Пенсии победили инфляцию

Пенсии победили инфляцию | Программа: ОТРажение | ОТР

Как считали в Совете Федерации? И как считают пенсионеры?

2021-03-30T20:54:00+03:00
Пенсии победили инфляцию
Треть столичных аттракционов лишили регистрации
Годовалый автомобиль можно продать дороже его исходной цены
Михаил Мишустин утвердил льготную ипотеку на строительство частных домов
Регионы. Что нового? Владивосток, Екатеринбург, Липецк
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Гости
Сергей Обухов
доктор политических наук
Константин Ордов
руководитель департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве РФ

Константин Чуриков: Итоги пятилетки обсудили во время заседания круглого стола в Совете Федерации. Заместитель министра труда Ольга Баталина (там обсуждали как раз пенсии) сообщила о росте пенсий за пять лет более чем на три тысячи рублей: было 12 600 в 2016 году, а стало 15 700, если округлить.

Марина Калинина: Еще зампред правления Пенсионного фонда России Сергей Чирков рассказал об успешном увеличении размера пенсии выше уровня инфляции. С 1 января страховые пенсии неработающим увеличены на 6,3%.

Константин Чуриков: Ну и вообще средний размер пенсии по старости у неработающих пенсионеров (он привел такие данные) составляет 17 536 рублей. Если вы думаете, что на этом остановятся – нет, над пенсиями продолжают в стране работать. И уже к 2024 году неработающим пенсионерам планируется довести размер пенсии до среднего уровня в 20 тысяч рублей.

Сейчас мы приглашаем в эфир вас, уважаемые зрители: кто работающий пенсионер, кто неработающий, кто предпенсионер. Расскажите, вот эти цифры вас насколько впечатляют? Насколько можно жить на пенсию в 15 700, если даже она хотя бы такая? Не говоря о каких-то других пенсиях…

Марина Калинина: Нам уже пишут: «В Кемеровской области прожиточный минимум кузбасского пенсионера – 8 383 рубля».

Константин Чуриков: К нам сейчас присоединяется Константин Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и корпоративного управления Финансового университета при Правительстве. Константин Васильевич, здравствуйте.

Марина Калинина: Здравствуйте, Константин.

Константин Ордов: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Можно мы вам немножко усложним задачу? Мы несколько минут назад в эфире показали… Ну случайно просто сделали, никакого тут открытия, в принципе, нет. В Свердловской области, по данным наших коллег… Сейчас еще раз уточню. Это «Тайга.инфо». Сейчас я даже точнее позже скажу.

Содержание одной бродячей собаки обходится бюджету, казне в 11 тысяч рублей в месяц. МРОТ там – 12 700. Минимальный размер пенсии – 9 521 рубль. Если содержание собак, ну по факту, получается, даже дороже обходится, чем содержание пенсионеров, то как это?

Константин Ордов: Ну, здесь, наверное, если стать адвокатом дьявола, то можно еще дополнить, что пенсионеры пользуются льготами при коммунальных платежах, в том числе медицинское обслуживание и отдельные лекарственные средства тоже бесплатны. То есть мы монетизировали еще не все социальные льготы.

Но я бы еще и по-другому предложил взглянуть на эту проблему. Если мы сегодня спросим наших телезрителей, действительно ли за пять лет у них в абсолютной величине увеличилась пенсия, я думаю, абсолютное большинство нам скажет, что так оно и есть. Но если мы спросим, достаточно ли им этого увеличения текущей пенсии, то опять же абсолютное большинство нам скажет, что этого явно недостаточно. И это как раз ответ на вопрос о том, предприняты ли все меры, достаточно ли мер, достаточно ли текущего пенсионного обеспечения для нормальной жизни.

Если мы посмотрим на некий такой европейский стандарт, так называемый коэффициент замещения, то есть средняя зарплата/средняя пенсия, то 50–60% – это минимум, который обеспечивает достаточно комфортный переход из состояния работника в состояние уже заслужившего почет, звание и пенсию гражданина. Сегодня мы видим эти 15–17 тысяч. И по сравнению даже со средней заработной платой в 55 тысяч, которую нам Росстат предлагает (по-моему, в районе этого циферка), это в лучшем случае треть, я так понимаю, да?

То есть это лишнее доказательство того, что, к сожалению, вот эта граница между работающим и пенсионером иногда… точнее, для достаточно большого количества людей становится гранью между нормальным уровнем жизни и резким его падением. Я думаю, вот это больше всего разочаровывает тех пенсионеров, которые в ближайшее время готовятся им стать, и молодых людей, которые тоже, безусловно, не скидывают со счетов необходимость уже сегодня задумываться о том, как они обеспечат себя в старости.

Константин Чуриков: Чтобы закрыть тему содержания домашних животных, я просто скажу, что это были данные редакции tagilcity.ru.

А у нас уже много звонков.

Марина Калинина: Да, у нас много звонков. Давайте поговорим сначала с Александром из Краснодарского края. Александр, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер. Я хотел бы поговорить о пенсиях, о назначении пенсий. При всем при том, что сейчас какие-то баллы придумывают, коэффициенты, мне как обывателю это вообще темный лес. Да я думаю, что и для многих людей тоже.

Константин Чуриков: Для всех.

Марина Калинина: Для всех, да.

Зритель: Система начисления пенсий непонятная. Вот хотел бы… Я же не могу приказать. Просто мое мнение: за каждый проработанный год трудового стажа, ну, исчислить определенную сумму – например, 500 рублей. Проработал ты 40 лет – получи 20 тысяч. И я думаю, что никому не будет сильно обидно. Сколько проработал – столько и заработал. И будет всем понятно, сколько ты будешь получать. Сейчас же это абсолютно никому не понятно. Абсолютно никому не понятно!

Константин Чуриков: Подождите, Александр. То, о чем вы говорите – это недалеко ушло от того, что в принципе обещают наши власти: к 2024 году – 20 тысяч рублей. Вы говорите, проработал год – 500 рублей, 40 лет – 20 тысяч. Вот оно, пожалуйста, то на то и выйдет.

Зритель: Вы так думаете?

Константин Чуриков: Я вас спрашиваю.

Зритель: Я сейчас вам отвечу.

Константин Чуриков: Давайте.

Зритель: Вы исходили из того, что каждый год на тысячу поднимается пенсия, да?

Константин Чуриков: Не мы, а другие люди.

Зритель: Но не у каждого на тысячу пенсия поднимается. Поднимается из расчета, что первоначальная пенсия – 15 тысяч. Вот тогда на тысячу поднимается.

Константин Чуриков: Александр дорогой, мы, конечно же, это знаем, мы, конечно же, это знаем. Просто понимаете как? Вы говорите: «Вот давайте будут пенсии, – условно, я сейчас упрощаю, – пускай будут пенсии 20 тысяч». А я просто вижу, что правительство обещает к 2024 году 20 тысяч. В то время как многие другие пенсионеры нам звонят и пишут, что и 20 тысяч – это ни о чем сегодня, при сегодняшних ценах. Я ровно об этом.

Марина Калинина: Спасибо.

Зритель: При сегодняшних ценах это еще более или менее – 20 тысяч. Но через четыре года, как вы говорите, 20 тысяч – это уже совсем…

Константин Чуриков: Вот! Я хотел, чтобы вы это сказали. Спасибо.

Марина Калинина: Вот об этом мы и спрашивал.

Константин Васильевич, а вот эти 3 тысячи рублей, которыми так гордятся они, – это много или мало за пять лет?

Константин Ордов: Да нет, здесь же мы можем считать как угодно. Можем телезрителей спросить. Я думаю, если вы проведете этот опрос, то вы увидите, кажется ли им это достаточным или нет. Но вот наш телезритель, насколько я понимаю, он как раз затронул две базовые темы. Первая – мы начало 2000-х потратили на то, чтобы попытаться внедрить у себя накопительную систему пенсионную. То есть ровно то, о чем наш телезритель и говорил. Это когда от вашей зарплаты отчисления на ваш индивидуальный пенсионный счет, и в дальнейшем вы получаете пенсию соразмерную хотя бы с тем уровнем оплаты, который у вас был.

Но после кризиса 2015 года мы, видимо, очень и очень разуверились в способности нашего государства в экономике, в экономической части приносить доходы, развиваться и решили отказаться от этой системы. Так что сейчас мы пытаемся с вами пообсуждать ту систему, которая, по сути, работала. И надо было, наверное, ее продолжать, а не пытаться разрушить и теперь заново восстанавливать.

И второй вопрос базовый, который, наверное, наши телезрители не очень хорошо знают, а я как экономист должен рассказать. У нас не развит финансовый рынок. У нас с вами нет достаточного количества надежных инструментов, которые могли бы вам позволить в случае, когда вы решаете откладывать систематически деньги себе на старость, на пенсию, на обучение детей.

То есть на самом деле целей много, а сам механизм-то, по сути, один – накопление сбережений. У нас нет таких эффективных инструментов, которые могли бы вам гарантировать, что эти средства не будут обесцениваться. А еще бы лучше, чтобы они действительно прирастали и множились. Вот в чем главный корень того, что мы сегодня никак не определимся с будущим пенсионной системы.

И, к сожалению, это как раз залог и причина, по которой мы качественно не можем изменить вот это пенсионное обеспечение. То есть, действительно, 3 тысячи… Ну хорошо, по тысячи в год. Это достаточно для того, чтобы пенсионер совсем по-другому посмотрел на качество своей жизни? Этого явно недостаточно.

Марина Калинина: Ну, это вообще смешные деньги, конечно. Я об этом и говорю.

Константин Чуриков: А давайте сейчас поиграем в «Что? Где? Когда?». Уважаемые зрители, пожалуйста, ответьте на вопрос экономиста из Москвы Константина Ордова: достаточно ли пенсии в 20 тысяч рублей будет к 2024 году? Как вы думаете? «Да» или «нет» – на 5445. Скоро подведем итоги.

Марина Калинина: Смотрите. Пока я готовилась к программе, нашла интервью Евгения Биезбардиса, «Комсомольской правде» он давал интервью. Это руководитель центра аналитики «Сафмар». И у него такое мнение: «Низкий размер пенсий в России связан с тем, что большинство пожилых граждан, которые сейчас пожилые, в свое время работали неофициально», – в 90-е годы и так далее. Вот как вы к этому мнению относитесь?

Константин Ордов: Ой, слушайте, ну это, мне кажется, такой какой-то очень слабый аргумент. Он точно не существенный. Он точно не значимый. И он точно не объясняет, почему все должны получить одинаковую пенсию, даже если вы работали или не работали. И в довершение он абсолютно, мне кажется, противоречит сегодняшней, на мой взгляд, очень странной ситуации, когда мы отказываем в индексации работающим пенсионерам – то есть людям, которые до сих пор платят налоги в тот же Пенсионный фонд. А мы им отказываем в индексации заработанной, заслуженной пенсии. То есть здесь, мне кажется, в этих аргументах не стоит искать истину.

Марина Калинина: А почему такая история складывается? Вообще какие-то шевеления по этому поводу сейчас происходят? Как-то этот вопрос завис с этой индексацией пенсий работающим пенсионерам. Там в чем загвоздка? Опять денег нет? Или что?

Константин Ордов: Да я не думаю, что там какие-то действительно колоссальные деньги. Нет, поверьте, по меркам бюджета, даже дефицитного, это копейки. Это какая-то принципиальная позиция, она связана с определенной философией. Пенсия – это некая выплата социальная государства или это заработанный тяжелым трудом, продолжительным трудовым стажем доход гражданина в будущем? То есть это его заработанное либо это просто некая помощь со стороны государства?

И вот в этой парадигме мы с вами, к сожалению, застряли и считаем, что пенсия – это желание государства каким-то образом обеспечить хотя бы наименьшее социальное обеспечение людей в возрасте.

Константин Чуриков: Мы еще вчитаемся с вами, Константин Васильевич, в текст прямо прозвучавших слов и как раз поймем, какая философия. Но мне что-то кажется, что это, знаете, такая философия, что пенсия – это такой дар свыше, за который просто благодарить, и все.

Марина Калинина: Подарок, подарок.

Константин Ордов: Не заработанное.

Константин Чуриков: И больше ничего не надо с этим делать.

Марина Калинина: Хотя, в общем, наверное, это совсем не так.

Константин Чуриков: А у нас сейчас звонок – Елена, Брянская область. Посмотрим, благодарить будет Елена или нет. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Здравствуйте. Я родом из Брянска, но приходилось уезжать. Потом приехала как раз на взрыв Чернобыля, в том году, в 86-м. Прожила там десять с лишним лет, проработала, вышла на пенсию по льготе в 52 года. У меня была пенсия – 9 300. За пять лет у меня 1 900 только прибавилось. Я сейчас поменяла место жительства. И пенсия социальная. Если бы я пересчитала пенсию наработанную, то у меня вообще 8 200 получилось. Какие же тут прибавки? В Чернобыле столько прожили, проработали, дышали радиацией. Болячек тысяча штук! Ходим сейчас в платные, государственные не лечат. А пенсия – 11 200.

Константин Чуриков: Спасибо большое за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, я просто хочу, чтобы как раз мы по словам, что называется, сделали некий анализ, какая философия. Цитируем сообщение РБК: «Зампред правления Пенсионного фонда России Сергей Чирков в свою очередь заявил об успешном увеличении размера пенсии выше уровня инфляции». Успешное увеличение! Значит, другие агентства сообщают, что это увеличение выше уровня инфляции. Вот выбор слов какой! То есть действительно получается, что сотрудники ПФР реально гордятся этими выплатами?

Константин Ордов: Ну, наверное, да. Как Марк Твен говорил: «Есть ложь, наглая ложь и статистика». Они пользуются официальной статистикой в рамках своих выводов. Но даже сегодня, например, если мы посмотрим на официальную инфляцию, которая 5–5,5%... А если мы посмотрим исследования самого же Центрального банка от простых людей относительно ожидаемой либо воспринимаемой ими инфляции сейчас, то мы видим уже 12%. Поэтому тут на самом деле, с точки зрения официальной статистики, они правы.

С точки зрения нашего собственного восприятия – действительно удорожание цен. Ну понятно, что уже семь лет доходы, реальные доходы населения Российской Федерации находятся в лучшем случае в стагнации. И это связано с низкими темпами роста экономики. Чудес не бывает. Эти деньги из ниоткуда взяться не могут. И разумная экономическая политика, направленная на экономический рост – это единственный залог действительно качественного улучшения во всех сферах, и с точки зрения рабочих мест, и с точки зрения пенсионного обеспечения.

Здесь, я думаю, мы с вами можем до бесконечности обсуждать, сколько было бы сейчас достаточным, приемлемым, необходимым даже, может быть, уровнем пенсионного обеспечения, но де-факто мы должны признать, что текущая экономика вот что может, то и обеспечивает.

Константин Чуриков: Константин Васильевич, давайте напоследок с вами честно себе признаемся: от того, что каждый из нас будет работать лучше, больше и, как сейчас говорят, с горящими глазами, с его зарплатой ничего не произойдет. Ну, до определенного распоряжения: повысить в соответствии с каким-то…

Константин Ордов: Это вы перечитали философию, мне кажется, вот тех органов власти, которых вы цитировали. Поверьте, по-другому ничего изменить не удастся. Если вам кажется, что апатия и разочарование – это путь к успеху, то абсолютно нет. Но какие-то разумные изменения и реформы уже давно назрели и перезрели. И главное – к ним необходимо относиться достаточно сдержанно и спокойно, не отрицая очевидных фактов, что без изменения экономики сегодня мы завтра ничего не улучшим.

Константин Чуриков: Спасибо, спасибо большое, Константин Васильевич.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Вам напоследок отвечает Юрий из Краснодара, наш зритель: «Соотношение роста цен и роста и пенсий не оставляет никаких шансов для оптимизма».

Спасибо. Константин Ордов, руководитель Департамента корпоративных финансов и управления Финансового университета при Правительстве.

У нас есть еще возможность поговорить.

Марина Калинина: Еще один эксперт – Сергей Обухов, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук. Здравствуйте, Сергей Павлович.

Сергей Обухов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Сергей Павлович, в общем, как бы так сказать? Как, не нарушив закон, объяснить, что такое сегодняшние пенсии в России? И какими они должны быть в таком случае?

Сергей Обухов: Честно говоря, я согласен с предыдущим экспертом. Наше Правительство и наш Пенсионный фонд живут в каком-то другом измерении. Я понимаю, что приближаются, видимо, выборы, и им нужно докладывать, что выполняются указания Путина о счастливой жизни. Но, согласитесь, какая счастливая жизнь? Сколько у нас там пенсия? Ключевая – 14 тысяч, а социальная – 9 тысяч. Ну и так далее. Я не буду цифры эти страшные цитировать.

Ключевое. Объявили, что пенсии выросли выше уровня инфляции. А это с какого года? Давайте посчитаем.

Константин Чуриков: Это с 2016 года.

Марина Калинина: С 2016-го.

Сергей Обухов: Нет-нет. С 2016-го? А давайте с 2013-го посчитаем. Инфляция выросла на 54%, а пенсии – на 51%. То есть получается, что у нас сейчас пенсии хуже, чем в 2013–2014 году. Поэтому барабаны, которые бьют в Пенсионном фонде и в Правительстве… Ну, скажем так: барабанными палочками постучите себе, господа, по другим местам. Я не вижу здесь никакого оптимизма. Это первое.

Принято решение об индексации пенсий, социальных пенсий. Какие 3,4%? Вот нам докладывают, что теперь социальная пенсия будет целых 10 тысяч. Это 4 миллиона граждан. Вот 4 миллиона граждан у нас с вами получат эту несчастную индексацию. Это вообще просто безобразие!

Ну и ключевой второй вопрос. На сколько у нас повышение? На 6,3%. Об этой тысяче докладывают. Ну, это ни о чем, это просто ни о чем. 1 039 рублей для 32 миллионов человек.

Я к чему подвожу все эти цифры, которые страшные?.. Алло.

Константин Чуриков: Да, слушаем вас. Отлично.

Марина Калинина: Да-да-да.

Сергей Обухов: Просто предыдущий эксперт сказал, что нужно активнее и больше работать. Активнее и больше, конечно же, надо работать. Но при нынешней политике, при политике несправедливой, при том, когда у нас жирует сотня Forbes, при том, когда у нас вывозится 7 триллионов рублей за рубеж, «золотой пылесос» перекачивает, при том, что не принимаются решения об индексации пенсий работающим пенсионерам, – все это, знаете, полное безобразие.

Вот я сейчас еще почему, как говорится, переполнен возмущением? Фракция КПРФ внесла в Государственную Думу индексацию пенсий работающим пенсионерам. Мы все с вами участвовали в референдуме по Конституции. Что там записано? Обязательная индексация пенсий. Так вот, «Единая Россия» опять проголосовала в Государственной Думе на прошлой неделе против индексации пенсий – конституционно определенной. На референдум мы зачем ходили? Чтобы продлевать сроки правления Путина? Нет. Всех убеждали: защищать зверушек, повышать индексацию пенсий.

Так вот, сроки Государственная Дума продлила Владимиру Владимировичу еще до какого-то лохматого тридцать четвертого года, а пенсии на прошлой неделе «Единая Россия» отказалась индексировать работающим пенсионерам. Позор! И как бы с вами ни работали, работающие пенсионеры, как бы ни призывали, если это несправедливость, если эта партия дальше будет обманывать людей, если дальше будет голосовать против интересов людей, если дальше не будет выполнять указания, которые были даны обществом по конституционному референдуму. Проиндексируйте пенсии!

Как там? 3,4% – индексация социальных пенсий для 4 миллионов граждан. 3,4% – это что, инфляция? Прав предыдущий эксперт, который сказал о воспринимаемой инфляции. На лекарства за 10% уже рост. Картошка, помидоры и мука, подсолнечное масло – запредельно! В пять раз темпы роста цен на продовольствие выше, чем в Европейском союзе. И нам рассказывают про 3,4% повышения пенсий.

Марина Калинина: Давайте сейчас подключим…

Сергей Обухов: Деньги есть. Ключевой вопрос: откуда взять деньги? КПРФ опять предлагает. Есть такой налог – на состояние. Вот есть сто обладателей крупнейших состояний, которые входят в список Forbes. 3% – это американская норма, не мы предлагаем, не коммунисты. Американцы-капиталисты предлагают обложить состояние всех крупных бизнесменов 3% налога в год. Вот если 40 тысяч этих «самых жирных котов» и сотня из Forbes, то 2 триллиона будет тут же в бюджете для повышения пенсий.

Константин Чуриков: И вопрос в принципе решен, по большому счету.

Сергей Обухов: Да, в принципе решен вопрос. И это каждый год, это ничего не надо изобретать.

Значит, говорят, что негде взять на пенсии. Но только остатки на счетах в госбанках – 2 триллиона рублей. Неизрасходованные депозиты предприятий – 30 миллионов рублей. Если бы была разумная экономическая политика, которая бы не в «кубышку», которая бы не вывозила на Запад эти миллиарды, если бы не жировали наши «жирные коты», которые с Владимиром Владимировичем… Как он проводил с ними совещание? Откуда они с ним общались? С яхт самых длинных и самых крупных, из резиденций в Европе. По видеосвязи была встреча с Путиным нашего «профсоюза олигархов». Не из России, а они все сидели там на карантине.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, давайте мы сейчас дадим слово нашим зрителям.

Марина Калинина: У нас на связи…

Сергей Обухов: Пока эта публика будет жировать, пенсионеры и простые люди будут бедствовать.

Марина Калинина: Сергей Павлович, давайте прервемся буквально на минутку.

Константин Чуриков: Зрителям слово дадим. Подведем итоги опроса. Ну, нас тут уже критикуют и Пенза, и другие регионы: «Что за наивные вопросы? Если цены растут каждый день, то как же хватит 20 тысяч пенсии к 2024 году?» Понимаете, мы этот наивный вопрос, как вы выражаетесь, задаем ровно потому, что есть люди, которые думают (и они принимают решения), что этих денег будет достаточно.

Марина Калинина: Что это достижение вообще.

Константин Чуриков: Спасибо за результаты этого опроса. Я плохо отсюда вижу, но, по-моему, там 90% с лишним.

Марина Калинина: «Да» – сказали 2%, а «нет» – 98%.

Константин Чуриков: А, 98%.

Марина Калинина: И Тамару из Пятигорска еще послушаем, она у нас на связи. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вы знаете, я проработала 42 года, в 60 лет по второй категории ушла на пенсию. У меня пенсия – 18 тысяч. Что это за пенсия? Сейчас мне 78 лет, я без конца болею, мне на лекарства не хватает. Дочь у меня одна-единственная, инвалид второй группы. Как нам жить? Я мяса уже не видела, хотя я диабетик, я мяса не видела уже сколько лет. Как вот жить нам, пенсионерам? Я возмущаюсь. Дали бы пенсию депутатам такую, какую мы получаем, – вот они бы тогда голосовали за нас и переживали бы за нас. За что мы за них голосуем, когда они не хотят нам ничего помогать?

Константин Чуриков: Тамара, на лекарства, на лечение сколько у вас в месяц уходит?

Зритель: На лечение у меня очень много уходит, потому что у меня и позвоночная грыжа, и инсулин. Вот в этот раз мне не дали даже инсулин, третью неделю я не получаю его. То таблеток нет, то инсулина нет. А я не инвалид, у меня коксартроз, я вообще не выхожу из дома. Когда иду к врачу… А я не иду, я уже не хожу к врачу, я не могу ходить. Я с палочкой до туалета только дохожу. Когда я звоню, мне говорят: «А вы на группе?» Я говорю: «Нет». – «У нас нет инсулина».

Константин Чуриков: Тут еще одна загадка: почему вы не на группе, то есть не получили группу инвалидности? Тамара, спасибо за ваш звонок.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, вот что делать конкретному человеку, Тамаре из Пятигорска?

Сергей Обухов: Ну понятно, что если бы, допустим, в Ставропольском крае был избран хотя бы один депутат от КПРФ, то мы бы посоветовали обратиться в приемную. Но у нас нет в Государственной Думе от Ставропольского края депутата. Поэтому что тут говорить? Все – «Единая Россия», которая жмет на эти клавиши, как положено, по чьей-то олигархической команде.

Ключевое требование мы все с вами должны говорить: уважаемая власть, в том числе и «Единая Россия», выполняйте хотя бы те законы, которые вы уже сейчас приняли. Вот Россия ратифицировала конвенцию МОТ о том, что средняя заработная плата и средняя пенсия должны соотноситься как 40%.

Так вот, если бы Россия выполняла обязательства международно признанной конвенции, которую она ратифицировала, и говорила бы гражданам, что будет выполнять, то у нас бы сейчас средняя пенсия была не 14 986 рублей, а была бы 20 458. Это обещало наше правительство гражданам России, что оно будет соответствовать этим нормам. Не выполняется.

А отчитываются только тем, что большого успеха достигли – на тысячу рублей. Вы не на тысячу рублей должны были повысить, а вы должны были минимум за этот год на 4 тысячи рублей, чтобы соответствовать тем законодательным нормам, которые были приняты. 4 тысячи. А КПРФ требует, чтобы минимально было 25. И расчеты я вам показал.

25 тысяч рублей – это то, о чем можно говорить. Это минимально для выживания, для проживания человека при нынешнем уровне цен. Все остальное – это, извиняюсь, просто стыдно людям в глаза смотреть. У меня у самого как у работающего пенсионера 14 тысяч рублей пенсия. Я просто досрочно вышел, так как у меня ребенок-инвалид. Вот 14 тысяч. Хорошо, что я работаю. А дальше как выживать? Я прекрасно понимаю всех.

Константин Чуриков: Спасибо большое, спасибо.

Марина Калинина: Спасибо.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей Павлович. Сергей Обухов, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук.

У нас, конечно, год, так сказать, политически окрашен, и мы готовы выслушать позиции разных других партий по поводу пенсий, по поводу всего, что происходит в нашей стране. Мы всегда открыты.

Марина Калинина: Мы вернемся через пару минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)