Пенсии выросли – на 3 тысячи за пять лет

Пенсии выросли – на 3 тысячи за пять лет | Программа: ОТРажение | ОТР

Об этом рассказали в Минтруде. Средняя пенсия сейчас составляет 15774 руб. Как на неё прожить?

2021-03-30T13:44:00+03:00
Пенсии выросли – на 3 тысячи за пять лет
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)
Игорь Варьяш
руководитель Аналитического центра финансовых исследований НИФИ Минфина России

Иван Князев: Ну а сейчас вот о чем. В Минтруде сообщили о росте пенсий россиян за 5 лет более чем на 3 тысячи рублей. Теперь средний размер в стране пенсий 15 744 рубля, тогда как в 2016 году он составлял 12 673 рубля. Последняя индексация неработающим пенсионерам была 1 января, выплаты выросли на 6%, на 6,3%.

Тамара Шорникова: К 2024 году пенсии планируется довести до среднего уровня в 20 тысяч рублей. При этом в Минтруде напомнили, что пенсия в России не может быть ниже прожиточного минимума; если это так, то положена доплата. Так вот к началу года такую доплату получили больше 6 миллионов пенсионеров.

Иван Князев: Ну вот, уважаемые телезрители, как относиться к этим данным? Насколько эти цифры отстают или, может быть, опережают уровень нашей жизни, жизни наших пенсионеров? Есть ли варианты сделать пенсии в стране выше, экономические варианты? От чего это зависит? Попробуем во всем этом разобраться с экспертами. Ну а чтобы понимать картину дня, вы расскажите, какая пенсия у вас и на что ее хватает, звоните нам в прямой эфир прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Да. Просто, наверное, многие читали в новостях эту фразу «более чем» 3 071 рублей – это более чем в плюс.

Иван Князев: Да? Ага.

Тамара Шорникова: Да, просто калькуляция.

Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Иван Князев: Здравствуйте, Максим Евсеевич.

Максим Кривелевич: Добрый день, коллеги.

Тамара Шорникова: Да. Максим Евсеевич, давайте будем разбираться. Индексация – хорошо? Хорошо. Может ли она быть больше сейчас в наших условиях? Какие инструменты есть у государства, если они есть?

Максим Кривелевич: Ну, давайте начнем с того, что ничего хорошего в ней абсолютно нет.

Тамара Шорникова: Почему?

Максим Кривелевич: Не всегда, если вам дают маленькую денежку, это большое благо.

Тамара Шорникова: Но это же лучше, чем отсутствие любой денежки.

Максим Кривелевич: Пенсионная система, для того чтобы быть успешной, должна следовать всего двум принципам: она должна быть справедливой, и она должна быть предсказуемой. Та пенсионная система, которая выстроена у нас, не отвечает ни одному из этих двух принципов. Понимаете, в чем проблема, никто из нас не знает, какую пенсию будет получать. Никто из нас не знает, насколько много составят те самые 20 тысяч рублей. Вполне возможно, что 20 тысяч рублей через 5 лет будет цена чашки кофе.

И наконец, где мы усматриваем некую несправедливость? У нас получается очень интересный эффект. Сначала мы говорим «работайте лучше, платите больше налогов, у вас будет больше пенсия», а потом государство начинает доплачивать тем, у кого пенсии минимальные, и не доплачивать пропорционально тем, кто благодаря выслуге лет, стажу, высокой зарплате работал себе на 3–4 тысячи больше. То есть стимулирующий эффект пенсионной системы полностью уничтожается.

Теперь второй вопрос, что должно сделать государство. Государство прежде всего должно отказаться от идеи Пенсионного фонда Российской Федерации, потому что до тех пор, пока у нас такая организация будет существовать, пенсии у нас будут либо нищенскими, если использовать такое обидное слово, либо крайне недостаточными.

Иван Князев: А почему, расскажите нам?

Максим Кривелевич: Дело в том, что как раз сама система сбора пенсий в Пенсионный фонд уничтожает оба принципа, и предсказуемость, и справедливость. Что такое справедливая система? Справедливая система – это система, при которой человек, из своей зарплаты платящий налоги, а у нас налоги огромные, наши социальные платежи – это 30% от нашей зарплаты, то есть я за свою жизнь ровно треть своей зарплаты отдал, для того чтобы потом получать пенсию, ну и каждый из нас, кто законно платит налоги, будет поступать так же.

Мы их должны накапливать на специальном брокерском счете, где уполномоченный финансовый институт должен вкладывать их в государственные ценные бумаги. Тогда за счет эффекта сложного процента, это очень простая арифметика, ее может проверить любой человек, у которого есть калькулятор, выйдя на пенсию, мы будем получать примерно в 10–15 раз больше денег, чем то, что мы изначально начали откладывать.

Тамара Шорникова: Максим Евсеевич, но это же всегда индивидуальная история. То есть вы предлагаете самим копить на пенсию, просто откладывать, не отдавать в виде налогов, а вот как бы так поменять систему в стране, правильно я вас понимаю?

Максим Кривелевич: А собственно, у нас система-то так и работает, потому что если вы возьмете даже официальные данные, у нас около 30 миллионов, у которых как будто бы нет источников дохода. Это те люди, кто уже взял в свои руки, так сказать, к сожалению, свою финансовую судьбу. Я совершенно к этому не призываю, потому что, на секундочку, это преступление, так делать не надо, это наказуемо. Но по факту 30 миллионов человек так и поступают: они не отдают государству налоги, как-то живут и как-то копят себе на пенсию. Это плохой вариант.

Хороший вариант – это когда государство создает систему, создает институты, создает механизмы, при которых вместо того, чтобы треть своих денег просто дарить, для того чтобы потом их пересчитали в баллы, цена которых никогда не будет известна заранее, для того чтобы их изъяли, для того чтобы их сначала использовать, накопительную часть, а потом эти накопления сгорели, да, давать этим людям возможность вот этими самыми деньгами, которые государство все равно у них забирают, и накопить себе на пенсию.

Иван Князев: Максим Евсеевич, я прошу прощения, просто, насколько я понимаю, вы сейчас полностью похоронили распределительную систему пенсий в нашей стране. Но тогда мы что придем, к какому варианту? Кто не работал, тот не ест сейчас, точнее не получает пенсию? Потому что сейчас пенсию получают даже те, у кого рабочий стаж был небольшой, хоть какую-то, но получают.

Максим Кривелевич: Значит, здесь гораздо интереснее ситуация. Прежде всего мы уйдем от системы специализированных ведомственных пенсий, для того чтобы, так сказать, не возбуждать социальную рознь к отдельным категориям граждан, носящим форму и находящимся на госслужбе. Скажу, что в России, в общем, есть пенсии и по 300 тысяч рублей, и по 400 тысяч рублей, и выше, только это не пенсии, которые платит Пенсионный фонд, это пенсии, которые платят специализированные министерства.

Иван Князев: Ага.

Максим Кривелевич: То есть если мы откажемся от вот этой системы, которая чрезвычайно несправедлива, потому что не должен уходить человек на пенсию в 40 лет, в то время как все остальные уходят в 65. Во-вторых, для того чтобы платить пенсию тем, кто не работал в силу ли плохого здоровья, в силу ли тяжелой социальной ситуации, существует социальное обеспечение. Мы ведь платим пособие по безработице, так пожалуйста, вот совершенно тем же самым механизмом через социальное страхование вы оплачиваете пенсии тем, кому в жизни вот не довелось работать в силу каких-то причин. Зато для 99% населения, которые, так сказать, честно работали, честно платили налоги, вы даете им шанс воспользоваться плодами своего труда, которые сейчас у них полностью изымает государство.

Иван Князев: Ну, какая-то справедливость действительно в этом есть.

Юрий из Тульской области у нас сейчас на связи.

Зритель: Добрый день. Вы меня слышите?

Тамара Шорникова: Да, слушаем, Юрий.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Вот я скажу сейчас о себе, какое... Я старый уже пенсионер, с 2004 года, город Ясногорск, Тульская область, Оборонько Юрий Михайлович, вот. 27 лет в советское время я проработал на тяжелых физических вредных работах, 13 лет на обыкновенных работах, 40 лет стажа. На сегодняшний день моя пенсия 15 100 рублей, прибавили ее на 900 рублей, и так каждый год.

И вот мы на почте, все пенсионеры, стоим, прибавка, прибавка, и прямо я открыто всем говорю: сейчас рубль прибавят, а три заберут. Они говорят: «Юр, а как?» А вот посчитайте, какие будут цены, какое ЖКХ и прочее. Так почему бы нам не платить хотя бы рубль, но чтобы на этот рубль мы жили, как на Западе пенсионеры живут? Нас обманули.

И вот я хочу сказать: вы, молодежь, сейчас будете отчислять, вы ни копейки... То, что вы будете отчислять, они обесценятся в 100, в 300 раз, и вы ничего не будете получать от этой власти, потому что...

Тамара Шорникова: Да, Юрий, понятно.

Иван Князев: Да, Юрий, мы вас услышали, спасибо, спасибо вам большое. Максим Евсеевич, вижу, кивали вы.

Максим Кривелевич: Вы знаете, да, за исключением, может, некой резкости формулировок можно согласиться с телезрителем в основном. То есть если бы была введена та самая система, о которой я говорил, то вот его работа, человека, занятого в промышленности, на тяжелых работах, на современные деньги его зарплата была бы тысяч 100, и тогда получалось, что каждый месяц, что он работал, он бы, так сказать, тысяч 30 откладывал. Соответственно, сейчас, когда он вышел на пенсию, даже при 27 годах, к примеру, среднего возраста дожития от начала пенсии, он бы получал пенсию в перерасчете на современные деньги тысяч 60, и он бы не думал о добавке 3 тысяч рублей, 4 тысяч рублей, 5 тысяч рублей.

То есть, к сожалению, система солидарной ответственности поколений, которая у нас выстроена, при нашей слабости институтов, при отсутствии профсоюзного движения, при отсутствии механизмов защиты интересов, скажем так, через электоральные механизмы, представительная демократия, она обречена на то, что девальвироваться будут абсолютно любые прибавки, любая такая прибавка будет только повод к тому, чтобы инфляция в потребительских товарах ускорилась. Поэтому за исключением того, что вот, еще раз говорю, телезритель несколько был резок в своих формулировках, но с его основной идеей можно согласиться абсолютно полностью.

Тамара Шорникова: Максим Евсеевич, вот все-таки про брокерские счета хочу такую мысль закинуть. Смотрите, брокерские счета – это да, повышенный процент, конечно, но и больший риск, этим и обеспечивается повышенный процент. Соответственно, если отпустить всех в свободное плавание, копите сами как умеете, люди просто могут все потерять. Условно тот же Пенсионный фонд, эффективно он нашими деньгами распоряжается, неэффективно, ты пенсию в любом случае получишь. Так, может быть, просто как-то с Пенсионным фондом поработать, научить его размещать какие-то средства там, где нужно?

Иван Князев: Или проще убить, чем воскресить?

Тамара Шорникова: Все-таки?

Максим Кривелевич: Коллеги, если лошадь сдохла, слезьте с нее; идея скакать на дохлой лошади, так сказать, меня совершенно не привлекает. Что касается попытки получить убыток от вложений в госбумаги, это надо суметь. Ведь, если вы помните, я сказал о том, что брокеры будут вкладывать эти средства в государственные ценные бумаги, по которым отвечает Российская Федерация. Значит, Российская Федерация объявляет дефолт примерно раз в 100 лет, в 1918 году и в 1998 году, хотя даже это был не дефолт России, а это был дефолт Внешэкономбанка. Если у нас пенсия при системе, которую я предлагаю, будет пропадать один раз в 100–150 лет, это гораздо меньший риск, чем тот риск, с которым мы сталкиваемся сейчас. Никоим образом, разумеется, эти деньги не должны вкладываться в спекулятивные инструменты, а по госбумагам государство отвечает всегда.

Иван Князев: Давайте послушаем наших телезрителей. У нас сейчас на связи Михаил из Курской области. Здравствуйте, Михаил.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: Я вот инвалид, участник военных действий, получаю пенсию 15 тысяч. Вы озвучили, что тут 17, – 17 нет. И еще я в этой пенсии отказался от транспорта, так сказать, не езжу, не пользуюсь общественным транспортом, постольку-поскольку по состоянию здоровья. А если бы это все убрать, я вообще бы получал 13 с копейками, вот такая пенсия.

Но прежде чем поднять эти 65 рублей, как мне подняли в последний раз, уже у нас забрали, говорю, масло подсолнечное, пишут, килограмм 94 рубля, но в бутылке нет килограмма, есть 800 граммов, но стоит 124 рубля вот у нас в Курской области, постольку-поскольку у нас ни прокуратура, ни губернатор, ни мэр Котов Дмитрий Владимирович не работают.

Тамара Шорникова: Да, Михаил, просто точности для, что называется, называли 15 тысяч, это средняя пенсия по стране.

Иван Князев: Да, это средняя пенсия.

Тамара Шорникова: Официальные такие данные. Да, спасибо, Михаил. Ну, действительно, справедливости ради то, о чем говорит Михаил, цены, которые разрушают, наверное, нивелируют какие-то прибавки, их тоже нельзя отрицать. Соответственно, не можем увеличить пенсии, растут цены, какие инструменты есть, чтобы пенсионеры как минимум не теряли в качестве жизни? Может быть, единоразовые выплаты или какие-то другие способы?

Максим Кривелевич: И снова мы возвращаемся к тому, что либо мы делаем нормально, либо мы делаем бесконечное количество экспериментов из серии как не нужно. Смотрите, это не цены разрушают пенсии, это подъем пенсий разрушает цены. То есть что происходит? Торговец же не дурак, торговец слышит, что пенсионерам прибавили деньги. Ну явно же пенсионеры не побегут покупать часы Cartier и черную икру, они пойдут покупать подсолнечное масло. Значит, если пенсионерам подняли пенсии, можно увеличивать цены на подсолнечное масло. Может быть, это, так сказать, где-то цинично, но, собственно, торговля – это вот не благотворительность, торговля – это как раз про извлечение прибыли.

Иван Князев: Да. Максим Евсеевич, я прошу прощения, понятно, понятно, к чему вы ведете. Я просто вот о чем. Мы же ведь этот инструмент еще летом прошлым опробовали потихоньку, это выплаты детям были, как мы уже говорили, и тому подобное, вроде как экономика сильно не рухнула. Да, цены подскочили, но ведь опять же, хорошо, это же нормальный экономический процесс: у человека появляются деньги, он их больше тратит, тот, кто что-то продает, тоже цены завышает, ну такой вот экономический маховик запускается. Или я неправ? И деньги опять же возвращаются в экономику.

Максим Кривелевич: Кейнсианский мультипликатор – это совершенно замечательно, это то, чего нам очень не хватает, у нас крайне низкая монетизация экономики. Просто вспоминаю старинный анекдот советский про определение психической нормальности человека, когда человеку наливают ванну воды и дают маленькую ложечку и ложечку большую, чтобы ее вычерпывать. Вот большая ложечка – это все-таки еще не психическая нормальность, психическая нормальность – это пробку из ванной вытащить. Добавки по 3–5 тысяч не решат этой проблемы.

Если мы действительно говорим о кейнсианском мультипликаторе, то нам необходимо установить уровень минимальной оплаты труда по образу и подобию того, что сейчас происходит в Соединенных Штатах, где они сказали: 15 долларов в час, меньше быть не может. Понятно, что у нас чуть другие условия, у нас будут другие цифры, но, естественно, речь идет о совершенно другой размерности цифр. И тогда да, можно будет запустить экономику. Добавляя по 300 рублей к пенсии экономику запустить нельзя, это как капать, значит, в трактор бензин из такой вот маленькой чайной ложечки, вот стоять и капать и ждать, пока трактор запустится, – не запустится.

Тамара Шорникова: Понятно. Спасибо вам.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Максим Кривелевич, доцент кафедры...

Иван Князев: …«Финансы и кредит»...

Тамара Шорникова: ...«Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Иван Князев: Самара сейчас на связи, Мария дозвонилась. Мария, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, я слушаю.

В общем, у меня такой вопрос. Вот я инвалид II группы федерального значения, ветеран труда тоже федерального значения, многодетная мать, вырастившая шестерых детей. Не получаю я льгот никаких. Есть единственное, что получаю, медаль есть за пятого ребенка, за шестого не давали.

Тамара Шорникова: А пенсия-то у вас сколько, Мария?

Зритель: Лет мне 71 год.

Тамара Шорникова: Пенсия у вас сколько?

Зритель: Пенсия 14 тысяч, это все, потолок, вместе с моими льготами этими как инвалид II группы. От соцпакета я никогда не отказывалась, так как я получаю лекарства с заниженной дозировкой. Мне не хватает его, мне плохо с него, я покупаю сама, много лекарств я покупаю. Почему? Я сейчас скажу вам, сколько у меня заболеваний, вы скажете сразу, что это недостаточно никакого лекарства. У меня ХОБЛ, саркоидоз II степени, сахарный диабет II степени, стадии, потом, значит, два инфаркта было, стоит кардиостимулятор... Мне слухопротезирование платить надо...

Тамара Шорникова: Ага. Мария, а вы наверняка узнавали, да, о всех положенных вам выплатах и в региональных властях?

Зритель: Я не знаю, мне никто не сказал. Мне сказали, что, если вы инвалидность получаете, никаких льгот других вам не будет.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Это как? Можно оставить хотя бы... Я говорю, у меня зубов нет вообще ни одного, представьте себе, как мне кушать, как мне жить, как мне дальше ходить. Сейчас у меня операция была на позвоночнике, металлоконструкции, я когда работала, я упала, и мне ничего, ни выходного пособия, мне ничего не выплатили, я ничего не имею права, сказали так мне, вот и все.

Тамара Шорникова: Да, Мария, спасибо. Оставьте свои контакты, возможно, через свои каналы попробуем обратиться к властям Самарской области, узнать, возможно, все-таки информация не вся есть. Спасибо еще раз за звонок.

Иван Князев: Спасибо вам.

Ну а сейчас представим еще одного эксперта – Игорь Варьяш у нас на связи, руководитель Аналитического центра финансовых исследований Научно-исследовательского финансового института Минфина России, почетный профессор Финансового университета, между прочим. Здравствуйте, Игорь Юрьевич.

Игоорь Варьяш: Здравствуйте.

Иван Князев: Игорь Юрьевич, я вот не знаю, наверное, есть ли у вас такая информация, нет ли у вас такой информации, просто в кулуарах поговаривают, что к концу года у нас что-то новое, пенсионная реформа наклюнется, но пока никто ничего не говорит, как это все будет выглядеть. То ли это будут какие-то действительно накопительные индивидуальные истории, то ли что-то с Пенсионным фондом сделают. Вы случайно не знаете? И если знаете, поделитесь, а если нет, то что это теоретически может быть?

Игоорь Варьяш: Значит, я, к счастью, ничего не слышал по новой пенсионной реформе, потому что тоже считаю, что достаточно уже было всех этих экспериментов. Надо просто честно работать. И мне хотелось бы поделиться с вами двумя, так сказать, мыслями в этом плане, они полностью совпадают с тем, что говорили ваши гости.

Первое. Пенсии – это социальная политика, а вовсе не финансовая политика. Все зависит от того, как мы рассматриваем социальный статус пенсионеров, как мы вообще к ним относимся. И я хотел бы обратить внимание и наших слушателей, и властей на то, что мы совершенно не заботимся, не оцениваем то участие в общественно полезном труде, я подчеркиваю, не производстве, в общественно полезном труде, который несут на себе пенсионеры, люди старшего возраста. Это обязательно нужно оценивать.

И тогда у нас возникает очень интересная, так сказать, коллизия. Если мы оцениваем участие в общественно полезном труде, то за него как-то нужно платить, вот. И вот я хочу обратить внимание, что пока, пока у нас софинансирование как бы повисло в воздухе, мы чего хотим, то и софинансируем. Нет, оно должно быть привязано к участию в труде, сколько...

Иван Князев: Игорь Юрьевич, я прошу прощения, у вас просто какой-то очень сильный шум идет...

Тамара Шорникова: Фоновый шум.

Иван Князев: ...то ли на заднем фоне, то ли еще где-то. Давайте мы сейчас перенаберем вас по телефону, а пока послушаем звонок, потому что очень плохо слышно вас.

Тамара Шорникова: Да, сейчас Александр из Белгорода. Здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Смотрите, такой вопрос. Чуть-чуть не успел на предыдущую тоже тему по поводу лекарств, поднятия цен, и точно так же пенсии выросли. Я работаю соцработником по уходу за бабушкой и дедушкой после 80 лет. У бабушки пенсия выросла на 800 рублей, относительно лекарства, грубо говоря, подорожали, обычный ее комплект, который она каждый месяц, грубо говоря, приобретает, в среднем на 350 рублей, езжу я по разным аптекам. ЖКХшные услуги подорожали почти на 400 рублей. Грубо говоря, весь прирост пенсии, это не считая остальных расходов на питание, сколько подорожало питание. Пенсии выросли, это как бы, и человек тоже отработал 38 лет на производстве, грубо говоря ветеран труда, а толку, грубо говоря, никакого.

Тамара Шорникова: Да, поняли.

Зритель: Как бы все дорожает-дорожает, такое ощущение больше как бы, чтобы сократить пенсионеров, а не как бы тому подобное.

Тамара Шорникова: Александр, да, расчеты поняли, спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, да, за эту информацию. В принципе большинство что SMS, я вот сейчас читаю, сводятся к тому, что да, естественно, индексация есть, но она теряется полностью на фоне роста цен и других расходов наших пенсионеров, наших граждан.

Игорь Варьяш сейчас вновь на связи с нами. Игорь Юрьевич?

Игоорь Варьяш: Да, я вас слышу.

Иван Князев: Да. Мы на чем остановились?

Игоорь Варьяш: Мы остановились на том, что софинансирование нужно привязать, жестко привязать к тому участию пенсионеров в общественно полезном труде, который сейчас вообще повисает в воздухе и ничего за это люди не получают. Это неправильно, государство должно это софинансировать, и тогда социальный статус пенсионеров повысится, повысится страховая пенсия. Но я вот хочу обратить на это особое внимание, что повысится и накопительная часть пенсии. Я уж не говорю о том, что вообще не надо ее замораживать, это само собой, вот.

Поэтому нужно какой-то народный контроль здесь организовывать, для того чтобы эти деньги не пропадали, чтобы софинансирование было всем ясно, понятно и чтобы люди знали, что если он ухаживают за шестерыми детьми и не работают, это все равно учтется государством, понимаете? Вот есть такие тонкие, так сказать, вещи, но обязательно этим нужно заниматься.

Тамара Шорникова: Но это при этом частные случаи, наверняка их много. Но что сделать с тем, чтобы... Как сделать так, чтобы люди абсолютно понимали и чувствовали, самое главное, вот ту самую индексацию, которую государство проводит, чтобы не съедалось это тратами на лекарства, на подорожавшие продукты и так далее? У нас президент недавно говорил: «Главное, чтобы люди почувствовали улучшение качества жизни». Как этого добиться?

Игоорь Варьяш: Вот смотрите, очень простая вещь. Значит, сейчас 15 тысяч средняя по стране пенсия, страховая пенсия. Значит, в этом году Минтруд и правительство решили, что будет 17,4 тысячи рублей, вот они вот так вот решили, у них там свои расчеты. Но я хочу сказать, что это связано с инфляцией, но повышение пенсии должно опережать инфляцию, понимаете? Не на следующий год идти, а идти в том году, в котором люди покупают все, вот нельзя. А правительство приняло достаточно... каждый квартал, да?

Тамара Шорникова: Нет, Игорь Юрьевич, к сожалению, все-таки продолжаем проблемы со звуком получать. Спасибо вам за комментарий.

Иван Князев: Ну, общая мысль главная нашего эксперта понятна, что действительно индексация пенсий все-таки должна опережать инфляцию, а не догонять, не подстраиваться под нее.

Тамара Шорникова: Благодарим за комментарий Игоря Варьяша, руководителя Аналитического центра финансовых исследований Научно-исследовательского финансового института Минфина России.

После нас несерьезный блок новостей и рубрика «Промышленная политика», в ней сегодня будет о машиностроении идти речь.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Об этом рассказали в Минтруде. Средняя пенсия сейчас составляет 15774 руб. Как на неё прожить?