• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Павел Салин: Губернаторы все больше становятся винтиками в системе исполнительной власти. И поэтому требований к их опыту все меньше

Павел Салин: Губернаторы все больше становятся винтиками в системе исполнительной власти. И поэтому требований к их опыту все меньше

Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ
Евгений Опарин
корреспондент (г. Владивосток)
Илдус Ярулин
политолог, профессор Тихоокеанского госуниверситета (г. Хабаровск)

Петр Кузнецов: И мы продолжаем. В России прошел единый день голосования, выборы регионального и местного уровней, а еще довыборы в Госдуму проводились в 80-ти из 85-ти Субъектов, так что затронуло почти всех.

Ольга Арсланова: Ну что сказать? Эти выборы политологи считают самыми неудачными для власти за много лет. Сразу в четырех регионах действующие губернаторы не смогли победить в первом туре. Вот давайте посмотрим на итоги единого дня голосования.

Состоялись около 5 тысяч избирательных кампаний разного уровня, в том числе и дополнительные выборы в Госдуму. В 22-х регионах жители в результате прямых выборов определили, кто в итоге будет отвечать за развитие территории в ближайшие годы. Сюрпризов, вроде бы нет, в Москве победил Сергей Собянин, хотя явка низкая, менее 31%, самая низкая за 18 лет. В Красноярском крае, Нижегородской области, Орловской области, а также некоторых других регионах победу одержали руководители, назначенные Владимиром Путиным. В целом голосование в 80-ти регионах страны прошло спокойно. Несколько серьезных нарушений ЦИК, справедливости ради надо сказать, зафиксировал в Бурятии.   

Петр Кузнецов: Ну не без этого! Губернаторов еще четырех российских регионов жители будут выбирать во втором туре. Он состоится в Приморском и Хабаровском крае, в Республике Хакассия и во Владимирской области. По данным ЦИК ни в одном из этих регионов никто из кандидатов на пост губернаторов не набрал более 50-ти процентов голосов.

Ольга Арсланова: Вот эти как раз результаты мы будем обсуждать с нашим гостем, с директором Центра политических исследований финансового университета при правительстве Российской Федерации Павлом Салиным.

Павел, здравствуйте!

Петр Кузнецов: Здрассьте, Павел!

Ольга Арсланова: Вы согласны с Вашими коллегами, которые утверждают, что это очень неудачные выборы для действующей партии, партии власти?

Петр Кузнецов: Можно я еще добавлю? А еще их называют при этом, если берем регионы, самыми честными региональными выборами в истории России. И есть ли связь?

Павел Салин: Ну, я бы не сказал, что это очень неудачные, скорее, как Вы прежде сказали – наименее удачные за последние лет 15, то есть впервые за шесть лет с момента возвращения выборов губернаторов в очень усеченном виде сразу четыре вторых тура. До этого только один раз в 15-м году был в Иркутской области и тогда победил кандидат от оппозиции, от коммунистов. И впервые по партийным спискам в Заксобрания Единая Россия сразу в нескольких регионах потерпела поражение. Заняла не первое место. Тоже до этого только в 2007-м году последний случай был. То есть, не очень удачные выборы, с учетом того, что все-таки Единая Россия взяла, приняла на себя основной удар по пенсионной реформе. Потому, что в голове населения, по крайней мере, до обращения Президента, сразу отложилось, что именно Единая Россия принимает закон о пенсионной реформе.

То есть, достаточно неудачно, но мне кажется, если брать власть в целом, для нее в чем удача ситуации заключается? Тот сигнал, о том, что общество не удовлетворено текущей ситуации она получила в рамках конституционных, законодательных электоральных процедур. То есть люди не вышли на улицы, они проголосовали или не проголосовали, если говорить о явке. И власть, она получила сигнал, вопрос о том, как она будет реагировать. Я не уверен, что оптимальным способом.

Петр Кузнецов: По явке. Явка в Москве – 30,5%.

Ольга Арсланова: 31%.

Петр Кузнецов: Вроде бы как похоже на предыдущие выборы, тем не менее, низкая, высокая для 2018 года в Москве?

Павел Салин: Ну для 2018-го года я бы сказал, с учетом того…

Петр Кузнецов: Для текущей обстановки, да, в Москве.

Павел Салин: Для текущей обстановки, с учетом того, что в 2013-м году был реальный кандидат, альтернатива в смысле, в лице господина Навального, сейчас были спарринг-партнеры только, ну я бы не сказал ,что явка не высокая, если бы не одно «но». Столичные власти, они бросили колоссальные ресурсы, колоссальные просто ресурсы были вложены в кампанию, для того, чтобы повысить явку. Вплоть до изменения в законодательстве, продление времени голосования, избирательные участки в соседних областях, ну плюс еще ангажирование лидеров общественного мнения, которое стоит весьма недешево, для того, чтобы они не только голосовали за конкретного кандидата, но и вообще, чтобы агитировали людей прийти на выборы. С учетом вложенных ресурсов, конечно явка не очень высокая. Изначально власти настраивались на более высокие показатели.

Ольга Арсланова: Давайте посмотрим, у нас есть небольшой сюжет о том, как проходили выборы в отдельных российских регионах. Потом обсудим.

«СЮЖЕТ»

Ольга Арсланова: ну что ж, а сейчас к нашей беседе как раз присоединяется политолог, профессор Тихоокеанского государственного университета из Хабаровска, Илдус Ярулин.

Здравствуйте, слышите ли Вы нас?

Петр Кузнецов: Здравствуйте, Илдус!

Илдус Ярулин: Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Итак, еще раз напоминаем, что действующий глава региона набрал меньше голосов, чем соперник от ЛДПР, расскажите, пожалуйста, насколько это для Вас было ожидаемо, как Вы следили за этими результатами и соответствовали ли они Вашим прогнозам?

Илдус Ярулин: в целом можно говорить, что да, соответствовали. В общем то было где-то ощущение, что будет обязательно второй тур, но, могу сказать, что никто в Хабаровском крае не ждал именно таких цифр. В общем то расклад примерно был так, что 48-49% набирает Вячеслав Иванович Шпорт, порядка 20-25% набирает Сергей Фургал, и второй тур и вот там, в общем то победитель определен. Но то, что Вячеслав Иванович придет вторым, за Фургалом, и наберет вот такой процент, ну я думаю, что это в общем то этого никто не ждал. Это вызвало, на сколько я в курсе, ну очень серьезный такой шок, как внутри Правительства края, ну всех властных структур.

Петр Кузнецов: Ну давайте попытаемся отойти от этого шока и все таки попытаться объяснить, почему так произошло с опытным господином Шпортом? То есть, какие основные, претензии может быть, в регионе к нему у избирателей?  

Илдус Ярулин: Что здесь можно сказать? Вот судя, конечно, по вашему сюжету, Хабаровск – это чуть ли не преисподняя! Ну, я бы не стал так драматизировать. Да, это - отдельные высказывания отдельных людей. В целом ситуация не такая может быть страшная, хотя проблем хватает!

И с дольщиками, и с транспортом, но это не настолько критично, чтобы об этом говорить. Я вижу здесь несколько моментов. Это, во-первых, даже чисто психологический момент, это – усталости. Все-таки девять лет у власти, и за девять лет не произошло никаких, в общем, то, радикальных изменений. Хотя много шума о том, что и Комсомольск, город президентского внимания, и вообще Дальний Восток, это все наше будущее, это очень много прожектов, которые нарисовал Минвостокразвития. Но пока никто этого не ощущает. То есть, это вот призывы в светлое завтра, а когда оно наступит, никто не знает. И вот этот лаг ожидания, он просто уже исчерпан. Люди просто не верят. И я не думаю, что здесь было голосование именно за представителя ЛДПР, хотя он достаточно харизматичен, и это у него не отнять, но то, как он проводил кампанию, в общем то, я думаю ,что для него самого вот этот результат очень неожиданный. И я не очень уверен, что Сергей Иванович Фургал готов стать губернатором. Да, поиграть на полит-арене, это где то достойно представить партию, но стать губернатором, я думаю, что ему…

Ольга Арсланова: А Вы считаете, что…

Петр Кузнецов:  Да, вот о расстановке на второй тур, если можно!

Илдус Ярулин: На второй тур у нас выходят пока, вот текущий победитель, там разница небольшая, там, по-моему, две десятых процента, это Сергей Иванович Фургал, депутат Госдумы от ЛДПР…

Петр Кузнецов: Да, да, да.

Илдус Ярулин: и Вячеслав Иванович Шпорт.

Петр Кузнецов: По шансам, я имею в виду, по шансам?

Ольга Арсланова: Да, по шансам?

Петр Кузнецов: По шансам, как Вам кажется?

Илдус Ярулин: По шансам если смотреть, а вот здесь вот шансов сейчас никто не даст!

Петр Кузнецов: Настолько неожиданным был первый тур, да?

Илдус Ярулин: Отношение и к самому Фургалу тоже, в общем, то, здесь достаточно разное. И голосовать, вот только, исходя из принципа - назло бабушке уши отморозить, будут против ныне действующего губернатора.

Ольга Арсланова: Спасибо Вам!

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: Напоминаем вам, мы беседовали с политологом, профессором Тихоокеанского государственного университета Илдусом Ярулиным.

Как Вам кажется, возможна ли такая ситуация – проявили какой-то протест, избиратели в Хабаровском крае и сейчас на втором туре испугаются и все равно выберут такое старое, привычное…

Петр Кузнецов: Или пойдут дальше, для интереса?

Павел Салин: Вы имеете в виду протестное голосование?

Ольга Арсланова: Конечно!

Петр Кузнецов: Да.

Павел Салин: Ну, здесь коллега совершенно верно указал, на то, что стало причиной такого голосования. Не только в Хабаровском крае это ножницы между той картинкой, которую создали для населения и той реальностью, с которой оно столкнулось. Это характерно для многих регионов и для федерального уровня. Именно поэтому у нас рейтинг федеральной власти начал падать. И не с июня, а с конца марта, еще когда про пенсионную реформу еще никто и не слышал, про повышение пенсионного возраста. Поэтому думаю, что запрос на альтернативу он сохранится. Я не стал бы давать прогноз относительно победителя во втором туре, но напряженная борьба будет идти до последнего, даже с учетом того, что господин Фургал наверное был не готов к такому результату. Он сейчас в сложной ситуации, то есть ему фактически нужно принимать решение – готов он стать губернатором или нет. Я думаю, что он не шел с таким намерением, в лучшем случае – во второй тур.

Петр Кузнецов: О намерениях, Павел. Вот как раз Ваш коллега из Хабаровска сказал, что он не ожидал, что это была возможность заявить о себе, то же самое говорят, например, о соперниках в Москве, да? То, что люди просто идут заявить о себе, как о кандидате, получить статус.

Павел Салин: А кого-то просто попросили, как Балакина, допустим.

Петр Кузнецов: Да. А много ли таких людей в регионах, которые идут на те же губернаторские выборы просто, чтобы о себе заявить и начать политическую карьеру?

Ольга Арсланова: А может там есть смысл к кому то конкретно присмотреться?

Павел Салин: Сейчас их подавляющее большинство. По одной простой причине, просто спонсоры денег на это не дают. Она раньше как, вкладывались в потенциального кандидата в губернаторы, не действующего губернатора, для того, чтобы по дешевке купить дешевые акции, ну, как говорят инвесторы аналитики, купить акции подешевле, сделать человека губернатором и через него лоббировать свои интересы. Сейчас есть уверенность, была вот до последнего голосования у бизнеса, что нужно вкладываться только в действующего губернатора, потому, что он станет пролонгировать свои полномочия. Если его назначил Президент ВРИО, то все, это значит, автоматом пролонгированы будут полномочия и с ним только нужно иметь дело. А вкладываться в раскрутку какого то другого человека, ну лучше поп-звезду какую-нибудь проспонсировать, больше отдача будет. То есть, действительно сейчас подавляющее большинство, процентов девяносто девять альтернативных кандидатов это оппозиция идет вот именно или для раскрутки, или вообще, почему их попросили. В той же Москве был, допустим, единственный реальный кандидат от коммунистов, потенциальный, господин Клычков, который мог, как минимум, увести ситуацию во второй тур и даже победить. Но его, по договоренности с КПРФ и столичными властями, еще задолго до выборов убрали в Орловскую область, где он и благополучно как раз сейчас вот и выиграл губернаторские выборы. Вот он мог составить конкуренцию, и он реально был готов бороться за власть. Но убрали. То есть, таких, в принципе фигур, которые претендуют на субъектность, как можно сейчас говорить среди моих коллег – политологов, их просто убирают из оборота, нейтрализуют.

Ольга Арсланова: А давайте, немножко со стороны посмотрим на ситуацию, с точки зрения политического развития, политического здоровья. Четыре всего региона идут на второй тур. Это говорит вообще о каком состоянии политической системы?

Павел Салин: Это говорит о том, что политическая система, которая была, которая характеризуется абсолютной управляемостью, она была близка к исчерпанию. То есть, вот Вы сказали, как это там? Катастрофические результаты для власти? Не катастрофические. Очень нехорошие. Нехорошие результаты. Если бы были катастрофические, тогда бы там, 15 из 18-ти регионов, ну, где были выборы, в 18-ти регионах были выборы, 22, но четыре губернатора, фактически назначаются.

Ольга Арсланова: Ну, в целом да, у Единой России дела идут неплохо, потому, что всего четыре.

Павел Салин: Всего четыре, могло бы быть хуже. Но здесь нужно смотреть, во-первых, по губернаторам. И самое главное – по Заксобраниям, как там будет развиваться ситуация. Потому, что мне, например, более любопытна ситуация не столько с губернаторами, потому, что губернаторы находятся в зависимом положении от Москвы. Это вот как раньше мэров федеральный центр нейтрализовывал в Сибири, пошла левая волна, выбирались в мэры коммунисты, а не единороссы, в конце нулевых, начале десятых годов. Становились это, а потом выходили, приостанавливали членство в КПРФ, и становились такими же винтиками системы. Поэтому здесь, на самом деле, не принципиально, с точки зрения развития политсистемы, кто станет губернатором. Здесь важно, что будет проходить дальше в Заксобраниях, где ежинороссы заняли второе и ниже места. То есть, где коммунисты победили. Преимущественно коммунисты. Как дальше там будет выстраиваться диалог, потому, что все привыкли, что у нас в законодательном Собрании доминирует Единая Россия, и вот как в Госдуме, он нее все зависит, остальные, они могут высказывать свою точку зрения, и все. А здесь парламент превращается в реальный рабочий инструмент, работающий механизм. А на региональном уровне от местного парламента очень многое зависит, потому, что сейчас регионы начинают поднимать голову, недовольные тем, что на них все больше и больше возлагают обязанностей и забирают все больше и больше денег. Или меньше и меньше денег дают. Вот там, мне кажется, интересно будет очень, не с губернаторами ситуация.

Петр Кузнецов: Вот здесь вот интересно, что получается, что вот из этих четырех регионов, где будет второй тур, получается в двух единоросс против ЛДПР и в двух – единоросс против КПРФ.

Ольга Арсланова: Старая гвардия, никого нового мы не видим!

Павел Салин: Ну здесь, ну старая гвардия, да, но победа коммунистов, ну в смысле – успех, про победу не будем говорить, успех коммунистов на губернаторских выборах и их победа в ряде Заксобраний, это заслуга не бренда КПРФ, не федерального руководства. Это – заслуга местных отделений. И здесь, на самом деле, еще один большой вызов для руководства КПРФ. Потому, что в регионах, на уровне региональных отделений, а у КПРФ очень мощная сетка, партийная, зреет недовольство. А почему это у нас очень хорошие шансы, и выборы это подтвердили, а федеральное руководство все сливает? Почему не выставили реального кандидата на московских выборах? Почему не выставили реального кандидата на подмосковных выборах? Там договорились, где то сенатор пошел, где то…

Петр Кузнецов: А явка была бы выше?

Павел Салин: Явка была бы выше. Поэтому я и говорю, с учетом того, что не было реальной альтернативы господину Собянину сейчас на выборах, явка не такая низкая. Но с учетом того, какие колоссальные средства были вложены в повышение явки, оно конечно не окупилось.

Ольга Арсланова: Павел, как раз об этих кандидатах поговорим на примере той же Москвы, нам проще, мы тут все вместе в Москве.

Павел Салин: Ну, давайте!

Ольга Арсланова: Да и ходили на выборы, видели, кто был представлен в бюллетенях. Тут разные есть точки зрения. Кто-то считает, что власть не должна сама порождать себе никакой альтернативы, никак оппозиции не помогать, кто-то говорит, что все-таки, по крайней мере, должна не мешать. Как Вам кажется, почему на московских выборах были вот такие кандидаты? Такие соперники?

Павел Салин: Ну очень просто. Реального соперника убрали еще на стадии межэлитных договоренностей.

Петр Кузнецов: Это Клычкова?

Павел Салин: Клычкова, да. А потом, партиям все таки в столице необходимо о себе заявить. Поэтому, там была партийная разнарядка. Три кандидата от каждой из партий. А уж как там внутри партий они определялись, почему именно этот кандидат от коммунистов, другой это уже внутрипартийные дела, вопрос внутрипартийных…

Ольга Арсланова: Но просто люди, не известные москвичам.

Павел Салин: Да, неизвестные москвичам. Должна была быть разнарядка. Должны быть представлены партии парламентской оппозиции. Вот, пожалуйста, вот вам три кандидата. И, видимо, решили, что необходимо явку повышать и эти кандидаты никак не дадут необходимую явку, и сами же политтехнологи столичного мэра придумали четвертого кандидата. Вот эта история с господином Балакиным очень показательна. Даже если ты хочешь себе создать фейкового какого-то конкурента, то по хорошему – договориться  с какой то из оппозиционных партий. Если уж там не нашли, стали искать совсем на стороне, но в каком состоянии у нас тогда системная оппозиция! Но потом не стали разыгрывать эту карту, про которую много писали, там, Балакин – от Лужкова и новый Собянин и прочее, просто решили не разыгрывать карту. Вот так вот в столице сложилось. То есть, полностью, полный, стопроцентный «договорняк» и то, результат…

Ольга Арсланова: А кто мог бы быть интересным соперником Собянину?

Павел Салин: Я уже говорил. Если от коммунистов – господин Клучков. Ну вот, кто просто…потому, что смотрите, вот Клычков, он когда шел по одномандатному округу, в Госдуму, против него выступал господин Зотин. Это префект лужковский, который двадцать пять лет сидел на юго-восточном административном округе. Округ с самым зависимым, самым управляемым электоратом. Человеку нужно было получить себе место в Госдуме. Административный ресурс он двадцать пять лет там себе нарабатывал. И господин Клычков его обыграл. Это вот какая воля к победе и способность вот как политтехнолога, какая команда! То есть, если реально были бы шансы, то есть, если бы были шансы реально выдвинуться, он бы выдвинулся, минимум второй тур был. А возможно и победа. Поэтому его сразу и убрали.

