Павел Журавлёв: По нашим опросам только 4% работающей молодежи считают свою зарплату достойной

Гости
Павел Журавлёв
профессор базовой кафедры ТПП РФ «Развитие человеческого капитала» РЭУ им. Г.В. Плеханова

Реальные цифры: сколько зарабатывает молодежь? Всю неделю мы спрашивали об этом наших зрителей. Какая сумма получилась? Узнаем в проекте «Реальные цифры» и обсудим итоги вместе с экспертом.

Ольга Арсланова: Ну а мы продолжаем, и сейчас самое время подвести итоги в рамках нашей рубрики «Реальные цифры». Всю эту неделю с вашей помощью мы выясняли, сколько же зарабатывают в России молодые специалисты, сколько зарабатываете вы, сколько хотите зарабатывать, работаете ли по профессии, – вот такие вопросы мы задавали вам все эти дни. Ну и поговорим мы в том числе о том, что для молодежи сейчас, может быть, даже важнее размера заработной платы, которую они получают.

Александр Денисов: Ну вот аналитики из Университета имени Г. В. Плеханова выяснили, что в пяти регионах страны молодежная безработица превышает 50%. В списке неблагополучных оказалась Якутия, там молодежная безработица достигает 74%, в Мурманской области она составляет 62%, в Астраханской области 55%.

Ольга Арсланова: Как живут те, кому повезло устроиться все-таки на работу? Нам написали представители абсолютно разных профессий: это были врачи, учителя, воспитатели детсадов, пожарные, служащие Росгвардии, работники банков; были водители, менеджеры, матросы, рабочие заводов и руководители предприятий. И вот диапазон зарплат, естественно, тоже довольно существенный.

Давайте посмотрим, что у нас получилось. От 8 тысяч, которые получает рабочий на заводе в Татарстане и нянечка в Московской области, или 8 600 получил учитель в Алтайском крае, до 75 тысяч, которые получает молодой руководитель предприятия на Ставрополье. Вот такой разброс получился у нас, вы видите сейчас это на экране.

Александр Денисов: 42 тысячи рублей получает молодой электросварщик на урановой шахте в Краснокаменске Забайкальского края, при этом он считает, что его работа должна оплачиваться в 2 раза дороже, он должен получать 80 тысяч рублей. 53 тысячи получает инженер-взрывник в Москве, прокладывает подземные линии метро. Преподаватель музыки в Ханты-Мансийском округе, работающий на 2 с лишним ставки, получает 55 тысяч рублей и тоже полагает, что ему недоплачивают примерно 10 тысяч рублей. 70 тысяч получает машинист на железной дороге в Ставропольском крае.

Ольга Арсланова: Ну и судя по вашим SMS, образование на начальном этаже значение имеет далеко не всегда. Одна из самых низких зарплат получилась у учителя-логопеда в Алтайском крае, 8 600. Человек получил при этом два высших образования. И вот что обидно, нам написал научный сотрудник из новосибирского академгородка, он кандидат наук, а зарплата у него всего 20 тысяч рублей; ему кажется, что его труд недооценили раз в 5 примерно. Кстати, среди наших респондентов 40% имеют высшее образование, но при этом очень многие из них своей зарплатой недовольны.

Александр Денисов: Ну если проанализировать все сообщения, которые мы получили от вас, в среднем зарплата молодежи по стране составляет 20 тысяч 686 рублей. При этом многие уже обзавелись семьями, детьми. И по вашим сообщениям желаемая зарплата, средняя по стране, – это 50 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Есть исследования, которые говорят, что для молодых специалистов возможность обучения, развития, профессионального роста важнее размера заработной платы. Так ли это, или права мама машиниста из Краснодарского края, которая нам написала буквально следующее, я процитирую ее SMS: «Нужно получать рабочие специальности, и будет работа. Мой сын закончил железнодорожное училище, 28 лет ему, работает машинистом, получает 70 тысяч». Ну и в ближайшее время будем выяснять, на кого все-таки стоит учиться молодежи, для того чтобы зарабатывать хорошо и быть довольным выбранной специальностью.

Александр Денисов: В студии у нас Павел Викторович Журавлев, профессор базовой кафедры Торгово-промышленной палаты Российской Федерации «Развитие человеческого капитала» Университета имени Г. В. Плеханова, доктор экономических наук. Павел Викторович, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Павел Журавлев: Здравствуйте.

Александр Денисов: Ну вот, кстати, наши данные совпали, я посмотрел, с цифрами «Сбербанка», он тоже анализирует, чтобы представлять себе молодежную аудиторию, сколько они получают, тоже 22 тысячи. У них, кстати, еще был интересный момент: они отмечали те сферы, где зарплата быстрее растет, именно в сфере образования старт для молодого учителя начинается с 6 тысяч, к 25 годам зарплата вырастет до 20 с лишним. То есть образование у нас получается самой перспективной сферой.

Ольга Арсланова: Ну с низкой базы-то расти…

Александр Денисов: Да, чем ниже, тем больше рост.

Ольга Арсланова: Как вы можете это данные прокомментировать?

Павел Журавлев: Во-первых, надо все разделять. В каком плане? Вот эти общие цифры говорят не о многом. Во-первых, нужно разделить центральную область, Москву, Санкт-Петербург, нужно Северный Кавказ разделить, нужно сказать о Сибири и Дальнем Востоке. Все эти цифры нужно именно так рассматривать. А если мы все соберем вместе…

Александр Денисов: …в среднем по стране, да.

Павел Журавлев: В среднем по стране, да, мы ничего не получим, мы ситуацию не увидим, для того чтобы с этой ситуацией работать.

Александр Денисов: Ну Москва понятно, там самые большие зарплаты, на Крайнем Севере вроде тоже большие. Вот Кавказ?

Павел Журавлев: Ну вот если вы мне позволите, я буквально очень быстро скажу о том, какие зарплаты. Во-первых, существуют, буквально две циферки я скажу, градации 18-21 год, 21-25 и 25-30 лет. Это тоже многое значит. Например, был такой опрос, мы сделали: «Считаете ли вы свою зарплату достойной?» До 25 лет, с 18 до 25 лет, сказали «достойная» только 4%. 25-35 лет сказали «достойная» тоже только 4%. А то, что не устраивает эта зарплата, по сути дела вся молодежь до 30 лет сказала, 85% не устраивает, это недостойные зарплаты. Какая же сумма здесь? Да, и расходы, почти 80% составляет, вы догадываетесь, что? Продукты питания.

И средняя зарплата в России получается так: если мы скажем по России, то выделим, что 21-летние и 25-летние в Москве и на Крайнем Севере – это получается у молодежи, которой 25, 60 тысяч рублей, в 21 год до 25 тысяч рублей; Чукотка – 54 тысячи в 25 лет, до 25 лет это 28. Магадан, соответственно, 54 и 26. Санкт-Петербург – в 25 лет это 40 тысяч рублей, 23 тысячи в 21 год. Меньше всего получают, мы перешли к этому, Республика Северная Осетия – Алания, в среднем 16.5 тысяч рублей, это у молодежи до 25 лет. В Карачаево-Черкессии 16.9 тысяч рублей, в Алтайском крае 18.2 тысячи рублей. А в среднем получается 28 тысяч рублей, в среднем.

Наиболее перспективные отрасли, в которых можно получать хорошие деньги, – это, безусловно, добыча полезных ископаемых, 30 тысяч на старте, 44 тысячи рублей к 25 годам. Это строительство, где 30 на старте, к 25 годам уже 40 тысяч рублей. Сфера страхования и финансов, кажется, что огромные деньги, у нас студенты все хотят быть финансистами, там не совсем так уж: 26.8 тысяч рублей в 21 год, к 25 и 30 годам примерно 40 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Мы сейчас обсудим подробнее эти цифры. Давайте послушаем наших зрителей, у нас Ярославская область на связи, Татьяна. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день. Значит, я вот по поводу зарплат молодежи. Моя внучка работает воспитателем детского сада, имеет неполное высшее образование, учится, среднее специальное образование. Она получает зарплату 14 тысяч, 14 тысяч по области, хотя экономические показатели, как обещал нам Владимир Владимирович, в области на 27 тянут, мы смотрим в Интернете по экономическим показателям, 27 она должна получать. Где справедливость? И детское пособие на ребенка в размере 500 рублей, как мать-одиночка, воспитывает одна ребенка. Вот у нее 15 тысяч на двоих – как жить?

Ольга Арсланова: Спасибо, Татьяна.

Александр Денисов: Татьяна, одно уточнение – а стаж большой у вашей дочери? Я прослушал.

Зритель: Стаж? Ей 27 лет, она работает с 18 лет, училась заочно и сейчас заочно учится.

Александр Денисов: То есть приличный уже.

Зритель: 7 лет, все время воспитателем работает.

Ольга Арсланова: Но продолжает учиться по той же специальности все-таки, да, по педагогической?

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Вот вопрос справедливости. Смотрите, такие низкие зарплаты, действительно объективно низкие, у молодых специалистов, у большинства молодых специалистов, в том числе у бюджетников. Это потому, что им нечего предложить на рынке, они еще мало стоят, или действительно они серьезно занижены в нашей экономической картине?

Павел Журавлев: Они не занижены. Дело в том, что у нас общая экономическая ситуация требует резкого подъема, и Владимир Владимирович Путин правильно говорит, что нужно резко поднимать экономический рост. А за счет чего экономический рост? Только за счет материального производства, только за счет машиностроения, которое должно развиваться, и перехода на новые технологические уклады. Откуда брать деньги? Мы же не можем постоянно быть «на трубе», а получается, «трубная» экономика, поменяйте букву «б» на букву «п» – что получится, какая экономика? Поэтому полностью основываться на «трубной» экономике, конечно, нельзя, и поэтому… А где выход? Только машиностроение, материальное производство.

Что касается непосредственно сферы образования, сейчас детский сад является формой образования. Я вот в последнее время, так получилось, являюсь председателем ГЭК по переподготовке директоров детских садов Московской области (Одинцовский район, Реутов и так далее), и я непосредственно с ними беседую, непосредственно получаю из первых источников эту информацию. Там неплохо зарабатывают те, где муниципалы берут на себя эту обязанность. К сожалению, сейчас именно, как говорят, государство… Государство – это кто? Это федеральные органы? Это Московская область? Ситуация такая, что если муниципалитет берет на себя эту функцию, то у них все получается. Плюс к этому, конечно, нужно развивать, например, дополнительные услуги образовательные. Я узнал, какие замечательные дополнительные услуги есть, и родители идут на это, и там воспитатели детских садов очень неплохо получают.

Ольга Арсланова: Но таких меньшинство.

Павел Журавлев: Ну вот то, что я посмотрел по Одинцовскому району, по Реутову большинство таких…

Ольга Арсланова: Понятно, но мы имеем в виду страну.

Павел Журавлев: На, ну в стране да. Поэтому необходимо про образовательный процесс постоянно говорить, постоянно муниципалов нужно обучать, потому что они, оказывается, не знают, как можно сделать. Разве нельзя сделать ритмику, хореографию? Разве нельзя сделать в этих детских садах даже английский язык, даже бассейны, плавание? Все это можно, все это может сделать муниципалитет. А если рассчитывать только на вливания бюджетные, то, к сожалению, конечно, будут маленькие зарплаты. То есть здесь крутиться на месте нужно, да.

Александр Денисов: У нас по нашему исследованию очень высокая безработица молодежная в Якутии, хотя вы сами сказали, что добывающая отрасль у нас перспективная для молодых, в Якутии, как всем известно, алмазы добывают. Что же там такая безработица молодежная, 74%?

Павел Журавлев: Могу сказать, в чем дело. Алмазы добывают всего лишь 0.5% трудовых ресурсов, которые есть, 0.5% – а всем остальным что там делать? Там нужно очень хорошо думать. Николаев…

Александр Денисов: …Мирный.

Павел Журавлев: …Мирный, те губернатор, которые там были, первоначальные, всегда рассматривали вопрос так, что делать там должно быть. Ну была ситуация, что русскоязычное население, то есть русских оттуда уезжали. А что получилось? А получилось, что кто будет работать? Кто будет создавать промышленность? Сделали в свое время прекрасный медицинский корпус в Якутии, было дело; сделали новые трубопроводы в Якутии, сразу стали появляться рабочие места; стали делать новые дома. Вы представляете, если в Якутск сейчас поехать, по Якутску, там 70% домиков, которые не имеют канализации, – как вы себе представляете, как там? Значит, над этим надо думать, как делать в этих сложнейших условиях канализацию, водопровод. Если рассказать, как они выходят из положения, это достойно…

Александр Денисов: Как это связано с безработицей, я просто не очень понимаю?

Павел Журавлев: А если нет рабочих мест, нужно же делать рабочие места, нужно же их… А как? Если мы будем производить, делать канализацию, делать водопровод. Я же говорю, 70% не обладают, – значит, будут рабочие места. Если мы будем производить, значит, будут рабочие места.

Ольга Арсланова: Еще один регион, где по логике должны быть неплохие зарплаты, Ханты-Мансийский округ у нас на связи. Александр, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте, добрый вечер.

Ольга Арсланова: Что у вас с зарплатами в вашем регионе?

Зритель: Ну вот у меня такая зарплата, я работаю водителем уже более 20 лет, работаю в бюджетной организации. Зарплата у нас получается в среднем около 40 тысяч, но это за 320 часов в месяц, это получается 2 нормы.

Ольга Арсланова: Не так уж много получается.

Павел Журавлев: В месяц 320? 40 часов…

Зритель: Если разделить напополам, это получается около 20 тысяч в месяц.

Павел Журавлев: В месяц 160 часов, а почему 320? Это по двойной… Это что, зарплата 18 тысяч?

Ольга Арсланова: Да, Александр, спасибо.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Еще один регион, который попал в список неблагополучных по безработице, – это Хакасия. И вот наш корреспондент расскажет, как там живут молодые специалисты. Давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Павел Викторович, ну вот судя по этому сюжету, нельзя сказать, что у нас безработица в стране. Допустим, возьмем вот этого парня, Арсения: он вместо того чтобы ходить раздавать флаеры по торговому центру, я понимаю, это легко и тепло, мог бы действительно пойти работать учеником в то же самое лето, перерыв между курсами, и нормально, он бы это время потратил, набрался бы опыта и по окончании ВУЗа как раз в училище устроился уже мастером.

Ольга Арсланова: По своей специальности.

Александр Денисов: Да, то есть человек не планирует свою жизнь, то есть он тратит время впустую. К чему?

Павел Журавлев: Это серьезное обстоятельство и серьезная проблема, о которой вы говорите. Я человек, который постоянно работает с молодежью, и у меня студенчество от 17 и аспирант до 30 лет, – я вижу, что если тот человек, который активно работает, который хочет этого, он найдет себе работу, объективно найдет, хотя это непросто. Другое дело, что есть объективные моменты, как я говорил, нашего производства. Конечно, образовательный момент и производственный момент обязательно должны соединяться – это задача Министерства экономического развития, это задача других министерств.

Александр Денисов: Это задача предприятий. Вот я посмотрел, как некоторые ВУЗы сотрудничают с конкретными предприятиями. Вот «Норникель» с саратовским ВУЗом, у них совместные учебные программы, под Свердловском собирают «Ласточки», они тоже сотрудничают.

Павел Журавлев: Есть.

Александр Денисов: То есть там программа не просто учебная, она учебно-производственная вместе с ВУЗом, и все, студент по окончании…

Павел Журавлев: Вы знаете, сколько составляет процентов? К сожалению, не больше 10% те, кто… Есть очень хороший момент, которому уже тысячу лет, и у нас он был, и в Советском Союзе, и в России, единственные остались, сейчас опять начинают развиваться, и за границей это есть: когда предприятия, корпорации начинают соединяться и лучших ребят, конечно, начинают вытаскивать на курсовые, на дипломные работы, на практики, и уже с третьего курса они начинают с ними связываться.

Александр Денисов: Некоторым даже стипендии именные платят.

Павел Журавлев: Безусловно. Для этого мы всегда, например, работаем и с «РЖД», работаем с «Ростехом», работаем с другими. Но, к сожалению, еще в этих организациях… Нужно их пробивать, нужно объяснять, что нужно это делать. И там, где в самом деле руководитель этого дела, например, связи со студентами, инициативный, хороший, начинает дело двигаться. И здесь возникает такая проблема: а рабочие места? А как создавать рабочие места? Они подготовили, а там тоже ограниченное количество рабочих мест, – значит, нужно развивать. Почему я начал с того, что вот эти 12 направлений нужно? Если мы не сделаем этого, если мы не будем активно… Год прошел – где? Поэтому нужно активно это делать.

Если мы будем делать, как раз вот эта связь и начнут сразу появляться рабочие места. Ну конечно, это связь и с финансами, и с материально-техническим снабжением. То есть вот, нужно обязательно с этим связываться. И конечно, местные власти должны проявлять очень серьезную инициативу для создания рабочих мест. Потому что у нас сейчас главная задача, национальная идея – создание рабочих мест.

Ольга Арсланова: Послушаем, как дела обстоят с рабочими местами в Смоленской области. Виктор на связи, здравствуйте.

Зритель: Да, меня слышат?

Ольга Арсланова: Да, слушаем.

Зритель: Здравствуйте. У меня вопрос такой. Вы говорите, красивые сказки рассказываете. А если город-спутник, работы кроме атомной станции больше нигде нет, понимаете?

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: Молодежи некуда. Молодежь зарабатывает 18-20 тысяч на атомной станции.

Ольга Арсланова: Хорошо, а уехать можно куда-то?

Зритель: Ну извините, а куда ехать, если семья? А на квартиру как заработать? Как купить ее?

Павел Журавлев: А это какое место?

Зритель: Смоленская область, атомная станция.

Павел Журавлев: А, Смоленск.

Зритель: Зарплата воспитателя высшей категории, 30 лет стажа, 12 тысяч.

Павел Журавлев: Можно я отвечу?

Зритель: О чем вы говорите? Вы сказки рассказываете.

Ольга Арсланова: Да, спасибо большое. Значит, смотрите, тут вопрос действительно привязанности очень многих к месту, в котором они родились.

Павел Журавлев: Это проблема моногородов, которые…

Ольга Арсланова: Люди немобильные, они не уезжают оттуда.

Павел Журавлев: Хорошо, УВЗ, Уральский вагоностроительный завод. Мы в свое время сделали с ними корпоративный университет. Я настолько вспоминаю об этом с благодарностью тем руководителям, которые там были, Малых, например, генеральный директор. И когда там, только в этом городе было 37 тысяч человек, и именно эта организация, которая брала на себя, развивалась, она постоянно создавала. Вы знаете, что там производятся и вагоны, и танки, и так далее. Возник какой-то момент, когда там стало падать производство по разным причинам, и тут же моногород стал разваливаться. Вот, естественно, если моногород, то вот это базовое предприятие, которое есть, должно на себя это брать, оно должно активно развивать и создавать рабочие места, а если этого не будет…

У государства очень тяжелая проблема, у нас мы специально занимались, решить государство сейчас вряд ли сможет проблему моногородов само по себе. Конечно, через помощь вот этих базовых организаций может, поэтому Смоленская атомная станция, я думаю, вы обращаетесь все-таки к администрации этой Смоленской атомной станции, потому что от нее зависит все. Поскольку это моногород, куда уезжать? Можно решить проблему? Можно.

Александр Денисов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо большое за то, что ответили на наши вопросы. Напоминаем, мы говорили о зарплатах и о занятости молодых специалистов с нашим гостем Павлом Журавлевым, профессором базовой кафедры Торгово-промышленной палаты России «Развитие человеческого капитала» РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Павел Журавлев: Все? Мы только начали!

Александр Денисов: Уже закончили. Спасибо, Павел Викторович.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Павел Журавлев: Вам большое спасибо.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

Реальные цифры: сколько зарабатывает молодежь?

Комментарии

Елена
При просмотре этого выпуска и предыдущих, в которых обсуждается тема доходов молодежи, были такие высказывания: молодежь не хочет ехать в другие регионы, или ведущие спрашивают: а что нельзя уехать и найти работу. У меня возникает вопрос, почему люди должны уезжать из своего дома на заработки? почему должны оставлять своих родителей, детей, чтобы найти работу? а как же демографический вопрос - человек, который уедет из дома, очень не скоро обзаведется семьей, детьми, т.к. потеряв работу там где она есть - он останется на улице и ему придется вернуться домой, где работы нет
  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты