Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?

Пенсии будут расти? Когда и на сколько поднимутся социальные выплаты?
Капитализм в России. Народное судилище. Коммуналка всё съедает. Продукция из конопли. Вытрезвители. Уроки злословия. Скучная работа
Взять всё, да и поделить. Почему Запад сегодня клеймит рыночный капитализм, а мы защищаем?
Далеки крабы от народа. Когда и почему они стали деликатесом?
Психолог Игорь Романов: Про что мы сплетничаем, в чём разница слухов и сплетен и есть ли от них польза?
Александр Михайлов – о народных сходах после громких убийств: В толпе есть не только те, кто искренне негодуют, но и большое количество провокаторов
Капитализм по-русски
Возрождение коноплеводства и производство изделий из конопли
Павел Салин: Каналы обратной связи закупорены. Любой начальник на месте понимает, что наверх он должен передать информацию, которую от него ждут
Назад к крепостному праву!
«Спим и видим, когда закончится отопительный сезон!»
Гости
Ольга Кузина
профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики
Татьяна Омельчук
старший научный сотрудник НИФИ

Пенсиям посулили надбавки. Продолжение дискуссии. Участники вечерней части обсуждения Темы дня – профессор кафедры экономической социологии ВШЭ Ольга Кузина, старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов РФ Татьяна Омельчук.

Александр Денисов: Переходим к «Теме дня», в большой теме. Пенсионерам посулили надбавки: по словам вице-премьера Татьяны Голиковой, в следующем году страховые пенсии проиндексируют на 6% с лишним, социальные на 7%. Вот средний размер пенсии составит 15 тысяч, средний размер страховых пенсий по старости для неработающих составит 16 с лишним тысяч рублей.

Оксана Галькевич: Ну звучит на самом деле гораздо, так скажем, оптимистичнее, чем то, что я сейчас вижу на нашем SMS-портале, мы уже попросили зрителей присылать сообщения, кто сколько получает, какую пенсию, – грустные пока суммы.

Но изменится и цена пенсионного балла, продолжая говорить о будущем. Напомню, что условная единица, которую используют для расчета страховой пенсии, – это вот тот самый пенсионный балл. Баллы исчисляют исходя из стажа, зарплат, а также учитывают службу в армии или время по уходу за ребенком и за инвалидом. Цена пенсионного балла вырастет до 93 рублей в следующем году, а в 2022 году до 104 рублей.

Александр Денисов: Ну еще какие изменения? Их немало. Изменилась сама концепция пенсионной реформы: не успела оформиться идея индивидуального пенсионного капитала, обещали общественные слушания, мы их не дождались, как пришел на смену разработанный Минфином законопроект о накопительной пенсионной системе. На экране вот сейчас вы увидите основные его параметры. В общем, суть такова, что эта система прогарантирует все наши вклады, что они никуда не исчезнут.

Эту тему мы начали обсуждать, тему повышения пенсий в следующем году, с нашими экспертами в дневном выпуске «Отражения». В студии у нас был профессор Московского гуманитарного университета Алексей Скопин. Алексей Юрьевич сам недавно вышел на пенсию, размером ее оказался недоволен, хотя отчисления в фонд были немалые, по его словам, и предельно лаконично сформулировал свое мнение о пенсионной реформе, как говорил Бердяев, «субъективное объективно». Давайте послушаем.

Оксана Галькевич: О пенсионной системе, да?

Александр Денисов: О пенсионной системе.

Алексей Скопин: У нас отдельный человек ничего не значит в этой системе. В этой системе значит средний уровень по региону. И когда мы сравниваем всю страну, то это будет от 25 на Камчатке, в Чукотском автономном округе до где-то 8–11 на Северном Кавказе. Все, вы понимаете? Все это безумное разнообразие – сколько я получаю зарплату, куда я в течение жизни переезжал, это же тоже надо учитывать, были у меня какие-то коэффициенты или нет, – это никого не волнует на самом деле, потому что в конечном счете государство просто дает вам средства для выживания, все, с учетом возможности вашей работать на приусадебном участке, что-то еще собирать (ягоды, валежник и так далее), как бы смотрят, сколько нужно человеку дать в этом регионе, чтобы он не помер с голоду.

Оксана Галькевич: Вот так вот, даже наши дачные участки, какие-то скромные наши урожаи, получается, включены как-то вот так вот умозрительно, судя по тому, что сказал эксперт в дневном эфире.

Представляем наших гостей, с кем сегодня в вечернем блоке «Отражения» будем снова говорить о всевозможных таких пенсионных конфигурациях, друзья. В студии у нас сегодня Ольга Евгеньевна Кузина, профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики, – Ольга Евгеньевна, здравствуйте.

Ольга Кузина: Да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: И Татьяна Геннадьевна Омельчук, старший научный сотрудник Научно-исследовательского финансового института Министерства финансов Российской Федерации, – Татьяна Геннадьевна, добрый вечер.

Татьяна Омельчук: Здравствуйте.

Александр Денисов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Напомню сразу телезрителям, что, друзья, мы находимся в прямом эфире, соответственно вы можете нам позвонить, можете написать на SMS-портал. Выходите на связь с нами, делитесь своими какими-то жизненными ситуациями, рассуждениями, мнениями на эту тему.

Александр Денисов: Давайте отталкиваться от интервью Алексея Скопина. Таким образом он дал ответ на мой вопрос, я пытался от него добиться внятного ответа, от гостей, почему нам пишут зрители, звонят, что у них пенсия по 7–8 тысяч рублей. Я его спрашивал: «Давайте скажем однозначно – это что, бездельники, которые не работали, у которых маленький стаж, у них нет этих баллов, у них была маленькая зарплата?» – то есть чем объяснить такие размеры. Вот Татьяна Геннадьевна, принимали участие в разработке пенсионной системы на определенной стадии с баллами, – разъясните, почему такие маленькие пенсии.

Татьяна Омельчук: Маленькая пенсия зависит от стажа работы и от взносов в пенсионную систему.

Александр Денисов: То есть они плохо работали в свое время?

Татьяна Омельчук: Скажем так, с 2002 года пенсионная система так устроена – и балльная формула, и добалльная, с 2002 года которая была, – в пенсионной формуле учитывается как стаж, то есть каждый год, сколько лет получается, и каждый год взносы учитываются. И поэтому получается, что если у человека взнос небольшой при небольшой зарплате, то, соответственно, и пенсия потом по факту будет небольшая.

Вот сегодня, например, на балльной формуле можно показать: у человека, допустим, зарплата 1 миллион в год, 1 миллион 150 тысяч сегодня, и у него там порядка 9 баллов формируется; если в 2 раза меньше, 4,5 балла, то есть 500 тысяч в год, допустим, это 4,5 балла; ниже еще меньше баллов пенсионных. Соответственно, пенсия будет в разы ниже. При одном и том же стаже, допустим, за 10 лет человек может получить пенсию в 5 раз больше, чем другой, в 8 раз, чем другой человек. Два человека, работая одновременно, могут получить пенсию, в 6–8 раз отличающуюся друг от друга.

Оксана Галькевич: То есть все зависит от зарплаты…

Татьяна Омельчук: От зарплаты, да.

Оксана Галькевич: …и от региона, я так понимаю. Потому что одно дело, простите меня, работать в Москве, получать зарплату учителя, например, другое дело работать где-нибудь в Иваново, например.

Татьяна Омельчук: Это правильно, да, так и есть.

Оксана Галькевич: «Учитель, 43 года стажа, 10 тысяч рублей пенсии сейчас».

Татьяна Омельчук: Да.

Оксана Галькевич: Я думаю, что и зарплаты в Ивановской области тоже поменьше.

Татьяна Омельчук: Да.

Александр Денисов: Вы знаете, справедливости ради надо отметить, что я знаю учителей из Калужской области, на две ставки всю жизнь проработали, пенсия 25 тысяч рублей, но никак не 8. То есть если возвращаться к этому вопросу про 7–8 тысяч – сами виноваты?

Ольга Кузина: Ну это трудно сказать, потому что это надо смотреть конкретный случай. Там же есть еще и некоторый порог минимального количества лет стажа, которые человек должен отработать, чтобы вообще претендовать на это дело, поэтому в этом случае это конкретная ситуация.

Но единственное, что можно понять людей, поскольку очень сложно рассчитать самостоятельно, очень сложно понять всю эту систему. Даже люди, которые более-менее не в этой системе, но хотя бы разбираются чуть-чуть в пенсионных правилах и как работают эти законы, и те не могут рассчитать, сколько им положено или сколько им будет положено через некоторое время. Есть, конечно, пенсионный калькулятор на сайтах Пенсионного фонда, но тем не менее это все очень подвижно. Плюс еще постоянно меняются правила, поэтому эта ситуация…

Оксана Галькевич: Вот вы знаете, я как раз хотела сказать о том, что постоянно меняются правила. Я хочу вас спросить вот о чем: а за этими бесконечными реформами, за этими бесконечными изменениями пенсионных контуров, вот этих правил игры с пенсионным обеспечением мы не потеряли самую суть какую-то? Вот вы правильно говорите, даже люди, которые занимаются этим, изучают эту ситуацию, не могут разобраться, не могут рассчитать. А сколько всего было, так скажем, упущено, так скажем, отсечено с введением новой системы, с введением балльной, с отказом от балльной системы, с переходом на «послебалльную», еще какую-нибудь систему… Мы какую-то вот суть ведь за этим потеряли, утратили?

Ольга Кузина: Во-первых, мне кажется, что, конечно, можно получать в 8 раз больше, чем кто-то, но мне кажется, что в принципе пенсионная система устроена так, что уравниваются… Человек работает много, получает много, но в результате пенсия не так высока, потому что сама налоговая, как налоги начисляются, для того чтобы перечислять деньги в пенсионные фонды, они, естественно, с больших зарплат… Человек, имеющий большую зарплату, не может получить большую пенсию, он должен самостоятельно формировать.

Оксана Галькевич: Ну смотря какой человек и смотря где он работал.

Ольга Кузина: Ну понятно, есть еще определенные категории людей.

Оксана Галькевич: Простите, сотрудник министерства какого-нибудь, госслужащий, у него…

Ольга Кузина: Да, но я сейчас это не беру.

Оксана Галькевич: …какая-то специальная пенсия своя…

Ольга Кузина: Нет, я не беру специальные…

Оксана Галькевич: Сотрудник правоохранительных органов, выходя… Есть вот эти вот ведомственные специальные пенсии…

Ольга Кузина: Это да, но это я сейчас не беру.

Оксана Галькевич: Ничего их как-то не уравнивают. А кого же тогда уравнивают? Нас порезали на какие-то слои социальные, да, на какие-то куски социальные? – этим одно, этим другое, а этим третье?

Ольга Кузина: Мне кажется, что не работает пенсионная логика вот в том режиме, что человек должен много работать и получать зарплату в «белом» виде, должен получать как можно больше, стремиться получать большую зарплату и «белую» зарплату, для того чтобы иметь достойную пенсию. Вот эта логика больше не работает.

Оксана Галькевич: Вообще не работает? А какая работа?

Александр Денисов: Почему не работает? Вы же рассказывали про систему баллов, начислений.

Татьяна Омельчук: Логика работает, просто у нас две части сейчас в страховой пенсии, кроме вот той накопительной, которая у кого-то есть, у кого-то ее не сформировалось (это в зависимости от возраста человека), но в страховой части есть две части: это сама страховая в зависимости от баллов и фиксированная выплата, которая вот сейчас 5 300, будет 5 600, она у всех одинаковая. Она, собственно, уравнивает по сути человека с высокой зарплатой и с низкой…

Оксана Галькевич: И олигарха, и простую учительницу, да?

Татьяна Омельчук: Абсолютно, вот 5 600 в следующем году, в этом году 5 300…

Оксана Галькевич: Всем, так.

Татьяна Омельчук: Вот у всех одинаково.

Александр Денисов: Именно страховая часть?

Татьяна Омельчук: Да, вот фиксированная выплата к страховой, теперь так называется, раньше она называлась базовой частью. Вот потом заменили слово «базовая» на «фиксированная выплата к страховой», суть не изменилась вообще.

Вторая часть – это вот сама страховая, переменная часть, которая зависит от вклада во взносы человека, то есть это именно от заработка зависит и это реально может отличаться, естественно. И на мой взгляд, с 2002 года дифференциация довольно-таки высокая. Тем более до 2021 года каждый год повышается вот этот предельный размер, от которого зависит пенсия, сегодня это 1 миллион 150, то есть это 93 тысячи в год, сегодня 96 тысяч в год уже это максимум, который идет в права пенсионные, выше не идет.

Но 96 тысяч в год – это уже значимая цифра, и к 2021 году в сегодняшних деньгах это будет 100 тысяч в год. То есть у человека может быть зарплата в 100 тысяч, а может быть зарплата 20 тысяч, и вот это будет влиять на вот эту страховую часть, именно страховая часть, которая отличается у всех, не которая фиксированная выплата, а страховая. И соответственно, пенсии будут разные, да. И чем дальше мы двигаемся после 2002, дифференциация пенсий все-таки высокая. Сегодня получают пенсионеры пенсию еще многие, которые работали до 2002 года, а там 2000–2001, всем права посчитали одинаково по формуле, там так все обрезали, что у всех одинаковая практически…

Александр Денисов: Кто и много работал, и хорошо получал, и кто мало?

Татьяна Омельчук: От зарплаты не зависит, стаж там влияет. Там влияет стаж, стаж работы до 1991 года там дополнительные дает коэффициенты, и до 2002 года стаж дает дополнительные коэффициенты. Но там уравниваются заработки.

Александр Денисов: Хорошо, с какого года почувствуют пенсионеры, что вот именно вот эта страховая часть будет уже значительно больше базовой?

Татьяна Омельчук: Каждый год все больше… Каждый год она увеличивается постепенно. Тем более сейчас мы начали индексировать пенсию выше, чем инфляция, страховую часть, это же стоимость пенсионного коэффициента тоже индексируется выше инфляции. Несколько лет до повышения возраста же только по инфляции двигалась страховая часть, сейчас уже и на последующие годы заложена индексация страховой части на 2–3% выше, чем инфляция, то есть таким образом должно опережать инфляцию, поддерживать коэффициент замещения, то есть соотношение пенсии и зарплаты.

Оксана Галькевич: Надеемся, что никаких новых налогов нам под елочку, знаете, как в этом году 2% положили…

Татьяна Омельчук: Ну пока…

Ольга Кузина: …чтобы не стало дороже, сильнее инфляция.

Оксана Галькевич: Но мы же наученные жизнью, понимаете.

Татьяна Омельчук: Пока заложена такая оптимистичная перспектива, пока инфляция в рамках держится заложенных, и индексация тоже выше инфляции заложена.

Оксана Галькевич: Ага, «оптимистичная перспектива заложена».

Ярославская область, Наталия.

Александр Денисов: Да, поговорим с Наталией. Наталия, добрый вечер.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Наталия.

Зритель: Добрый вечер, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Меня звать Наталия, я вам звоню с города Данилова Ярославской области. Вот я являюсь инвалидом II группы, инвалид детства, с 16 лет у меня была травма позвоночника серьезная, был двойной перелом со смещением, защемлением нервного столба. Пенсия у меня составляет 10 200. Мы с мужем проживаем на эту пенсию вдвоем. У мужа тяжелая форма сахарного диабета, на инсулине. Как на эти 10 тысяч жить вдвоем, вообще в голове не укладывается.

Александр Денисов: А муж пенсию не получает? Он еще не пенсионер?

Зритель: Нет, ему до пенсии еще очень много, ему 57 лет. В инвалидности ему отказали, сказали: «Здоров, иди работай», – зато ограничений поставили выше крыши, целый список.

Оксана Галькевич: Какие ограничения, например?

Зритель: Ограничения ему поставлены: сторожем нельзя, охранником нельзя, грузчиком нельзя… Он у меня плотник-столяр, ему тоже сказали, что это нельзя, это может дать на дыхание, потому что там пыльно очень сильно бывает, до такой степени пыльно, опилки, это все летит в воздух.

Оксана Галькевич: Понятно. То есть ситуация безвыходная, да?

Зритель: Почему сторожем нельзя, тоже не знаю.

Александр Денисов: Спасибо.

Зритель: Ситуация очень непонятная.

Оксана Галькевич: Спасибо. Ну вдвоем на самом деле, двоим взрослым людям на небольшую пенсию, конечно, действительно сложно выживать.

Давайте выслушаем еще Ростовскую область, Юрий до нас дозвонился. Юрий, здравствуйте. Юрий?

Зритель: Алло.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Юрий, вы в прямом эфире, слушает вас вся страна. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Хорошо. Вы знаете, я хочу пообщаться со специалистами, это самое. Я когда-то служил в системе МВД в городе Джамбуле в Казахстане.

Оксана Галькевич: Так, ага.

Зритель: Ну вроде как зарплата была неплохая, туда-сюда. Здесь проработал 17 лет, как говорится, предпринимателем. И вы знаете, такая смешная пенсия, что даже стыдно говорить. Назначили 6 800 – это что за пенсия? За это время сделали 7 400, но вообще… Я не знаю, есть у нас вообще правители или нет? Вообще эта пенсия существующая такая или нет? Вот кто-нибудь может прожить на эту пенсию?

Оксана Галькевич: Юрий, скажите, а вы в Пенсионном фонде были? Вы задавали этот вопрос, почему столько, откуда такие начисления, почему они такие вот незначительные? Вы спрашивали об этом действительно специалистов, которые расчетом занимаются?

Зритель: Вы знаете, такое впечатление, что в Пенсионном фонде в нашем Матвеевом Кургане, наверное, специально делают для того, чтобы, как говорится, мы… Вот, допустим, делали запрос в Казахстан, почему-то оттуда, с Казахстана не приходит ответ, а в трудовой книжке все… Короче, вот это непонятно, понимаете, получается. По-моему, в нашем Матвеево-Курганском районе Пенсионный фонд специально делает так, чтобы что-то не нашли, что-то сделали… Короче, всех ставят на минималку. А что такое минималка? Ну вы прекрасно понимаете…

Александр Денисов: Юрий, вопрос такой: а они вам пытались объяснить, что вы переехали из другого региона, из другой страны, что из-за этого у вас какой-то там расчет не тот?

Зритель: …никто ничего никогда не пытается объяснить, вот. Такое впечатление, что мы, люди, вообще с другой планеты приехали и нам вот это… У меня зарплата была 400 рублей, это по тем временам, когда я работал в системе МВД, а сейчас я занимаюсь… Извините, мне стыдно говорить на всю страну, но я как бывший офицер, я занимаюсь самогонкой, чтобы мне как-то выжить.

Татьяна Омельчук: Сколько лет человеку?

Александр Денисов: Сколько вам лет, Юрий?

Оксана Галькевич: Вы можете спросить. Юрий, сколько вам лет?

Зритель: Мне 63 года. Я веду нормальный образ жизни и занимаюсь черт знает чем. Так хочется Путину задать вопрос как офицер офицеру: в конце концов, вы чего там, это самое, правители, вы думаете или не думаете? Ну 7 400 – это вообще смешно, вообще смешно на всю страну, не дай бог узнают…

Александр Денисов: Юрий, простите, давайте еще раз уточним. Вы военный, правильно, служили?

Зритель: Я… сотрудник МВД.

Александр Денисов: Сотрудником МВД. Вышли на пенсию во сколько лет?

Оксана Галькевич: В 45, наверное.

Зритель: Я вышел 3 года назад, в 60 лет я вышел на пенсию.

Александр Денисов: В 60 лет. И всю жизнь в органах, и у вас такая маленькая пенсия? В МВД же намного выше пенсия.

Зритель: Я не всю жизнь в органах проработал.

Александр Денисов: А сколько?

Зритель: Я работал 6 лет в органах.

Александр Денисов: Шесть лет.

Зритель: Тем не менее я справку взял оттуда, что у меня была хорошая зарплата, у меня была 400 рублей заработная плата, а мне начислили пенсию 6 800.

Оксана Галькевич: Мы поняли, Юрий. Спасибо, мы уже пошли по третьему кругу. Давайте попробуем все-таки специалистов спросить. Татьяна Геннадьевна, Ольга Евгеньевна, в чем здесь может быть проблема у нашего телезрителя, если коротко?

Татьяна Омельчук: У человека была маленькая зарплата, он предпринимательством занимался, взносы наверняка были минимальные вот эти вот 17 лет или сколько он там работал по МРОТ?

Александр Денисов: Шесть лет маленький стаж, да?

Татьяна Омельчук: Тот стаж вообще… Он же стажа в Казахстане, тем более в органах МВД, если никакого нет…

Александр Денисов: …подтверждения?

Татьяна Омельчук: Кроме подтверждения нужно, чтобы они выслали, во-первых, данные, во-вторых, должен быть договор тогда, это же в органах МВД, там возможно, что они не предоставят никакие данные.

Александр Денисов: А может быть, ему самому нужно было озаботиться этим, съездить, взять эти документы, не дождаться, пока они… Им же это не нужно, они же не будут выяснять. Хочешь доказать – займись сам.

Татьяна Омельчук: Нужно было до этого, наверное, еще когда он там был…

Александр Денисов: …собирать.

Татьяна Омельчук: …собирать, да. Когда человек работает, если нет данных… Но по идее, если был еще Советский Союз… Вопрос, может быть, уже не было Советского Союза, когда он там работал, а тогда это уже разные страны были.

Оксана Галькевич: Слушайте, в любом случае давайте учитывать просторы и масштабы вообще и нашей страны, и тем более Советского Союза, особенно не накатаешься, Саш, знаешь, из Ростовской области в Казахстан.

Татьяна Омельчук: Нет, это было…

Оксана Галькевич: Должны работать службы.

Александр Денисов: Нет, ну если надо съездить, то можно уж.

Оксана Галькевич: А если денег нет? У тебя пенсия 6 700 – поедешь, далеко уедешь?

Татьяна Омельчук: Ну если это было в рамках Советского Союза, когда был Советский Союз, то там все вместе учитывалось. А если он работал уже в тот момент, когда уже отдельно страны существовали, то возможно, что нет такой связи между одной страной и другой, это первое.

Второе: если у человека маленький взнос, вот он предпринимательством занимался, он, возможно, платил с МРОТа или вообще ничего не платил, то есть он работал, но на себя как бы, не платя взносы. Понятно, что пенсия будет маленькая. Но там, где он живет, по логике вещей, если он неработающий пенсионер, а в 63 года он неработающий наверняка, официально не работает, то у него должна быть доплата региональная до прожиточного минимума. Она, конечно, не 6 800, там 7–8, и она каждый год индексируется.

Александр Денисов: В Ростовской области прожиточный минимум намного выше, наверное, – ненамного, но явно выше.

Татьяна Омельчук: В любом случае там минимально 7 800 в каких-то, ну 8 тысяч, должна быть где-то 8 500. Каждый регион, в зависимости от региона разная доплата идет.

Александр Денисов: Дотягивают до этого уровня.

Татьяна Омельчук: Да, дотягивают. Поэтому в любом случае, если человеку рассчитали 6 800, у него будет доплата, если он неработающий пенсионер, до регионального прожиточного минимума. В любом случае 6 800 не останется, такой пенсии ни у кого сейчас нет. А расчетная может получиться, если минимальные взносы с МРОТа платил.

Оксана Галькевич: Ну вы знаете, здесь нам пишут, что вот есть, например, пенсии, стаж 37 лет, Пермь, 9 400, вот такие пенсии в 8 тысяч…

Татьяна Омельчук: Возможно, да, возможно.

Оксана Галькевич: Такие нам приходят сообщения из регионов.

Татьяна Омельчук: Конечно, да.

Оксана Галькевич: Тоже сказать, что это какие-то суммы, знаете, совместные с жизнью, достаточные на нормальное проживание…

Татьяна Омельчук: Абсолютно не достаточные, да.

Оксана Галькевич: …наверное, все-таки нельзя.

Вы знаете, я предлагаю сейчас посмотреть небольшой сюжет о том, как в разных городах, в разных регионах наши пенсионеры прекрасные справляются, как они выкручиваются, как они выживают. Потому что кроме того, что себя накормить, себя нужно еще полечить, нужно, в общем, собственное еще ЖКХ оплатить. Вот как они все умудряются с этими маленькими суммами сделать, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Оксана Галькевич: Вот так вот, «дети и внуки не оставят». На самом деле страшно предположить, как выживают одинокие пенсионеры. Мне кажется, что вот это как раз самая грустная ситуация; когда вы вдвоем, еще как-то можно выкрутиться, а вот когда человек одинокий, ни детей, ни супруга, вот это уже нищета.

Ольга Кузина: Нет, ну даже если есть дети, все-таки у нас, знаете… Мы рассчитываем на детей, но, наверное, в самом крайнем случае, потому что больше принято детям помогать, а не от детей брать, потому что…

Оксана Галькевич: Мне кажется, знаете, от семейного какого-то уклада зависит: где-то принято детям помогать, где-то, в общем, и дети, мне кажется, должны думать о том, что родителям надо помогать.

Ольга Кузина: Но мне кажется, что, понимаете, у нас же как? В тот момент, когда родители оказываются в ситуации уже выхода на пенсию и невозможности работать, то у детей в этот момент свои дети. И вот в этот как раз момент попросить или получить помощь от детей, которым надо своих детей поднимать, у некоторых просто не поднимается рука.

Александр Денисов: Давайте вернемся к новостям. Татьяна Евгеньевна…

Оксана Галькевич: Бросить стариков-то тоже, наверное, нельзя все-таки.

Александр Денисов: Да.

Ольга Кузина: Не бросают, да, но просить у детей или рассчитывать на них именно как…

Александр Денисов: Татьяна Евгеньевна, вот в этом году Пенсионный фонд заявил, что они назначили 286 единовременных выплат. Что это за выплаты? Кому положены? И носят ли они заявительный характер, то есть человеку нужно прийти в Пенсионный фонд и разобраться, положена ему выплата или нет.

Татьяна Омельчук: Да.

Александр Денисов: Расскажите, как это делается.

Оксана Галькевич: Нас, кстати, Орловская область тоже об этом спрашивает, какова судьба накопительной пенсии вообще, много было непонятной информации в последнее время.

Александр Денисов: Давайте сначала про единовременные выплаты разберемся, потом на это.

Татьяна Омельчук: Человеку выплачивается единовременная выплата в том случае, если размер накопительной части пенсии составляет меньше 5% от всей его пенсии. Складывается вот эта страховая, плюс фиксированная выплата страховой, плюс сама накопительная вот эта часть – все три складываются, и дальше накопительная соотносится. Вот, например, если у человека все 3 части составили 10 тысяч рублей, например, и у него получается, допустим, 450 рублей накопительной. Вот 450 по отношению к 10 тысячам – это меньше 5%.

Александр Денисов: Он должен сам проследить, или Пенсионный фонд все за него сделает?

Татьяна Омельчук: Пенсионный фонд все посчитает. Накопительную часть сейчас можно назначить в старом пенсионном возрасте, то есть не дожидаясь нового пенсионного возраста. Старый – это 55 лет женщины, 60 лет мужчины; человек достигает старого пенсионного возраста, идет в Пенсионный фонд, пишет заявление, обращается, ему рассчитывают вот эту пенсию на момент вот тот, которая есть, и меньше 5% если, то выплачивают единовременно.

И дальше, собственно, он уже получает если единовременную выплату, либо, если не получает единовременную, если больше 5%, тогда ему делится на период ожидаемой продолжительности жизни, сегодня это 21 год в старом пенсионном возрасте. Он может позже обратиться, но в основном все обращаться, естественно, в старом пенсионном возрасте, это 21 год, а если позже, как бы в новом пенсионном возрасте, естественно, знаменатель будет тогда ниже, а размер выплаты будет больше.

Александр Денисов: Это носит заявительный характер? Нужно все-таки прийти в Пенсионный фонд и выяснить?

Татьяна Омельчук: Да, нужно прийти, обязательно прийти, конечно. Это надо подать заявление на получение вот этой накопительной части пенсии, можно уже в старом пенсионном возрасте. Дальше… Была еще единовременная выплата для тех…

Оксана Галькевич: Вот этот порог, простите, пока мы не ушли от выплаты единовременной, – этот порог 5%-й не может быть изменен?

Татьяна Омельчук: Там какая-то была идея о том, чтобы посчитать, допустим, не 5%, а 20%, но не от всей пенсии, не от посчитанной пенсии, а, допустим, от прожиточного минимума пенсионера. Почему? Потому что получилась такая оказия: с одной стороны, пенсию-то надо всю считать в новом пенсионном возрасте, а человек обращается в старом пенсионном возрасте, и лишняя работа для Пенсионного фонда, им надо пенсию посчитать на старый пенсионный возраст, ну то есть женщина в 55 лет идет, ей считают всю пенсию, но не для того, чтобы назначить, а чтобы получить вот это соотношение, больше 5% или меньше 5%. Поэтому была идея сделать вот это соотношение, 5% или больше, допустим, довести до 20% к прожиточному минимуму пенсионера, тогда Пенсионному фонду просто будет легче считать. Прожиточный минимум известен всем, и посчитать, вот эта выплата по накопительной известна, и тогда соотнести.

Дальше были еще единовременные выплаты у людей, которые один год уплачивали, которые не были вообще работающими, например, пенсионеры могли участвовать в системе софинансирования, и предпенсионеры могли участвовать в системе софинансирования. И так получилось, что по закону они могли участвовать сегодня, 12 тысяч уплачивают, 12 тысяч им доплачивает государство, и на следующий год подать на выплату всю и получить ее единовременно, всю полностью. Один год была такая система, второй год, но потом ее закрыли. Это, естественно, неправильно, потому что вот эти вот добровольные отчисления, по закону человек получает срочную выплату не менее 10 лет, то есть 10 лет или больше.

Оксана Галькевич: Вот вы знаете, вот интересно, так стремительно и внезапно, непонятно по какой логике время от времени меняются правила пенсионных взаимоотношений страны и граждан, что мне вот хочется спросить: а на что государство рассчитывает, предлагает новые пенсионные продукты? На какое доверие со стороны граждан? Слушайте, уже столько раз это не сработало, здесь передумали, там не получилось… Нам предлагают какие-то новые варианты, говорят: «Друзья, мы построим…»

Ольга Кузина: По-новому назовем.

Татьяна Омельчук: Нет, никто не придумывал, там просто казус был в законодательстве. С одной стороны, разрешили получать единовременно среднему поколению, которое «выбросили» из накопительной, они с 2002-го по 2004-й уплачивали, всего 3 года, по 2%, речь касалась только их, изначально законодательство под них. Но получилось, что все, которые участвовали в добровольно накопительной, в софинансировании, естественно, у них получалась вот эта выплата с учетом уплаты один год и софинансирования государства небольшая, естественно, они по закону подходили под вот эту выплату единовременную и получали несколько лет, один год могли, второй год воспользоваться этой ситуацией, но сейчас этого уже нельзя.

Александр Денисов: Оксана имела в виду вот этот гарантированный пенсионный продукт, который вместо вот этого индивидуального пенсионного капитала, изменение.

Татьяна Омельчук: Да.

Оксана Галькевич: Который сейчас, как говорится, обсуждается и будет еще обсуждаться.

Давайте выслушаем Краснодарский край, очень много людей хотят высказаться. Александр, здравствуйте, говорите, пожалуйста.

Зритель: Добрый вечер, студия.

Оксана Галькевич: Добрый.

Зритель: Город Кропоткин, Краснодарский край. В 2016 году вышел на пенсию, до этого работал и жил всю жизнь в деревне, там же получил и пенсию. В 2016 году вышел на пенсию, в 2017-м переехал к детям, к внукам в город Кропоткин. Соответственно, мне надбавка в 25% как сельским пенсионерам не положена. Хотел спросить: в 2020 году будет ли пересмотрен этот критерий как-то, чтобы все получали сельские пенсионеры эту надбавку?

Оксана Галькевич: Да, понятно, Александр. Это очень распространенная ситуация, когда родители на старости лет уезжают из села, из своей деревни к детям в город. И получается что, они лишаются вот этой вот надбавки за сельскую жизнь, назовем ее так?

Ольга Кузина: Ну в принципе, по-моему, когда вообще переезжает человек из одного региона в другой, он попадает под другие региональные правила. Если он даже работал, например, на Севере, получал высокую зарплату, переезжает в южный…

Оксана Галькевич: Меняя прописку, скажем так, постоянную регистрацию, он меняет «все, что нажито непосильным трудом»?

Ольга Кузина: Ну да. Мне кажется, это совершенно справедливо…

Оксана Галькевич: Все вот эти годы, проведенные в сложных климатических условиях, на тяжелых работах, они псу или кому под хвост?

Ольга Кузина: Ну или надо оставаться там и продолжать жить там.

Оксана Галькевич: А почему надо оставаться там, простите? Человек там отработал 10, 20, 30 лет. Почему государство не может обеспечить и гарантировать получение этой пенсии в любой точке Российской Федерации?

Ольга Кузина: Нет, я считаю, что это ужасно несправедливо. Тем более что человек, когда работает в сложных условиях, наверняка это сказывается на его здоровье…

Оксана Галькевич: Еще как!

Ольга Кузина: Поэтому, естественно, продолжать жить на пенсии там же – это гробить последнее.

Александр Денисов: Вот что касается сельских пенсионеров, вот в сентябре завершается перерасчет пенсионный неработающим сельским пенсионерам. Речь идет о начислении 25%-й надбавки к фиксированной выплате, так они формулируют. Вопрос: кому он будет начисляться? То есть там какие-то есть категории сельских работников? Какой должен быть стаж? Вот если действительно человек одно время в городе проработал, потом переехал в село – как вот это будет решаться? Кому рассчитывать на эту надбавку, кому нет?

Татьяна Омельчук: Это в зависимости от стажа работы в сельской местности. Если он отработал вот эти 25 лет, тогда да.

Александр Денисов: Именно 25 лет отработать?

Оксана Галькевич: А почему вообще в принципе селян выделяют в некую такую отдельную категорию?

Александр Денисов: Отдельную.

Оксана Галькевич: Почему у них пенсии настолько заметно ниже, чем у горожан?

Татьяна Омельчук: Потому что низкие были заработки.

Оксана Галькевич: Только поэтому?

Татьяна Омельчук: Да, конечно.

Оксана Галькевич: Только потому что зарплата незначительная.

Татьяна Омельчук: Просто чтобы им компенсировать их низкий заработок.

Оксана Галькевич: Как-то поднять до уровня города, да?

Татьяна Омельчук: Да-да, это только для этого сделано, да. И конечно, несправедливо при переезде. Наверное, нужно сделать поправку в законе, мне кажется, вполне можно было бы, чтобы при переезде сохранялась надбавка, если человек переезжает в город.

Оксана Галькевич: Наверное, можно было бы, да, много хороших сделать дел, как-то продумать это, прежде чем принимать уже в готовом виде, спускать в виде решений.

Давайте выслушаем Галину из Москвы. Галина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте!

Оксана Галькевич: Да-да.

Зритель: Я вас слушаю. Значит, у меня такой вопрос. Я пенсионер, Владимирская область, город Александров. Я с 1953 года, мне 66 лет. Ни одной минуты, я все время работаю. Пенсию мне начислили 14 тысяч. В данный момент я получила карту в мае, 29-го, карта «Мир». И теперь, в данный момент я стала получать пенсию 7 тысяч, 8 тысяч, и вот последняя выплата была 10 тысяч, а у меня последняя лебединая песня, и хочется накопить денег, ну там немножко… Вот как-то я даже не знаю… Почему вычитают деньги?

Оксана Галькевич: Почему вычитают деньги? Татьяна Геннадьевна, не знаете? Ольга Евгеньевна?

Татьяна Омельчук: Уменьшаться не должно ничего.

Ольга Кузина: Не должно.

Татьяна Омельчук: Просто если человек только работать пошел.

Ольга Кузина: А, да.

Татьяна Омельчук: Если человек не работал…

Оксана Галькевич: А Татьяна с нами еще? Татьяна, вы решили подработать, да? Вам пенсии не хватает, вы пошли работать, или вы неработающий пенсионер все-таки?

Зритель: Я работающий пенсионер.

Оксана Галькевич: А, работающий.

Зритель: Все время работаю, ни одной минуты без работы не была.

Татьяна Омельчук: Назначили человеку пенсию, наверное, а доплату получают неработающие пенсионеры, поэтому если человек работающий, у него есть своя пенсия, которая расчетная, а надбавка доплачивается в том случае, если человек не работает. Считается, что если у человека есть пенсия, то та, что расчетная, и зарплата, которая есть. Поэтому когда человек перестает работать, естественно, тогда получается выше пенсия вместе с надбавками региональными.

Оксана Галькевич: Нас спрашивает Саратовская область: объясните, пожалуйста, уважаемые гости, стоимость вот этого балла различается ли в регионах Российской Федерации?

Татьяна Омельчук: Нет. Вот она в этом году 93 рубля у всех, в следующем году 98 рублей 78 копеек у всех одинаково. Не отличается стоимость балла по региону.

Александр Денисов: Ольга Евгеньевна, вопрос. Зрительница жаловалась, что понизилась пенсия. Для меня было откровением узнать, Пенсионный фонд прокомментировал, почему может у вас сократиться пенсия, понизиться.

Ольга Кузина: Она не сократилась. Поскольку она работает, у нее нет доплаты неработающим пенсионерам.

Александр Денисов: Да. Ну вот они объясняли, что вот если пенсия стала меньше, то этому есть объяснение, – например, переезд в другой регион, повод, а оказывается, еще долги по ЖКХ тоже могут понизить пенсию и неоплаченные штрафы.

Ольга Кузина: Не понизить, они начнут…

Александр Денисов: Вот как этот действует механизм?

Ольга Кузина: Они не понижают пенсию, они просто начинают высчитываться из пенсии в погашение долга.

Оксана Галькевич: Долги вычитают, да, из пенсии до тех пор, пока не погашен.

Александр Денисов: Как у любого должника.

Ольга Кузина: Не размер пенсии снижается, а именно вы получали пенсию на карточку, а банк перечисляет то, что вы должны по определенным процедурам.

Оксана Галькевич: А есть ли какие-то ограничения? – скажем так, вычитать, но не больше определенной суммы?

Ольга Кузина: Да-да, там есть какой-то процент.

Оксана Галькевич: Потому что человеку же надо жить…

Ольга Кузина: Ну как всегда, если вы, например, кому-то должны, вы не можете… Даже по закону, если в суде к вам обратились с этой жалобой и вам присудили эту выплату, если вы выплачиваете из своих доходов, вы выплачиваете не больше какого-то там процента, я, честно говоря, не помню, какой сейчас процент.

Татьяна Омельчук: Но в любом случае это должно решаться через суд, человек должен об этом знать, ведь человек не может случайно…

Александр Денисов: Получит уведомление.

Татьяна Омельчук: Он уведомление, конечно, должен получить, если эта система действительно уже работает, если где-то уже есть такой прецедент.

Александр Денисов: Но в Пенсионном фонде подтвердили, что да, это уже реальный инструмент.

Татьяна Омельчук: Значит, где-то уже такая ситуация есть. Но, конечно, как правило, через суд решаются вопросы, человек получает уведомление, не могут просто так, ни с того ни с сего уменьшиться не может. А вот если работающий пенсионер, не работал и потом работает, то вот да, пенсия может измениться реально, естественно, без предупреждения.

Оксана Галькевич: Понимаете, сейчас просто такое количество этих уведомлений, не всегда просто в них разобраться. Кто-то в бумажном виде в почтовый ящик продолжает получать, кто-то в SMS-сообщениях, кто-то в электронном виде, кто-то еще в чем-то. Знаете, упустить что-то в принципе достаточно просто. Тут у человека должно быть понимание четкое, куда обратиться, где получить справку, разъяснение.

Татьяна Омельчук: Сразу в Пенсионный фонд надо обращаться.

Оксана Галькевич: Сразу в Пенсионный фонд.

Татьяна Омельчук: В отделении Пенсионного фонда любая информация есть. И плюс когда человек уплачивает взносы, реально могут быть ошибки, технические ошибки. Поэтому есть сайт госуслуг, на который человек может всегда выйти, там надо просто в банке свою подпись подтвердить, дальше СНИЛС ввести на компьютере, это можно и в отделении Пенсионного фонда сделать, прийти и сделать запрос в Пенсионном фонде либо на сайте госуслуг и посмотреть все данные по взносам, там с 2002 года вся информация есть по каждому году, сколько уплачивалось, каким работодателем.

Плюс дальше есть даже уже посчитанная сумма пенсионных коэффициентов с 2002 года, до 2002 года нет данных, потому что это отдельно, тогда еще не было системы персучета, это человек потом по трудовой книжке уже доказывает. А после 2002 года вся информация есть, поэтому человек может контролировать каждую копейку, уплаченную в пенсионную систему, проверять работодателя, уплачивает или не уплачивает, дальше контролировать вот этот необходимый стаж минимальный. Вот в этом году 10 лет минимальный стаж, в следующем году уже 11, к 2024 году минимальный стаж будет 15 лет для получения страховой пенсии.

Оксана Галькевич: Так.

Татьяна Омельчук: Социальная на 5 лет позже установленного возраста. Сумма пенсионных коэффициентов сегодня 16,2, в следующем году 18,6, дальше максимум к 2024 году, к 2025-му это 30 пенсионных коэффициентов человек должен иметь.

Оксана Галькевич: Слушайте, Татьяна Геннадьевна, вы знаете, мне кажется…

Татьяна Омельчук: Стаж 15 лет…

Оксана Галькевич: …нам надо с начальной школы готовиться к защите диссертации по вот этим пенсионным делам, готовить презентацию… В «Окружающий мир», мне кажется, надо ввести вот это блоком: «Рассчитай свою будущую пенсию».

Татьяна Омельчук: На сайте Пенсионного фонда вся информация есть, человек может выйти, посмотреть, на сайте все эти условия назначения пенсии, условия назначения минимальной страховой пенсии есть, на сайте Пенсионного фонда все есть. В отделении Пенсионного фонда всегда разъяснят, как пенсия, почему она уменьшилась, если у человека…

Оксана Галькевич: Вы видите, как нам говорят наши телезрители, далеко не всегда все разъясняют.

Ольга Кузина: Не всегда разъясняют, да.

Татьяна Омельчук: Но в любом случае можно понять.

Оксана Галькевич: Не всегда бывает так, что приходишь и говорят: «Здравствуй, дорогой гражданин! Здравствуй! Какой у вас вопрос? Присаживайтесь, пожалуйста! Давайте поговорим. Что? Сейчас все выясним».

Татьяна из Нижегородской области. Татьяна, здравствуйте, попробуем с вами что-нибудь выяснить.

Зритель: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: Зритель.

Зритель: Вот говорю, я пенсию получаю 8 900, стаж у меня 39 лет. Ушла я уже… Я бы еще работала, но у нас закрыли предприятие, ушла в 57 лет на пенсию… А так… я по сыну инвалид с детства я в 50, но до 57 я работала.

Оксана Галькевич: Ага.

Зритель: И вот мне пенсию дали. Значит, сначала, как говорится, когда я пошла на пенсию, 1 900. Ну тут сейчас прибавки, прибавки, дошло до 8 900 у меня, 8 960. Плюс льготы тут и ветеранские, я ветеран Нижегородской области, ветеран труда. Вот хочу узнать, услышала, днем смотрела, что субсидии, льготы будут убирать, – правда или нет?

Оксана Галькевич: Так, уважаемые гости… Сейчас узнаем, спасибо. Субсидии, льготы? О чем идет речь?

Татьяна Омельчук: Никто не планировал ничего убирать, по-моему.

Ольга Кузина: Да.

Татьяна Омельчук: Никаких не было сообщений.

Александр Денисов: Может быть, имеется в виду региональные, сельские вот эти субсидии?

Татьяна Омельчук: Нет, ничего, это все…

Александр Денисов: Ничего не планируется?

Татьяна Омельчук: Все сохраняется, каждая региональная сохраняется. Каждый регион в принципе имеют свою доплату, свои субсидии. Может, что-то в регионе, но вряд ли. Ничего не снижается, наоборот, каждый год индексируется, пенсия рассчитывается таким образом, что… Вам в конце года считают с учетом старой надбавки пенсию, дальше пенсия индексируется, а надбавка предыдущая сохраняется, то есть каждый год пенсия растет у всех.

Оксана Галькевич: Скажите, пожалуйста, Ольга Евгеньевна, а у нас вот этот коэффициент замещения сейчас какой?

Ольга Кузина: Тридцать процентов, около тридцати.

Оксана Галькевич: А должен…

Ольга Кузина: Сорок.

Оксана Галькевич: Мы же подписывали некие международные соглашения, по которым он должен быть 40%, да? Вот чтобы от 30% перейти к 40% замещения, какую часть российского бюджета надо еще докинуть, не знаю, на индексацию? Или, может быть, не знаю, сразу проиндексировать на сколько нам нужно пенсии?

Ольга Кузина: Сложно сказать, потому что это же население пенсионного возраста меняется, у нас с каждым годом все больше и больше людей выходит на пенсию.

Оксана Галькевич: У нас, знаете, как только благополучия населения касается, сразу все сложно, все так сложно.

Ольга Кузина: Нет, я согласна, что здесь надо как-то по-другому решать этот вопрос.

Татьяна Омельчук: У нас не 30%.

Ольга Кузина: Но с другой стороны…

Оксана Галькевич: У нас не 30%?

Татьяна Омельчук: У нас уже давно 45%, если считать по их критериям.

Оксана Галькевич: Сорок пять у нас уже?

Татьяна Омельчук: По их критериям, потому что считается медианная зарплата, которую больше людей получает, и дальше соотношение зарплаты с пенсией. Ну вот у нас средняя зарплата большинства настолько низкая, что по отношению к их пенсии, даже низкой пенсии, за счет того, что очень низкая зарплата, коэффициент замещения у них будет и 45%, и 50%, и поэтому…

Оксана Галькевич: У нас средняя зарплата как раз не низкая, у нас средняя зарплата очень даже хороша.

Ольга Кузина: Да.

Татьяна Омельчук: Нет, медианная, ту, которую получает больше 50%.

Оксана Галькевич: А, вы про медианную говорите.

Татьяна Омельчук: Большинство.

Оксана Галькевич: Медианную насколько? Давайте в суммах, в цифрах.

Татьяна Омельчук: А она… У нас медианная на примерно 20%... Нет, даже примерно на 30% ниже, чем общеустановленная.

Оксана Галькевич: У нас средняя выше 40, я правильно помню, да?

Татьяна Омельчук: Да, ну а такая 30, допустим.

Оксана Галькевич: А медианная у нас сколько?

Татьяна Омельчук: Ну будет 30.

Оксана Галькевич: Тридцать.

Татьяна Омельчук: И когда вы пенсию соотнесете, а пенсия у всех там порядка все равно 10, в любом случае те же самые… Порядка у всех 12 тысяч, вы соотнесете, у вас будет давно у всех больше, причем чем ниже зарплата, тем выше коэффициент замещения, потому что вот эта вот фиксированная базовая часть, которая сейчас 5 300, а станет 5 600, 5 700, она вот реально дает вот этот эффект, повышают коэффициент замещения. И с точки зрения мотовской вот этой теории, 40%, 40% у нас есть.

Оксана Галькевич: Слушайте, какой камень с души и с бюджета тоже, а? Все хорошо, оказывается.

Ольга Кузина: …обеспечены.

Татьяна Омельчук: Плюс считается еще к зарплате, очищенной от подоходного налога. То есть у нас у каждого есть зарплата, берется 13%. По идее от пенсии не берется налог, поэтому нужно пенсию по мотовской, по которой 40% нужно иметь, нужно соотнести с зарплатой, очищенной, то есть за вычетом этих 13%. Соответственно, зарплата еще получается…

Александр Денисов: Вы знаете, вот интересный момент, наверняка по новостям тоже все слышали про уголовное дело, которое Следственный комитет возбудил, когда переводили без ведома граждан накопленные средства. Вот вопрос: вот это изменение архитектуры пенсионной реформы, когда отказались от индивидуального пенсионного капитала, решили, придумали гарантированный пенсионный продукт, там одна из характеристик «гарантирование сохранности добровольных пенсионных накоплений граждан». Вот что с этим выяснилась очевидная проблема, что они не под контролем, то есть эти деньги могут вот так вот незаметно испариться.

Ольга Кузина: Ну не испариться, то есть без ведома распорядились этими деньгами, без ведома…

Александр Денисов: Они же потеряли, переходить раз в 5 лет, если ты не соблюдаешь правила, то ты теряешь деньги.

Ольга Кузина: А, инвестиционный доход.

Александр Денисов: Очевидно, да, то есть тут есть конкретный умысел.

Оксана Галькевич: А как это в принципе могло произойти без знания человека?

Александр Денисов: Почему не контролируются такие вещи? Как это можно?

Татьяна Омельчук: Самое главное, называются все время НПФы, в которые эти деньги попали, но ведь эти деньги попали из ВЭБа, допустим, а это вообще госструктура практически. Непонятно, кто-то же начал…

Александр Денисов: Так и есть, это госструктура, конечно.

Татьяна Омельчук: Кто-то дал списки, информацию о людях. То есть нужно ведь найти не только куда попал, нерадивые агенты… Ну понятно, жулики-агенты – это одно дело, но этим агентам кто-то дал эту информацию об этих людях конкретно. То есть можно найти конкретных людей, которые дали эту информацию, которые не имели права давать информацию. У нас то же самое происходит, когда обзванивают пенсионеров, обманывают их, что водосчетчики они должны менять. Им информацию кто-то дает, когда они звонят, фамилию, имя, отчество называют, номер квартиры говорят: «Вот вам водосчетчик надо поменять». Кто-то информацию дает, и никто не расследует ситуацию, кто дает информацию о пенсионерах. То же самое и здесь, данные об этих… То есть там же все: СНИЛС, паспортные данные, все. Кто-то…

Оксана Галькевич: Татьяна Геннадьевна, наверное, знаете, понимаете, это же нужно… У нас как система работает правоохранительная? Это должен кто-то пойти, написать заявление в полицию, обратиться в прокуратуру…

Татьяна Омельчук: Так уже вроде обратились.

Александр Денисов: Обратились, конечно.

Оксана Галькевич: А сама полиция, которая знает, что звонят и оперируют СНИЛС, всеми этими личными данными, она не способна никак реагировать. Нужно обязательно, чтобы кто-то пришел.

Татьяна Омельчук: На мой взгляд, это прецедент, когда должна быть наказана вся цепочка, не только вот агенты эти, но и те люди, которые дали эти списки, дали данные этих людей. И как только первые будут наказаны публично, такого просто не повторится, такой ситуации.

Александр Денисов: Вы знаете, там есть еще интересный момент.

Оксана Галькевич: Будет просто прецедент вставания со стула, понимаете, полиция начнет работать как полиция.

Александр Денисов: Интересный момент: Набиуллина поясняла, что должен быть единый некий оператор, который управляет этими деньгами, – а сейчас что, нет единого оператора, ими никто не управляет, что ли? Они где-то лежат? Как это?

Татьяна Омельчук: Была идея создать нового оператора, то есть не Пенсионный фонд, другой оператор…

Ольга Кузина: Да.

Татьяна Омельчук: …который будет…

Александр Денисов: …который будет лучше?

Оксана Галькевич: Еще один новый оператор, еще одно нововведение, еще одно новое колесо.

Татьяна Омельчук: В любом случае должны быть расследования публичные и с наказанием конкретным, с уголовными делами, и тогда такого больше просто не повторится. А поскольку у кого-то это прошло как-то, кого-то когда-то не наказали, значит, кто-то еще раз повторил эту…

Ольга Кузина: Я думаю, с базами… Я не знаю, как сейчас дела обстоят, но буквально лет 5 назад идешь на рынок «Горбушкин двор», покупаешь любую базу.

Оксана Галькевич: Вы знаете, судя по тем SMS-сообщениям, которые все мы получаем от разных магазинов игрушек, зверюшек, не имея вообще отношения никогда к этим продуктам…

Александр Денисов: База-базой, но вот перевести деньги без согласия человека – это же странно.

Оксана Галькевич: Эта «Горбушка» пока… пусть живет еще.

Александр Денисов: Да, база тут уже ни при чем, то есть кто-то дает добро.

Татьяна Омельчук: Это же должны быть все данные, все данные о накоплениях, то есть это реально должны быть СНИЛС человека, все паспортные данные, все вместе. Это реально кто-то предоставил эту базу этим агентам.

Ольга Кузина: Вот эти базы есть в свободном доступе, во всяком случае раньше были, сейчас не знаю. Насколько они актуальны…

Татьяна Омельчук: Ну это же недавно случилось. Не должно быть такого. Должно быть полное расследование всей цепочки с публичным наказанием, тогда такого больше не повторится.

Оксана Галькевич: Скажите, уважаемые гости, а вот та индексация, с которой мы начали наш разговор в этой студии, обещанная нам на следующий год, 7%, вы сами сказали, что…

Татьяна Омельчук: Шесть и шесть.

Оксана Галькевич: Шесть и шесть.

Татьяна Омельчук: Социальная 7.

Оксана Галькевич: Да, социальная 7. В любом случае это больше, чем вот, так скажем, прогнозируемая инфляция, как вы сказали, оптимистичный дан прогноз. А с чего вдруг? Мы привыкли, что нам «сколько вешать в граммах», «можно еще капельку супа?» – «можно», и вот по капельке нам отвешивают, но никак не оптимистично не добавляют никогда. С чего вдруг? От каких таких щедрот?

Татьяна Омельчук: Повысили пенсионный возраст, и после повышения пенсионного возраста задача индексировать пенсию выше инфляции каждый год, 2–3%. Собственно, ради этого и повышали пенсионный возраст, для того чтобы индексировать пенсии выше инфляции и поддерживать вот этот коэффициент замещения индивидуальный 30–35%, не ниже 30% средний, естественно, по системе, то есть из соотношения средней пенсии и средней зарплаты, чтобы оно не снижалось. Но вот пока, до 2024 года, история о том, что индексировать пенсию будут выше инфляции на 2–3%. И главное, чтобы инфляция удерживалась в этих…

Оксана Галькевич: То есть ждать подвохов никаких не надо?

Татьяна Омельчук: По крайней мере пока не нужно.

Оксана Галькевич: А то мы тут, знаете… Нам обещают какой-то пирожок, морковку, мы сразу…

Ольга Кузина: Потому что всегда видно по истории: как только выборы, сразу повышение.

Оксана Галькевич: Сразу пирожок.

Ольга Кузина: Но скоро выборы, поэтому…

Татьяна Омельчук: Нет, сейчас это не связано с выборами, это связано со стратегиями, целенаправленно до 2024 года, в конечном итоге на 6 тысяч прибавятся пенсии…

Ольга Кузина: В 2024 году у нас выборы.

Татьяна Омельчук: Прибавятся пенсии на 6 тысяч плюс к сегодняшним, то есть там сейчас 14 было в прошлом году, будет в следующем году 15, 16, каждый год примерно по тысяче прибавляться будет, будет 20 600 примерно через несколько лет. Соответственно, задача – повышение размеров пенсии.

Александр Денисов: Вы знаете, вот вопрос, почему так сложно проходят поправки к пенсионной реформе. Зюганов предлагал недавно разрешить на 1,5 года раньше, досрочно выходить на пенсию, если ухаживаешь за инвалидом I группы, неработающим – почему-то это не приняли, отклонили. Вот почему такие достаточно социальные, хорошие меры, внятные, конкретные, не такие уж страшные (1,5 года не 10, не 15) не проходят…

Ольга Кузина: Зато пенсионный возраст за 3 месяца повысили.

Александр Денисов: Да-да. Вот почему с таким трудом вот эти меры лояльности вообще не принимаются?

Татьяна Омельчук: Предполагается, что человек, который ухаживает, получает пособие, наверное, по уходу. Человек может оформить свой уход, будет так же стаж идти у человека. Если человек ухаживает за инвалидом I группы, он оформляет пособие по уходу, у него стаж идет в этот момент, он получает пособие. Считается, наверное, что этого достаточно.

Ольга Кузина: Опять же государство скажет, что это тяжелая задача, потому что действительно мы живем дольше, меньше сейчас людей работает, большая нагрузка, пенсионеров много, пенсии нужно повышать, потому что они маленькие. Поэтому здесь кроится все время, постоянно, как сделать так, чтобы по максимуму выкроить так систему, чтобы…

Оксана Галькевич: …чтобы по максимуму выделить нам по минимуму.

Ольга Кузина: Нет, вопрос сложный, но здесь нужны какие-то, наверное, политические решения.

Оксана Галькевич: Татьяна из Калининградской области. Татьяна, здравствуйте. Если можно, очень коротко, мало времени.

Зритель: Калининград, областной, не из области, Калининград областной. Мне интересно, у нас получается… Мне назвали наш возраст, 8 тысяч, у меня трудовой стаж 31 год. Я получаю 8 тысяч, точно так же люди, которые проработали 5 лет, буквально перед пенсией отработали, они получают ту же сумму. Когда я обратилась в Пенсионный фонд, там мне сказали, что мы являемся буферной зоной, так как мы в Советском Союзе работали, у нас недостаточно было заработной платы, невысокие, а тут мы не успели накопить. Будет ли вообще вот такой вопрос подниматься?

Оксана Галькевич: Да, Татьяна, спасибо большое. Времени очень много, кто-то может коротко ответить, почему?

Татьяна Омельчук: Ну это несправедливость, уравнитель нашего законодательства: да, при 5 годах стажа выплачивалась такая пенсия с учетом доплаты до прожиточного минимума… Конечно, при 5 годах стажа нельзя получить пенсию 8 тысяч, посчитать ее нельзя, но минимальную региональную выплату в размере 8 тысяч получить можно. Поэтому и поднимаются сейчас стаж до 15 лет и сумма пенсионных коэффициентов до 30, чтобы хотя бы поднять вот этот вот ценз и чтобы больше работали.

Оксана Галькевич: Все ясно, да.

Спасибо большое, уважаемые гости, и спасибо нашим уважаемым телезрителям. Друзья, значит, для «Реальных цифр» мы запустили сегодня новый опрос, участвуйте, пожалуйста, пишите нам, какая у вас сейчас пенсия, какая профессия у вас была, сколько лет стажа у вас, как живете, как выкручиваетесь на эти деньги. В пятницу снова вернемся к этой теме, подведем итоги.

В студии у нас сегодня были Ольга Кузина, профессор кафедры экономической социологии Высшей школы экономики, и Татьяна Омельчук, старший научный сотрудник НИФИ Министерства финансов Российской Федерации.

А мы еще не прощаемся, это не все.

Александр Денисов: Да, спасибо.

Ольга Кузина: Спасибо.

Татьяна Омельчук: Спасибо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Валерий
А если зарплата в легионах низкая, где её взять одни разговоры.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски