• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Луценко: Инвестиции в загородную недвижимость - для профессионалов. Если вашей семье не нужна дача, не вкладывайте в нее деньги

Павел Луценко: Инвестиции в загородную недвижимость - для профессионалов. Если вашей семье не нужна дача, не вкладывайте в нее деньги

Гости
Павел Луценко
генеральный директор федерального портала «Мир Квартир»

Виталий Млечин: Пришло время нашей рубрики «Территория: дача». Ближайшие полчаса продолжим говорить о деньгах. Дело в том, что цены на дачи в большинстве российских регионов снижаются. Это данные исследования портала «Мир квартир».

Оксана Галькевич: Ну, вот смотрите, какая картина. В целом, по стране средняя цена на дачные участки с жилыми постройками за последние полгода снизилась на полтора процента и составила миллион триста. В апреле этого года дачи стоили несколько дороже, в среднем – миллион четыреста.

Виталий Млечин: Сильнее всего за полгода цены упали в Иркутской области, на 14%. Также в числе лидеров по этому показателю республика Коми, Свердловская и Томская области. Значительное снижение также зафиксировано в Ханты-Мансийском автономном округе, и Камчатском крае.

Оксана Галькевич: Ну, есть, конечно, регионы где дачи напротив, дорожали. Сильнее всего выросли в цене дома у моря. Ну, например, в Севастополе, на Крымском побережье, в Краснодарском крае, на Черном море, дачи также подорожали в Калининградской области. Вот в Белгороде тоже, под Белгородом и в Ставропольском крае, там с морем напряженно, но там тепло хотя бы.

Виталий Млечин: Да, видимо, дело в этом. Так о чем же говорит динамика цен и может ли дачный отдых, по крайней мере, там, где не так тепло, как в Крыму, вообще уйти в прошлое? Выясним вместе с вами и вместе с нашим гостем, генеральным директором федерального портала «Мир квартир», Павлом Луценко. Павел, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Павел, здравствуйте!

Павел Луценко: Здравствуйте!

Виталий Млечин: Давайте перед тем, как начать задавать вопросы вам, зададим вопрос нашим зрителям, а что дача для вас? Позвоните нам, напишите, выскажите свое мнение. Вопрос не праздный, довольно интересный, потому, что многие сейчас начинают говорить, что дачный отдых, дачи в целом, они уходят в такое советское прошлое. Потому, что дачи содержать дорого, доехать сложно, надо ли это вообще сейчас? Что происходит?

Павел Луценко: Так и есть, вы правы. И мы видим по динамике цен, что дачи дорожают там, где тепло, и там, где хороший урожай, например, Черноземье, у которого нет моря, но есть хороший огород, вот. При этом дешевеют «суровые» регионы, это Томская область, это Омская область, это, как вы уже сказали, Иркутская область. И там цены, в общем-то, рухнули, то есть падение составило более 14%.

Оксана Галькевич: 14% - это очень много. Ну, вот мы в самом начале говорили, в Иркутской области упали на 14% за полгода.

Павел Луценко: И действительно, дачи становится все накладнее, сложнее содержать. Меняются законы, меняется налоговое право. Все более жестко регулируется строение. Это накладывается на то, что поколение, которое эти дачи вообще-то получало для того, чтобы в 90-е прокормить семью, оно теряет интерес к этим дачам. Это и возраст, это и развитие аграрного сектора в нашей стране. Уже нет такой необходимости выращивать овощи самому, можно их купить в магазине, причем достаточно приличного качества.

Виталий Млечин: Только дорого.

Павел Луценко: Ну, в общем-то, вырастить овощи недешево. И много труда. То есть, люди ценят свое время и не всегда это выгодно.

Оксана Галькевич: Павел, но это, же на самом деле такая культура. Часть нашей культуры, дачи, дачный отдых. Это не только советский период. Это не только 90-е годы, чтобы прокормить себя. Это классика русской литературы, уехать на дачу в конце апреля, в мае и пробыть там до конца сентября, середины октября.

Павел Луценко: Все верно, все верно. Вот на дачу, где хорошо отдыхать, туда все едут, там цены и растут. Ну, вот, а на дачу, где…

Оксана Галькевич: Ну, там необязательно, кстати, что-то выращивать совершенно. Вот такой вот просто жизнь на свежем воздухе.

Павел Луценко: Верно. Но молодежь все-таки теряет к этому интерес. Молодежь теряет к этому интерес, это не очень популярно, то есть, сейчас можно уехать отдохнуть на какой-то период в более теплую страну. И времени на отдых не так много. И многие предпочитают его провести на море на настоящем.

Виталий Млечин: А вот это ключевой фактор, мне кажется. Действительно, просто времени сейчас нету на то, чтобы уехать на дачу. Даже на выходные.

Павел Луценко: С выходными тяжело. То есть, если мы возьмем какой-то мегаполис, Москву, да? То пробиться на дачу и пробиться с дачи – тоже целое приключение. А если мы возьмем регионы более дальние, то там сложнее даже не с дорогой, а с содержанием этой дачи. То есть, очень много возни с участком, очень много занимает времени в жизни.

Оксана Галькевич: «У нас», нам пишет Удмуртия, «не дачи, а садо-огороды». Ну, друзья, пишите нам, пожалуйста, на смс-портал, это тем более бесплатно, звоните нам в прямой эфир, вот поделитесь своими мыслями по поводу того, почему у нас так падает этот рынок загородного жилья, дачного, так скажем, жилья, дачные участки.

Виталий Млечин: А вот из Иркутской области, между прочим, смс сообщение, которое несколько вот с вами не соглашается, наш зритель – «Дачи – тяжелый каторжный труд. Возможность выжить. Продаю овощи». То есть, все-таки это есть еще.

Павел Луценко: Да, безусловно, это есть. И, слава богу, что оно есть, оно очень является хорошим подспорьем для многих жителей нашей страны. Известно, что Москвой страна не заканчивается, во всех регионах очень разные там жизненный уровень, очень разное качество обеспечения. Даже теми же продуктами питания, и дача – серьезное подспорье для того, чтобы иметь гарантированный, экологически чистый, качественный продукт на столе.

Оксана Галькевич: А вот стоимость содержания, стоимость пользования, так скажем, этой роскошью, ну в финансовом выражении, какова сейчас? Налоги, как меняется законодательство в этой части? Вы сказали, что вот все больше и больше появляется каких-то нюансов, о чем речь?

Павел Луценко: Речь о том, что вводится больше, более, даже дело не в том, что законы меняются, а в том, что их начинают соблюдать. То есть, требуют их исполнения. И все больше требований предъявляется, например, к строениям, которые, в общем-то, и раньше были, но сейчас за этим начали следить. То есть, сейчас борются с самостроями, надо строение регистрировать. То, что к участку подводится газ, например, это требует очень серьезного соблюдения СНИПов, ГОСТов и всего остального. Вот, и все это существенную вносит лепту в то, что эта собственность становится не только объектом отдыха и выращивания овощей, но и обременением.

Оксана Галькевич: А вы проводили исследование именно по дачам? Потому, что дача, такой садовый участок, небольшой огород на котором размещен, это все-таки одна история. Есть сейчас, вот еще там не знаю, там целые коттеджные поселки вблизи городов. Некие такие поселения, с возможностью ИЖС. Вы изучали именно дачный аспект?

Павел Луценко: Да.

Оксана Галькевич: Или, в общем и целом?

Павел Луценко: Верно. Мы регулярно проводим исследование по нашей базе данных. В базе данных «Мир квартир» содержится порядка 3 миллионов объявлений, и тут вы отобрали именно дачи. То есть, те объекты недвижимости, которые пользователи разместили это объявление, обозначили, что это дача. Безусловно, даже дачи очень разные. То есть, это действительно огород на 6 сотках с маленьким домиком, и это роскошная дача, такая сталинских времен, которые выдавали советским лидерам. Вот все это называется «дачей». Конечно, это очень средняя температура по больнице. Но, в основном, дачей все-таки называют небольшой участок с небольшим домом, для временного, сезонного проживания.

Оксана Галькевич: Временного, сезонного проживания.

Павел Луценко: Да.

Оксана Галькевич: Без возможности там постоянно как-то, вы именно этот аспект изучали, да?

Павел Луценко: Точно.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Москвы. Давайте послушаем нашу телезрительницу, ее зовут Елена. Елена, здравствуйте! Вы в прямом эфире!

Виталий Млечин: Здравствуйте, Елена!

Зрительница: Да, здравствуйте! Вы знаете, вот мы 20 лет назад, в общем, были еще молодые, очень много было сил, и мы купили не 1 даже участок, а вокруг нашего первого участка все 6, думая, что это будет в будущем. На пенсии большое подспорье. Там сделали 2 парничка, были. Разбили сад, озеро сделали. Мы вложились туда в надежде, что потом это нам окупится. Но получилось совершенно наоборот. Ехать туда за этими яблоками, а это Сычово, это все-таки 100 километров, это стадо дороже, чем купить их в Москве. Просто бензин стал, дорого. А оплата тоже участка стало очень дорого, с нас снимаются большие теперь деньги. Хотя было в свое время очень дешево это. И получилось, что это не подспорье, а еще балласт. То есть, для нас, нам хоть и жалко эти труды, 20 лет затрат и трудов, а получилось, что нам теперь надо думать, или это продавать, и ну никак оно теперь нам в помощь не получается. Нашему, вот будущая пенсия на носу, но мы уже начинаем задумываться, а стоит ли держать. И Сычовские дачи стали дешеветь еще и из-за мусора, который, шум вот этот произошел, и сейчас туда свозят мусор. Хотя раньше покупали, это было, эти участки покупали, то это был очень чистый район, это было прозрачное озеро, которое сейчас превратилось, ну вокруг просто действительно, уже все, привет! То есть, получилось, наша надежды рухнули и все рухнуло. И вот эти дачи тоже понимание рухнуло.

Оксана Галькевич: Понятно, такая неправильная была сделана вами инвестиция много лет назад.

Зрительница: Да!

Оксана Галькевич: Ну, кто знал? Жизнь так поменялась, да.

Виталий Млечин: Ну, кто же тогда мог знать!

Оксана Галькевич: Спасибо большое!

Виталий Млечин: Спасибо большое! Это грустная история, конечно. Я думаю, что не одна Елена так рассуждала еще и 20 лет назад, и 10 лет назад.

Оксана Галькевич: Многие телезрители пишут о том, что еще и дорого добираться. Обращают внимание на то, что бензин серьезно подорожал в последнее время. Ну, и надо сказать, это ведь не рядом с квартирой, да? Это зачастую довольно удаленные садовые участки для проживания. Вот на самом деле, насколько на стоимость и на динамику падения или роста влияет это самая удаленность, ну так скажем, от объектов цивилизации, от супермаркетов там, магазинов, не знаю, школ?

Павел Луценко: Очень существенно влияет. И также влияет то, что затронула в своем звонке Елена. В отличие от квартир, где динамика цен, и где средние цены достаточно ровно распределены по региону, где зависимость от района существенна, но она достаточно ровная, в загородной недвижимости эти факторы очень сильно влияют. Так, транспортная доступность подмосковной земли, например, по разным шоссе влияет на различие стоимости земли в несколько раз, в разных…

Оксана Галькевич: То есть, там, где пробки посерьезнее, там цена пониже?

Павел Луценко: Точно.

Оксана Галькевич: Там, где есть какие-то развязки построены, там дороже?

Павел Луценко: Да. И когда строят хорошую дорогу, сразу земля дорожает. Вот здесь точка для инвестиций, можно найти регион, в котором скоро все будет хорошо с транспортной доступностью, и скупить землю дешево. Ну, так раньше работало, сейчас я бы не рекомендовал инвестировать в землю. Вот. Это очень сложный рынок, где надо быть либо профессионалом, либо делать эту покупку для себя. То есть для того, чтобы использовать самостоятельно.

Оксана Галькевич: То есть, вы прям вот даже не рекомендуете. Да, как наша телезрительница много лет назад сказала, она вот подумала, купила? Вы не рекомендуете сейчас делать такие приобретения, если только она вам не нужна, да?

Павел Луценко: Верно.

Оксана Галькевич: Вот эта вот земля.

Павел Луценко: То есть, это инвестиция очень сложная. То есть, аграрная инвестиция, если вы профессионал, ее можно сделать хорошо, если дешево купить, можно вовремя продать. Когда этот объект подорожает, то есть, тот кто, ну, этому надо посвятить жизнь. И если речь идет о том, что семье просто нужна дача, ну, для того, чтобы дети отдыхали на свежем воздухе.

Оксана Галькевич: Родители чтобы проводили время, вот тогда нужно?

Павел Луценко: Тогда нужно. Тогда нужно не смотреть на тенденцию, надо действительно искать хорошее место, где нет полигонов, и не планируется, а самое главное, чтобы и возможности такой не было.

Оксана Галькевич: Так мы еще бы знали!

Виталий Млечин: Сегодня не планируется, а завтра уже планируется! Давайте посмотрим, у нас есть небольшой сюжет. Наши корреспонденты на улицах нескольких российских городов спрашивали прохожих, что же дача для них, и вот, что они ответили.

«СЮЖЕТ»

Оксана Галькевич: Ну, вот мы обратили внимание, что конечно, люди старшего возраста они говорят, что это – отдушина, что это вот наше все, это такое счастье, такая радость. Но вы знаете, среднее поколение, обратите внимание, тоже говорит о том, что там, банька, шашлычки, встреча с друзьями, очень даже ничего.

Павел Луценко: Верно. Но старшее поколение вообще живет весь год для того, чтобы поехать на дачу.

Оксана Галькевич: Ждет этого сезона, да?

Павел Луценко: Это целая культура. Культура выращивания рассады, отвести ее на дачу, посадить, потом снять этот урожай. Его законсервировать. Вот так год и проходит. Год за годом.

Оксана Галькевич: Скажите, а как влияет на динамику цен, стоимости вот этих загородныз маленьких домиков для сезонного проживания то, что происходит с нашими доходами последние несколько лет? Они ведь у нас особо-то не растут. Это влияет на тот самый потребительский спрос? На цены?

Павел Луценко: Влияет, влияет. Конечно, конечно. Дело в том, что дача это не основное жилье. И в этом смысле это, конечно, не роскошь, но они сейчас попадают в историю, когда они не настолько нужны, чтобы прокормить семью, да, как это было в 90-е. Но, уже и не настолько нужны, чтобы иметь такую лишнюю собственность. Вот поэтому они выпадают из фокуса многих покупателей.

Виталий Млечин: Давайте послушаем Аллу из ростовской области. Алла, здравствуйте! Вы в эфире!

Зрительница: Здравствуйте! Молодой человек сказал, что дачу держать сейчас не выгодно. Вот Ростовская область, я вам могу похвастаться, я живу в городе…Я за дачу плачу 5 тысяч. У меня дача 6 соток, у кого. Там немножечко не хватает. У кого 6 соток, нас освободили от земельного налога, мы его не платим. Теперь, как по городу мы оплачиваем, доезжая до дачи. С города мы выезжаем и едем на дачу, у нас автобус идет через каждые 20 минут. На даче есть все. Газ есть тоже. Я одна, пенсионерка. Пенсия у меня маленькая. С дачи за 38 лет, что она у меня есть, я никогда ничего не продавала. Обеспечиваю себя полностью. Картошкой, луком, капустой, фруктами, овощами. Закручиваю, закатываю. Пенсия маленькая. Я за счет этой дачи выживаю. В квартире у меня экономия. За свет, за воду. Квартира у меня стоит закрытая все лето. Вот недавно, неделю назад как я приехала с дачи. Так что дачу выгодно, выгодно и выгодно! И для здоровья. Вечером чай, иногда и пивко, иногда и водочка под шашлычок. Очень довольная.

Оксана Галькевич: Так, не пропагандируем, Алла, спокойно! Не пропагандируем! Спасибо вам большое!

Виталий Млечин: Спасибо вам!

Оксана Галькевич: Ну, наверное, в Ростовской области. Особенно когда еще освободили от земельного налога, тут очевидно, что выгодно и урожай то у ни какой!

Павел Луценко: И цены поднялись то в Ростовской области!

Оксана Галькевич: А. вот!

Павел Луценко: Конечно, об этом речь. Есть не только анти лидеры. Есть же еще и лидеры. И Ростовская область входит.

Оксана Галькевич: Одна из.

Павел Луценко: В благополучный сегмент в этом смысле. То есть, в Ростовской области цены поднялись более чем на 6%. Так что, все верно говорит наш телезритель.

Виталий Млечин: Там, где тепло и растет. А вот Новосибирск совершенно другая картина, - «Вокруг Новосибирска брошено 50-60% дачных участков. Некоторые используют землю под картофель, не застраивают. Даже не огораживают участки. Дорого и транспортно недоступно. Отменяют электрички, автобусы». Ну и так далее.

Оксана Галькевич: А вот люди просто пишут, что, - «Нас вынуждают бросать дачи. Это дорогой бензин, высокий налог на землю, членские взносы, а сейчас еще и налог на дом». Смотрите, то есть, эта категория, она перестала быть в некотором смысле еще и социальной. Я имею в виду дачное жилье, да? Государство, вы сказали сейчас, пристальное обратило внимание на то, какой у тебя участочек, сколько у тебя там построечек, да? И уже приходят все чаще и чаще с вопросами. А в свое время люди ведь действительно спасались этими землями. В голодные то годы.

Павел Луценко: Верно, но, вы правильно сказали, что сейчас в экономике сложнее стало. И государство ищет все способы наполнить бюджет. Вот. А государство наполняет бюджет налогами. Вот и собственность, которая есть у всех понемножку, это очень хороший генератор этих налогов.

Оксана Галькевич: А как вы думаете, может быть есть у дачи будущее, как у так скажем, ну, я не знаю, экологического места? Вот большие города. Надо сказать, что дача это место, где горожанин проводит свое время. В города с экологией не здорово, да? На дачу уезжают еще и воздухом свежим подышать.

Павел Луценко: Верно, конечно. Есть такое даже направление экологического туризма, когда люди уезжают очень далеко, там, где очень тяжело, но при этом, там очень хорошая экология.

Оксана Галькевич: Нет, нам надо так, чтобы недалече от нашего дома. Понимаете? Ну, вот чтоб можно было добраться на электричке или там на автомобиле.

Павел Луценко: Ну, ради этого все страдания. То есть 2 часа туда, 3 часа обратно. Вот ради того, чтоб 2 дня воздухом подышать, конечно.

Оксана Галькевич: Чтобы воздухом, ну все-таки...

Виталий Млечин: Чтобы отъехать все-таки немного от города, чтобы именно воздух был. Давайте, наверное, в завершение из Омской области такая поэтичная смс-сообщение такое – «Дача – это свежий воздух, радость легких, разбуженная грудная клетка, ну и свежие фрукты и овощи».

Оксана Галькевич: Спасибо большое! В студии программы «ОТРажение» сегодня был Павел Луценко, генеральный директор федерального портала «Мир квартир». Спасибо большое, Павел!

Павел Луценко: Спасибо!

Виталий Млечин: Спасибо. Мы вернемся через пару минут.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Территория: дача

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты