• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Родькин: «Дальневосточный гектар» в стагнации. Это очень характерно для российских проектов - мы очень бодро начинаем, но не доводим до конца

Павел Родькин: «Дальневосточный гектар» в стагнации. Это очень характерно для российских проектов - мы очень бодро начинаем, но не доводим до конца

Гости
Павел Родькин
доцент Департамента интегрированных коммуникаций НИУ ВШЭ
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, кандидат экономических наук

Петр Кузнецов: О Дальнем востоке поговорим. Правительство пополнит фонд развития региона еще на 8 миллиардов рублей, это уже до конца года. Об этом заявил Владимир Путин, выступая на пленарной сессии Восточного экономического форума. Он проходит сегодня во Владивостоке. Если не ошибаюсь, третий день, да, уже работает.

Ольга Арсланова: Да, да, да! Уже заканчивается.

Глава государства поручил властям на днях сделать Дальний Восток локомотивом российской экономики. В этом регионе за пять лет промышленное производство выросло на 22%. То есть, уже есть некие успехи. И их нужно закрепить. На его долю приходится более четверти прямых иностранных инвестиций в Россию. Путин пообещал, что власти будут помогать зарубежным бизнесменам, работающим в регионе. В этом году было принято несколько важных решений, отметил он.

Владимир Путин: Инвесторы территорий опережающего развития и свободного порта Владивосток смогут вплоть до 2025 года обратиться и получить 10-летнюю льготу по страховым взносам. Для них введена и так называемая "дедушкина оговорка" - то есть инвесторы получили гарантии неизменности условий реализации своих проектов.

Ольга Арсланова: Итак, что нужно будет делать? Правительству поручено обеспечивать в регионе опережающую динамику в социально важных сферах, таких, как жилье, ЖКХ, транспортная доступность, здравоохранение, образование, культура и спорт.

Петр Кузнецов: Да, поэтому жители Дальнего Востока, пишите, куда в первую очередь направлять выделенные средства.

Ольга Арсланова: Что из этого вам больше всего нужно?

Петр Кузнецов: Поговорим об этом с Павлом Родькиным, доцентом департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики, здравствуйте!

Павел Родькин: Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Здравствуйте! Скажите, пожалуйста, а с чего вдруг такое пристальное внимание к Дальнему Востоку, почему это так важно? Аргументируйте для тех, кто живет в других регионах и может быть считает, что в первую очередь нужно туда, к ним деньги эти вкладывать.

Павел Родькин: Ну, если обратиться хотя бы к голым цифрам, то Дальний Восток это примерно 35% территории России. там примерно 30% запаса лесов природы, территория, которая в себе содержит много ценных полезных ископаемых, территория, которая обладает очень важным геостратегическим, геополитическим значением. Как, да, это точка влияния России на весь, на все страны АТР, включая таких крупных серьезных мировых игроков, как Китай, Япония, Корея. Поэтому, развитие этой территории и, как бы разговоры, какие-то политические меры, предложения, которые вот которые мы все чаще и чаще слышим, действительно с самого верха, от Президента, они в этом отношении они естественны. Вот было бы противоестественным, ели бы эту территорию игнорировали, тем более, что мы знаем, как развивается соседний Китай и очень часто сравнивается ландшафт российской территории и соседнего Китая, в котором вот за то же самое время, примерно, там 20, 25 лет, построены не только целые крупные города, но и созданы целые отрасли производства и целые отрасли экономики. И естественно, отставание в таком важном и ключевом регионе для России, ну как минимум, не сулит ничего хорошего.

Петр Кузнецов: Смотрите, 8 миллиардов – это бизнесу, а всего я так понимаю, этот транш составляет 50 миллиардов направлено на развитие Дальнего Востока. 50 миллиардов, ну извините, это стоимость стадиона «Зенит», всего лишь, ну и два с половиной парка «Зарядье». Что можно развить на эти деньги?

Ольга Арсланова: А тут, Вы говорите, 35% территории страны.

Павел Родькин: Ну, во многом, как я понимаю, все-таки Правительство намерено уравновесить как бы внутреннее, внутреннее вливание все-таки внешними инвестициями. И если посмотреть опять же статистику, результаты форума текущего, там было подписано где-то 175 соглашений на 2,9 триллионов рублей, ну почти до трех триллионов не дотянули. Это больше, чем в прошлый раз, в прошлый раз их было порядка 2,4 триллиона, и в два раза превосходит, там, первые и вторые форуме, где контрактов было заключено на порядка там 1,4 миллиардов.

Петр Кузнецов: Это все остается на Дальнем Востоке?

Павел Родькин: Да, конечно. Это прямые инвестиции на Дальний Восток, но проблема, на мой взгляд, заключается не в инвестициях, потому, что у нас на инвестиции сложился такой стереотип, что смотрят, как на волшебную палочку-выручалочку. Что придут сейчас внешние инвесторы, все построят, все организуют, все наладят, а мы будем тихо сидеть и, так сказать, пожинать плоды. Потому, что вопрос достаточно серьезный о структуре этих инвестиций, потому, что все-таки внешние инвесторы не вкладывают в какую-то высокотехнологичную сферу производства, в основном это сырьевая.

Ольга Арсланова: А давайте разберемся, куда они хотят вкладывать.

Кто такие, эти внешние инвесторы, заинтересованные в Дальнем Востоке и что они хотят там делать?

Петр Кузнецов: Совершенно верно. И дополню, что очень много опасений, вот начали писать жители Дальнего Востока, что вот эти все деньги, которые направлены на развитие, они будут направлены, да, на развитие Дальнего Востока, но они предназначены вот для, тут про китайцев пишут, что все – для китайцев, а не для жителей Дальнего Востока.

Ольга Арсланова: Просто, чтобы их заманить по большому счету, но не на очень выгодных для жителей этого региона, да и других регионов условиях.

Павел Родькин: Таким внешним инвесторам действительно являются три крупных региональных игрока, это Китай, на первом месте его следует поставить, Корея и Япония.

Ольга Арсланова: С очень большим отрывом.

Павел Родькин: Да, с очень большим отрывом, но здесь не стоит обольщаться, что все-таки китайская сторона рассматривает Дальний Восток, как свою ресурсную базу, и в этом заключается большая проблема, что инвесторы действительно придут, они действительно организуют какое-то производство, но как только ресурсная база закончится, как только все ресурсы будут…

Ольга Арсланова: Выкачаны, давайте скажем прямо.

Павел Родькин: Выкачаны, исчерпаны, то инвесторы тут же и уйдут, потому, что это будет невыгодно. И вот такие инвестиции действительно приносят в краткосрочном пространстве некую прибыль, потому, что действительно это появление рабочих мест, это налоги, но в стратегическом отношении они могут приводить к достаточно плачевным последствиям. Потому, что регион останется и без ресурсов и без развитой промышленной базы, которая, собственно, так же испарится, и это конечно вот большая проблема.

Ольга Арсланова: То есть, опасения не беспочвенны, наших зрителей, в основном жителей Дальнего Востока, которые пишут нам сейчас?

Павел Родькин: Ну, все-таки «китайскую угрозу» не следует преувеличивать, как очень часто, иногда, там, некоторые политики рисуют, что да, придут китайцы, все захватят. Китайская экспансия носит совершенно другой характер, совершенно другую структуру, но все-таки китайскую сторону, как и корейскую и японскую, не стоит идеализировать, потому, что там игроки очень прагматичные, очень рациональные и во главу угла они ставят все-таки собственные интересы.

Ольга Арсланова: Понятно.

Петр Кузнецов: Какие опасения у Татьяны из Благовещенска, сейчас узнаем. Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Приветствуем Благовещенск!

Зрительница: Слушаю вас!

Петр Кузнецов: Доброй ночи, наверное, да уже?

Зрительница: Нет, у нас вечер еще.

Ольга Арсланова: Хорошо!

Зрительница: Спасибо, что раньше вот у нас начали показывать эту программу!

Петр Кузнецов: Все для вас! Слушаем Вас!

Зрительница: Дело в том, что вот у нас в Благовещенске нельзя, невозможно устроиться на работу. В центре занятости стоят люди, не могут! Я пенсионерка, у меня две дочери. Одна высшее образование имеет юридическое, другая – инженер по производству детского питания. Старшая дочь переквалифицировалась на парикмахера, младшая, в общем, индивидуальным предпринимательством занимается. Но дело в том, что, я что хочу сказать, что торговля упала, люди в магазины не ходят из-за безденежья. И у нас, ну душа болит, что институты выпускают сотни специалистов и…

Ольга Арсланова: Хорошие институты!

Зрительница: И эти девушки идут работать к нам в торговые центры, без оформления, предприниматели не оформляют никого, 90% предпринимателей никого не оформляют, это у них рабы.

Петр Кузнецов: Спасибо!

Зрительница: И никаких, это там, ни отпускных…

Ольга Арсланова: Вот обрисовали нам ситуацию, как сейчас живут.

Петр Кузнецов: Вопрос зарплат, да, и на том же форуме было сказано, что станут зарплаты привлекательнее для приезжающих на Дальний Восток, будут какие-то подъемные, я не знаю.

Ольга Арсланова: И рабочие места, видимо, для них появятся. А жителям то что?

Петр Кузнецов: А появятся ли в связи с этими вливаниями, инвестпроектами заключенными, новые рабочие места и что с зарплатами тех, кто там уже живет? Ждать ли повышения?

Павел Родькин: Ну, я думаю, что все-таки такого резкого повышения и улучшения ждать не следует. Потому, что любая инвестиционная деятельность это не какое-то одномоментное событие, это все-таки процесс, потому, что те же рабочие места, их нужно, все-таки, во-первых, создать, во-вторых, запустить. Кроме того, сами инвесторы, в общем, тоже склонны к каким-то колебаниям, каким-то метаниям. И в любой экономический форум, любое крупное экономическое событие всегда существует разрыв, вот между заявлениями благожелательными, между намерениями о том, что мы к вам придем, и реально подписанными контрактами, и реальными условиями, которые в рамках этих контрактов реализуются.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, экономический эффект заметный от программы «Дальневосточный гектар», верите ли Вы в него и если да, то когда его ждать?

Павел Родькин: Ну, Вы знаете, Вы произнесли ключевое слово, про веру, но я бы сформулировал немножко по-другому, вопрос доверия. И когда, собственно, эта программа в 15-м, 16-м году инициировалась, об этом очень много говорилось, потому, что недостаточно для людей создать только какие-то условия, преференции, отрегулировать нормативно- правовую всю базу, но очень важно заручиться доверием людей, чтобы люди в этот проект, ну, поверили и поехали. И если на момент запуска вот это вот доверие все-таки, ну, скажем так, внушало некий оптимизм, по крайней мере, вот какого-то провала, как прогнозировали некоторые эксперты, в общем-то, не случилось, то сегодня все-таки уровень доверия в обществе к каким-то государственным проектам, он, на мой взгляд, все-таки находится на некой нисходящей, на нисходящей фазе. Тому причин сразу, да, много факторов экономического ухудшения, положения, будем честными, пенсионная реформа, вот собственно те прошедшие выборы, они показали, что уровень доверия к партии власти впервые за несколько лет, как бы по результатам, он действительно находится на некой нисходящей фазе. Поэтому, действительно это одна из проблем, которую и в рамках «Дальневосточного гектара» придется преодолевать. Потому, что только одной экономикой, только одними преференциями эту проблему не решить, люди все-таки еще должны быть мотивированы туда поехать, вот в этих программах принять участие. И на мой взгляд, сейчас, ну, вот это все-таки находится, по крайней мере в информационном пространстве, «Дальневосточный гектар», ну на уровне стагнации. Это очень характерно для российских проектов. Мы очень бодро, энергично что-то начинаем, но потом не доводим до конца. Сколько было и программ, и, в частности, на ОТР, посвященных «Дальневосточному гектару», была достаточно хорошая информационная поддержка. Сегодня про этот проект, ну в медиапространстве, очень вяло, очень скромно, скажем так, слышно. Вот некий темп, все-таки, темп был сбавлен и это тоже, конечно даст свой результат.

Петр Кузнецов: В связи с форумом все-таки вспомнили о нем. Прослушаем же и посмотрим на людей, что нужно развивать в Восточных регионах, совокупность мнений жителей этого региона.

«СЮЖЕТ»

Ольга Арсланова: Итак.

Петр Кузнецов: Да, у нас по скайпу сейчас Максим Кривелевич, кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета, Максим Евсеевич, здравствуйте!

Ольга Арсланова: Здравствуйте!

Максим Кривелевич: Добрый день!

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, на те, вырученные средства, во-первых, много ли их удалось выручить, благодаря Восточному экономическому форуму, и те инвестиции, которые будут направлены дополнительно на развитие Дальнего Востока, куда они будут направлены? На что могут надеяться жители Дальнего Востока непосредственно?

Максим Кривелевич: Есть хорошая новость и новость плохая.

Петр Кузнецов: С плохой!

Максим Кривелевич: Хорошая…С плохой? Мы говорим о проектах исключительно бумажных. То есть, никакого физического движения денежных средств в сторону дальневосточников эти проекты не породят. Но это очень маленькая плохая новость, которая абсолютно меркнет в сравнении с новостью хорошей. Дело в том, что проекты свободного порта Владивосток, это, наверное, первый, абсолютно безупречно успешный опыт применения реформ «сверху», в российской экономике две тысячи десятых годов. Я сам имею удовольствие и честь быть разработчиком нескольких десятков финансовых моделей резидентов свободного порта Владивосток, и я могу сказать, что безуспешных проектов из них нет ни одного. Действительно строятся дома, действительно выпускается продукция, действительно создаются рабочие места и на сегодняшний момент более 27% выпуска Приморского края, это выпуск малых предприятий. Со средними – более 30-ти. То есть, вот тот психологический эффект внимания к региону, он на самом деле значим в тысячи раз больше, чем некие, ну, скажем деликатно, небольшие средства, которые бюджеты всех уровней в той или иной форме выделяют на поддержку.

Петр Кузнецов: Да, хорошо. Прошу прощения, просто каждый форум, это уже четвертый, привлекает так или иначе внимание, что-то меняется от форума к форуму на Дальнем Востоке?

Максим Кривелевич: Что-то меняется параллельно форумам. Здесь то, о чем я сейчас сказал, проект свободного порта, это же не только личная инициатива дальневосточников. Это те самые корейские, китайские, японские деньги, которые приходят и я бы здесь не преуменьшал значимость этих денег для развития региона. Но проблема опять же вот та самая плохая новость, которая сопутствует хорошей, состоит в том, что многие наши чиновники, от чрезмерной начитанности, путают экономический рост с созданием чего-нибудь монструозного, экологически вредного и откровенно устаревшего. Ну, я просто приведу несколько цифр, для того, чтобы ваши зрители могли понять, о чем идет речь.

Ольга Арсланова: Да, давайте, давайте, интересно!

Максим Кривелевич: Вот смотрите. Средняя зарплата в Приморском крае по растениеводству и животноводству 27 с половиной тысяч. По рыболовству – 72 с половиной тысячи. Да, вот 27 с половиной, против 72-х с половиной.

Ольга Арсланова: Ну да, да, в три раза.

Максим Кривелевич: А в финансах 68 тысяч, в обрабатывающих производствах – 38 тысяч. То есть, когда мы говорим о развитии Дальнего Востока, нужно очень четко делить территории приморские и не приморские. Если для Амурской области, для не приморских территорий действительно есть проблема с занятостью, и там могут быть оправданы какие-то новые крупные заводы, какие-то сборочные производства, то в приморских территориях проблема прямо противоположная, людей нет. Нет, кем наполнять существующие рабочие места. И здесь опять же я напомню, что прибыль Московской биржи значительно больше прибыли АвтоВАЗа. Поэтому, если мы возьмем прибыль в расчете на одного сотрудника Московской биржи, то она будет в сотни раз больше, чем прибыль на одного сотрудника АвтоВАЗа. И вот если нашим регионам позволить развивать то, что у нас получается, да? То, что дает очень большую производительность труда, это рыболовство, это рыбоводство, это финансы, это логистика, то соответственно по совершенно стандартному марксистскому закону прибавочного продукта и зарплаты будут расти. Почему? Зарплата – это часть того, что человек производит. Если человек всего крутит гайки, всего производит на 100 тысяч, никто ему не заплатит больше 30-ти. Но если человек может за месяц своего труда, вот у вас как раз на заднем плане показан тот самый порт, вот сотрудник этого порта за месяц может напроизводить на 15 миллионов рублей. Один сотрудник.

Ольга Арсланова: Очевидно, да, что его вклад будет другим.

Максим Кривелевич: Вы же понимаете, да, это совершенно другие зарплаты. Вот, все что мы просим, мы не просим нам больше давать, мы просим вас меньше забирать! Вот хотя бы снять ограничения на исполнение финансовой и страховой деятельности в свободном порте Владивосток, это в месяц принесет больше денег, чем все, что сейчас выделяется через всевозможные программы докапитализации.

Петр Кузнецов: Да, Как и везде, правильно расставленные приоритеты!

Ольга Арсланова: Спасибо большое за Ваш комментарий!

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: Кандидат экономических наук, доцент кафедры «Финансы и кредит» школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета Максим Кривелевич был у нас в эфире.

Скажите, пожалуйста, насколько полезны могут быть и где конкретно, жители Дальнего Востока? Потому, что вопрос от наших зрителей – «Что же нам делать? Этот регион Эльдорадо, Клондайка для хитрых китайцев, корейцев и японцев, а местные жители нужны лишь как обслуживающий персонал у богатых иностранных инвесторов».

Павел Родькин: Ну, я думаю, что проблема эта на самом деле типична для очень многих, скажем так, регионов как бы России, вне зависимости от их удаленности от центра. Это проблема российской экономики, которая заключается в диспропорциях, диспропорциях между развитием в попытке конкурировать на внешних рынках и развитием внутреннего производства, и внутреннего потребления, это та самая социальная сфера.

Ольга Арсланова: 20 секунд, что делать?

Павел Родькин: Развивать внутреннее производство, развивать внутреннюю финансовую систему, действительно где-то ее либерализовать и дать регионам больше экономической и финансовой возможности развивать внутренний рынок, и большой акцент делать на социальную ответственность бизнеса, на ту самую социальную сферу.

Петр Кузнецов: И все-таки деньги, как мы поняли, на это есть.

Павел Родькин: Я бы сказал так – деньги должны быть, если мы не хотим потерять этот регион.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Павел Родькин, доцент департамента интегрированных коммуникаций Высшей школы экономики, спасибо большое!


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты