Пенсионерам простят долги? Выясняем, кто попадает под временную амнистию

Пенсионерам простят долги? Выясняем, кто попадает под временную амнистию | Программы | ОТР

долги, кредиты, экономика

2020-11-23T12:54:00+03:00
Пенсионерам простят долги? Выясняем, кто попадает под временную амнистию
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Алексей Петропольский
руководитель Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «ОПОРА РОССИИ»
Александр Сафонов
проректор Финансового университета при Правительстве РФ, доктор экономических наук

Иван Князев: В Госдуме предлагают продлить отсрочку по принудительному взысканию долгов по кредитам для пенсионеров и пострадавших бизнесменов. Это, конечно же, вполне логично. Все мы надеялись, что ковидная зараза кончится, к зиме наконец уйдет, доходы вернутся, деньги в кошельках вновь появятся. Но не тут-то было.

Тамара Шорникова: Да, кажется, что пока становится лишь хуже. Вот посмотрим на предельно конкретную статистику. Сейчас у судебных приставов на пенсионеров лежит почти 2 млн. дел на сумму 361 млрд. руб. Из них кредиты это 354 млрд. На предпринимателей заведено больше 2 млн. дел на сумму 860 млрд.

Иван Князев: Какие категории пенсионеров попадут под временную амнистию? При каких условиях приставы не придут к должникам? Какие здесь есть нюансы самые главные? И вообще, поможет ли эта мера не лишиться своего имущества пенсионерам, а бизнесменам остаться на плаву? Узнаем прямо сейчас у наших экспертов. А вот у вас, хотим спросить, есть просроченные кредиты? Приставы звонили уже? Есть ли возможность погашать кредиты? Звоните, расскажите нам прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Да, поговорим с экспертами. Первым на связь выходит Александр Сафонов, проректор Финансового университета при правительстве. Здравствуйте.

Александр Сафонов: Добрый день.

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Львович. Смотрите, там есть несколько моментов, несколько нюансов, которые меня смущают. Во-первых, доход меньше 2 МРОТ. Т. е. если берем федеральный на следующий год, у нас сколько получается? 12300 с чем-то, 2 МРОТ 24784. С одной стороны, понятно, что почти все пенсионеры попадут в эти рамки, и это вроде как хорошо. Но а с другой, дохода-то иного быть не должно. А ведь те, кто кредиты-то брали, они же все-таки где-то подрабатывают, они же думают, как их отдавать. А получается, не попадут.

Александр Сафонов: Во-первых, собственно говоря, надо исходить не из 2 МРОТ с точки зрения расчета дохода по пенсии. Потому что пенсия сейчас в среднем составляет где-то приблизительно 15 тыс. руб. на человека. Поэтому мы с вами исходим из того, что часть этих пенсионеров будут иметь доход в виде пенсии вот как раз равный среднему прожиточному минимуму и МРОТу. Соответственно, заработная плата пенсионера иногда тоже достигает не очень больших значений: где-то как раз это получается тож на тож 2 МРОТ. Т. е. половина пенсии, половина дохода где-то в пределах МРОТ.

Но, естественно, надо исходить из следующего обстоятельства. Что у нас значительная часть все-таки пенсионеров находится дома. Это более 70% с лишним. Т. е. они вообще не работают. Но тем не менее когда-то там залезли в долги, и кроме как вот пенсии, у них никаких доходов не имеется. Поэтому вот из этой численности, которую вы привели, это большая часть людей, которые имеют все-таки доход только пенсии и не более того. Если не считать очень богатых пенсионеров, у которых праведно нажитым путем есть какое-то имущество или большой вклад в банк…

Иван Князев: Ну, ладно, сразу скажем: таких немного в нашей стране.

Александр Сафонов: Да.

Иван Князев: А в чем тогда смысл вот всего этого? Ну, хорошо, рассрочка на 24 месяца. Так ведь у человека и так возможности-то платить нет. И что ему даст это? Ну, он должен будет погашать каждый месяц равными частями.

Александр Сафонов: Но, вы знаете, в конечном итоге это, скажем так, передышка. Я бы так назвал. Передышка перед все-таки тем событием, которое неизбежно наступит. Через какой-то период времени придется отвечать перед долгами. И есть ли надежда какая-то, что будут не просто реструктурированы долги, а частично заимодавец спишет как невозвратные долги и тем самым прекратит процедуру банкротства людей. Потому что, действительно, это очень тяжелая ситуация. Если посмотреть на ту же самую статистику, по сравнению с 2019 годом: только вот в июне количество дел по личным банкротствам увеличилось на 47% по сравнению с 2019 годом. Все ожидали падения количества банкротств, как вы правильно сказали, с восстановлением экономики. Но вот за 9 месяцев на 67% больше дел о личном банкротстве. Есть прогноз, что количество дел…

Иван Князев: Расти будет?

Александр Сафонов: …о банкротстве, да, будет где-то до 128 тыс.

Иван Князев: А ведь кредиты-то скорее всего на что брали – не на развлечения, а на еду, скорее всего, детям помочь, внукам и т. д.

Тамара Шорникова: Давай выясним: возможно, у них…

Александр Сафонов: …на самое необходимое.

Тамара Шорникова: …Да. Есть телефонный звонок у нас. Послушаем телезрителя. Дозвонилась нам Нина. Здравствуйте. Самара на связи.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас, Нина.

Зритель: Я брала кредит 30 октября 2012 года у банка «Западного». В общем, оплатила я 2 года. Но у них отняли лицензию. И вот я написала, значит, туда, как мне оплачивать. До этого я приходила оплачивать, там извещали: «По техническим причинам», «По техническим причинам». Я, значит, раз оплатила в других банках, этот… «Капитальные…», как это…

Иван Князев: Понятно. Неважно. А потом перестали, видимо, да? Платить. Некому.

Зритель: Да. Потому что это, вышло какое-то, это, объявление в социальной, как сказать, это… в «Российской газете», насчет этого банка. Там я не поняла, как это. Я опять написала, значит. Мне прислали письмо с государственной корпорации по страхованию вкладов. Я написала, что я… они там брали деньги, вклады вкладывали, я написала, что я не вклады, а брала в кредит.

Иван Князев: Ну, понятно. Нина, в итоге-то что? В итоге к вам постучались, наверное, приставы. Позвонили, да, судебные? И говорят: надо платить.

Зритель: Нет. Они мне прислали письмо, что они объединились с «НЕЙВА» банком, вот. И просят меня, значит, оплатить то, что я, это, как говорится, оплатила.

Иван Князев: Понятно.

Зритель: Они просят как бы снова все это оплатить. Т. е. я 100 тыс. брала, мне на покупку комнаты надо было, вот. И они теперь как бы говорят, что мне надо вообще оплатить все…

Тамара Шорникова: Заново?

Зритель: …Да, заново все это оплатить. Как мне быть?

Тамара Шорникова: Нет, это надо в Банк России звонить и разбираться.

Иван Князев: Ну, да.

Тамара Шорникова: Александр Львович, а вот, кстати, сейчас тоже новость курсирует о том, что около 35 банков могут лишиться лицензии и т. д. Не возникнет таких проблем у многих людей, которые держали там кредиты? Куда оплатить, как? А потом к ним постучатся те же самые приставы, действительно.

Александр Сафонов: Ну, вот, к сожалению, да, действительно, возникают такого рода проблемы. Потому что если процедура, скажем, защиты депозитов достаточно хорошо урегулирована, то вопросы, связанные с длящимися правоотношениями, которые возникли в результате истории кредитной, когда человек брал кредит, а потом банк разрушился. И дальше АСВ должно эту историю рассматривать либо, так сказать, банк плохих кредитов. И тут возникает куча проблем. Теряются документы, не учитывается период времени, когда человек оплачивал взносы. Кстати, вот и в старых историях действительно достаточно часто некоторые операции проходили без должного учета, не вносились в базу.

Иван Князев: Ну, они потом все теряются, заново просят оплатить это дело…

Александр Сафонов: Да-да.

Иван Князев: Александр Львович…

Александр Сафонов: Самое опасное (я сейчас закончу) – это то, что за этот период времени начисляются проценты. Т. е. человек платил, а потом ему говорят: нет, вы не платили, вы еще должны, помимо тела, проценты за просрочку. Поэтому, конечно, должен быть специальный механизм.

Иван Князев: А простить вообще все вот эти долги реально или нет? Все-таки 354 млрд. сумма-то немалая.

Александр Сафонов: В принципе, понимаете, если эти долги являются безнадежными, как вот в случае, когда мы с вами рассматривали по поводу пенсионеров, – конечно, их надо прощать, потому что это бессмысленная история. На что человеку в принципе-то жить, если у него будут изымать эти средства? Потом, не забываем о том, что все-таки те средства, которые люди пенсионного возраста тратят в экономике, они эту экономику и поддерживают. Поэтому смысла, конечно, забирать у них нет. Тем более, если посмотрим опять же по данным Минэкономразвития: собственно говоря, и долги-то не очень большие там. В среднем 200 тыс. граждан брали в долг в размере от 50 до 70 тыс. руб. Те, кто является потенциальными должниками.

Иван Князев: Ну, да, конечно, вряд ли там миллионы.

Александр Сафонов: Да. Это не какие-то серьезные, там, операции. Поэтому, конечно, надо было бы простить. Но при этом Центральному банку нужно решить проблему, как быть в данном случае с теми нормативами, по которым отчитываются коммерческие банки. Может быть, они сами бы с большим удовольствием прекратили эту долго тянущуюся историю, но, к сожалению, тут регулятор должен поработать.

Иван Князев: Да и приставам бы работы поубавилось. Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Послушаем Алексея Петропольского, руководителя Бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «Опоры России». Здравствуйте, Алексей Игоревич.

Алексей Петропольский: Добрый день.

Иван Князев: Алексей Игоревич, бизнесмены тоже хотят, чтобы им все простили, да? Все долги?

Алексей Петропольский: Дело в том, что кто уже не заплатил деньги, у него их просто элементарно нет. Все эти отсрочки, их сделали уже после того, как прошли все сроки по оплате налогов. Следовательно, те, кто их не оплатил, они уже в предбанкротном состоянии. И, конечно, если сейчас дадут какую-то отсрочку, вряд ли это кого-то спасет. Тем более, все это работает только для пострадавших сфер. А пострадавшие сферы у нас на сегодняшний момент не имеют выручки и им не с чего копить деньги для того, чтобы закрыть эти долги. Напомню, что долги начинают только расти. Потому что даже когда у тебя нет выручки, ты все равно платишь какие-то минимальные налоги. Плюс зарплата сотрудников и налоги с нее, а это почти 50% от того, что человек получает на руки.

Тамара Шорникова: Что бы, по-вашему, сейчас помогло? Если не списание, то вместо рассрочки что это? Мораторий на какое-то время на все платежи? Какие-то льготы?

Алексей Петропольский: Первое, самое классное было бы, это простить просто налоги за последние хотя бы два квартала. А второе – это выдать беспроцентные кредиты либо рассрочки с уплатой через год, два. А идеально вообще было бы просто помочь предпринимателям и выдать их налоги обратно, которые были заплачены за последние 3 года.

Иван Князев: Так ведь помогали же, Алексей Игоревич. Много же предпринимателям помогали. Вплоть до того, что на маски деньги давали, на антисептики какие-то, еще там какие-то. Неужели не все получили? Или не все смогли подсуетиться, так скажем?

Алексей Петропольский: Единственная помощь для предпринимателей, которая была, это выдача 12 тыс. руб. в кредит. Собственно говоря, этот кредит бы гасился, если бы люди сумели сохранить численность сотрудников. Сегодня уже более 30% предприятий сохранить численность сотрудников не смогли. Потому что, увы, зарплаты выше, чем 12 тыс. средняя даже в регионах. И тащить непонятное количество времени на себе персонал никто не может. И поэтому вся прошлая помощь у многих превратилась просто в банальный кредит под 20% годовых. Это, наверное, единственное, что было сделано. И, по сути, честно вам скажу, это не особо сильная помощь. Поскольку 12 тыс. руб. это реально налог с зарплаты со средней, а далеко не сама зарплата. И каким-то образом спасти ситуацию это тоже не помогло. А остальные льготы, отсрочки и прочее – они, по сути, отсрочивают только смерть предпринимателя. Потому что денег накопить не представляется возможным.

Иван Князев: Понятно. Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Алексей Петропольский, руководитель бюро по защите прав предпринимателей и инвесторов Московского отделения «Опоры России», был с нами на связи. Несколько СМС успеем прочитать? Вот пишут нам наши телезрители в чате прямого эфира: «Чтобы банки что-нибудь простили? Да это вообще из мира фантастики». Вторит ему еще один телезритель: «Банки частные, государство как бы выкупать эти кредиты не собирается, а сами никогда не простят».

Тамара Шорникова: Да. Ну, и тот же скепсис уже из Кемеровской области: «Банки долги не спишут. Опять возместят из бюджета за счет других людей».

Иван Князев: Можно было бы, конечно, сказать: не брать никакие кредиты. Но иногда просто и жить не на что.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)