не то время, когда надо считать золото.

Иван Князев: Да. Спасибо. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Спасибо большое.

Иван Князев: Владимир Карачаровский был с нами на связи, доцент департамента прикладной экономики Высшей школы экономики.

Тамара Шорникова: И слушаем наших телезрителей. Очередь из звонков. Сначала у нас Кирилл из Мурманска. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Кирилл.

Зритель: Здравствуйте. Я сам представитель микробизнеса. Даже не малого, наверное, а микробизнеса. Плюс у меня высшее экономическое, высшее юридическое образование. Т. е. могу судить о последствиях. Ведь это на самом деле катастрофа для малого бизнеса, что сейчас будет, если до 30 апреля действительно продлится этот мировой … . И проблема ведь еще в том, что правительство заявляет о том, что меры поддержки есть. Но они касаются очень узкого круга видов деятельности, на что они направлены. Туризм, гостиничный бизнес, может, транспортные какие-то услуги. А все остальные, которые также страдают, они никоим образом поддержаны ведь не будут. По крайней мере, при сходе нынешних мер поддержки правительства.

Тамара Шорникова: На самом деле ситуация меняется каждый день. И те же сферы, в которые вливается поддержка, расширяются. Т. е. там уже и бытовые услуги, и т. д. А вот вы чем занимаетесь?

Иван Князев: Да, что у вас за бизнес?

Зритель: Я сегодня… Я оказываю экономические, юридические услуги. Я сегодня получил ответ…

Тамара Шорникова: Консалтинг, да?

Зритель: Ну, своего рода, да. Широкого круга. Но я сегодня буквально получил ответ от налоговой инспекции, где четко сказано то, что я вам только что сказал. Я не вхожу в спектр тех видов деятельности, которые подлежат поддержке. Может быть, к 1 мая что-то поменяется. Я вам почти дословно цитирую.

Иван Князев: Ну, если консалтинг, то скорее всего…

Тамара Шорникова: Да.

Иван Князев: …скорее всего, вы не входите.

Зритель: А я же консультирую-то кого? Тех же самых, кто вот сейчас прекратил фактически деятельность.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Зритель: Я тоже соответственно страдаю от этого. И еще у меня момент один очень важный…

Иван Князев: У вас работников много?

Зритель: Есть работники, справляемся сейчас с их потребностями как-то. Но ведь мы никакой поддержки не получим. И даже если она будет заявлена, ну какой банк мне даст кредит вот этот беспроцентный или какой там заявляют. Ну ведь нужно с небес на землю опуститься. Это ведь не бумага…

Тамара Шорникова: Кирилл, если бы могли вот сейчас, а вы можете это сейчас сделать в прямом эфире, потому что нас действительно слушает вся страна, и департаменты всех же слышат, – какие меры поддержки вот лично вам бы пригодились? Какие могли бы поддержать вас на плаву?

Зритель: Если мы говорим о том, что работники, которые не выходят на работу, должны получать зарплату за мой счет, то хотя бы государство должно компенсировать в какой-то части ту зарплату, которую я вынужден платить работникам, которые фактически не работают у меня. Это первое. Это первоочередное, что лежит на поверхности.

Иван Князев: Да, понятно.

Зритель: Ну, и посмотрим, как будут кредиты даваться. Я очень важный момент хотел сказать. Ведь посмотрите, кто у нас не пострадал. Это ведь чиновники. Они либо ушли в отпуска, либо продолжают работать. И никоим образом в своих финансах не пострадали. Более того, у этих же чиновников есть здесь тоже костяк, это оплата, а есть премиальные надбавки. Почему вот их не срезать, мне непонятно.

Иван Князев: Ну, да, хороший вопрос.

Тамара Шорникова: … как мера.

Иван Князев: Да, спасибо вам, Кирилл.

Тамара Шорникова: О чиновниках в том числе поговорим сейчас с нашим экспертом.

Иван Князев: Нет, подожди, давай несколько СМС, потом еще один звонок возьмем. У нас просто еще один телезритель прямо сейчас ожидает. Несколько СМС. Владимирская область: «У нас сегодня уволились все продавцы разом. Зарплату им выплатить не из чего. А что делать? Народ спрашивает». Москва предлагает: «Необходимо вводить бесплатные талоны на продукты». Ну, друзья, наверное, еще рано об этом говорить. Ленинградская область: «Моя дочь работает в салоне красоты. Все закрыли. Накоплений нет». Пишет Самара: «Кто будет платить, если мы ИП?» Ну, действительно, вот человек сам на себя работает. И звонок.

Тамара Шорникова: Да, Карелия. Клавдия. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Изоляция затягивается – это очень плохо, что затягивается. Потому что ни транспорта нету, ничего нету. И за едой надо ходить, в аптеку ходить, везде, маски далеко, это забота такая лишняя. Я пенсионерка, инвалид, и мне тяжело этим заниматься.

Иван Князев: Но, Клавдия, смотрите, это все-таки забота как раз таки о вашем здоровье. В магазин ходить можно сейчас. И в аптеку то же самое, можно сходить. А ездить куда-то на автобусе – наверное, пока не стоит.

Тамара Шорникова: К сожалению, да. Константин Калачёв, политолог, руководитель «Политической экспертной группы», выходит с нами на связь. Здравствуйте.

Константин Калачёв: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Константин Эдуардович.

Тамара Шорникова: Итак, сегодня в обращении мы услышали, что появятся определенные полномочия у регионов, у субъектов федерации, они сами будут, исходя из собственной ситуации, решать, какой режим нужен для конкретного региона, какие меры нужны. По-вашему, что дальше мы увидим? Пока мы видим, что, условно, Мишустин порекомендовал перенимать опыт Москвы, и практически все регионы самоизолировались. Будут какие-то отмены режима? Будут ужесточения?

Константин Калачёв: Пока мы видим – перекладывать ответственности. Но это и неплохо. Потому что сейчас лучше исходить из принципа «Не навреди». Понятно, что регионы разные и обеспеченность в них бюджетная разная. Есть регионы, которые могут справиться с поставленными задачами, а есть те, кому нужна поддержка федерального центра, таких большинство. Собственно, страна большая, и действительно ситуация с коронавирусом где-то критическая, где-то нет, и закрывать всю страну из-за того, что в Москве или где-то в мегаполисах проблема, – наверное, неправильно. Другое дело, что это консервативный метод лечения. И я разделяю их, но кто знает, что через месяц будет. Может быть, понадобится хирургия. Вспомнили про федерализм в нашей унитарной и централизованной стране. Это хорошо. Но проблема-то в том, что у регионов очень мало полномочий и очень мало средств. Можно говорить о расширении полномочий, но любое расширение предполагает увеличение финансирования. И вопрос: где деньги?

Иван Князев: Константин Эдуардович, скажите мне, я не очень понимаю вот в некоторых вопросах законодательства. Режим ЧС какой-то отдельный субъект нашей Российской Федерации может вводить?

Константин Калачёв: Нет, смотрите. У нас, что касается регионов, то ситуация получилась интересная. Мне кажется, правильно себя повела Астраханская область, которая, основываясь на все том же законе от 99 года, ввела полноценный карантин. Вот. А у других это немножко по-другому. И режим ЧС у нас может теперь вводить правительство, Госдума приняла такой закон. Режим ЧС, карантин и самоизоляция – это 3 совершенно разные вещи. Надо это прекрасно понимать. Сейчас у нас пока мягкий вариант. И, кстати, по поводу выступления Путина. Я вот только что вышел на улицу, решил сходить в магазин. И знаете, людей на улице прибавилось, и в магазине людей прибавилось. Люди успокоились. Хорошо это или плохо? С одной стороны, стресс сбивает не меньше, чем вирус, может быть даже больше. А с другой стороны, знаете, вот уже успокоились, пугали, потому что вирус не остановится.

Тамара Шорникова: А как вы думаете, почему их успокоило? Наоборот, пик еще не пройден, ситуация усложняется…

Константин Калачёв: Да потому что люди ждали худшего. Кто-то – объявления как раз режима ЧС, чрезвычайной ситуации…

Иван Князев: А.

Тамара Шорникова: Выдохнули, да?

Константин Калачёв: …Выдохнули, да. Особенно не только в регионах – в Москве выдохнули, собственно говоря. И я полагаю, что, с одной стороны, хорошо. Но а кто знает, посмотрим, как это будет дальше. Проблема же в том, что, с одной стороны, нужно сохранить экономику, о чем говорил предыдущий выступающий ваш, прекрасно говорил. А с другой стороны, нужна забота о жизни и здоровье людей. Золотой середины здесь, точно, нет. Надо выбирать либо одно, либо другое.

Тамара Шорникова: Сегодня 2 губернаторских отставки: Архангельская область и Республика Коми.

Иван Князев: С чем связаны?

Тамара Шорникова: С чем связаны? Вот поговаривают, что…

Константин Калачёв: Но на самом деле это вполне ожидаемые отставки. Другое дело, что есть события, которые подтолкнули отставки или которые повлияли на назначение врио. Например, все знали, что глава Коми Гапликов не справляется, непопулярен, надо его менять. Вот тут у них еще случилась история с заражением массовым в больнице, где врач, приехавший из-за рубежа, ходил больной на работу и всех перезаражал. Соответственно, может быть, поэтому господин Уйба, зам. министра здравоохранения России, стал главой республики, где в масштабах одной больницы сложилась ситуация абсолютно критическая. А может быть, эта ситуация разойдется как бы и дальше. Что касается Архангельской области, то опять же было понятно, что Орлов непопулярен, что высокий запрос на обновление, что люди хотят чего-то нового. И, собственно говоря, историю с полигоном мусорным Орлов отработал по полной. Его это грех, не его это грех – не хочу обсуждать. Но, во всяком случае, что было, то было. Надо менять. Это плановые отставки, которые должны были состояться раньше или позже, но повлияли события, связанные с подготовкой голосования по поправкам в Конституцию и с коронавирусом. Я думаю, все эти отставки не последние. Я думаю, что еще 2-3 губернатора завтра-послезавтра в отставку уйдут. Вот попомните мои слова.

Тамара Шорникова: А какие это регионы?

Константин Калачёв: Я не хочу называть. Потому что, во всяком случае, к одному губернатору отношусь очень по-дружески. Но это будут губернаторы уважаемые, авторитетные. Просто у них выслуга лет уже, и срок эксплуатации закончился. Т. е. другие истории совершенно, не как в Архангельске или в Коми. Да, кстати, даже и к второму губернатору, который может уйти, я тоже отношусь очень хорошо, потому что знаю и того, и другого. Поэтому не хочу называть. Но я думаю, что завтра-послезавтра мы узнаем об отставках.

Тамара Шорникова: Просто действительно в некоторых регионах ситуация складывается непростая. И, конечно же, большая ответственность на губернаторах. Такая сейчас достаточно расстрельная должность. И мы привыкли к тому, что вот отставка по собственному желанию, что называется, это как бы повод. Но не возникнет ли у некоторых губернаторов желание действительно как-то вот сложить с себя полномочия в преддверии тяжелых времен?

Константин Калачёв: Знаете, войти легко, а выйти сложно. Я думаю, что проблема в другом. Все меньше желающих быть губернаторами. Все меньше желающих. И есть те, кто отказывается еще на этапе предложения. А те, кто уже попал, они должны сидеть до конца. Куда деваться, да? С подводной лодки не убежать. Я думаю, что есть серьезная проблема, связанная с тем, что 20 лет у нас губернаторов лишали полномочий. И мало кто из них чувствовал себя хозяином своей территории, как, например, Минниханов или Кадыров: вот, есть исключения, да, но в основном губернатор превратился в чиновника. А сейчас от них требуют очень многого. И приходится возвращать те умения и навыки, которые были ранее утрачены.

Иван Князев: Но сейчас им вроде как дали побольше полномочий, вроде как фактически можно похозяйствовать. Правда, с оглядкой на координационный центр, вот это вот…

Константин Калачёв: Но, слушайте, ну какие полномочия? Что, силовики в регионе подчиняются губернатору, например? Или денег прибавилось очень сильно? Но все это разговоры пока. Более того, полпреды как смотрели за ними, так и смотрят. А силовики как копали, так и копают. И, в общем, губернатором быть – незавидная должность, поверьте мне.

Иван Князев: Ну, не исключено, что это к лучшему.

Тамара Шорникова: А вот знаете, такие еще меры. Сейчас действительно в некоторых регионах очень такие локальные меры вводят. Например, условно, сухой закон. В Забайкалье том же и т. д. Вот эта мера – это что? Это тоже какой-то губернаторский рейтинг, популярный ход или что?

Константин Калачёв: Где-то это часть уже сложившегося тренда. Например, в Якутии. Ну, в Якутии к этому относятся с пониманием. И то, что Николаев ввел там сухой закон фактически, это правильно абсолютно. Я думаю, что тут вопросов не возникает, с учетом природно-климатического фактора и некоторых других обстоятельств. А есть территории, где это воспринимается неоднозначно. Т. е. есть территории, где воспринимает большинство населения с пониманием, есть территории, где воспринимается неоднозначно, а есть территории, где это просто невозможно сделать. Например, объявить сухой закон в Москве.

Иван Князев: Понятно. Да. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Выйдут на баррикады, да.

Иван Князев: Константин Калачёв, политолог, руководитель «Политической экспертной группы».

Тамара Шорникова: Да, и теперь телезрители. Александр.

Иван Князев: Ленинградская область.

Зритель: Да, добрый вечер, коллеги. Я хотел сказать о том, что те меры, которые предпринимает правительство и власть имущие, они немножко опаздывают. На самом деле все, что сейчас делается, нужно было делать несколькими месяцами ранее и отсекать тех людей, которые прилетают к нам зараженными, их отсекать в аэропортах. Какие-то локальные зоны для них организовывать. Проводить тесты. Т. е. максимально отсечь все это. И второй момент. Все, что сейчас делается, это не совсем идет в соответствии с Конституцией и с тем законодательством, которое до внесения изменений, которое было. Т. е. что я имею в виду. Нет полномочий на местах у губернаторов вводить ограничения такие, какие сейчас вводятся. Т. е. главврач как бы, главный врач России, тоже не признал это ни эпидемией как бы, ничего. Т. е. я вот со своей стороны не вижу законных юридических оснований…

Иван Князев: А вы юрист?

Зритель: …мер, которые принимаются.

Иван Князев: А вы юрист?

Зритель: Ну, вообще да.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Уточняем просто, да.

Иван Князев: Да, на всякий случай.

Тамара Шорникова: Александр, знаете, всегда просто очень говорить о том, что надо было бы сделать. Ну, согласитесь. Вот мы сейчас имеем ту ситуацию, которую имеем. По-вашему, какие меры сейчас в стране нужны? Чтобы предотвратить распространение вируса.

Зритель: Ну, какие меры нужны, я вроде сказал, что уже мы догоняем, получается, ситуацию, которая у нас сложилась. Я считаю, что люди, которые здоровы, они не должны ограничиваться в своих правах. Я вот о чем говорю. На передвижение, на свободу передвижения хотя бы в рамках своего региона. И в рамках своего города. А это происходит.

Иван Князев: А на свободу заражения как вы отреагируете? Вы понимаете, вот вы говорите: свобода передвижения. Ну, а как бы о рисках мы уже сколько раз говорим?

Зритель: Ну, я хочу сказать о том, что если я сдал тест, я его реально сдал и у меня есть данные о том, что я не заболел, я не пересекал границу и ни с кем не взаимодействовал. Почему мои права будут нарушаться? Вот я об этом говорю.

Тамара Шорникова: Вас услышали. Да, спасибо большое. Мария, Краснодар.

Зритель: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Алло, Мария?

Зритель: Але, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем.

Зритель: Ну, смотрите, у нас вот такая ситуация. Мы сидим с ребенком дома 5 месяцев. Мужа уволили с работы, заплатили вообще там копейки. Квартира еще в ипотеке. Как нам вообще дальше жить? У нас материнского капитала даже нет: у нас первый ребенок. Почему нам никакая помощь не положена? У нас вообще как бы еле хватает денег на еду, можно так сказать. Как дальше жить вообще?

Тамара Шорникова: А где муж трудился, не подскажете?

Зритель: Что-что?

Тамара Шорникова: Где муж работал? Что за предприятие?

Зритель: Он работал на… машины красил.

Тамара Шорникова: Т. е. частная, да, история?

Зритель: Да.

Тамара Шорникова: Понятно. Да, спасибо.

Иван Князев: Спасибо. Спасибо вам. Ну, как раз таки попробуем поговорить о различных мерах поддержки именно населения с нашим следующим экспертом. У нас Сергей Смирнов на связи, доктор экономических наук Высшей школы экономики. Сергей Николаевич, здравствуйте.

Сергей Смирнов: Доброго вечера. Здоровья всем.

Иван Князев: Сергей Николаевич, очень много людей нам сейчас написали. Я вот собирал СМС как раз таки к вашему включению. Ульяновская область пишет: «Коммуналку надо отменить на месяц, потому что во время самоизоляции счета на оплату жилищно-коммунальных услуг вырастут». Москва туда же говорит. Вот сейчас нам телезритель позвонил: люди остались в достаточно сложной ситуации. Как вы считаете, какие меры, может быть, сейчас нужны разным социально незащищенным слоям нашего населения? Президент сказал, что нужно сохранить доходы. Как это сделать?

Сергей Смирнов: Вы знаете, у нас предприятия и организации абсолютно разные. Я думаю, что те, кто работает в бюджетной сфере или на предприятиях с государственным участием, там проблем, безусловно, не будет. Потому что бюджеты различных уровней эту заработную плату, как мне кажется, обеспечат. И тут проблем нет. Проблема будет вот с нашей предыдущей зрительницей, которая звонила из очень тяжелой ситуации, как мне кажется. Что касается платежей за квартиру. Вы знаете, у меня тут возникла после ознакомления с нынешним, сегодняшним выступлением президента такая идея. Ведь тут предоставлены всевозможные льготы тем же самым малым и средним предприятиям. Малым и средним предприятиям, микропредприятиям. Часть мер, кстати, реализована и в жилищно-коммунальной сфере. Скажем, в Москве, насколько я помню, на 3 месяца ликвидируются взносы или, точнее, освобождаются граждане от уплаты взносов на капитальный ремонт. А почему, собственно, не пойти навстречу населению и сделать тот же самый 3-месячный мораторий, подчеркиваю, для не всех, не для всех, а для тех, кто не занят. Кто находится вот в такой тяжелой жизненной ситуации. Мне кажется, что это было бы очень разумно. Ну, а дальше посмотрим, как будет развиваться ситуация. И я думаю, что эта мера была бы вполне поддержана. Более того, я думаю, что можно было бы дать какие-то бонусы. Вот вы знаете, мы все люди более или менее разумные, кто-то верит в вирус, кто-то не верит, большинство, мне кажется, все-таки верят и сберегаются, оберегаются. Кстати, я должен сказать, что в одной из радиостанций ваших коллег человек занес коронавирус, и сейчас все их сотрудники проходят соответствующие тесты. Так вот, я к тому, что нужно какие-то бонусы. Вот, скажем, если вы жестко соблюдаете режим самоизоляции и не замечены, то помимо штрафов, которые сегодня, скажем, Сергей Семенович ввел в Москве, мне кажется, 4-5 тыс. руб. и с использованием личного транспорта если вы нарушаете, а, собственно говоря, может быть, эти средства, если они будут, пойти, направить как раз в бюджет, а из бюджета вот самым социально незащищенным группам. Лицам, потерявшим работу, уволенным. А я понимаю так, что несмотря на грозные заявления премьера, людей будут увольнять. И вот ситуация с нашей предыдущей телезрительницей подтверждает именно это, к сожалению. Т. е. мер много. Мне кажется, что и Минтруд тут должен работать. Потому что мер поддержки населения, на мой взгляд, сейчас не очень много. Сохранение заработной платы, опять же, а где ее взять для частного предпринимателя?

Иван Князев: Но вот смотрите, в Москве-то пособие по безработице автоматически вот, даже не нужно там никаких бумажек-то особенно собирать. Вот эту меру распространить на всю страну можно было на федеральном каком-то уровне, федеральным указом?

Сергей Смирнов: Вы знаете, Москва немножко особая статья. Федеральный закон о повышении максимального размера пособия по безработице принят, увеличено, да. Но вот то, что идет до 19500, по-моему, или 17…

Иван Князев: Да-да-да, нет, 19.

Сергей Смирнов: Да-да-да. Вот. – Это бюджет Москвы. И, к сожалению, не у всех регионов есть эти средства. И вот здесь, конечно, есть большая проблема. Федеральный стандарт установлен. Богатые регионы могут доплачивать безработным. Это нефтянка та же самая, углеводородное сырье и т. д. Таких регионов не очень много, к сожалению опять же.

Иван Князев: Ну, а поделиться те, кто побогаче, могут с теми, кто победнее? Как-то перераспределить бюджетные потоки, может быть?

Сергей Смирнов: Да, это система межбюджетных отношений. И если вы нецелевым образом расходуете средства, то, извините, главу региона и соответствующие финансовые структуры Министерство финансов … что мало им не покажется. Другое дело, что…

Иван Князев: Но это понятно, Сергей Николаевич. Я прошу прощения. Но это ведь вопрос, понимаете, какой-то бюрократии. Сейчас у нас достаточно такая ситуация…

Сергей Смирнов: Я согласен с вами.

Иван Князев: …нестандартная. Может, какие-то можно положения принять и вполне как-то это проработать.

Сергей Смирнов: Можно, я с вами абсолютно согласен, на 110%. Вот то, о чем говорите вы в первой части, это только в условиях чрезвычайной ситуации. Другое дело, что вот в те же самые меры, в план правительства, который был принят 17 марта по поддержке экономики в условиях коронавируса, мне кажется, что можно было бы создать специальный фонд защиты, когда богатые регионы помогают бедным. Ну, Столыпин же говорил о том, что мы единая страна…

Иван Князев: Да-да-да.

Сергей Смирнов: …все ее части должны помогать беднейшим, да? Вот это, мне кажется, тоже очень мало пока, вот этому региональному аспекту пока уделено недостаточно внимания. В нынешнем, кстати, выступлении, обращении президента к нации, что мне понравилось, вот тот самый региональный подход. У вас, у губернаторов, у региональных правительств, вам предоставляется больше прав и в зависимости от конкретной ситуации. Будем надеяться, что вот та ситуация, как в Москве, она будет не во всех регионах. Во многих, но не во всех. И вы тогда сами регулируйте и меры поддержки, мы вам поможем за счет каких-то там денежных трансфертов и т. д. А вот сроки, перечень действующих предприятий и все прочее – устанавливайте вы сами, пожалуйста. Мы даем вам такие полномочия.

Тамара Шорникова: Да. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики. И сейчас слушаем телезрителей. Альбина из Самары. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Альбина.

Зритель: Здравствуйте. У меня такое предложение. Я пенсионерка. Я на пенсии. Внук у меня повар, сейчас не работает, естественно, все, ничего не получает. Если бы не моя пенсия, не знаю, дальше бы как жить. У меня такое предложение. У нас вирус в основном попал в Москву. И все понятно, почему. Потому что Москва – это сборище всех денег, всех, которые имеют все за границей свои виллы, всё. Рублем-то…

Иван Князев: Вы думаете, вирус деньги притягивают, да? Он как-то специально распространяется?

Зритель: Он не распространяется, но ведь в основном-то оттуда ездили за границу и везли. И до сих пор едут, на частных самолетах летают. И везут сюда вирус.

Тамара Шорникова: Ну, логика понятна, да.

Зритель: И вот у меня такое предложение, у меня такое предложение. Пусть мошной они потрясут. Путин заставить их должен. Пусть все, что они нанесли удар государству, пусть заплатят миллионеры наши, миллиардеры.

Иван Князев: Да…

Зритель: Вот только-только-только-только так можно.

Иван Князев: Хорошо, спасибо.

Зритель: А если опять мы спустим – не знаем, куда мы дойдем. У народа терпение кончается.

Иван Князев: Хорошо хоть, не «сжечь Москву» сказали. Спасибо вам.

Тамара Шорникова: Да, я, честно говоря, уже ждала, что нужно закрыть нас сначала.

Иван Князев: Я тоже ждал. Еще один эксперт у нас на связи.

Тамара Шорникова: А давайте послушаем еще один телефонный звонок…

Иван Князев: Пока…

Тамара Шорникова: Эксперт, да?

Иван Князев: Михаил Дмитриев у нас все-таки на связи, прямо сейчас нам подсказывают. Президент партнерства «Новый экономический рост». Михаил Эгонович, здравствуйте.

Михаил Дмитриев: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, Михаил Эгонович. Итак, если говорить о поддержке бизнеса. У нас каждая вторая СМС: «придется закрывать», «придется увольнять» и т. д.

Иван Князев: Либо человек работает на предприятии малого и среднего бизнеса и его уже попросили сидеть дома, но зарплату платить не собираются.

Тамара Шорникова: Да. Это с одной стороны. С другой стороны, уже второй пакет мер от правительства, мы видим серьезные траты, серьезные меры. А чего в них не хватает, возможно? Или какие из этих мер, по-вашему, действительно смогут помочь?

Михаил Дмитриев: Главное, чего не хватает в мерах правительства, это масштаба. Все-таки даже на передовой линии локдаунов у нас находятся, как минимум, компании, которые реально, физически вынуждены были прекратить любую деятельность в силу специфики их работы. Например, в туристической сфере, в транспортной сфере, торговле, рестораны, развлечения и т. д. Даже грубо, такого рода компаний у нас примерно на 2% ВВП. И в них занято, как минимум, 5 млн. человек. Может быть, не 5… Скажем так: 5% занятых. Это около 3,5 млн. человек как минимум.

Иван Князев: Ага.

Михаил Дмитриев: Пока те меры, которые озвучены, – на поддержку заработной платы направляется порядка 0,1 валового внутреннего продукта. Это ничтожно мало по сравнению с развитыми странами той выпадающей заработной платы, которая возникает в этих компаниях. А на поддержку ликвидности – ведь у компании не только расходы по заработной плате, у них и другие необходимые расходы. Даже если им дадут отсрочки по налогам, то все равно телекоммуникации, арендные платежи, содержание зданий и сооружений – все это фиксированные расходы, которые полностью прекратить невозможно. Даже НДС за первый квартал. От НДС никто не освобожден. А у многих сразу же возникла задолженность по НДС на многие миллионы рублей. Короче говоря, компаниям действительно срочно нужны деньги. Платить в условиях отсутствия выручки заработную плату, как это вытекает из условий продленного отпуска до конца апреля, они не могут. И это может поставить на колени целые отрасли. Может быть, впервые в истории кризис такого рода в XXI веке в нашей стране.

Иван Князев: Михаил Эгонович, смотрите, какое дело. Вот некоторые эксперты пишут, хотим просто у вас узнать, так ли это на самом деле, что вот кредиты бизнесу на заработные платы – они как бы оказались такие весьма хитрые. Потому что первые 6 месяцев ставка вроде как 0% будет, а потом вырастет до 4%. Это так? И вот нам звонил предприниматель один, ему отказывают в кредите, он не попадает в эту категорию.

Тамара Шорникова: Т. е. в дотируемых банках пока говорят, что… ну, под разными предлогами отфутболивают.

Иван Князев: Да, да.

Михаил Дмитриев: Вы знаете, могу, что называется, из первых рук такую же историю рассказать. Партнеры наши по консалтинговой деятельности тоже обратились в свои банки – ВТБ и Сбербанк. В Сбербанке им сказали, что их менеджер находится в отпусках, как и все другие сотрудники в соответствии с решением президента и правительства Российской Федерации, поэтому они должны ждать, как минимум, неделю, чтобы этот запрос отправить. В ВТБ, по сути дела, мягко отказали, не сделав ничего. Я думаю, сейчас это общая практика. И если опять смотреть на опыт развитых стран, которые гораздо быстрее открыли такого рода кредитные возможности и сняли многие бюрократические препоны, должны быть выработаны простейшие стандарты оформления этих ссуд на основе заявлений и элементарных подтверждений, которые не требуют большой работы по сбору документов. И, возможно, решение должна принимать, например, корпорация малого и среднего предпринимательства, Институт развития, который дает поручительство под такие кредиты. И у них должна быть какая-то элементарная процедура, которая позволяет сразу быстро, а может быть в удаленном режиме, обслужить очень большое количество заявителей…

Иван Князев: Ага. Потому что, смотрите…

Михаил Дмитриев: …Наличие такого поручительства должно автоматически предоставлять кредиты, а Центральный банк в пределах установленного лимита (а это 500 млрд. руб. на сегодня) автоматически их рефинансировать.

Иван Князев: А вот это поручительство – это будет достаточная мотивация для банкиров? Ведь они постараются всячески замусолить этот вопрос и просто различными, любыми способами отказать предпринимателю.

Михаил Дмитриев: Ну, почему? Если Банк России будет автоматически рефинансировать эти кредиты, уровень риска по этим кредитам будет минимальный, потому что это кредиты фактически под государственную гарантию, т. е. под гарантию Института развития. Вопрос только в другом. Если банки будут заставлять давать эти кредиты под 0%, а Центробанк, например, будет их рефинансировать под более высокий процент, то, по сути дела, банки окажутся в долгу. Со своих заемщиков они процентных платежей не получат, а Центральному банку должны будут платить проценты. Вот это, безусловно, создаст дополнительные трудности и для бизнесов. Такого рода отрицательной процентной маржи, как это говорят банкиры, быть не должно. Иначе банки будут всеми силами уклоняться от такого рода кредитов.

Иван Князев: Ну да, и этот вопрос надо решать как можно скорее, потому что людям платить зарплату уже совсем скоро придется.

Михаил Дмитриев: Однозначно. Речь идет о днях.

Иван Князев: Да-да.

Михаил Дмитриев: Потому что каждый день порождает неразрешимые ситуации…

Иван Князев: Люди без денег остаются.

Михаил Дмитриев: …во многих тысячах бизнесов.

Тамара Шорникова: Михаил Эгонович, буквально вот кратко. Меня этот вопрос все-таки волнует. Потому что я читаю, и день за днем приходят новости, что Цукерберг и Гейтс направят $25 млн. на борьбу с коронавирусом, другие крупные бизнесмены. Сложное время, и понятно, что правительство старается. Но услышим ли мы такие новости внутри своей страны? Роснефть, Газпром, РЖД направляют большие деньги в какой-то фонд, чтобы помогать бизнесменам поменьше, например?

Иван Князев: Во всяком случае, хотелось бы, чтобы их как-то замотивировали на это. Не знаю, правда, кто это может сделать.

Михаил Дмитриев: Да…

Тамара Шорникова: Мне кажется, тут люди без мотивации …

Михаил Дмитриев: …как мотивировать такие компании – дело нехитрое. Что касается мотивации государственных компаний, то у правительства большой опыт такого рода действий. Но не следует забывать, что многие компании этого сектора на протяжении предыдущих двух лет получали сверхрекордные прибыли. Рост прибыли в 2018 году составил 50%. Еще на четверть они выросли в 2019 году. Есть компании, у которых на ликвидных счетах хранятся до $50 млрд. Поэтому помочь хотя бы небольшой долей этих средств для решения актуальных проблем несырьевого сектора, конечно, они могли бы.

Иван Князев: Было бы неплохо.

Михаил Дмитриев: И, может быть, даже необязательно давать эти деньги все безвозмездно. Потому что это отразится еще и на стоимости акций этих компаний и может осложнить и без того сложную ситуацию на фондовом рынке. Но отчасти их можно брать в виде заемных средств, пускай под очень низкие проценты.

Иван Князев: Да, понятно. Спасибо большое.

Тамара Шорникова: Спасибо. Михаил Дмитриев, президент партнерства «Новый экономический рост». Александр…

Иван Князев: Из Костромы у нас звонок. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас, Александр.

Зритель: Вы знаете, у меня вопрос следующего содержания. Вот первые ограничительные меры, которые были введены на территории Российской Федерации президентом, они касались в первую очередь находиться в самоизоляции. А в первую очередь меня потрясло следующее. При введении этих ограничительных мер жители Москвы и Московской области выехали – выехали – и начали, так скажем, посещать Ивановскую, Костромскую, Владимирскую области. И преспокойненько сейчас находятся там. В санаториях, у знакомых, у родственников. С чем это связано, подскажите, пожалуйста? Почему не сдерживаются все эти массы, которые начинают выдвигаться из субъекта, который в первую очередь является распространителем, условно, этого коронавируса?

Иван Князев: Да, Александр, спасибо. Это очень и очень хороший вопрос. И мы его прямо сейчас переадресуем нашему следующему эксперту. У нас на связи Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии. Здравствуйте, Михаил Петрович.

Михаил Пашкин: Добрый вечер.

Иван Князев: Хотим вас увидеть. А, не увидим: услышим по телефону. Михаил Петрович, вы знаете, все сейчас спрашивают: вот то, что сейчас, вот нерабочая неделя, сейчас весь апрель, это что? Это у нас что? Это карантин? Это самоизоляция? Это каникулы Бонифация? Что это вообще такое, как это все называется?

Михаил Пашкин: Дело в том, что, я могу сказать Москва и Московская область, те, кто заражен коронавирусом или находится, контактировал с этими зараженными, то эти люди должны находиться на самоизоляции. И вот если они нарушат вот этот режим, то их могут оштрафовать. Но пока еще МВД не заключило соглашение с правительством Москвы и Московской области. Т. е. пока их оштрафовать не могут. Единственное, что может сделать мэрия Москвы и губернатор Московской области, это не заплатить Москве, там, 2 тыс. руб. пенсионерам свыше 65 лет, которые должны находиться дома, не заплатить им эти деньги. 2 тыс. уже заплатили, а еще 2 не заплатят.

Иван Князев: Да, Михаил Петрович, смотрите, вот на сегодняшний день в МВД уже составлено больше 1200 протоколов на тех людей, которые нарушают режим самоизоляции. По какой статье? За что их штрафуют, что они пишут в протоколах?

Михаил Пашкин: Дело в том, что никто их еще ни за что не оштрафовал, потому что…

Иван Князев: Но 1200.

Михаил Пашкин: Это – не то что это протоколы. Это сотрудники составляют рапорта. Они останавливают граждан, выясняют, кто куда идет, зачем. Если он не в магазин, там, не за мусором и т. д., то они просто данные эти записывают, чтобы потом включить в базу данных. Пока еще ее не сделали. И смотреть, кто там будет нарушать. И вот этих злостных нарушителей уже тогда, опять-таки если будут соглашения между МВД и соответствующими субъектами федерации, штрафовать.

Иван Князев: Т. е. пока просто под карандаш берут?

Михаил Пашкин: Пока просто под карандаш, да. Но здесь что сказать? Людям лучше, конечно, сидеть дома. Чтобы не распространялась эта зараза. И тогда быстрее все это закончится. Но, с другой стороны, ведь для полиции сейчас где-то через недельку-две начнутся очень серьезные, и для Росгвардии, проблемы. В плане того, что людям, если им нечего есть, они вынуждены будут выходить на улицу, вынуждены идти на работу. Или же заниматься грабежами и т. д. Т. е. не исключаю, что могут быть какие-то и выступления массовые граждан в регионах. В Москве-то вряд ли, потому что здесь более прикормленные люди, более богатые. А вот в регионах, особенно в бедных, могут начаться вот такие серьезные выступления, если правительство не предпримет меры хотя бы аналогичные тому, что в западных странах. В Америке по тысяче долларов людям дают…

Тамара Шорникова: Ну, вряд ли мы, наверное, докатимся до таких новостей, как…

Иван Князев: Вы как-то нас слегонца напугали. В магазин ведь можно ходить.

Тамара Шорникова: …как из Ломбардии, где вот сейчас на севере Италии какие-то бунты прогнозируют. Потому что они там без работы.

Михаил Пашкин: Ну, хорошо бы, чтобы этого не было. Хорошо бы, чтобы этого не было. Но предусматривать надо все.

Иван Князев: Сейчас в некоторых городах уже очереди за пропусками. Системы-то работают? Если коротко.

Михаил Пашкин: Ну, в Москве пока пропуска вводиться не собираются. Потому что все-таки большой мегаполис. И из Московской области сюда ездят. Если, может быть, на границе Московской области, чтобы сюда не въезжали, там сделают такую карантинную зону. А это возможно.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Спасибо большое. Михаил Пашкин, председатель Московского межрегионального профсоюза полиции и Росгвардии, был у нас на связи.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Екатерина
Да какого заражения! Закройте Москву и не выпускайте из нее. Дайте регионам работать. Идиллия всеобщая если вас послушать.