Пенсионер из трущоб. Международные эксперты назвали Россию одной из худших стран для жизни на пенсии

Гости
Юлия Финогенова
профессор кафедры финансов и цен РЭУ им. Г.В.Плеханова
Ольга Аникеева
социолог, доцент РГСУ

Ольга Арсланова: Добрый день! Это программа «ОТРажение», мы продолжаем, и время нашей большой темы, большой дискуссии. Давайте поговорим о жизни пенсионеров. Где же пенсионерам жить хорошо, выяснили банкиры зарубежные, которые назвали лучшие и худшие страны для пожилых людей.

Денис Чижов: Я вот тут считал-считал, 30 лет мне еще с тобой в эфире сидеть, 30 лет, чтобы дослужиться до пенсии, представляешь?

Ольга Арсланова: Какие мы оптимисты.

Денис Чижов: Да. Аналитики французского инвестбанка составили подробный список, давайте на него посмотрим, что там насчитали.

Ольга Арсланова: Итак, вот он, рейтинг лучших и худших стран для людей, которые уже поработали на эти страны, все свои ресурсы исчерпали и ушли на заслуженный отдых. Составили этот рейтинг в соответствии с глобальным индексом пенсионного обеспечения. В нем по каждой стране учитывается уровень процентных ставок, производства и равенства доходов, размер государственного долга и даже изменения климата – в общем, очень много факторов, которые влияют на жизнь в этой стране, в частности для пожилых людей. По итогам подсчета оказалось, что настоящий рай для пенсионеров – это Исландия (несмотря на климат), за ней следует Швейцария и Норвегия. США на 16-м месте благодаря улучшению качества жизни населения, ранее эта страна занимала 18-е место.

Денис Чижов: Ну а в числе худших для пенсионеров оказались Литва, Латвия и Греция. Собственно, нам тут до них и недалеко, я имею в виду географически.

Ольга Арсланова: Ага, особенно до Греции.

Денис Чижов: Ну не совсем... Абсолютным аутсайдером в рейтинге стала Индия. Россия тоже несильно далеко, 38-е место, это при том, что исследователи использовали данные за прошедший год без учета еще обстоятельств, возникших сейчас из-за коронавируса. Я даже боюсь узнать эту цифру сейчас.

Ольга Арсланова: Можно предположить, что сейчас наше место где-то поближе к Индии.

Как же живется российским пенсионерам? Будем выяснять. Как льготы им обеспечиваются, есть ли они, какие они в разных российских регионах? Ведь мы же можем составить еще и свой рейтинг внутри страны, в каком регионе пенсионерам лучше и хуже всего. Какой помощи ждут российские пенсионеры от государства, если вообще еще ждут? Давайте об этом поговорим прямо сейчас, будем разбираться.

Денис Чижов: И мы призываем наших телезрителей, конечно же, писать. Расскажите, из какого вы региона, хватает ли вам пенсии, ну и можно цифры тоже писать: регион и какая у вас пенсия.

Ну а мы пока что перенесемся не так далеко от центра Москвы, от Останкино, в Подмосковье. Как живется пенсионерам там, давайте посмотрим.

СЮЖЕТ

Ольга Арсланова: Звоните в прямой эфир, особенно интересно сегодня пенсионеров послушать, да?

Денис Чижов: А вот они нам уже пишут, кстати, очень много.

Ольга Арсланова: Где вы живете и как вы себя чувствуете там, где вы живете?

Денис Чижов: Смотрите, очень много сообщений, ну как всегда, что вот ну в Москве-то пенсионерам живется хорошо, пишут из других регионов, например из Тульской области: «Где? В Москве хорошо, а в регионе плохо». Из Тюменской области нам написали: «Пенсия должна быть 25 тысяч рублей». Сколько вам нужно для счастья? – 25 тысяч рублей, это при условии стабильных цен. Из Пермского края говорят, что у них хуже всего... Так, цифры никакие не написали... А вот хорошее сообщение из Челябинской области, понятно, главное, чтобы было здоровье и пенсия не менее 500 евро, ну или согласны в худшем случае на 50 тысяч рублей.

Ольга Арсланова: Сейчас с нами на связи профессор кафедры финансов и цен РЭУ имени Г. В. Плеханова Юлия Финогенова. Юлия Юрьевна, здравствуйте.

Юлия Финогенова: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Смотрим мы на зарубежный список вот этот стран, где пенсионерам лучше всего жить...

Денис Чижов: ...и завидуем.

Ольга Арсланова: Честно говоря, очень грустно. Действительно мы можем говорить о таком колоссальном разрыве в уровне жизни российских пенсионеров и европейских пенсионеров?

Юлия Финогенова: Ну, на самом деле в большинстве стран мира сама структура... трехуровневая. То есть имеется в виду, что... с самой первой своей зарплаты они имели право копить себе на пенсию, например, в рамках каких-то корпоративных пенсионных программ. Например, какие-то страны, в которых прогрессивная шкала, у них очень серьезное стимулирование было на предмет того, что налоговые вычеты предоставлялись по тем добровольным пенсионным взносам, которые эти пенсионеры делали.

Что происходит в России? В России у нас сначала была распределительная система, потом в 2001 году она стала распределительно-накопительной, потом в 2015 году мы снова возвратились вот в эту распределительную систему. И на самом деле люди не просто не могут понять, собственно говоря, что происходит, но из-за вот этих пертурбаций экономических, демографических у людей просто нет ни веры в то, что действительно долгое время можно копить, нет каких-то серьезных налоговых стимулов, постольку-поскольку у нас плоская шкала налогообложения, а не прогрессивная.

Ну и, наконец, у людей достаточно все-таки низкая зарплата. Я бы не сказала, что наш ВВП может сравниться, например, с ВВП США, у нас США вошли в лидеры как раз по пенсионному обеспечению, но, к сожалению, ВВП России значительно ниже. Следовательно, и зарплаты в России у большинства граждан тоже достаточно низкие, и у людей просто нет возможности и понимания, что нужно копить с первой зарплаты.

Вот эти все исторические, я бы сказала, факторы и привели к тому, что, к сожалению, большинство пенсионеров живут, те, которые не работают, на пенсию, которая очень низкая, в большинстве регионов пенсия, в общем-то, очень близка к минимальному прожиточному минимуму пенсионера. А те, кто никак не хотят с этим мириться или имеют возможность все-таки не жить только на пенсию, они предпочитают работать. У нас сейчас в России, только подумайте, 9 миллионов работающих пенсионеров, это официальные такие данные, то есть это достаточно большое количество людей. Вот я думаю, что, если мы посмотрим те страны, которые вы привели в табличке, там Исландия и так далее, там будет проведен опрос, сколько пенсионеров, вышедших на пенсию, работает, я думаю, что там будет цифра стремиться к нулю в отличие от России, к сожалению.

Ольга Арсланова: Потому что а зачем, и так можно спокойно жить, наслаждаться жизнью.

Юлия Финогенова: Да. Они всегда копили сами, у них работодатель за них делал отчисления, и сама система пенсионная, которая в то время, с самого начала существовала, 30–40 лет назад, когда они только начали работать, она предполагала добровольные накопления какие-то, ну и, соответственно, стимулирование государством этих накоплений. У нас, к сожалению...

Ольга Арсланова: Смотрите, ну вот тогда самый простой вопрос. Вот вы описываете, как сделать, ну как создать систему, которая обеспечит пенсионерам хорошую жизнь на пенсии. Вопрос: а почему эту систему, которая 30–40 лет назад появилась в этих странах, нельзя сейчас создать в России?

Юлия Финогенова: Ну, я уже говорила о том, что в 2001 году у нас была попытка сделана создать распределительно-накопительную систему. Вы помните, да, что 22% пенсионный взнос, из них 6% шло на накопление. Но к сожалению, в России она дала, скажем так, сбой.

Почему? Потому что эта система, пенсионная реформа началась сразу же практически после всяких пертурбаций, которые были в экономике в начале 2000-х гг., и люди, которые потеряли свои накопления за несколько десятков лет в Сбербанке, подумали: «А зачем мне делать накопления в пенсионной системе? Вот я сейчас буду делать добровольные какие-то отчисления, а через 5–10 лет там от них останутся рожки да ножки», – грубо говоря. Поэтому тут вот еще есть очень важный психологический фактор в России, что пенсионная система началась, скажем так, после перехода на новые экономические реалии достаточно быстро, через 10 лет практически, и у людей просто был очень высокий уровень недоверия, недоверия к накоплениям.

Ну и, конечно, еще один фактор: все-таки я бы сказала, что если в 2001 году у нас, в общем-то, эта система действовала и какие-то накопления стали поступать в экономику, к сожалению, они не были эффективно расходованы. То есть я вот, например, не могу привести каких-то примеров, куда бы, действительно, какие-то инфраструктурные инвестиции были бы за счет этих пенсионных накоплений осуществлены серьезные. По идее деньги поступают в экономику, но опять-таки там, допустим, нефтегазовый сектор, государственные какие-то проекты, но их недостаточно, для того чтобы действительно экономику как-то разогнать за счет вот этих длинных пенсионных денег.

Денис Чижов: Юлия, а доверие к пенсионной системе, по-моему, до сих пор на низком уровне достаточно – люди как не доверяли с краха Советского Союза, перестали доверять, так и молодежь не доверяет совершенно, никто на пенсию не рассчитывает.

Юлия Финогенова: Я думаю, что здесь еще очень важный момент такой, который связан с, во-первых, информированностью и финансовой грамотностью населения. Потому что вот эта тема вообще финансовой грамотности на самом деле, как ни странно, для нашей страны достаточно свежая. То есть лет 5–7, когда Центробанк начал поддерживать различные программы по внедрению финансовой грамотности, вот это донесение понятия сложного процента, понимание, что это такое, что, если я сегодня вложу, условно говоря, рубль, даже при небольшой какой-то доходности, 5% годовых, через 20–30 лет я уже буду с этого рубля иметь тысячу рублей, и чем дольше я буду купить, тем больше денег у меня будет. Вот это как бы та философия, накопительная философия, многие люди ее просто не понимают.

Я, конечно, согласна с тем, что у нас еще психологическое есть недоверие вообще к любым накоплениям, но, с другой стороны, все-таки у нас уровень жизни населения позволяет хотя бы небольшую, маленькую часть откладывать. Вопрос в том понимании, зачем это делать. Мне кажется, что, если людям объяснять регулярно, что, к сожалению, российская пенсионная система государственная вас никогда не обеспечит богатой пенсией, то есть, только полагаясь на государство, вы всегда будете балансировать на грани, так сказать, с хлеба на квас перебиваться на пенсии, что обязательно, обязательно нужно думать о каких-то добровольных накоплениях. Пускай немножко, пускай по 2–3 тысячи ежемесячно куда-то откладывать, для того чтобы в дальнейшем все же иметь некую подушку безопасности.

Ольга Арсланова: Вот тут главный вопрос, куда вкладывать. Нам регулярно эксперты рассказывают в прямом эфире о том, что даже пенсионер сегодня может освоить брокерский счет в любом банке, хоть в Сбербанке, неважно, купить облигации федерального займа, если боится акции покупать, опасается, или валюты прикупить... То есть даже не депозиты, а вот какие-то такие более интересные инструменты. Но почему-то мы видим, что пенсионеры этими инструментами по какой-то причине не пользуются. Может быть, они в чем-то правы?

Юлия Финогенова: Вы знаете, я бы сказала так, что нужно этими инструментами не пенсионерам пользуются, а как раз… Я вот не знаю насчет себя, мне уже до пенсии, наверное, не так уже долго осталось, но если бы я посмотрела назад, когда я, скажем, только закончила вуз и начала работать, вот, наверное, вот эти все инструменты нужны как раз для тех, кто только вступает в свою трудовую карьеру. Потому что когда тебе до пенсии осталось, скажем, лет 10, то, в общем-то, эти инструменты, любые инструменты, даже какой-нибудь 100%-й доходности, вряд ли спасут. Нужно копить регулярно и понемножку.

А что касается популярности тех или иных инструментов, то это опять-таки к вопросу о финансовой грамотности населения. Даже, мне кажется, в любом банке, даже в Сбербанке сейчас помимо того, что депозит является наиболее популярным методом накоплений, но я думаю, он будет терять свою популярность в связи с тем, что у нас низкие процентные ставки. Я уже неоднократно говорила на передачах, что из-за падения ключевой ставки, ставки рефинансирования Центробанка, у нас доходность депозитов падает.

Из-за этого на самом деле бо́льшая часть людей, которым до пенсии, скажем, 20–25 лет, я думаю, они должны пересмотреть, те, кто имеют деньги на депозитах, свою стратегию и выбрать, какую-то часть, скажем так, своих накоплений перевести в более рисковые инструменты, но с более высокой доходностью, для того чтобы обеспечить себе некий, как я сказала, капитал к моменту выхода на пенсию.

Ольга Арсланова: Ну и вот сегодня в России, конечно, это, наверное, тоже наша отличительная особенность от западных, европейских стран по крайней мере, – это то, что своей главной инвестицией пенсионеры считают детей. Помогают дети, а иногда бывает и наоборот, что родители-пенсионеры продолжают детям помогать, ну вот такая некая патриархальная структура финансовая, которой как-то вот больше ей доверяют, что ли, получается, наши пенсионеры, чем государству и разным формам накоплений.

Юлия Финогенова: Ну, мне кажется, что это происходит от некой безысходности, то есть это вот по старинке... Еще в советское время такая сложилась система патриархальная, как вы сказали...

Ольга Арсланова: Не знаю, как это… Семейная.

Юлия Финогенова: Действительно, когда есть мама-папа и, собственно, от государства многого... Государство, конечно, тоже выплачивало пенсии, но всегда такая была взаимопомощь. Вы помните, что в советское время не было нянь, то есть всегда за детьми смотрели бабушки.

Ольга Арсланова: Да, правда.

Юлия Финогенова: Вот то же самое происходит. Мы вырастим детей, и как бы ну какая там гарантия, что Сбербанк не разорится лет через 50 или какой-нибудь фонд инвестиционный, но ребенок, которого ты вырастил, который нашел хорошую работу, он всегда поможет, он никогда тебя не оставит. И действительно, вот эта психология кардинально отличается от той, которая на Западе, и на самом деле мне кажется, что она является минусом как раз в принятии индивидуальных каких-то инвестиционных решений.

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: Юлия, а вот нам из Московского региона пишут, действительно это проблема, постоянно меняются правила пенсионных начислений в нашей стране, все непрозрачно, и вообще сложно рассчитать свою пенсию. Самая главная загадка – это посчитать, какой же будет у меня пенсия, это практически невозможно. Это проблема только у нас в стране, или вообще это стандарт такой, что как что начисляется, конечная сумма, бог его знает, как она появилась?

Юлия Финогенова: Вы знаете, на самом деле это не проблема. То есть если задаться такой целью, то можно зайти на сайт Пенсионного фонда и в принципе в системе онлайн рассчитать свою пенсию.

Кроме того, если, например, я хочу посмотреть, сколько... Есть специализированные финансовые инструменты, в которых можно осуществлять такие, скажем так, целевые пенсионные накопления, они называются негосударственные пенсионные фонды, и на большинстве сайтов, например, негосударственных пенсионных фондов есть три опции: возраст, когда ты начал делать накопления, в каком объеме ты эти накопления хочешь осуществлять, как часто, и, соответственно, когда ты собираешься выйти на пенсию. И после этого нажимаешь на кнопку Enter и выходит размер твой пенсии, все. То есть на самом деле посчитать накопительную пенсию не так сложно, сложнее посчитать распределительную.

Но на сайте Пенсионного фонда Российской Федерации, как я уже сказала, также есть калькуляторы, то есть по идее какую-то грубую прикидку того, сколько тебе будет положено в государственной системе, сделать можно, постольку-поскольку государственная пенсия зависит от двух факторов по большому счету, стаж и размер твоей зарплаты, вот и все. По сути стаж и зарплата – это основные факторы, которые оказывают влияние на, собственно, твою пенсию, и на сайте Пенсионного фонда, как я уже сказала, ее определить можно. То есть я бы не согласилась с вами, когда вы говорите, что это тайна за семью печатями. Правила действительно меняются...

Денис Чижов: ...но несильно.

Юлия Финогенова: ...но они отображаются онлайн, да. Нет, на самом деле они достаточно сильно поменялись в 2014–2015-х гг., такое было, когда мы перешли как раз от системы исчисления пенсии, которая была еще в 2001 году принята, к системе, когда мы перешли к так называемым индивидуальным пенсионным коэффициентам, такое дело было действительно. Но с тех пор, с 2015 года она кардинально не поменялась.

Денис Чижов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Да, спасибо. Юлия Финогенова была с нами на связи.

Послушаем наших зрителей, пенсионеров и не только, прямо сейчас. У нас на связи Людмила из Оренбурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Людмила, слушаем вас. Как дела в Оренбурге?

Зритель: Ой, ну как? Все по-разному живут.

Денис Чижов: Как вы живете?

Зритель: Весело. Я живу одна, пенсия 13 600. Поменять на меньшую квартиру просто уже нереально, некуда, однокомнатная квартира. Получаю пенсию, заплатила ЖКХ, аптека, лекарства, и оставшиеся деньги делю вот, сколько там осталось, делю их на...

Денис Чижов: А сколько остается из суммы после ЖКХ и лекарств?

Зритель: Ой, вы знаете, остается прямо вот, честно говоря, минимум, мизер, потому что у нас как бы такая медицина, что вот на 200 рублей мне дают бесплатные лекарства, на 2 тысячи я покупаю сама, это минимум. Если что-то где-то надо пройти курс лечения, то это -5 тысяч еще. Ну, рассчитываю, что где-то хотя бы по тысяче на неделю остается, вот я раскладываю, на что я могу потратить тысячу. Ну как вы думаете, веселая жизнь?

Денис Чижов: Ага, ну да.

Зритель: Это на продукты, вот на продукты просто чисто остается, а чтобы купить что-то себе, это просто нереально. Надо еще купить вот эти мыло... всякие, бытовая химия и прочее, прочее, это тоже ведь необходимо.

Денис Чижов: Да, спасибо большое. Ну вот вы, к сожалению, не одиноки в этой проблеме. Например, Саратовская область: «Пенсия 10 тысяч». Белгородская жалуется, что в Казахстане аналогичные сверстники получают пенсию в 1,5 раза больше, пишет пенсионер-инвалид III группы. Московская область, вот кто-то пишет нам из зрителей, что вот в Москве, в Московском регионе пенсионеры, а вот нет, пенсия 11 тысяч рублей, одна живет в Московской области.

У нас есть еще один телезритель, который дозвонился. Здравствуйте. Вы нас слышите?

Зритель: Алло?

Денис Чижов: Марина из Чувашии дозвонилась.

Ольга Арсланова: Добрый день.

Зритель: Да.

Денис Чижов: Как у вас обстановка с пенсиями?

Зритель: Вот получаю пенсию 8 200.

Денис Чижов: 8 200?

Зритель: Да. В летний период, слава богу, выручает огород, баночки заготавливаю на зиму, но на этих баночках постоянно не будешь ты жить, они приедаются, охота чего-нибудь вкусненького, вот. А зимой еще газ оплачиваем, 3 тысячи, дом 70 «квадратов» потому что, 3 тысяч только за газ выходит платить.

Денис Чижов: А всего «коммуналка» у вас какая? Из пенсии сколько остается на траты после ЖКХ?

Зритель: Вот не поверите, наличку вообще не получаю, отовариваюсь на почте, беру продукты, только так приходится, иначе до пенсии не вытягиваешь.

Ольга Арсланова: Спасибо вам большое, спасибо.

Зритель: Это же масло, все, эти порошки, ну все вот это вот.

Денис Чижов: Да, спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо. Пенсии маленькие, это понятно, потому что зарплаты у нас маленькие.

Денис Чижов: Ну да.

Ольга Арсланова: Но тем не менее что-то может компенсироваться льготами от государства. Давайте узнаем, какие льготы есть для российских пенсионеров, пусть мы и не вверху списка лучших стран, но вот такая у нас страна какая есть...

Денис Чижов: Мы не Исландия.

Ольга Арсланова: ...это наша родина, давайте выяснять, что она нам все-таки хорошего предлагает.

Для начала перечислим федеральные льготы, посмотрим на графику. Все пенсионеры в стране освобождены от уплаты налога за квартиру, дом, дачу или земельный участок, или же эти налоги могут быть существенно снижены. Что еще положено? Льготные лекарства, раз в год путевка в санаторий с бесплатным проездом по железной дороге до места отдыха и обратно. Также работающие пенсионеры могут потребовать отпуск за свой счет продолжительностью в 2 недели и имеют право получить 2 выходных дня в году для прохождения диспансеризации. В основном это все.

Но есть еще кое-что, льготы есть для пенсионеров, которые вводят отдельные регионы, то были федеральные, а сейчас региональные. Субъекты федерации устанавливают льготы на проезд общественным транспортом, при оплате коммунальных услуг часто снижают или полностью аннулируют плату за капремонт и вывоз мусора, предоставляют льготы при оплате транспортного налога и при газификации дома. Существенные скидки дают магазины, аптеки, музеи, парки. Наличие конкретной льготы или сумму скидки, правда, нужно узнавать на местах.

Многие из этих льгот не так просто получить, они не автоматически вам начисляются и выдаются, как вы стали пенсионером, нужно ходить собирать бумажки и получать льготы.

Денис Чижов: Или нужны какие-то специальные люди, например адвокаты и юристы, которые могут с этим помочь. Ну вот и нам сейчас поможет Виктория Данильченко, адвокат. Виктория Борисовна, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Виктория Данильченко: Здравствуйте.

Денис Чижов: Ну а вот сложно ли пенсионеру самому оформить, это вообще возможно, или дорога только к адвокату? А они, наверное, просят денег.

Виктория Данильченко: Да ну, перестаньте, почему дорога только к адвокату? Дорога совершенно не просто к адвокату.

Денис Чижов: К юристу точнее.

Виктория Данильченко: Ну к юристу, хорошо. Давайте, во-первых, начнем, если мы с вами говорим про оказание юридической помощи, то давайте не будем забывать, что в МФЦ сейчас обязательно при каждом абсолютно МФЦ есть кабинет юриста, который бесплатно консультирует людей, достигших пенсионного возраста, иными словами пенсионеров. Это то, что касается одной части юридической помощи.

Другая часть юридической помощи – это нотариусы, куда же без них, когда тебе нужно заверить какую-то бумажку, в том числе и для предоставления куда-нибудь, чтобы получить ту самую льготу. В этом случае нотариусы также не взимают госпошлину, которую бы взимали с нас с вами, поэтому это тоже, в общем, достаточно серьезное подспорье.

То, что касается вопросов, я смотрела, немножко вот застала вашего другого эксперта, которая так рассказывала: «Выходишь, значит, здесь на портал, нажимаешь один, потом нажимаешь два, потом на кнопочку Enter, она тебе все рассчитывает». Это, конечно, классно, когда мы понимаем, как это и что это рассчитывается, потому что зачастую пенсионеры даже кнопочку Enter не знают, где найти. И в общем это, к моему большому сожалению, достаточно серьезная группа товарищей, которые просто-напросто действительно не знают, что сделать и куда обратиться. Прежде всего давайте не забывать, что у нас есть собесы, куда любой пенсионер может прийти и попросить оказания той самой помощи по установлению льгот, и вы правильно сказали, это федеральные, региональные, муниципальные льготы, которые могут быть предоставлены тому или иному пенсионеру.

Более того, я, может быть, сейчас кого-то удивлю, что, например, у нас очень многие люди не знают, что когда они находятся с пожилыми родственниками, родителями или еще просто ухаживают за лицами пожилого возраста, пожилой возраст, о котором я сейчас говорю, это 80+, то они точно так же могут оформить для себя и льготные денежные средства на оказание вот определенной помощи, это 1 200 рублей...

Денис Чижов: Ну, это вроде бы так хорошо звучит, что вы придете и вам все помогут, но вот есть же пенсионеры, которые живут очень далеко от МФЦ, я имею в виду не города, а какие-то деревни, села и так далее. Вот как им?

Виктория Данильченко: Ну, в деревнях и селах, безусловно, везде есть администрация, которая занимается, в том числе есть обязательно сотрудник, который занимается...

Денис Чижов: Занимается ли?

Виктория Данильченко: ...вопросами по оформлению тех самых льгот, о которых мы выше с вами говорили. Конечно, а как же?

Ольга Арсланова: Ага.

Можно ли говорить, что у нас пенсионеры равны, как по Конституции положено, в разных российских регионах? Я имею в виду даже не уровень пенсий, не уровень доходов, потому что, понятно, и зарплаты разные, и пенсии более-менее отличаются, а именно по количеству льгот, которые они могут получить.

Виктория Данильченко: Нет, конечно, нет.

Ольга Арсланова: У нас же очень часто жалуются на то, что вот у московских все есть (впрочем, как всегда), а в регионах проблемы.

Виктория Данильченко: Опять же в регионах мне сложно говорить про проблемы, но, если мы говорим объективно, да, я думаю, что, конечно, в Московском регионе, в области, в Московской области, регионе, конечно, этих льгот будет просто-напросто больше. Но давайте только не забывать и о другом, что и в Москве, и в той же самой Московской области и жизнь дороже, ну так, и рассуждать о том, что здесь вот у этих все есть, а у тех чего-то не хватает, опять же я бы так не сказала.

Потому что федеральные льготы, которые основные и предоставляющие людям пенсионные пособия, конечно, как вы уже правильно сказали, разные заработные платы, разные, например, я не знаю, минимальный прожиточный минимум в каждом регионе свой, если он в Москве, я не знаю, 13 тысяч, то сложно говорить о том, что в каком-то регионе он будет точно такой же. Конечно, он таким не будет, и мы с вами слышали женщину из Чувашии, которая получает, извините, 8 тысяч или сколько, – это, конечно, совсем не те денежные средства, которые получались бы в Москве.

Но например, опять же, если мы с вами обратимся к вопросу о предоставлении медицинской помощи для пенсионеров, которая должна быть льготной, это однозначно, это невозможно ее, например, если региональные власти не закрепили такую преференцию для пенсионеров, значит, тоже есть о чем говорить и люди не должны молчать. Но я почему-то считаю, что, конечно, об этом знают, но многие привыкли скорее критиковать.

Да, мы понимаем, что это самая уязвимая часть населения нашего, но не всегда люди сами идут и что-то делают, ссылаясь вот как раз на то, о чем вы говорите: кто-то не живет рядом с МФЦ, у кого-то еще какие-то проблемы, кто-то не умеет кнопку на компьютере, у кого-то просто никакого компьютера нет. То есть все эти моменты невозможно учесть, вот все, чтобы каждый человек был абсолютно в полном достатке, потому что у него все есть, – такого не будет, к сожалению.

Денис Чижов: Виктория, а вот нам из Чечни пишет телезритель: «Проработал 35 лет, пенсию получаю 10 тысяч рублей (с учетом сельхознадбавки), а тунеядец, проработавший 17 лет, получает 9 800». Вот у меня отсюда вопрос – а вообще можно с кем-то, с государством, с Пенсионным фондом посудиться и оспорить размер назначенной тебе пенсии?

Виктория Данильченко: Конечно.

Денис Чижов: Или так же не только размер пенсии, но и льготы какие-то?

Виктория Данильченко: Конечно.

Денис Чижов: Как это происходит вообще?

Виктория Данильченко: Конечно, безусловно, и дел таких много, и практика по таким делам весьма и весьма на сегодняшний момент достойная, ее много. Повторяю: конечно, можно, безусловно. В начале пишется заявление в Пенсионный фонд, в котором, соответственно, лицо указывает, что оно не согласно с теми нормами предоставления пенсионных выплат, которые, собственно, обозначены в том самом Пенсионном фонде. И в случае, если Пенсионный фонд вам отвечает, что нет, например, ваши расчеты не соответствуют тем нормативам, нормам и действительности на сегодняшний день, безусловно, необходимо подавать исковое заявление в суд и ставить вопрос о перерасчете пенсии и, собственно, взыскивать те денежные средства, которые с точки зрения, назовем это так, обездоленного или обиженного истца ему не выплатил Пенсионный фонд.

Денис Чижов: Но это на практике самому сделать уж точно невозможно, здесь понадобится адвокат.

Виктория Данильченко: Ну, это сложно, это правда.

Ольга Арсланова: Спасибо. Виктория Данильченко, адвокат, была с нами на связи.

Послушаем наших зрителей, Лилия из Симферополя дозвонилась. Добрый день.

Зритель: Добрый день.

Ольга Арсланова: Как живут пенсионеры в Симферополе? Лилия, расскажите.

Зритель: Да, добрый день. Я хочу сказать больше не для пенсионеров, а для будущих пенсионеров.

Денис Чижов: Мы вас слушаем.

Зритель: Я 4-й год на пенсии, за 1,5 года до пенсии попыталась накопить определенную сумму денег и положить на депозит. К сожалению, сейчас хоть и упали процентные ставки, но я не смогла разобраться с этой покупкой бумаг ценных, акций, к сожалению, не увидела пока особой в этом прелести, потому что поняла, что там один раз в год можно получить дивиденды, вроде бы в июне, но, может быть, я не права. А если кладутся деньги на депозит, то я каждый месяц имею дополнительный доход, мне перебрасывают проценты на пенсионную карточку.

Так вот я хочу посоветовать тем, кто не может купить акции, как и я, не понимает в этом, все-таки не отказываться от депозитов. У меня пенсия почти 21 тысяча, и я дополнительно ежемесячно получаю 14 тысяч от депозитов.

Ольга Арсланова: Так.

Зритель: И получилось так, что я, находясь на пенсии, если у меня остаются излишки денег каждый месяц, я еще доношу их опять в банк, и процент, как бы сама сумма несильно меняется несмотря на падение ставок.

Денис Чижов: Слушайте, извините, я залезу немножко в ваш кошелек: если 14 тысяч составляет процент по депозиту, у вас депозит-то несколько миллионов, по-моему, лежит.

Ольга Арсланова: Посчитал Денис.

Денис Чижов: Нет, ну так же получается.

Зритель: Три миллиона. Я начинала, до пенсии у меня было 1 миллион 200 тысяч, а теперь, находясь на пенсии 4-й год, у меня уже 3 миллиона. Но это вот про депозиты, я все-таки от них не отказываюсь, и недавно я открыла еще один депозит. Когда набирается 1 миллион 400, я открываю в другом банке, потому что застрахованная сумма, это вы знаете.

Ольга Арсланова: Да-да-да.

Зритель: Мне так вот нравится.

Денис Чижов: Ну вот после вашего звонка... Все говорили, что в Москве пенсионерам хорошо живется, а теперь все в Крым поедут.

Ольга Арсланова: Лилия, ну а все-таки вопрос. Вы вот стали копить с вашей пенсии в 20 тысяч, а зарплата у вас всю жизнь была высокая, получается, да?

Зритель: В общем-то, да, зарплата у меня была, может, и не очень высокая, но для Крыма терпимо, в районе 36–37 тысяч у меня была зарплата, а последние 1,5 года перед пенсией, я знала, что у нас я не смогу дальше работать, я старалась все эти деньги отложить, а жить на зарплату мужа.

Денис Чижов: Так многие делают.

Зритель: Ну и кроме этого еще, конечно, удобно то, что у нас свой дом, это тоже определенная помощь: куры, овощи, яйца, все это мы еще сами...

Ольга Арсланова: Да, спасибо вам. Отличная схема из Симферополя, спасибо.

Денис Чижов: Жить на зарплату мужа, ты об этой?

Ольга Арсланова: Нет, я о другой.

Денис Чижов: Хорошо.

Ольга Арсланова: Мы продолжаем, и сейчас с нами на связи Ольга Аникеева, доцент факультета социальной работы РГСУ. Ольга Александровна, здравствуйте.

Ольга Аникеева: Добрый день.

Ольга Арсланова: Ну вот мы пытаемся выяснить, точнее выяснили уже специалисты, в каких странах лучше всего живется россиянам, наша страна оказалась ближе к концу этого списка. Если говорить о нашей стране в целом, где внутри нашей страны пенсионерам живется лучше и почему?

Ольга Аникеева: Причин очень много, и причины, конечно, разные. Во-первых, начнем с того, что у нас регионы разные. У нас есть регионы-доноры, вполне самодостаточные и прибыльные, есть регионы, которые дотационные достаточно, то есть они получают помощь из центра. Естественно, если регион донор и хватает у него средств, для того чтобы обеспечить свою социальную политику, то тогда, конечно, поддержка большая. Например, очень многие пенсионеры говорят, что замечательная жизнь в Белгороде: чисто, красиво, уютно...

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: Белгород?

Ольга Аникеева: ...замечательно развиты социальные службы, помощь, поддержка, медицина замечательная. Ну вот такие различия есть во всех регионах. Нам приходилось контактировать с Тюменской областью, там тоже неплохо поставлены социальные службы. Дело же не только в размере пенсии, что само по себе такой серьезный камень преткновения, но очень много и других аспектов надо учитывать.

Денис Чижов: Вот климат, например, вот здесь Краснодарский край среди пенсионеров не пользуется популярностью? Вот у меня есть, например, знакомые моих родителей, которые из Сибири переехали ну не в Сочи, понятно, там дорого, не помню, Туапсе, например, или что-то такое.

Ольга Аникеева: Ну, давайте начнем с того, что не все люди настроены на переезд. Например, у многих служб социальных есть такая установка, что человек должен доживать свою жизнь в тех пределах, в тех пространствах, к которым он привык...

Денис Чижов: Где родился, там и пригодился.

Ольга Аникеева: ...где есть соседи, знакомые, родные... Что, простите?

Денис Чижов: Где родился, там и пригодился, да-да-да.

Ольга Аникеева: Да-да-да. Есть люди, которые ни за что не уедут, даже если им очень плохо; есть люди, которые привыкли жить именно в этой среде, когда вы ходите по территории, вам все напоминает о чем-то хорошем, не знаю, вот детская площадка, где выросли дети, вот соседи, которые только что бегали маленькими, вот у них уже внуки растут. Это все очень продлевает жизнь, дает такой хороший адаптационный ресурс. Но есть люди, которые непременно поднимаются и уезжают. В советское время многие люди уезжали на Север, в Сибирь, на Дальний Восток, с тем чтобы заработать какие-то средства и потом уезжать в более южные.

Денис Чижов: А вот, кстати, из Белгорода нам пишут, вы сказали, там хорошо, вот 9 200, пишет Анатолий из Белгородской области, даже город Белгород. А можете еще какие-то регионы назвать? Вот Белгород вы назвали, а где еще пенсионерам хорошо живется?

Ольга Аникеева: Ну, я не могу сказать точно, потому что я пользуюсь официальными данными. Мне приходилось читать о том, что неплохо поставлена социальная служба в Омске, в Уфе, в ряде других регионов. На самом деле вот таких вот высокоположительных оценок мало.

Ольга Арсланова: Ага.

Чего больше всего не хватает в плане социальной поддержки пенсионерам в нашей стране, для того чтобы сказать, что жизнь их счастливая на пенсии?

Денис Чижов: Удалась.

Ольга Арсланова: Комфортная.

Ольга Аникеева: Ну, кроме маленькой пенсии, о чем мы уже говорили неоднократно, это безусловно правильно... Кстати, я бы поддержала, значит, мнение телезрителя, который считает, что минимальная пенсия должна быть 25 тысяч, она спокойно рассчитывается и выводится из той реальности, в которой мы сейчас живем. А какая должна быть средняя, наверное, можно еще рассчитать. Но как рассчитать, собственно, вот эту жизнь?

Конечно, прежде всего она опирается на пенсию, но должны быть поставлены хорошо социальные службы. Вот сейчас говорили о том, что есть много разных льгот, есть разные формы поддержки в разных регионах, но вот информация о том, какие льготы есть, есть у профессионалов, юристы могут, на правовой консультации можно получить такой материал, но нет ни одного портала в России, где можно было бы зайти и посмотреть все-все-все свои льготы федеральные, региональные, особенности и ограничения.

Ольга Арсланова: Ага.

Денис Чижов: Спасибо большое, спасибо, у нас просто время уже заканчивается. Говорили сегодня о пенсиях, где пенсионерам жить хорошо.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему? Обсудим в ТЕМЕ ДНЯ