Петр Кузнецов: А если бы повторилась ситуация, это же предыдущие были, с господином Навальным? То есть, Собянин все равно бы выиграл, давайте предположим, Собянин все равно бы выиграл?

Павел Салин: Я думаю, что был бы, скорее всего второй тур, но это уже гипотетически. Я думаю, дошло бы до второго тура, ну это прошлый раз чуть не дошло.

Петр Кузнецов: Да.

Павел Салин: Полтора процента не хватило. Был бы точно второй тур. А вот насчет выиграл или нет, я думаю, здесь сыграли бы те же самые опасения, как вот наш коллега, мой коллега, точнее, из Хабаровского края. Потому, что господин Навальный хорош как критик системы. Да? И как альтернатива, вот этим вот, извините, чиновникам, которые «забронзовели», которые думают, что им нет замены. Но в качестве реального хозяйственника, а московский электорат настроен очень прагматично, это люди, достаточно думающие, поэтому не уверен, что во втором туре за него бы проголосовали.

Петр Кузнецов: Я еще об одном статусе хотел поговорить, мы с него, собственно, начали, на самые честные выборы региональные за все историю. Во-первых, согласны ли Вы с этим?

Павел Салин: Ну, честность – это категория относительная. Потому, что, допустим, если брать с точки зрения административных нарушений, выборы в Мосгордуму 2009-го года были гораздо более, с точки зрения применения административного ресурса, гораздо более грязными, чем выборы в Госдуму 2011-го года. Но в 9-м году там была…а в 11-м, это как население воспринимает. Но административный ресурс в целом применялся гораздо меньше, чем на прошлых…

Петр Кузнецов: А с чем это Вы связываете? Новые технологии?

Павел Салин: Отчасти пошел сигнал, отчасти просто расслабились. Вот пошел «расслабон» по власти после сверх-результатов Владимира Путина. Из-за этого «расслабона» не обыграли, не реализовали пиар компанию с пенсионной реформой, провалили, фактически. Хотя деньги были выделены, все было разработано, в итоге – полное молчание двухмесячное. И то же самое прошло в отношении региональных выборов. То есть, не было мобилизации электората. И, конечно же, сыграла свою роль пенсионная реформа. Потому, что один из базовых, одна из базовых электоральных опор власти – женщины среднего возраста, извините, с восемью годами повышения пенсионного возраста, это такая пощечина! И минус три года – это не отыграло ситуацию.

Петр Кузнецов: Очень коротко, сейчас у нас звонок. Очень коротко, раз о возрасте поговорили, Дмитрий Артюхов, 30 лет, Ямал. Да, есть еще Олиханов из Калининградской области, тот, получается, вообще побил рекорд. 

Ольга Арсланова: Это люди, которым до пенсии еще далеко.

Петр Кузнецов: Совпадение или все таки есть какая то тенденция? Ну, в 30 лет в губернаторы.

Павел Салин: Нет, не совпадение. Дело в том, что губернаторы все больше становится винтиками в системе исполнительной власти, и поэтому требования к их опыту, гораздо меньше. Это просто передаточное звено между верхами и низами. Не более того! Поэтому жизненного опыта особо не требуется!

Петр Кузнецов: Как политолог, просто, нам, как людям, которым уже за 30, интересно, в 30 действительно можно управлять регионом?

Павел Салин: в 30 можно «сидеть на регионе», быть менеджером. Но никак не полноценным управленцем, конечно! В сложном регионе. Но это от нынешних губернаторов этого не требуется!

Петр Кузнецов: Что и будет происходить и уже происходит.

Павел Салин: Да. А дальше будет упрощение региональной системы, вообще поговаривают про 14 регионов. В ближайшие несколько лет.

Петр Кузнецов: Я думал, сейчас вообще 14 лет Вы скажете!

Ольга Арсланова: Давайте послушаем нашу зрительницу. Комсомольск-на Амуре, с нами на связи Татьяна, здравствуйте!

Зрительница: Здравствуйте, я всегда слушаю вашу передачу, очень рада, что дозвонилась!

Ольга Арсланова: Спасибо!

Зрительница: Я хочу сказать по поводу наших выборов. Мы действительно, большинство вот моих знакомых, друзей голосовали против нынешнего губернатора. Хотели показать, что мы недовольны тем, что происходит.

Ольга Арсланова: А что Вам не нравится, Татьяна?

Зрительница: понимаете, и последней каплей был отчет нашего губернатора перед Путиным. Когда он сказал, что у нас средняя зарплата 38 тысяч, у врачей там вообще зашкаливает зарплата. Вы знаете, у нас зарплата, вот допустим по городу, 25 тысяч, 20, вот еще можно найти. Допустим, а 38 средняя, это, ну, 30, 40 тысяч это уже надо поискать, постараться! То есть, а если, допустим, эта зарплата побольше будет, то ты и работать будешь по 12 часов в день, ну с двумя выходными. То есть, это было как бы последней каплей, почему многие голосовали. И плюс еще то, что провозглашается очень много, как бы сказал предыдущий наш губернатор знаете, Ишаев, которого мы все очень помним и до сих пор любим, не смотря на все там нюансы, которые были, вот, это напоминает стрижку свиней, визгу много, шерсти – ноль! То же самое сейчас происходит. То есть, много говорят, а мы не ощущаем, что наша жизнь стала лучше, мы стали жить, там, легче, наши зарплаты выросли. Нет, мы видим только рост цен и снижение зарплат. Все. Медицинское обслуживание ухудшается, врачей в поликлиниках не хватает, или их вообще нет. Вот последний раз у меня ребенка чуть не довели до смерти, потом его вывозили вертолетом в Хабаровск лечить, но до этого неделю, значит, врач на месте не мог поставить толком диагноз, и было упущено время. И вот все в таком духе.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Спасибо, Татьяна! Это к вопросу о явке, да? Возмущены, идут и голосуют!

Ольга Арсланова: Еще один регион, где будет второй тур, это Приморье. Сейчас с нами на связь выходит наш корреспондент, Это Евгений Опарин, наш корреспондент из Владивостока, здравствуйте, Евгений! Евгений, с нами ли Вы?

Петр Кузнецов: Евгений, Вы слышите нас?

Евгений Опарин: Да, да, коллеги! Здравствуйте!

Ольга Арсланова: Расскажите, Евгений, какой был расклад перед выборами? Какие прогнозы Вы слышали?

Петр Кузнецов: Ожидали ли Вы в своем регионе второго тура?

Евгений Опарин: Да, второй тур был ожидаемым, об этой возможности говорили и соцопросы. Летом на популярном городском сайте проводилось интернет-голосование, победу в котором одержал кандидат от КПРФ Андрей Ищенко. Что касается голосования, которое было 9 сентября, то в некоторых районах Владивостока. Там, где на избирательных участках было большое количество наблюдателей, соперники набрали почти равное количество голосов, примерно по 35%. Надо сказать, что против нынешнего ВРИО губернатора сыграло то обстоятельство, что этим летом он публично поддержал повышение пенсионного возраста, да и избирательная кампания выглядела довольно скомканной. И я не припомню ни публичных дебатов, ни уличных выступлений перед избирателями. Поэтому, в принципе, ожидаемое событие и надо сказать, что выборы проходили при достаточно низкой явке. И чуть более 30% жителей края пришли на избирательные участки, и люди на улицах говорили, что не голосовали потому, что не видели настоящих оппонентов власти.

Петр Кузнецов: А что по явке в связи с тем, что будет второй тур? Как ожидается, она будет выше? И по раскладам, у кого шансы больше?

Ольга Арсланова: Что говорят у вас в регионе?

Евгений Опарин: Ну, фаворитом, конечно, является ВРИО губернатора, но достаточно серьезные шансы и у его соперника. Надо сказать, что многие не верили в возможность второго тура, избиратели считали, что все предрешено. Поэтому не явились на избирательные участки. И если сейчас они увидят возможность сменить власть, возможно, это привлечет дополнительное количество людей, ну кроме того. Не совсем ясно, как, за кого проголосуют те люди, которые поддержали альтернативных кандидатов. На третьем месте, с результатом 10% выступила кандидат от партии пенсионеров, да, тоже вот отсылка к наболевшей теме пенсионной реформы. Поэтому посмотрим, второй тур может принести тоже неожиданные результаты.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Спасибо!

Ольга Арсланова: Евгений Опарин из Владивостока.

Павел, давайте погорим о главном. Какой сигнал должна власть услышать после этих выборов? И что может измениться в региональной политике?

Павел Салин: Сигнал то, что люди недовольны. Почему у нас состоялись вторые туры? Тот избиратель, которого власть мобилизовывала, почему низкая явка? Пришел тот избиратель, которого мобилизовывала власть. И который всегда раньше голосовал за власть, он сейчас стал голосовать против власти. Там, где вторые туры – в большей части, там, где нет вторых туров – в меньшей части. Но те люди, которые раньше голосовали за власть, они за власть голосовать перестали. То есть, есть ощущение, что вот когда были президентские выборы, здесь, в этой студии мы говорили с вами, что тот сверхмандат, который власти дали люди на президентских выборах, это – действительно сверхмандат. Выборы прошли там честно, более-менее репрезентативно, но он не на шесть лет, его нужно постоянно поддерживать. А вот нынешняя власть этого не учла. Пошли рейтинги вниз, сейчас те же самые результаты выборов необходимо, чтобы слова и обещания, которые даются в ходе выборов, и между выборами, они более-менее соответствовали делам. А если не соответствуют делам, тогда, будь любезен, объясни, а почему не получилось? Или почему ты этого не делаешь? А власть так не думает, она – хоп, проголосовали и на следующий день забыли до следующих выборов. Вот вам, вот вам, пожалуйста, результат! Необходимо постоянно работать на общественный запрос, а не думать, что люди один раз проголосовали, про них можно забыть, или им можно до следующих выборов забивать голову там внешнеполитическими какими-то сюжетами, абстрактными, далекими от них.

Петр Кузнецов: Тем не менее, попробуем, вот если мы берем выбранные регионы, определить главное обещание, которое пользовалось спросом.

Павел Салин: Главное обещание, мне вот интересно очень, результаты выборов в Магаданской области, где господин Носов пришел. Я пока не знаю, не могу сказать, любопытно было посмотреть, это единственный из губернаторов, ВРИО губернаторов, который выступил против пенсионной реформы. Но ему просто разрешили, там тактически было. Он – варяг, там очень мощные местные элиты, против него могли начать игру, сказать, что вот, чужак пришел. А северяне, это северная территория, они очень недовольный были отменой льгот, даже больше, чем жители остальной части России, и он четко занял позицию, что я против того, чтобы северян трогали. И сразу повестку у оппозиции выбил.

Петр Кузнецов: Главный козырь.

Павел Салин: Да, главный козырь у оппозиции, у местных элит и сразу стал своим. То есть, главное, чего ждали от губернаторов и того, чего не дождались, они, люди, ждут, что во власти, те, кто во власти будут их защищать, а не брать под козырек перед приказами сверху. Они ждут защитников, они ждут, что их будет защищать президент. Эта уверенность была поколеблена после 29 августа, после обращения. Ждали вот два месяца, получили. Они ждут, что их будут защищать губернаторы на местах. Перед Москвой там, перед бюрократией местной и прочее. Если они этого не видят, то все, падение рейтинга резкое, резкое разочарование и у этого политика больше нет перспективы.

Ольга Арсланова: Спасибо за комментарии!

Директор Центра политических исследований финансового университета Павел Салин, ну а к теме выборов, к теме единого дня голосования мы вернемся в программе ОТРажение в шесть вечера по Москве.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты