Паралимпийский дневник

Гости
Борис Ходоровский
спортивный журналист

Петр Кузнецов: Итак, мы продолжаем. И предлагаем поговорить о Паралимпиаде. Она стартовала совсем недавно. Продлится, насколько мы понимаем, до начала сентября, до 5 сентября.

Российский велогонщик Михаил Асташов, тем не менее, уже завоевал золото в первые дни, установил два мировых рекорда на Паралимпийских играх. Ну, они проходят там же. Вы знаете, по регламенту, после обычных, стандартных Олимпийских игр начинаются Паралимпийские. Это все в Токио. И это уже четвертый мировой рекорд у нас. Ранее отличились пловцы – Валерия Шабалина на стометровке баттерфляем и Роман Жданов (50 метров, брасс).

Ксения Сакурова: Россия вновь с третьего места спустилась на четвертое. Сейчас впереди нас Китай, Великобритания и Австралия. Всего у нас 18 медалей, из них 6 золотых. 26 августа российские паралимпийцы завоевали три золота: Михаил Асташов (велоспорт, мы уже об этом рассказали), Андрей Калина (плавание) и Александр Кузюков (фехтование на колясках).

Но это еще не все. Сегодня ждем результатов в соревнованиях по фехтованию на шпагах, толканию ядра, в легкой атлетике и трековому велоспорту.

Петр Кузнецов: Обсудим старт Паралимпиады с нашим экспертом. Борис Ходоровский, спортивный журналист, с нами на связи. Борис Матвеевич, приветствуем.

А вы, телезрители, подключайтесь, если кто-то следит за Паралимпиадой. Пишите, что смотрите, чем гордитесь.

Итак, Борис, мы же регулярно берем много медалей и мест на Паралимпиадах. У меня такое ощущение… Я, честно говоря, не слежу уже после того, как официальные игры, стандартные заканчиваются. Ну, переключаешься на что-то другое. Хватает этих двух олимпийских недель, к сожалению. Может быть, и паралимпийцы жалуются на отсутствие внимания. Но вопрос пока не в этом. Чем можно объяснить наш регулярный успех на Паралимпийских играх?

Борис Ходоровский: Ну, прежде всего тем, что в последние годы стали уделять внимание развитию спорта для людей, как принято говорить, с ограниченными возможностями. Хотя я бы назвал их людьми с неограниченными возможностями. Сейчас во многих университетах физической культуры и спорта, в частности в ведущем спортивном вузе страны, который носит имя Петра Францевича Лесгафта и расположен в Санкт-Петербурге, созданы кафедры и институты адаптивного спорта, готовятся специальные тренеры. Созданы условия для тренировок паралимпийцев. Для них, условно говоря, есть все возможности, которые создает государство.

Петр Кузнецов: И это в стране, где пока не у каждого магазина есть пандус. С какого момента, Борис, вот это внимание начало уделяться в должной степени? Вслед за успехами?

Борис Ходоровский: Ну, как мы знаем, в Советском Союзе вообще не признавали такого понятия, как паралимпийский спорт. Считалось, что у нас либо инвалидов… либо людей с ограниченными возможностями вообще нет, либо, если они и есть, то они должны сидеть и ждать, пока к ним придут работники социальных служб. И где-то начиная с нулевых годов стали уделять действительно внимание паралимпийскому спорту. Хотя, может быть, не такое большое, какого он заслуживает.

Петр Кузнецов: Борис, если попробовать нарисовать… Я понимаю, что это сложно, потому что у каждого своя история, свой дух, своя сила, своя какая-то неизмеримая просто воля. Но если попытаться нарисовать портрет российского паралимпийца, то кто это? Это бывшие спортсмены, с которыми что-то произошло, но они продолжают вопреки всему заниматься любимым видом? Или это те, кто спортом до этого вообще не занимался, и благодаря какой-то той же самой силе, воле он переключился на спорт и достиг того, что едет и участвует в Паралимпийских играх, и привозит нам медали?

Борис Ходоровский: Мне кажется, что это второй вариант – процентов на восемьдесят-девяносто. Это люди, которые за счет того, что у них действительно незаурядные личностные качества, стремление жить полноценной жизнью, начинают заниматься спортом, которым раньше никогда не занимались, и добиваются в нем успехов. Именно за счет своего характера, именно за счет желания, именно за счет стремления показать всем, что они такие же люди, как и все остальные, что они могут не только работать, не только жить полноценной жизнью, личной жизнью, но и заниматься спортом и добиваться в нем успехов.

Ксения Сакурова: Борис, конечно, наверное, одна из самых ярких – это история Михаила Асташова. Возможно, кто-то из зрителей помнит этого спортсмена, который в какой-то момент решил поработать курьером.

Вот что интересно? Если мы говорим о тех спортсменах, которые выступают на Олимпиаде, мы знаем, что у них тяжелый тренировочный процесс, что они к своей Олимпиаде идут годами и что впихнуть туда работу вообще какую бы то ни было, тем более работу курьера, в принципе невозможно. Паралимпийцы успевают все. Они на самом деле такие супермены? Или просто их подготовка существенно отличается от подготовки других, обычных спортсменов? Или у них просто другого выхода нет, им приходится подрабатывать, как, например, Михаилу?

Борис Ходоровский: Ну, с историей Михаила Асташова надо разобраться, потому что депутат Государственной Думы, олимпийская чемпионка Светлана Журова утверждает, что эта вся история придумана фирмой по доставке продуктов в рекламных целях. К сожалению, я…

Ксения Сакурова: То есть, как у нормального хорошего спортсмена, у него был рекламный контракт? Не исключено?

Борис Ходоровский: Не исключаю.

Петр Кузнецов: Тоже неплохо. Не осуждаем, как бы то ни было.

Борис Ходоровский: Нет-нет-нет. Даже если это действительно так, то это прекрасный рекламный ход. И то, что Михаилу сейчас окажут в родном Екатеринбурге громадную поддержку, в том числе благодаря депутату Государственной Думы Антону Шипулину, говорит о том, что спортивное братство существует.

Отвечая на ваш вопрос, скажу, что у паралимпийцев, конечно, другой график тренировок. У них нет такого количества зарубежных сборов. У них нет, условно говоря, такого количества тренировочного процесса. Нужно учитывать особенности их организма, они должны находиться под постоянным медицинским контролем. Но, насколько я знаю, участники нашей Паралимпийской сборной – они спортсмены-профессионалы, которые занимаются только спортом.

Петр Кузнецов: Что касается бана, наложенного на Олимпийский комитет. Напомните, пожалуйста, Паралимпийский комитет автоматически же этот бан на себя принимает, да? Мы идем в одной связке? То есть мы тоже без гимна, без опознавательных знаков, с соответствующими ограничениями?

Борис Ходоровский: Нет, не совсем так. На Олимпийский комитет России санкции накладывает Международный олимпийский комитет. На Паралимпийский комитет России санкции накладывает Международный паралимпийский комитет.

Петр Кузнецов: Ага. Так?

Борис Ходоровский: И перед Олимпиадой в Рио они были намного жестче для наших паралимпийцев. Если российская сборная выступала на Олимпиаде-2016, пусть и с определенными ограничениями, то паралимпийцы вообще не были допущены в Рио. И председатель Паралимпийского комитета России Павел Рожков как главную свою победу подчеркнул то, что несколько сотен… свыше ста олимпийцев, которые готовились к Олимпиаде в Рио, наконец-то через пять лет дождались своего шанса, возможности выступить на главных соревнованиях.

Петр Кузнецов: Даже так.

Ксения Сакурова: Простите, а гимн, флаг, вот эта вся история?

Борис Ходоровский: Нет, мы выступаем без флага и гимна, выступаем под флагом Паралимпийского комитета России. В честь побед наших паралимпийцев звучит фрагмент 1-го концерта…

Ксения Сакурова: Все то же самое.

Петр Кузнецов: Все то же самое. Но только в целом все равно жестче получается.

Борис Ходоровский: Все знают, какую страну представляет спортсмен, в честь победы которого эта музыка звучит. И она, мне кажется, отражает полностью смысл нашей России.

Петр Кузнецов: И это здорово!

Нам пишут: «Смотрю по возможности. Болела за пловцов. Восхищаюсь этими людьми!» Еще нам пишут из региона (сейчас скажу): «Наши ребята – герои! – это Самарская область. – Мы очень гордимся ими и желаем больших успехов», – Самара.

Скажите, Борис, а наши паралимпийцы тоже вынуждены выслушивать обвинения в допинге? Они тоже идут обвиняемыми в лице западных журналистов? То есть это тоже на них тень бросает?

Борис Ходоровский: Безусловно.

Петр Кузнецов: Тоже к ним пристают с этим, да?

Борис Ходоровский: Дело в том, что одна из теневых особенностей и одна из больших проблем, мне кажется, паралимпийского спорта – это то, что многие паралимпийцы (и не только российские) для достижения успеха используют запрещенные препараты. И Российский паралимпийский комитет обвиняли в том, что как бы система контроля за российскими паралимпийцами тоже не соответствует международным критериям. Да, безусловно, на них такая тень ложится.

Но перед нынешними Паралимпийскими играми со стороны руководства российского спорта был самый строгий контроль за тем, чтобы люди не применяли запрещенные препараты. Пусть мы не завоюем каких-то медалей, пусть мы не займем первое место в медальном зачете, но главное, чтобы не было допинговых скандалов.

Ксения Сакурова: Борис, но ведь, насколько я понимаю, это люди с теми или иными особенностями здоровья, а значит – принимать те или иные препараты… Вот этот вопрос нас обоих с Петей волнует.

Петр Кузнецов: Терапия, конечно.

Ксения Сакурова: Они какую-то терапию в любом случае проходят. Есть ли какие-то исключения для паралимпийцев в этом допинговом списке? И как это определяется?

Петр Кузнецов: Больше лекарственных препаратов допустим, например, принимать?

Борис Ходоровский: Нет, требования WADA тоже достаточно специфические. Например, многие спортсмены, в том числе высочайшего уровня, совершенно спокойно, на совершенно законных основаниях принимают препараты, которые запрещены для остальных. Это так называемые терапевтические исключения.

Ксения Сакурова: Это те самые норвежские лыжники-астматики, да? Вот про них уже тут вспоминают у нас в комментариях.

Борис Ходоровский: Да та же самая Симона Байлз, которая из-за того, что не смогла принимать в Японии препараты, которые были запрещены для ввоза в эту страну, испытала громадные проблемы, о которых, в общем-то, трубил весь мир. Для паралимпийцев, конечно же, допускается применение препаратов, которые нужны им для поддержания, скажем так, здоровья. Эти все списки утверждаются, процедура достаточно отработанная.

Другое дело, что, к сожалению, на Паралимпийских играх очень многие стараются каким-то образом обойти требования регламента. Самый знаменитый скандал в этом плане был на Олимпиаде в Сиднее, когда сборная Испании по баскетболу посадила якобы… сборная колясочников была замечена после окончания соревнований в стриптиз-баре без всяких колясок. Скандал был, конечно, грандиозный!

Петр Кузнецов: Может, девушки уж такие красивые были…

Ксения Сакурова: Излечились.

Петр Кузнецов: Кто знает? Да.

Ксения Сакурова: Излечились. Сила искусства!

Петр Кузнецов: Кстати, знаете, Борис, мне вспоминается Оскар Писториус – человек, который из паралимпийского спорта, ну не знаю, вполне успешно все-таки перешел в олимпийский спорт. Это единичные подобные истории? Мы знаем, что потом личная трагедия у него случилась. К сожалению, со спортом пришлось…

Борис Ходоровский: Да. Ну, Оскар Писториус очень долго добивался права стартовать на соревнованиях с обычными легкоатлетами. Причем возражали-то как раз обычные легкоатлеты, которые считали, что специальные протезы, которые были изготовлены для южноафриканского бегуна, они дают ему преимущество. В общем-то, он выиграл все, что можно, на паралимпийских соревнованиях и хотел подняться на новый уровень. Но опять же это неуемное стремление выигрывать все везде и всегда привело к той самой трагедии. К сожалению, Писториус, обвиненный в убийстве своей девушки, проводит время за решеткой.

Петр Кузнецов: Давайте послушаем Майю. Это наши телезрители на связи. Это наша телезрительница, Краснодарский край. Майя, есть что сказать по Паралимпийским играм?

Зритель: Алло. Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Ксения Сакурова: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу прежде всего сказать: низкий поклон всем паралимпийцам, всем, потому что это огромный труд! И я думаю, что они намного лучше выступают, чем предыдущие олимпийцы. Я не хочу никого обидеть, конечно…

Петр Кузнецов: А предыдущие – это в Токио? Или какие предыдущие?

Зритель: Да, в Токио, в Токио, которые до этого были.

Петр Кузнецов: Основные.

Зритель: Я хочу сказать: молодцы! Я смотрю и плавание, и дзюдо. Молодцы! И знаете, что я хочу еще сказать? Вот люди, которые жалуются на жизнь свою, я хочу сказать: посмотрите на этих ребят. Поверьте, у вас жизнь, у нормальных людей, намного лучше и эффективнее, чем у этих ребят. Молодцы! Низкий поклон. Удачи! И я считаю, что они лучше выступают. И медалей у них, конечно же, намного больше.

Петр Кузнецов: Подождите, только все началось. Спасибо вам огромное, спасибо.

Ксения Сакурова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Борис, а что с этими ребятами, с чемпионами случается после больших побед? Награждают, забывают? Как на них смотрит наш большой спорт потом?

Борис Ходоровский: К сожалению, как правило, после Паралимпийских игр о спортсменах, которые приносили спортивную славу стране, в общем-то, не вспоминают еще четыре года. Возможно, конечно, не нужно показывать каждый день соревнования паралимпийцев, потому что большой спорт, профессиональный спорт, который должен быть на телеэкранах, – это зрелище, это шоу, а вот паралимпийский спорт – это преодоление.

Но рассказывать истории этих людей, которые, несмотря на все трудности, несмотря на все разочарования в их жизни, добились многого благодаря спорту, мне кажется, нужно. И этого, мне кажется, недостает нашим средствам массовой информации, включая и телевидение. Надеюсь, ваша программа покажет истории наших паралимпийцев. Поверьте, они этого заслуживают.

Ксения Сакурова: Борис…

Петр Кузнецов: Извиняюсь. Ой, если бы нам, многим средствам массовой информации, Олимпийский комитет разрешал еще картинку, то мы бы с удовольствием.

Ксения Сакурова: Мы бы много чего показали, да.

Борис, вот олимпийцев встречают – им дарят машины, премии какие-то огромные. Потом мы видим спортсменов наших…

Петр Кузнецов: На этих машинах.

Ксения Сакурова: …подъезжающих к Государственной Думе. На телевидении мы их видим. А чем наградят, ну кроме медалей, тех, кто эти самые медали привезет в Россию?

Борис Ходоровский: Нет, предусмотрены премии от Минспорта. В регионах победителей Паралимпиады тоже поощряют материально. Тому самому велосипедисту из Екатеринбурга выделяют сертификат на приобретение квартиры. А в Екатеринбурге жилая площадь очень недешевая, так что это большое подспорье для Михаила. Нет, поощряют победителей.

Но мне кажется, что поощрения заслуживают все те, кто просто занимается этим паралимпийским спортом. Я часто бываю на турнирах для теннисистов-колясочников, которые проходят во Всеволожске, под Санкт-Петербургом. К сожалению, держится он только на энтузиазме его организаторов. Найти спонсоров для этого турнира с каждым годом становится все труднее. Хотя теннис паралимпийский, теннис на колясках, он достаточно развит во всем мире, и на турнирах Большого шлема проводятся специальные соревнования для колясочников.

Петр Кузнецов: Спасибо. Борис Ходоровский, спортивный журналист, наш эксперт в олимпийской и паралимпийской теме.

Несколько сообщений от наших телезрителей напоследок. Паралимпийцам новых побед желает Тюменская область. Ленинградская: «Организаторы Паралимпиад – это святые люди». «Наши паралимпийцы даже без гимна – наши герои!» – это Санкт-Петербург. Свердловская: «Молодцы! Многие из них достойны правительственных наград».

Очень много сообщений, поздравлений и восхищений тем, что только началось в Токио – это Паралимпийские игры. Будем за ними следить.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
О рекордах наших атлетов на Играх в Токио