Пенсионеры на работе

Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Ольга Аникеева
социолог, доцент РГСУ
Александр Ветерков
заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру»

Иван Князев: «ОТРажение» снова в ваших экранах, в студии работают Тамара Шорникова...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев. И здорово, что мы в этих экранах есть!

Иван Князев: Да.

Переходим к главной теме этого дня. По данным Минтруда, каждый 5-й пенсионер в России продолжает работать. Вот давайте посмотрим конкретные цифры: доля работающих пенсионеров от их общей численности к началу этого года ненамного, но все же увеличилась и составила 19,6%. В прошлом году их было на 0,2% меньше.

Тамара Шорникова: Если посмотреть в целом, сколько у нас в стране пенсионеров, то, по данным Росстата, в прошлом году их было 25% от всего населения России, к 2024-му будет еще больше, уже почти 28%, ну и к 2030-му почти треть населения страны будет жить на пенсии.

Иван Князев: Ну вот будут ли эти люди работать, это вопрос. Вообще почему наши пенсионеры ищут работу? Сложно ли им сейчас это делать? В каких регионах люди, вышедшие на пенсию, больше всего нуждаются в работе? Можно ли прожить только на одну пенсию? Как найти подработку, например? Об этом спросим экспертов. Ну а вы, уважаемые телезрители, расскажите нам, работаете на пенсии или нет, искали работу, где и как и как живете на эту пенсию.

Тамара Шорникова: И главное, почему, почему работаете...

Иван Князев: И почему, конечно, да.

Тамара Шорникова: ...если вроде как можно сидеть по паспорту дома, заниматься внуками и так далее. С экспертами начинаем разбираться.

Иван Князев: Да, пишите-звоните нам прямо сейчас. А мы представим нашего первого эксперта – Ольга Аникеева на связи, социолог, доцент РГСУ. Здравствуйте, Ольга Александровна.

Ольга Аникеева: Здравствуйте, дорогие телезрители, здравствуйте, дорогие ведущие.

Иван Князев: Ольга Александровна, не будем ходить вокруг да около, сразу спросим: а почему все-таки пенсионеры в нашей стране работают? Они прямо вот ищут работу. Вот насколько я понимаю, вы же тоже уже на пенсии – вот вы сами почему работаете?

Ольга Аникеева: Да.

Иван Князев: Почему работаете?

Ольга Аникеева: Я работаю, во-первых, потому, что мне очень нравится моя работа, я очень люблю своих коллег. Я еще чувствую силы, у меня еще очень много планов. Я еще продолжаю учиться, я в прошлом году закончила магистратуру.

Тамара Шорникова: Поздравляем!

Ольга Аникеева: Так что у меня много-много перспектив.

Тамара Шорникова: Так. А если обобщить, в целом?

Ольга Аникеева: Ну, правда, есть еще и такая проблема, в общем-то, пенсия меня не совсем устроила бы. То есть если мне в какой-то момент захочется уходить на пенсию, у меня будет проблема.

Иван Князев: Ну, я так понимаю, это во всей стране, большинство пенсионеров у нас по этой же причине, правильно ведь, ищет работу?

Ольга Аникеева: Да-да. То есть я так думаю, что навскидку... Вот исследования показывают, что, во-первых, примерно 20% от работающих пенсионеров – это предпенсионеры с высшим образованием, которые трудятся в образовании, в государственной службе, в здравоохранении, там, где есть высокая зарплата, там, где они востребованы, там, где они еще пока могут чувствовать себя в хорошем социальном статусе, это безусловно.

Но часть этих пенсионеров тоже готовы были бы работать неполный рабочий день, неполную рабочую неделю, потому что все-таки здоровье в 65 уже не такое бодренькое, возможности как-то выкладываться так, как раньше, уже, конечно, меньше. Конечно, есть запрос на такие сокращенные нагрузки. Но очень большая часть пенсионеров, вот так вот судя по тому, как проводят исследования в нашей стране, примерно 30–40%, не меньше, работают потому, что просто совершенно невыносимо жить на пенсии.

Иван Князев: Ага.

Ольга Аникеева: И очень большая часть просто поддерживает свой привычный уровень жизни, соединяя пенсию и зарплату. Ну, правильно сказали, если убрать из пенсии даже в 14 тысяч, которая не у всех пенсионеров есть, квартплату, убрать лекарства какие-то минимальные, необходимые расходы, на питание остается 200 рублей в день – ну, знаете, не комильфо.

Тамара Шорникова: Согласны, да.

Ольга Александровна, вы как раз говорили о том, что очень много в образовании продолжают работу. У нас как раз есть конкретный пример о пенсионерке-учительнице из Чебоксар. Давайте вместе посмотрим видеоматериал и после обсудим.

СЮЖЕТ

Тамара Шорникова: Да. Звоните-пишите, вот конкретный пример, хотим узнать ваши, ваши примеры послушать.

Иван Князев: Хабаровский край пишет: «Вынужден работать, пенсия 9 400, попробуй на эти деньги прожить». Челябинск: «Пенсии не хватает, но работать здоровье не позволяет, при этом почти половина пенсии уходит на лекарства». Ставропольский край: «Меня зовут Константин. Да, мои бабушка и дедушка работают, потому что пенсии не хватает». Пенза: «Пенсия 8 700, зарплата еще есть, правда, 12 тысяч всего. И пенсия, и работаю», – вот такие вот истории.

Ольга Александровна, только ли деньги – это главное для пенсионеров? Ну понятно, что это очень и очень важно, но вот мы даже из нашего сюжета увидели, что не только это движет пенсионерами, для того чтобы, что называется, остаться в строю, когда они ищут работу.

Ольга Аникеева: Да, конечно, не только деньги. Но мне бы все-таки не хотелось сбрасывать со счета тут финансовую тему.

Иван Князев: Нет, мы ни в коем случае не сбрасываем.

Ольга Аникеева: Дело в том, что, вы видите, по отзывам ваших телезрителей вы видите, что очень тревожная ситуация в стране, очень-очень. Но те, кто хотят работать, они не могут найти работу; в конце концов, даже в крупных городах люди, которые оказываются без работы не то что в пенсионном возрасте, а в 45–55 лет они не могут найти работу. Это очень серьезная проблема, надо над этим серьезно подумать. Ну конечно, люди, которые остаются в работе, сохраняют тонус, сохраняют свою востребованность, жизненные силы. Я думаю, что как-то нас государство тихонечко поддерживает в этом стремлении.

Тамара Шорникова: Живут дольше, мы вчера выяснили, работа – это важный такой элемент долголетия.

Давайте послушаем вместе телезрителя, Татьяна из Волгограда. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Татьяна.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я хотела коснуться вот такой проблемы, то, что пенсионерам работающим не индексируют пенсию. Я считаю, не только я, все считают, что это несправедливо.

Но я тут вот хотела даже цифры вам привести. Положим, минимальная зарплата у нас 12 130 рублей, да? Предприятие оплачивает за каждого работника в Пенсионный фонд 22%, это получается 2 668 рублей 60 копеек. Максимальная у нас индексация была за прошлый год, например, 6,6%. То есть если вот средняя пенсия по России у нас считается 15 тысяч, то 6,6% – это 990 рублей, ну 1 тысяча в среднем. Получается, даже вот если пенсионерам работающим будут индексировать пенсию, уже 1 700 остается государству, вернее, вот эти деньги останутся на поддержку неработающим пенсионерам. Почему такая несправедливость, в общем-то?

В «Комсомольской правде» за 7 июля прочла, что, значит, у нас Министерство иностранных дел, приняли решение, значит, 2 400 рублей в день платить суточные тем 35 тысячам россиян, которые застряли из-за COVID за границей. Значит, 2 400 можно в день платить суточных тем, кто за границей, у них денег, а пенсионерам на 1 тысячу рублей в месяц поднять в среднем, индексацию работающим пенсионерам, денег не хватает.

Тамара Шорникова: Да, понятно чувство несправедливости.

Иван Князев: Татьяна, очень много, очень много наших телезрителей точно таким же вопросом задаются, и мы много раз его задавали нашим экспертам. Я у вас хотел спросить: а вы сами на пенсии, работаете?

Зритель: Я на пенсии, не работаю 3 года, а вообще проработала на пенсии 7 лет, у меня 45 лет стажа.

Иван Князев: А кем?

Тамара Шорникова: А вы почему работали и кем?

Зритель: Я 3 года не работаю, а вот муж у меня работает.

Тамара Шорникова: Почему уже на пенсии?

Зритель: Пенсия у меня 17 300.

Иван Князев: А кем вы работали? И почему не ушли сразу?

Зритель: Я работала бухгалтером в организации, в частной фирме.

Иван Князев: Бухгалтер.

Тамара Шорникова: Продолжали работать после того, как вышли на пенсию, по финансовым причинам?

Зритель: Да не столько, потому что мне уже 65 лет, я до 62 работала.

Иван Князев: Ну а расскажите тогда о других причинах, почему.

Зритель: Что?

Иван Князев: О других причинах расскажите, ну почему вот вы не ушли. Вот вы говорите, не только по финансовым, – какие тогда, расскажите еще.

Зритель: Нет, я ушла, я 3 года уже не работаю.

Иван Князев: Ну это понятно, когда работали.

Зритель: А когда я работала... Ну потому что, во-первых, естественно, и пенсия была небольшая, на нее, на 12–13 тысяч, не проживешь.

Иван Князев: Ага. Ну и просто, наверное, уходить-то не хотелось, да, с любимого дела, я правильно понимаю?

Зритель: Ну в принципе да.

Иван Князев: А как коллектив к вам относился? Вот вы были пенсионер, там, наверное, много молодежи было. Как на вас смотрели?

Зритель: Вы знаете, у нас там остались, маленькое предприятие, но остались все пенсионеры, и вот сейчас работают пенсионеры.

Иван Князев: Ну то есть вы в таком своем кругу были.

Зритель: И, понимаете, все очень, конечно, недовольны, что им не индексируют пенсию, и не просто недовольны, просто это обидно, потому что кто действительно вчестную работает, те предприятия и люди, можно сказать «вбелую»...

Иван Князев: Ну понятно, да.

Зритель: ...они ущемлены. А кто, может быть, вообще не работал, социальную получит пенсию через 5 лет, позже уйдет на пенсию, ему будут индексировать, а кто всю жизнь проработал, за которых предприятие платит 22% только в Пенсионный фонд, и получается...

Иван Князев: Да, Татьяна, мы поняли...

Тамара Шорникова: Да, Татьяна...

Иван Князев: Мы поняли, мы полностью разделяем ваше мнение.

Давайте сразу тогда еще один звонок, у нас Александр из Санкт-Петербурга. Александр, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Добрый день.

Спасибо, что поднимаете эту периодически тему, она социально значима для нашей страны. Потому что основная причина работы пенсионеров – это, так сказать, нищенская пенсия, нужно об этом говорить прямо, и правительство должно принимать решение. Это социальная несправедливость, это практически обида 40 миллионов пенсионеров России за их благородный, качественный, профессионально высокий труд.

Иван Князев: Александр, а вы на пенсии сейчас?

Зритель: Я пенсионер государственной службы в отставке, у меня 40 лет стаж. Но к сожалению, так сказать, то, что я занимался, вы еще сейчас, так сказать, проживаете, и под щитом ядерным и космическим то, что мы создавали. Но моя пенсия 17,5 тысяч, и 6 тысяч ежемесячно мне доплачивают, 23 тысячи.

Иван Князев: Ну это побольше, чем у многих, я вам скажу, Александр.

Зритель: Уважаемый товарищ, я был 20 лет одним из руководителей космодрома «Байконур», четырежды орденоносного.

Иван Князев: Ничего себе!

Тамара Шорникова: Ух!

Зритель: Вот я и говорю, что за это.

Я вам приведу еще один пример. Моя жена протезировала как зубной техник 50 тысяч военнослужащих, у нее пенсия 11 тысяч. Футболист «Зенита» средний за месяц получает столько, сколько моя жена получила бы пенсии за 100 лет.

Иван Князев: Ну это да, это, конечно, совершенно несравнимые цифры...

Зритель: Подумайте, в какой стране мы живем.

И последнее: очень плохо используется опыт пенсионеров, так сказать, которые могли бы еще работать в виде консультантов... и так далее.

Иван Князев: Александр, скажите, пожалуйста, а вот вы бы пошли работать после того, как вы вышли на пенсию? Вот вы такой опытный, действительно серьезный специалист, на такой серьезной должности, в такой серьезной сфере. Вот если бы вам предложили, пошли бы работать дальше?

Зритель: Нет.

Иван Князев: А почему? Ведь, как вы сами говорите, ваш опыт, наверное, незаменим бы был.

Зритель: Потому что кругом ложь и непрофессионализм.

Иван Князев: А, вот так вот, да? Ну так тем более тогда, понимаете, если у них нет профессионализма...

Тамара Шорникова: Нужно же поднимать стандарты, да.

Иван Князев: Конечно.

Зритель: Вы понимаете, дело в том, что у нас в руководстве всех уровней непрофессионалы, понимаете? Вот у нас были профессионалы...

Иван Князев: И вы возвращаться туда не хотите. Да, понятно, Александр, спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, нет желания, отбило.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам.

Тамара Шорникова: Важный момент, действительно, огромный опыт, который пенсионер, опытные люди, опытные сотрудники могут, собственно, и дальше предлагать своим компаниям, другим сферам. Как государство здесь может помочь? Мы вот сегодня говорили о цифрах, к 2030 году треть населения будет старше трудоспособного возраста, то есть это большая армия потенциальных работников для государства.

Иван Князев: Колоссально опытных причем работников.

Тамара Шорникова: Как тут помочь? Что нужно сделать? Чего не хватает сегодня у нас в государстве для такой помощи?

Ольга Аникеева: Вопрос с огромным количеством самых разных граней. Во-первых, нехватка рабочей силы является не очень понятной темой для нашей страны. С одной стороны, рабочих рук не хватает, с другой стороны, безработица, молодые не находят работы, пенсионеры не находят работы. Давайте тогда все-таки посчитаем, где у нас не хватает, а где у нас избыток, это первое.

Второе по поводу опыта профессионалов на сложных производствах. Значит, я уже говорила, что можно было бы использовать неполную рабочую неделю, неполный рабочий день. Но есть еще один выход: у нас действительно очень сильно нарушена преемственность в кадрах, у нас какие-то пожилые уходят, молодые приходят, не имея достаточного опыта, и с большими амбициями, не имея опыта, могут принимать не всегда грамотные решения. Поэтому коллега, который выступал передо мной по телефону, сделал очень правильное замечание.

Но года 3 тому назад ставилась тема разработки такого профессионального стандарта, как наставничество, и, в общем-то, тема не прошла, потому что это не профессия. Но в каждом учреждении, особенно в крупной организации, есть необходимость использовать опыт пожилых. Почему не вписать, допустим, профессиональное тьюторство или то же самое наставничество как часть рабочей нагрузки специалистов с опытом? Это могло бы пойти им и в нагрузку, и в зарплату, и они могли бы передавать опыт, скажем так, более молодым сотрудникам. Тем более люди с высшим образованием, люди с профессиональной хорошей подготовкой, с хорошим опытом, это тоже могло бы быть выходом.

Иван Князев: Причем это такие знания, которых в университетах не найдешь.

Ольга Аникеева: Совершенно верно.

Иван Князев: Это знания, которые получены многолетним опытом, трудом, потом и так далее. Спасибо вам, Ольга Александровна. Ольга Аникеева, социолог, доцент РГСУ, была у нас на связи.

Ольга Аникеева: Спасибо.

Иван Князев: Почитаем SMS.

Тамара Шорникова: Много звонков, давай послушаем, ждут уже в очереди. Надежда из Томска первая на связи. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Надежда.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Иван Князев: Вы пенсионер?

Зритель: Да, пенсионер.

Тамара Шорникова: Работаете?

Зритель: Уже больше 40 лет... Да, работаю.

Тамара Шорникова: А кем?

Зритель: Я медсестра по образованию, имею одно еще высшее педагогическое образование, но так как начала в молодости работать, так и работаю. Пенсия у меня 10 200.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Ну вот попробуйте на нее прожить. Поэтому... Как бы лекарства нужны, уже возраст, кушать надо, хочется детям помочь, хоть чем-то порадовать, ну и самим просто вроде как еще, поэтому никто нас не...

Тамара Шорникова: А дети-то помогают?

Зритель: Дети? Дети военные.

Иван Князев: А-а-а, ну...

Зритель: И помочь им тоже нечем, у них жены не всегда работают...

Иван Князев: И семьи.

Зритель: ...и у них детки, семьи, да.

Иван Князев: Надежда, вы в какой-то поликлинике трудитесь? Если не секрет, сколько платят там? И вот плюс пенсия – вот это... ?

Зритель: У меня зарплата около 20 тысяч, не секрет.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага.

Зритель: У меня оклад 5 тысяч, вот, пожалуйста.

Тамара Шорникова: То есть вместе с пенсией 30, да?

Зритель: Это если какие-то у нас приработки, премии, вот тогда у меня получается примерно 21 тысяча, а так и того меньше. И плюс 10 пенсия.

Иван Князев: А тяжело работать на пенсии? Уходить собираетесь, не собираетесь?

Зритель: Уже здоровье подводит, уже здоровье подводит, хочется родителям помочь, родители старенькие, но нечем буквально, хотя бы так, чем-то, капельку-капельку. Ушла бы давно уже, потому что силы уходят, работа ответственная, поэтому... Деваться некуда, работаем.

Иван Князев: А коллектив какой у вас?

Зритель: Коллектив неплохой, коллектив хороший. Просто жалко молодых девчат, приходят, они работают на двух-трех работах, они просто с одной работы бегут на другую, вот они так выживают. А у нас пенсия...

Тамара Шорникова: Да, добавки в виде пенсии у них нет. Надежда, и последний вопрос: скажите, вот какой, на ваш взгляд, должна быть пенсия, чтобы вы спокойно ушли уже на заслуженный отдых? Сколько бы вам хватило?

Зритель: Ну, в денежном, как говорится, денежная сумма – ну хотя бы 25–30, хотя бы.

Тамара Шорникова: Ага.

Иван Князев: Ага, понятно.

Тамара Шорникова: Спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Спасибо вам большое.

И сразу еще один звонок, из Москвы Вадим дозвонился. Вадим, здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Вадим, 65 лет, активный гражданин. Не считаю себя старым.

Но у меня противоречие, помогите мне, пожалуйста. С одной стороны, я слышу много передач об активном долголетии, а с другой стороны, куда бы я ни пришел, мне всегда говорят: «65+ – сиди дома, молчи, твое время кончилось». И я изготовил себе футболку «65+ life matter», поэтому теперь я так и хожу, ходить буду по Москве. А скажите, как сочетать призыв активного долголетия и «пшел вон, 65+»?

Тамара Шорникова: Вадим, а вот «пшел вон» вам где говорят? Я не знаю, в соцслужбах, на работе?

Зритель: Ну я вот сейчас прихожу, говорю: «А нельзя у вас что-нибудь подработать?» – «Ты подожди, по указу ты вообще-то дома сидеть должен».

Иван Князев: Это в каком профиле вы специалист? Специалист какого профиля?

Тамара Шорникова: И где работу ищете?

Зритель: Я вам скажу, такого еще вам звонка не было: начиная с государственной службы из госструктур и в молодости создание рок-клуба и научная деятельность.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Широкий профиль, надо сказать.

Зритель: Широчайший профиль, причем имею передачи на телевидения, записанные у меня, работал и с Эдуардом Сагалаевым, и со многими другими.

Иван Князев: Так мы коллеги фактически, Вадим!

Зритель: Нет-нет, я не могу так смело сказать.

Иван Князев: Ну почти.

Тамара Шорникова: Скромный еще к тому же, ну золотой работник. А вы сейчас где работу ищете? Так же вот по разным профилям, или везде подряд?

Зритель: Самоизоляция до сих пор, поскольку я законопослушный.

Иван Князев: А через какие-то порталы, через сайты или по знакомым? Ну вот сейчас самоизоляция, у нас с 13-го числа уже вообще все отменят, маски даже...

Зритель: Нет, а в Московской области все до 26-го продлили.

Иван Князев: А, до 26-го.

Тамара Шорникова: Но тем не менее когда-нибудь закончится – где пытаетесь-то? Какими ресурсами пользуетесь?

Иван Князев: Куда стучаться будете?

Зритель: Ну видите ли, в чем дело, я вот говорю, одену футболку «65+ life matter» и буду проводить этот эксперимент, где меня пошлют, а где встретят радушно.

Иван Князев: Ага.

Тамара Шорникова: Понятно, да.

Иван Князев: Ну вот это на самом деле интересный подход. Я бы хотел посмотреть в глаза тем работодателям, которые будут вам отказывать с такой футболкой.

Зритель: А я вам список составлю потом и могу привезти на телевидение, фамилия, имя, отчество, адреса и явки.

Иван Князев: Пишите, пишите нам.

Тамара Шорникова: Пишите, ждем, конечно. Спасибо.

Иван Князев: Спасибо вам, Вадим, большое.

Саратовская область: «Как прожить на пенсию 8 400?» Ленинградская область: «Готовилась к выходу на пенсию и морально, и материально, откладывала на жизнь после работы в течение 20 лет, поэтому пенсии в 19 тысяч сейчас хватает». А вот Магадан: «Живу на Севере, стаж 31 год, работаю 6 лет на пенсии, пенсия 12 800», – видимо, поэтому и работает человек.

Тамара Шорникова: Давайте поговорим вместе с нашим экспертом, где, собственно, сегодня пенсионеры могут найти работу, как это проще сделать. К нам на связь выходит Александр Ветерков, заместитель генерального директора сервиса «Работа.ру».

Иван Князев: Здравствуйте, Александр Юрьевич.

Александр Ветерков: Здравствуйте.

Иван Князев: Александр Юрьевич, рассказывайте тогда, какие вакансии есть для пенсионеров на рынке.

Александр Ветерков: Ну вот если отвечать на вопрос, где искать, мы специально запустили портал «Сбербанк Активно» совместно со Сбербанком, и там сейчас опубликовано 8,5 тысяч вакансий от 750 работодателей по России, которые ищут себе сотрудников и готовы как раз брать людей возраста 55+.

Иван Князев: То есть они прямо там специально так переориентировались на эту категорию граждан, специально на пенсионеров?

Тамара Шорникова: А в чем такой специфический запрос?

Иван Князев: Да-да-да.

Александр Ветерков: Мы специально задаем вопрос работодателям, готовы ли они рассматривать людей пенсионного возраста или предпенсионного возраста, выбираем эти вакансии и переносим их на этот портал, для того чтобы людям было проще найти. Потому что официально, конечно, в вакансиях публиковать какие-то ограничения по возрасту нельзя, поэтому работодатели их убирают, хотя часто не рассматривают людей возраста более 50 лет. Но сюда мы специально собираем тех, кто рассматривает.

Какие сферы? Классические наши сферы, там же, где сейчас пенсионеры хорошо себя чувствуют, – это сфера производства, агропромышленный комплекс, транспортная сфера, розничная торговля, продукты питания, склады, то, что связано с комплектовкой товаров и доставкой их. Ну и даже есть вакансии в ресторанной сфере, но это, конечно, не официанты, а повара, кондитеры, которые специализируются. Много вакансий врачей, учителей, инженеров; есть предложения консалтинга управленческого, юридического; наукоемкие предприятия ищут себе людей в возрасте.

Ну и есть предприятия, которые в бэк-офис, бухгалтерия, юридическая служба, АХО готовы рассматривать. Как тенденция появились вакансии на удаленной работе, это специалисты кол-центров, технической поддержки, которые готовы рассматривать для себя людей любого возраста, для того чтобы грамотно поддерживать своих клиентов либо делать какие-то продажи. Понятно, что это, наверное, работа не для всех подойдет, но для тех, кто любит пообщаться по телефону и с активной позицией, я думаю, что они с этим справятся.

Тамара Шорникова: Александр Юрьевич, смотрите, вот важная часть, вы сказали, что работодатели готовы и их рассматривать, людей в возрасте. То есть это не конкретно специфический запрос, это не против вот такой возрастной границы, соответственно, вы переносите их в отдельную рубрику. Конкретный пример: вот приходит наш уже знакомый Вадим из Москвы, 65 лет, в своей футболке, и приходит условно вместе с ним Александр, 35. Большинство работодателей на одну и ту же вакансию кого все-таки возьмет и почему?

Александр Ветерков: Понятно, что, наверное, вот так вот оценивая предпочтения, есть вероятность, что отдадут более молодому специалисту при условии того, что работа не будет требовать усидчивости либо сотрудник потенциально не покажет какие-то свои дополнительные возможности, в чем он конкурирует.

Иван Князев: Ну а почему молодому-то сразу?

Александр Ветерков: Ну стереотип. Потому что все достаточно просто: рекрутеры, которые работают в компаниях, – это в основном люди молодые, то есть это в большинстве случаев такая стартовая позиция, первичный отбор, первичное собеседование, люди возраста до 40 лет, до 35 даже или моложе. Поэтому им проще общаться с человеком, который ближе к ним по возрасту, а приходящего взрослого они воспринимают как своего родителя, и у них есть определенные стереотипы, что люди с возрастом поменяются, интересы, приоритеты другие, что сложно ими будет управлять...

Иван Князев: Ну да, да.

Александр Ветерков: То есть стереотипов в головах много, и задача как раз соискателя их преодолеть, а для того чтобы их преодолеть, есть достаточно простые рекомендации: нужно не бояться, быть на позитивной волне. Вот, мне кажется, кандидат, который вам позвонил сейчас в эфир, у него есть для этого все шансы, чтобы устроиться на работу даже без специальной футболки.

Иван Князев: А еще эти люди, которые пенсионеров нанимают, иногда вопросы глупые задают, «Кем вы себя видите через 10 лет?» человеку в 70 лет. Хорошо, вот какой момент...

Александр Ветерков: Ну, до такой степени уже не доходит все-таки.

Иван Князев: Ну это была...

Тамара Шорникова: Это из личного опыта, что называется.

Иван Князев: Да, это был сарказм.

Какую зарплату готовы платить работодатели пенсионерам? Очень часто встречается вот такая несправедливость, что одна и та же работа, специалист в принципе одного и того же уровня, зарплата разная. Почему? И какую зарплату предлагают пенсионерам?

Александр Ветерков: Это правда, то есть кандидатам в возрасте готовы предложить уровень дохода несколько меньше, чем другому специалисту, закладывая определенные риски. Но при этом по опросам, которые мы проводим на «Работа.ру», мы видим, что люди возраста 50+ готовы понижаться в доходе примерно на 10% относительно стандартно предложенных рыночных условий вакансий; 55–57+ на 15%, 60+ на 25% от дохода, который могли бы получать в более раннем возрасте.

Иван Князев: То есть пенсионеры как бы уже сами понимают, что лучше не рисковать, что много запросишь – 100% не возьмут, правильно?

Александр Ветерков: Ну да, то есть вот эта вот собственная, может быть, недооценка приводит к тому, что они сами готовы получать ниже и фактически заявляют об этом, что им конкурентным преимуществом является то, что они сделают ту же самую работу, но дешевле для них, и немножко занижают.

Иван Князев: А может быть, наоборот, свой труд и свою квалификацию надо бы ценить. Давайте звонок вместе послушаем.

Тамара Шорникова: Да, вместе послушаем телефонный звонок. Алла, Московская область, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Алла.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да, слушаем вас.

Зритель: Я в данный момент не являюсь пенсионером, хотя должна была выйти на пенсию 6 лет тому назад.

Иван Князев: Ага.

Зритель: Но в связи с изменениями в пенсионном законодательстве это отменялось, отодвигалось трижды. Вот теперь я должна буду выйти на пенсию только через 5 лет.

Я бы с удовольствием не работала уже сейчас, я вам честно скажу, я устала за это время, потому что приходилось пахать буквально, уж извините за такое слово, на 3–4 работах параллельно, чтобы элементарно поднять детей. Но я буду вынуждена работать уже после того, как мне исполнится 58, потому что я за свою вот эту многолетнюю жизнь заработала себе пенсию в размере 10 тысяч с чем-то, это то, что из Пенсионного фонда я сейчас получила, ну не сейчас, а 2 года назад, когда осталась без работы, я получила информацию.

Я не знаю, как устраиваются на работу пенсионеры, предпенсионерам устроиться на работу практически вообще невозможно, это я вам точно говорю. И если меня... Вот мне повезло, я смогла через 2 года после того, как осталась безработной, найти работу все-таки почти по своему профилю, я всю жизнь преподавала, ну...

Иван Князев: Вы преподаватель, Алла, я правильно понимаю? Вы преподаватель в школе?

Зритель: Я работала всю жизнь преподавателем, да.

Иван Князев: В школе?

Зритель: Тридцать лет. Нет, в институте, в техникуме, который потом стал колледж. Сейчас наш колледж не существует, его оптимизировали, ну не колледж, филиал, поэтому он стал не нужен, соответственно, стали не нужны те преподаватели, которые всю жизнь там отработали. Хотя в свое время в этом колледже, который был еще техникумом, училась даже моя мама, которой сейчас 83 года, очень обидно, что его не стало. Еще обиднее, что мне придется работать после выхода на пенсию. Я очень люблю свою работу, честно вам скажу, я трудоголик, но я не хочу больше работать, я устала.

Тамара Шорникова: А какая у вас специальность, что преподаете?

Зритель: У меня два высших образования, первое образование торговое, я товаровед, организатор высшей квалификации. По этому направлению работу найти в нашем по крайней мере регионе, в нашем городе нереально просто никак, никому не нужны товароведы с высшим образованием, всем нужны люди без образования. Второе направление педагогическое, учитель истории, обществознания, это тоже найти... Учителя в нашем городе по крайней мере никому не нужны.

Иван Князев: А поменять профессию боитесь, не хотите, не вариант?

Тамара Шорникова: Или город, например.

Зритель: Почему? Я пыталась менять профессию.

Иван Князев: Пыталась, не получалось?

Зритель: Я очень мобильный в этом смысле человек, я пыталась менять работу. Но я еще раз повторяю, не нужны предпенсионеры, раз, и не нужны, уж простите меня, но это не я такая нескромная, это мне так говорили люди, к которым я обращалась, соответственно, пытаясь устроиться на работу, говорили буквально прямым текстом: «Нам не нужны такие умные сотрудники».

Иван Князев: Да, спасибо, спасибо вам, Алла.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: К сожалению, это так. Александр Юрьевич, действительно не берут вот таких вот специалистов с высшим образованием, и вот такие люди, видите, даже в принципе иногда хотели бы поменять свою специальность, может, переподготовку какую пройти, но вопрос, где это сделать.

Александр Ветерков: Ну, здесь еще вопрос региона и конкретной ситуации в каком-то городе, где представлены вакансии. То есть, например, в городах-миллионниках товароведа в возрасте 55 лет на вакансию как товароведа, мерчандайзера либо продавца-кассира большое количество ретейлеров рассматривают и берут с удовольствием.

Иван Князев: Ну а люди-то сами хотят? По вашим наблюдениям, люди хотят переквалифицироваться? Вот человек всю жизнь проработал в одной сфере с высшим образованием, он готов, по вашим наблюдениям, поменять свою специальность? Много таких людей?

Александр Ветерков: В 80% случаев не готовы.

Иван Князев: Понятно.

Александр Ветерков: То есть 20% людей говорят, что они готовы, но реально до переквалификации из них доходит четверть, то есть порядка 5%, которые реально готовы что-то попробовать.

Иван Князев: Спасибо.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Иван Князев: Благодарим Александра Ветеркова, заместителя генерального директора сервиса «Работа.ру».

Тамара Шорникова: «Пенсионеров не обучают ничему нужному, – говорит нам вместе с этим телезритель из Ярославской области, – может, поэтому такая вот низкая тяга к переквалификации? И на работу не берут соответственно».

Иван Князев: «Молодежь с огромным трудом находит себе работу, а пенсионеры-то уж тем более, что здесь вообще ловить». Следующего эксперта представим.

Тамара Шорникова: Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России» и работодатель, как раз есть вопрос, звоните, пишите.

Иван Князев: Да. Здравствуйте, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: Добрый день, добрый день.

Тамара Шорникова: Да. Нам тут подсказали люди, что у вас трудятся пенсионеры.

Иван Князев: Много?

Юрий Савелов: Да, конечно. Значит так, в офисе списочный состав 187 человек, почти 190, из них людей старше 55 лет 22. Из этих 22 пенсионеров, которые имеют корочки, 17 человек, это больше 10% от всех...

Иван Князев: Ну то есть вы так не в общем тренде, вы берете, да, пенсионеров? А не боитесь?

Юрий Савелов: Да, мы берем пенсионеров, предпенсионного возраста. Все зависит от специальности, ну и, к сожалению, от того, сколько человек хочет получать, на это работодатель тоже смотрит.

Тамара Шорникова: А какой у них функционал? Чем занимаются, по какому графику работают? Он отличается от других?

Юрий Савелов: Ничем не отличается. Вы знаете, еще вот я не сказал вам, из этих 17 пенсионеров с корочками 4 в возрасте до 50 лет, ну 50 одному. Это военные, это сотрудники силовых структур. То бишь почти 25% из 17 – это люди совсем молодые, они же ведь тоже пенсионеры.

Иван Князев: Юрий Михайлович, а вы не переживаете, вот знаете, как многие работодатели, вот эти вот стереотипы, что пенсионер, у него КПД будет низкий, он будет уставать, он все время будет болеть, ему все время куда-то надо будет, ему отдельные условия нужны?

Юрий Савелов: Вы знаете, я сам об этом говорил и сам так думал. Но вот ситуация после того, как произошла пенсионная реформа, вы знаете, даже у меня в голове как у работодателя поменялось. Я раньше резюме старше 48 лет вообще не рассматривал, службе персонала говорил...

Иван Князев: Почему?

Юрий Савелов: А вот такой был стереотип, вот такое было понимание, что человек уже больной, что он уже работать не хочет, не может, нет желания. Вот девушка сейчас выступала, говорит: «Хочу на пенсию», – значит, и работать будет, наверное, спустя рукава. Но сейчас поменялось.

Вы знаете, вот мы взяли человека 3 недели назад, 57 лет, но у него специфическая специальность, он технолог производства. Ну как понять, специфическая? Хорошая специальность, технолог производства, 57 лет. Договорились о цене, договорились об испытательном сроке. Вот он уже почти месяц работает, вы знаете, я не жалуюсь, уже в 2 командировки съездил, ну это его обязанность как раз проводить экспертизу производства, технологий производства. У нас их много, вот он в две командировки съездил, отчитался, нашел там изменения какие-то, 57 лет.

Для меня, конечно, я вам еще раз говорю, 1,5 или 2 года назад я бы даже не рассматривал это резюме, а сейчас мы подняли планку до 53–55. И я вам хочу сказать, знаете, интересные приходят. Но вот немножко как работодатель, когда человек приходит, ему 55 лет, он, допустим, хочет серьезную зарплату большую, и здесь у работодателя возникает сомнение, конечно, сможет ли человек отрабатывать то, что он запрашивает.

Иван Князев: У вас они возникают?

Юрий Савелов: Я вам рассказываю как на духу.

Иван Князев: Давайте, да.

Юрий Савелов: Как работодатель, да. Есть сомнения, сможет ли он работать. Ну действительно, возраст, мы с вами прекрасно понимаем, ведь больше 55 – это и давление у человека, и мигрень, все это, конечно, влияет на качество работы. Но наши вот, я сейчас начинаю это понимать, люди, кому за 50, даже за 55...

Вот я вам сейчас что расскажу. Неделю назад был юбилей, 50 лет человеку, небольшая компания. И вы знаете, какой настрой у человека был? Мы говорим: «Ну как ощущения, 50 лет?» Он говорит: «Да никак, мне до пенсии еще 15 лет, это полжизни, поэтому я даже об этом не думаю».

Иван Князев: Пока даже не задумывается.

Юрий Савелов: «Я думаю, как увеличить работу, как бы там заработок свой повысить», – и так далее, и тому подобное. Квалификацию поднять – вот о чем человек думает в 50 лет. Я думаю, что вот действительно в стране что-то поменялось.

Иван Князев: Давайте узнаем, о чем думает Петр из Костромы, нам дозвонился телезритель.

Тамара Шорникова: Вместе послушаем телезрителя.

Иван Князев: Вместе послушаем. Здравствуйте, Петр.

Зритель: Здравствуйте, мои родные!

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Наконец-то вас услышал. Я пенсионер...

Тамара Шорникова: Так. Работаете?

Зритель: Нет, я сейчас не работаю. У меня при жизни, ну вот годик назад, инфаркт получился. У меня памятник стоит при жизни в Костроме, Михалычу, в Вологде стоит мне памятник. Я живой, но мне... поставили памятники.

Иван Князев: Это за какие такие заслуги, Петр? Расскажите, что за памятники. Заинтересовали вы нас.

Тамара Шорникова: Что сделать, чтобы тебе тоже воздвигли монумент?

Зритель: За работу.

Иван Князев: Кем работали?

Тамара Шорникова: На каком фронте?

Зритель: Кем я работал?

Тамара Шорникова: Да.

Зритель: Я работал заведующим хозяйством, завхозом, честно сказать, торговой организации.

Иван Князев: Большая организация была?

Зритель: Ну нормальная организация, если бронзовый памятник поставили, значит, нормальная. Но у меня обида за наш Пенсионный фонд, что я проработал 28 лет, ну я в отставке, военный, так сказать, и после этого я 28 лет проработал, с 1991 года, а мне пенсию назначили 3 тысячи.

Иван Князев: Сейчас вы получаете 3 тысячи?

Зритель: Официально у меня в трудовой за 28 лет, что после пенсии я работал, мне платят 3 тысячи, даже не 3 тысячи, а 2 908, что-то такое вот. Обидно, обидно. Я обращался в Пенсионный фонд, они сказали, что не положено. Что не положено? Двадцать восемь лет я проработал, ну и заработок был соответствующий. Когда вышел закон о том, что военным, кто работает после 60, добавляют пенсию...

Иван Князев: Да.

Тамара Шорникова: Понятно, там добавка, да, речь идет о добавке.

Иван Князев: Петр, спасибо, спасибо вам большое за вашу интересную историю.

Юрий Михайлович, ну вот если так говорить, вот вы как человек опытный, как работодатель другим работодателям какой совет дадите, чтобы брали пенсионеров?

Юрий Савелов: Вы знаете, все зависит от должности. Берите пенсионеров, вот присматривайтесь к ним, как я сейчас стал присматриваться к новым резюме, я имею в виду по возрастному цензору. Я вам говорю, в 53 года приходит человек достойный, готов работать, интересен, раньше я это резюме даже не рассматривал. Пусть работодатели посмотрят на этих людей, от них очень много пользы. У них большой опыт, огромный опыт, понимаете?

Иван Князев: И пусть не боятся.

Юрий Савелов: Конечно.

Иван Князев: Ну а вы, уважаемые пенсионеры, тоже тогда не бойтесь искать работу: варианты есть, вакансии, как мы посмотрели, тоже есть. Работа – это всегда хорошо, всегда чувствуешь себя востребованным, ну и какую-то копейку все-таки можно подзаработать. Поблагодарим нашего эксперта...

Тамара Шорникова: ...Юрия Савелова, члена президиума объединения предпринимателей «Опора России». Благодарим вас за звонки. Увидимся.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Почему - не хватает денег, общения или нет желания бросать любимое дело? ТЕМА ДНЯ