Павел Салин: России нет вообще в массовой повестке на Востоке. А ключик-то от мировой политики к середине века будет именно там!

Павел Салин: России нет вообще в массовой повестке на Востоке. А ключик-то от мировой политики к середине века будет именно там!
Кого и как учить? Китайцам въезд запрещён. Хакеры атакуют банки. Опасен ли 5G? Передел рыбного рынка. Индексация для работающих пенсионеров
Сергей Лесков: У нас очень неравномерное распределение ресурсов по стране. Где-то не хватает рабочих, а где-то работы. Это беда!
Сергей Обухов: С тех пор, как отменили индексацию работающим пенсионерам, их количество резко сократилось. Стало меньше налогов и отчислений в ПФ
Герман Зверев: В стоимости рыбы - 35% отпускная цена рыбака. Остальное - это перевозка и ритейл
Татьяна Овчаренко: У сбытовых компаний манера обсчитывать и начислять долги просто фантастическая!
Как оплачивают счета в глубинке, где нет почты и денег на интернет?
Валентина Иванова: Норматив школьного питания вырос вдвое – до 75,6 рублей. Но есть проблема ежедневного контроля качества и разнообразия рациона
Почему наши мегаполисы превращаются в гетто?
5G убьёт абонента? Действительно ли высокочастотные сети провоцируют онкологию?
Пассажир, выключи музыку! Надо ли запретить использовать в транспорте гаджеты без наушников?
Гости
Павел Салин
директор Центра политических исследований Финансового университета при Правительстве РФ

Ольга Арсланова: А мы продолжаем. России подмочили репутацию: наша страна заняла одно из худших мест в рейтинге стран по степени репутации. Его публикует, между прочим, крупная международная консалтинговая компания, которая так гордо и называется Институтом репутации. Давайте посмотрим, где же мы, – мы на 51-м месте. Сейчас вы видите лидеров, нам до них далеко, мы где-то между Нигерией и Саудовской Аравией.

О репутации спрашивают десятки тысяч жителей крупных стран, они оценивают экономику, действия правительства и общий уровень жизни, как они его себе в этой стране представляют. Так вот у нас, по их мнению, уровень жизни ну вот примерно как в Западной Африке. Кстати, Нигерия тоже крупный производитель нефти, по африканским меркам, там высокий уровень коррупции, и большинство населения живет на 3 доллара в день.

Как к нам относятся в мире? Ну вот если почитать англоязычную прессу, в России настоящий ад, сплошная коррупция и сплошные преступления. Но обычные граждане чаще всего встречаются с нами в поездках и на курортах, так вот русский турист – ходячий стереотип: он очень странно одет, обычно пьян и агрессивен. А в списке худших туристов, по данным Международного рейтингового агентства, мы на третьем месте после британцев и китайцев. Давайте разбираться, почему нас не любят, почему мы сами себя иногда стесняемся и можно ли сломать неприятный стереотип о русских. Поговорим?

Петр Кузнецов: Слушай, ну зато в рейтинге самых неприятных мы вон в тройку входим, тоже здорово.

Давайте обсудим это, это наша тема прямо сейчас, с Павлом Салиным, директором Центра политических исследований Финансового университета. Павел Борисович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Павел Салин: Добрый день.

Петр Кузнецов: Скажите, пожалуйста, нас… Мы сейчас больше вот об этом рейтинге, где, я еще подумал…

Ольга Арсланова: Репутационный.

Петр Кузнецов: Когда мы находимся на 51-м, я что-то подумал, что сейчас любой международный возьми по любой теме, мы где-то все время на 51-м, теперь по репутации на 51-м, может, это как-то связано. Если мы говорим о репутации там, нас, я имею в виду государство, вообще заботит то, какая у нас репутация там за рубежом?

Ольга Арсланова: Давайте «за рубежом» определим пока как коллективный Запад, мы на него же смотрим.

Павел Салин: Да, правильно, коллективный Запад, потому что говорили «за рубежом», «за рубежом», вопрос выборки.

Петр Кузнецов: Точно, а я что-то как-то, знаете, у меня зарубежье и есть коллективный Запад, собственно.

Павел Салин: Да, вот этот вот рейтинг, Россия на 51-м месте, кого опрашивали? Опрашивали жителей Большой семерки, поэтому…

Ольга Арсланова: А, Большая семерка.

Павел Салин: Поэтому насчет репрезентативности, если брать мир в целом, большой вопрос. Просто это рейтинг того, как западные СМИ представляют ту или иную страну своему населению, потому что, если брать объективно, даже вот по той информации, которая доступна обывателю в Интернете, извините, Иран на последнем месте, а Венесуэла 40 какое-то, опережает Россию. Ну объективно, извините, уровень жизни в Венесуэле, вообще уровень безопасности, социальной системы, не сравниваем Россию с Венесуэлой, но в Иране, наверное, гораздо выше уровень жизни, безопасности и комфорта бытового, чем в нынешней Венесуэле.

Ольга Арсланова: Ну вот вы сейчас для многих, я думаю, Америку открыли, потому что мы тоже об Иране разное читаем.

Павел Салин: Да.

Ольга Арсланова: Мало кто там был на самом деле.

Павел Салин: Да, мало кто был, поэтому вот. Просто Венесуэла сейчас только в США, и то уже месяца 3 как вообще не присутствует в информационном поле, в Европе она тоже практически не присутствует, поэтому там дали по остаточному принципу какое-то 46-е место. Если бы там показывали европейские СМИ, что там на самом деле происходит, неважно с какой стороны, то она бы заняла последнее место и это был бы объективный результат. Поэтому я бы к подобным рейтингам, к этому интеллектуальному фастфуду относился с очень большой осторожностью.

Петр Кузнецов: Хорошо, а по-вашему, мы несем со временем, из года в год, вот сейчас в современности репутационные потери? Государство как-то просчитывает, осознает их, заботится об улучшении имиджа?

Павел Салин: Да, мы несем репутационные потери, вопрос в том, как можно капитализировать репутацию сейчас, насколько это сейчас важно для проведения международной политики, насколько это было важно 10 лет назад, насколько было важно 20 лет назад. Двадцать лет назад, когда казалось, что был конец истории, точка зрения Запада абсолютно доминировала, репутация любой страны на Западе составляла 100% всего и для элиты, и для населения, и чтобы кредиты получать, и вообще себя спокойно чувствовать.

Петр Кузнецов: И на инвестклимат в стране влиял, и на контракты, заказы…

Павел Салин: Инвестклимат в стране, потому что деньги шли только с Запада, у других на Востоке денег не было. Десять лет назад это тоже было важно, нас все-таки западные компании… тоже нанимали, чтобы и форумы в Питере проводить, и после. А потом, в середине 2010-х гг., эти контракты расторгли, и, наверное, это было оправдано, потому что, во-первых, уже не так важна точка зрения была западного общественного мнения, а самое главное, это бесполезно было, потому что, когда такой жесткий клинч, в который Россия вошла с Западом, никакой пиар не поможет. Пиар – это надстройка, когда есть что-то объективное, какие-то успехи, это нужно вытащить, распиарить, показать красивые стороны. Когда все в принципе плохо, как у нас сейчас в отношениях…

Ольга Арсланова: Когда крышку уже забили, да…

Павел Салин: Зачем тратить деньги на этот пиар? Не так важно это сейчас.

Ольга Арсланова: Ну вот смотрите, давайте поговорим о восприятии населения, простых людей. Что мы видим? Все помнят иностранцев на улицах российских городов во время Чемпионата мира, и многие говорили, я даже помню, мы интервью брали: «Слушайте, а у вас тут, оказывается, безопасно, а нам говорил наши политики, а мы читали, мы боялись ехать, приехали, вроде все более-менее». То же самое со многими нашими гражданами происходит, которые смотрят федеральные какие-то СМИ: «Ой, слушайте, в Европе кошмар, мы приедем, нас там беженцы убьют, ограбят, вообще кошмар, что там происходит». Получается, что мы друг о друге очень мало знаем, мы черпаем информацию из средств массовой информации, которые и там, и там получаются ангажированными.

Павел Салин: Ангажированные, конечно.

Петр Кузнецов: Хотя, казалось бы, столько источников сейчас.

Ольга Арсланова: Так стоит ли вообще тогда ориентироваться на эти публикации, если… Вы знаете эту историю, посчитали, сколько негативных публикаций о России в британской прессе, выяснилось, что все они написаны непонятным персонажем одним.

Петр Кузнецов: Одним и тем же?

Ольга Арсланова: Подписаны одним и тем же.

Павел Салин: Ну вы знаете, здесь вопрос… Одним и тем же, да, это история, как журналистка одного уважаемого французского издания писала про то, что происходит в России, никогда не будучи в России, она писала по политику, про внутриэлитные разборки. Это, знаете, даже здесь когда в стране, нужно найти источники, которые более-менее адекватно, а она писала из-за границы. Этому там верили, потому что издание очень уважаемое, я не буду его называть, оно в топ-3 в Европе входит, а не во Франции даже. Ну так просто устроилась девочка по блату за связи на сладкое место и так вот написала.

Ольга Арсланова: О, у них тоже так бывает, не только у нас?

Павел Салин: Ну а почему нет? Ну господи, везде, в каждой стране есть свой блат и свое басманное правосудие, извините. Поэтому да, стереотипы, мы мыслим стереотипами, а массовый обыватель конформист, ему лень думать. В Интернете действительно масса информации, но ее же нужно искать. Проще сесть перед телевизором или настроить сейчас в смартфоне ленту новостей, которая тебе будет давать, это в принципе современный аналог телевизора.

Поэтому большинство людей мыслят стереотипами и теми картинками, которые транслируются СМИ, в любой стране это нормально, это соответствует структуре человеческого общества, и в любой стране 3–5% людей – это нонконформисты, которые ищут, имеют собственную точку зрения, но они оказывают влияние на общественное мнение только в критических ситуациях.

Петр Кузнецов: Смотрите, даже вот этим вот журналистам, одному или одной в Британии, все равно нужен какой-то реальный информационный повод, чтобы зацепиться и начать дальше накачивать вот этот негативный образ России. Что сейчас может повлиять или уже повлияло точнее, потому что это произошло, на реальный, близкий к объективному обвал нашей репутации? Вот Оля вспомнила про Чемпионат мира, я подумал, что он как раз наоборот, позволил нам улучшить…

Павел Салин: Совершенно верно, Чемпионат мира прорыв очень серьезный в народной дипломатии совершил.

Петр Кузнецов: Но при этом был до этого у нас, не знаю, поправили ли мы это Чемпионатом мира, антидопинговый скандал после Сочи, когда целое расследование, оно продолжается, не знаю, антикоррупционные митинги. Какие конкретные события можно считать…?

Павел Салин: Смотрите, просто здесь нужно понимать, почему Россия выступает таким носителем дискомфорта для Запада.

Петр Кузнецов: Объектом, да.

Павел Салин: То есть вот мы говорили уже про конец истории, 1990-е гг. – это абсолютная точка исторического доминирования Запада, когда все на Западе себя чувствовали, и элита, и население, максимально комфортно. Сейчас этот мир разрушается, комфортный мир для них, в 2000-х гг. начал разрушаться, в 2010-х гг. в видимую фазу уже это все вошло. Естественно, это неприятно, это нужно ассоциировать с какой-то внешней силой. Так получается, что Россия в силу своей политики взяла на себя эту функцию, и западным элитам это неприятно, в первую очередь англосаксонским, европейским тоже. Они транслируют эту точку зрения на СМИ, которые они контролируют, а СМИ транслируют на население. Поэтому отсюда и Россия якобы в Америке президента выбрала, и Россия во всем виновата, хотя в России просто нет таких ресурсов, так же как у Соединенных Штатов нет таких ресурсов, чтобы проводить...

Ольга Арсланова: Революцию провести.

Павел Салин: …ту политику в России, которую Соединенным Штатам приписывают. Да, это вот такая отчасти демонизация в целях пропаганды, а отчасти просто объективная психологическая реальность. Человек, даже если он интеллектуально очень развит, как развиты представители элиты, он не может психологически винить себя, если он просто не святой, винить себя сам в своих проблемах, он винит кого-то другого. Так получилось, что в этих проблемах, в проблемах Запада, которые носят объективный характер, винят сейчас Россию, она выступает таким коллективным мировым злодеем в западном…

Петр Кузнецов: Для Запада, еще раз.

Павел Салин: А на Востоке Россию вообще на самом деле не замечают особо.

Ольга Арсланова: Ну то есть как бы винят для массового потребителя? На самом деле…

Павел Салин: И для массового потребителя, и для себя.

Ольга Арсланова: А, и для себя.

Павел Салин: Вот американские элиты, допустим, если брать ситуацию с российским вмешательством, только сейчас они начали осознавать, что проблема того, что избран Трамп, заключается не в России, а в том, что они тоже потеряли обратную связь с обществом. Вы, наверное, в следующем получасе об этом будете говорить, но глобальная мировая проблема сейчас в том, что элиты теряют обратную связь с обществом, не только… Россию это, кстати, по касательной пока только затрагивает, у нас только это все начинается, мы еще увидим «веселые» времена. А на Западе это по полной развернулось, и они только сейчас, элиты, это осознали.

Петр Кузнецов: Знаете, вот вы сказали, что на Востоке нас вообще практически не замечают…

Павел Салин: Да.

Петр Кузнецов: И как-то обидно даже стало, знаете, равнодушие…

Павел Салин: Вот нужно думать о репутации России на Востоке. Сейчас в Азиатско-Тихоокеанский регион переместился уже центр экономический, перемещается центр политический, и какая репутация будет там у России, вот это в перспективе… У нас руководство страны во внутренней политике, в ситуации экономической мыслит тактически или вообще не хочет об этом думать, а вот во внешней политике мыслит стратегически, и стратегия эта приносит свои результаты, мы видим, что сейчас в Сирии происходит, на украинском направлении. Если мы мыслим во внешнеполитическом направлении на десятилетия, – а российское руководство мыслит уже десятилетними категориями во внешней политике, – нужно думать о нашей репутации на Востоке, потому что та деструкция, которая происходит, рано или поздно придет в конструкцию, будет создаваться новая система миропорядка.

По прогнозам экспертов авторитетных, по консенсусу, это произойдет где-то к 2030–2040-м гг., 10–15 лет нестабильности, хаоса, что сейчас происходит, потом новый мировой порядок возникнет. Чтобы Россия заняла в нем достойное место, оказывала влияние на формирование правил, нужно иметь влияние на общественное мнение в этих восточных странах, нужно заботиться о своей репутации. А там Россию просто вообще никак не замечают, у них там свои проблемы. Они замечают Америку, чуть-чуть замечают Европу, а России вообще нет в восточной повестке, особенно если брать повестку Азиатско-Тихоокеанского региона, Ближний Восток еще есть, но ключик-то от мировой политики середины XXI века в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и там России в повестке нет вообще, в массовой повестке, в общественной повестке.

Ольга Арсланова: То есть вот эти рейтинги уже теряют свою актуальность, не на то надо смотреть.

Павел Салин: Ну они да, они так по остаточному принципу важны, потому что 20 лет назад это вообще топ-новость недели, наверное, была, 10 лет назад это очень важно, условно говоря топ-новость дня, а сейчас я бы на это вообще не обращал внимания, просто дал бы заголовком наряду с другими.

Ольга Арсланова: А вот как реагируют наши зрители. «У нас хорошая репутация только в странах третьего мира, где диктаторские преступные режимы», – пишет наш зритель. «Отдыхали в отпуске на побережье, мы из России, мне стало не по себе от наших же земляков, которые ночью изгадили это море физически и словечками», – как-то так.

Петр Кузнецов: Ну мы попытаемся вот эти два рейтинга, с которых ты начала, как-то сопоставить…

Ольга Арсланова: Они разные, да, но тем не менее.

Петр Кузнецов: К нам подключаются наши телезрители, это Екатерина из Волгоградской области. Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Ой, нет, Любовь из Красноярского края, извините.

Ольга Арсланова: Любовь, здравствуйте.

Зритель: Да-да.

Петр Кузнецов: Екатерина была у нас уже.

Зритель: Вы знаете, хотела вот что сказать. В Черногории отдыхали и там посмотрели, какой дискомфорт причиняют отдыхающим японцы. Они устроили такой скандал ночью, они били друг дружку…

Ольга Арсланова: Они добираются туда еще?

Зритель: Жена выгнала мужа за дверь, он ночевал в коридоре, это одно.

Петр Кузнецов: Сейчас Малахов, наверное, такой: «Так, дальше что произошло?»

Зритель: А второе, на пляже... переодевалась, невзирая на то, что там куча народу, представляете? Она переодевалась спокойно, верх и низ, после заплыва в море. Поэтому, знаете…

Ольга Арсланова: М-да. Слушайте, ну люди странно ведут себя на курортах из разных стран.

Петр Кузнецов: Ужас.

Ольга Арсланова: Вы знаете, конечно, это кажется несерьезной историей, обсуждать рейтинг репутации поведения туристов, но это тоже определенный срез.

Павел Салин: А это, кстати, мне кажется, более объективный рейтинг.

Петр Кузнецов: Вот.

Ольга Арсланова: Вот, он народный.

Павел Салин: С точки зрения народной дипломатии, чем вот то, о чем мы сейчас говорили. И вот он, мне кажется, более объективен. Русских на третьем месте давайте вынесем за скобки, у нас глаз замылен, мы представители этой группы, а что касается первого и второго места, это по всем исследованиям объективно, потому что больше всего в мире не любят британцев, потому что они очень отвязны везде. Они в политике так себя ведут и прочее, они привыкли себя чувствовать хозяевами мира, просто американцы меньше на самом деле как туристы по миру путешествуют. А что касается китайцев…

Ольга Арсланова: Их просто много ездит везде.

Павел Салин: Их много, и самое главное, у них сейчас после роста уровня жизни, у них раньше был внутренний туризм, в основном это направление, они очень много, сотни миллионов в год путешествия внутри, а сейчас они из-за роста уровня жизни стали выезжать в мир, по миру путешествовать, и тоже у них объективно плохая репутация везде. У них плохая репутация на самом деле в Азиатско-Тихоокеанском регионе, когда говоришь с корейцами, с японцами, у них там еще историческое все это накладывается, там нужно это понимать, как прибалты боятся Россию исторически, вот так там боятся китайцев их соседи. Но это вот тоже, все соседи китайцев не любят, а сейчас эта нелюбовь начинает распространяться по всему миру вместе с глобальным ростом влияния Китая и ростом туристического потока из Китая по всему миру.

Петр Кузнецов: А мы, значит, все еще пьяные, тоже ближе к британцам, агрессивные, еще и невзрачные, плохо одеваемся.

Павел Салин: Ну да, это есть. Но согласитесь, то, что было в 1990-е, даже в 2000-е гг., когда вот этот вот пошел угар барский, когда доходы выросли, нужно было всему миру показать, ну это во многом объективной реальности соответствовало. Сейчас, может быть, поменьше, но… В 1990-е гг. мало людей путешествовало, там в основном богатые, так называемые новые русские, у них специфическая культура. В 2000-е гг. туризм выездной стал массовым для россиян, жителей крупных городов, но это вот был такой кураж сытых нулевых, денежных мешков. Сейчас, может быть, ситуация несколько изменилась, но репутация – это такая вещь, которую тяжело заработать и легко очень потерять. Поэтому, чтобы произошли какие-то изменения в лучшую сторону, наверное, нужно себя хорошо вести лет 10–15.

Ольга Арсланова: Но что-то все-таки меняется, мы уже больше привыкли ездить, посмотрели мир и стали вести себя более культурно.

Павел Салин: Да, сейчас, кстати, выездной туризм сокращается не только из-за того, что у людей доходы падают, а интерес… То есть 80% населения, у которых денег не было, у них и интереса не было, они так же все потеряли, эту возможность выезжать на уровне падения доходов, а вот те 15–20% жителей крупных городов, которые путешествовали, и по исследованиям, и по моим личным наблюдениям, круг общения средний класс, выше средний класс, у них просто интерес потерялся к зарубежным путешествиям. Они уже практически все увидели, и лучше, чем 3–4 раза в год выехать как раньше по путевке, если говорить про…, лучше они раз в год спланируют путешествие сами где-то в какой-то экзотической местности, куда не водят гиды, за это заплатят деньги, которые тоже стоят вот эти 4 путешествия по путевке, но это будут незабываемые впечатления. Просто теряется интерес к зарубежным поездкам и очень сильно вырос внутренний туризм, он тоже дорогой и эксклюзивный.

Ольга Арсланова: «По вашим наблюдениям, как к нам относятся за границей?» – спрашивали наши корреспонденты жителей российских городов. Посмотрим.

ОПРОС

Петр Кузнецов: Мы снова в студии.

Скажите, возвращаясь к предыдущему рейтингу и вот к этому, уже по туристам, – государство должно позаботиться об улучшении имиджа именно российского туриста?

Павел Салин: В принципе должно, это должно входить в комплексную концепцию продвижения российского имиджа за рубежом. Есть же имидж официальный, который идет через СМИ, а есть народная дипломатия, вот о чем мы говорили в случае с футбольными событиями. Это улучшение российского имиджа, мы принимали Чемпионат мира по футболу и смотрели, как здесь себя ведут болельщики из различных стран, когда они как бы отвязные… Были там не очень приятные ситуации с латиноамериканцами, когда они там пошутили не очень хорошо с девушками, пошло…

Ольга Арсланова: Чего только ни бывает.

Павел Салин: И потом там у них в Латинской Америке были очень серьезные разборки, это дело довели до конца, я специально выяснял, там их очень жестко наказали.

Ольга Арсланова: О как.

Павел Салин: Потому что они там понимают прекрасно, как это влияет на репутацию, там полицейский оказался замешан, какой-то силовик в этой истории, довели до конца всю ситуацию. Поэтому, конечно, там вот, в Латинской Америке, это понимают и отслеживают, и в России тоже должны это понимать и отслеживать.

Петр Кузнецов: Мы можем придумать что-то новое помимо вот этого… За что нас по-прежнему, все еще любят? Русский балет ценят…

Ольга Арсланова: Литература, культура.

Павел Салин: Это проблема очень большая, что Россия сейчас нового… Позитивной повестки нельзя предложить, потому что Российская империя в XIX веке, когда она проводила активную экспансию, предлагала, Советский Союз в XX веке тоже предлагал науку, светлое будущее, все прочее. Сейчас предложить нечего, мы выезжаем на старом капитале, это объективно. Нужно это как-то распиаривать, но дело в том, что сейчас во всем мире наблюдается ностальгия по старому, вот это вот старое, XX век, XIX век…

Ольга Арсланова: Я вот тоже хотела сказать, а у кого есть что-то новое такое уж прямо?

Павел Салин: Ну, у кого-то есть, у Азии. Вот у Запада, а Россия все-таки часть коллективного Запада, что бы ни говорили…

Ольга Арсланова: У Европы разве есть? То же самое.

Павел Салин: У Европы тоже, а мы в принципе по большому счету особенная, но часть Европы, поэтому нам нужно к хорошо забытому старому апеллировать, на это и на Востоке есть спрос. Вот Востоку есть что предложить новое, потому что это поднимающийся регион, за ним будущее ближайшие несколько сот лет. Эра Запада, 400 лет, подходит в принципе к концу, доминирования, сейчас будет доминировать Восток, у них все новое, как у Запада было в XVI–XVII вв. все новое. Но есть спрос на вот эту вот старину хорошо забытую, и здесь Россия может на этом сыграть, нужно просто это как-то подать в новом ракурсе.

Ольга Арсланова: Вот вы говорите о разных вехах, разных эпохах: «Пройдет какое-то время, и настанет время Африки, и мы еще будем вспоминать, как сравнивали себя с Нигерией».

Петр Кузнецов: Нет, мы будем вспоминать: «А мы вам долг простили, не забывайте».

Павел Салин: Мы до этого не доживем.

Ольга Арсланова: Ну да.

Вот что пишут наши зрители. «За границей предпочитаем не пересекаться с русскими, – пишут нам русские зрители. – Напрягает их выпячивание «я русский». Были на Занзибаре, мужик вывесил за окно российский флаг, пил водку на пляже и закусывал копченой колбасой». Какая прелесть!

Павел Салин: Бывает, бывает, но это скорее из 1990-х гг., из первой половины 2000-х гг.

Ольга Арсланова: Да.

Петр Кузнецов: Виктория, Вологодская область, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Рады вас слышать.

Зритель: Спасибо вам огромное.

Петр Кузнецов: Вам тоже.

Зритель: Я хочу сказать в первую очередь вам огромное спасибо за вашу передачу, она находит отклик в сердцах всех россиян.

Ольга Арсланова: Здорово, мы рады.

Зритель: Очень приятно вас смотреть, слушать и иметь возможность высказать свое мнение.

Ольга Арсланова: Спасибо!

Петр Кузнецов: Репутация во внешнем мире у нас хорошая.

Павел Салин: Репутация.

Петр Кузнецов: Павел Борисович согласен.

Зритель: Репутация России, я вот что хочу сказать, ее нужно начинать… Вот знаете, высшая дипломатия – это высшая дипломатия, а нужно начинать с народного, как сказал ваш гость в студии. Народная дипломатия, то есть нужно больше приглашать. Понимаете как, сейчас идет огромное давление на Россию, Россия представляется в средствах массовой информации за рубежом как какой-то монстр, как что-то вообще… А люди простые, простые люди, как мы с вами, они тоже не верят своей пропаганде.

Если мы будем их приглашать сюда и показывать, что мы нормальные, не только в Москву и Санкт-Петербург, подождите, ведь есть огромное количество других малых городов. Ну слушайте, как Лондон не есть Великобритания, так Москва не есть Россия в том плане, что вот ощущение народа, ощущение страны можно узнать только в небольших городах. Но у нас почему-то такой вот внутренний туризм пока очень мало развит. А если мы будем вот эту народную дипломатию показывать, тогда это будет, я считаю…

Ольга Арсланова: Понятно, то есть хотя бы мы сами к себе будем лучше относиться, это правда.

Петр Кузнецов: Вы даже своего рода уже резюмируете, Виктория, спасибо вам.

Ольга Арсланова: Смотрите, а вот какую страну можно назвать местом, где к нам относятся хуже всего? Это Украина сегодня? Где нас не любят наиболее активно?

Павел Салин: Скорее, к сожалению, наверное…

Ольга Арсланова: Или это тоже стереотип?

Павел Салин: Нет, наверное, это да, вопрос, какая часть Украины. Но здесь вы просто… Вы имеете в виду, наверное, динамику, то есть сравниваете, грубо говоря, с тем, как на Украине той же относились к России 10 лет назад и даже не 5, а 7, динамика, конечно, резко негативная, до прежних значений даже 1990-х гг., когда Украина уже была независимой, к сожалению, наверное, это уже никуда не вернуть. Восстановить можно частично, но никогда уже не вернуть.

А что касается отношения к России в других странах, я говорю, к сожалению, в большинстве стран мира Россию просто не замечают. Если посмотреть наше телевидение, то просто мы везде, нас во всем мире не любят, но на самом деле Россию-то сейчас замечают в Соединенных Штатах, в Европе, и то не везде, позитивное отношение в Южной Европе, в Северной Европе скорее негативное, в Восточной Европе тоже негативное. А весь остальной мир, та же Африка, куда мы возвращаемся, Азиатско-Тихоокеанский регион – на бытовом уровне, на уровне дипломатов, бизнеса России просто нет, понимаете? В этом проблема.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Павел Салин был у нас в гостях, директор Центра политических исследований Финансового университета. Говорили о репутации России в мире.

Петр Кузнецов: Спасибо.

Павел Салин: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски