Пенсия своими руками: как грамотно накопить на старость

Пенсия своими руками: как грамотно накопить на старость | Программы | ОТР

пенсия, накопления, бюджет, деньги

2020-10-26T22:04:00+03:00
Пенсия своими руками: как грамотно накопить на старость
Бизнес после пандемии. Как подготовиться к пенсии. Долги за «коммуналку». Отпуск-2021
Гольфстрим стал очень медленным
Инвестпортфель на старость
Спасти и сохранить бизнес
Где и как россияне будут отдыхать в этом году
В долгах по самые ЖКУ
Бизнес закрывается: выручки нет, господдержки не хватает…
ТЕМА ДНЯ: Хочу пенсию в 100 тысяч!
ЖКХ: новые правила
Бесплатное высшее – только льготникам?
Гости
Сергей Смирнов
доктор экономических наук НИУ ВШЭ
Сергей Обухов
доктор политических наук
Игорь Строганов
доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ им. Г.В. Плеханова
Алексей Коренев
аналитик Группы компаний «ФИНАМ»

Константин Чуриков: Сейчас приглашаем к экранам будущих пенсионеров, ну и, конечно же, нынешних, потому что будем говорить, сколько надо человеку на старости лет. А надо, видимо, больше, чем предлагает нам страховая пенсионная система, потому что, собственно, Минфин подготовил, кстати, по этому поводу и подготовил новый законопроект, по которому накопительную часть пенсии в скором времени мы с вами будем формировать исключительно сами, своими силами, своими кубышками, ну вот подчеркивается, что на добровольной основе.

Дарья Шулик: Да, в Министерстве финансов говорят, что законопроект сейчас находится на межведомственном согласовании и в наступающем году будет вынесен на рассмотрение депутатов Государственной Думы. Ну, с одной стороны, логично и честно, ведь год за годом с 2014 года накопительная часть пенсии в нашей стране, эти заветные 6% отчислений стабильно замораживаются.

Константин Чуриков: Ну да, что, может быть, не совсем честно.

С другой стороны, не означает ли это вообще самоустранения государства от проблем с пенсионным обеспечением в принципе? Вот если сегодня на страховую пенсию прожить практически невозможно, то что будет лет через 5–10, особенно если граждане, ну какая-то часть точно, не сможет самостоятельно копить?

Дарья Шулик: Ну а прямо сейчас, прежде чем мы начнем пытать наших экспертов вопросами, вопрос к вам: вы копите на старость? Каким образом? Сколько накопили? И какой суммы в месяц вам было бы достаточно на пенсии? Номер 5445, пишите нам, в пятницу мы подведем итоги.

Константин Чуриков: Ну а сейчас мы приглашаем в эфир Алексея Коренева, это аналитик группы компаний «ФИНАМ». Алексей Львович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Алексей Коренев: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Как вы думаете, граждане наши как встретят вот эту инициативу, будущий законопроект? Они порадуются, что по крайней мере нам честно сказали, или что, как вы считаете?

Алексей Коренев: Вы знаете, на самом деле, конечно, наши граждане очень сильно разочаровались в постоянных пенсионных реформах и большинство из них, как показывает практика, хорошего уже ничего от государства не ждет. Тем не менее, если будут сделаны какие-то действительно практические шаги, направленные на то, чтобы, собственно, коэффициент замещения, то есть те объемы денег, которые человек будет получать после выхода на пенсию по отношению к его бывшей зарплате, вырастет, я думаю, что люди будут это приветствовать. Тем не менее, собственно, все это должно получить определенное подтверждение, потому что пока все это на стадии проекта, и повторюсь, сколько уже этих проектов было, и они в последнее время людей больше раздражают, потому что заканчивались, как правило, пшиком.

Константин Чуриков: Так, хорошо.

Дарья Шулик: Алексей Львович, а давайте перейдем, как говорится, от общего к конкретике. Давайте предположим, что гипотетически такая ситуация, нам предлагают самим копить себе на пенсию, да? Вот у нас есть семья, молодая семья, 30 лет супруги, у них есть ребенок и, как сейчас водится, ипотека, куда же без нее. Средняя зарплата, вот у нас только что, недавно была тема по поводу безработицы, правда, но нам звонили люди из разных регионов и говорили, какая заработная плата у них, ну давайте 30 тысяч предположим. Вот 30 тысяч зарплата, ипотека и ребенок. Вот мне интересно, сколько они должны в месяц откладывать себе на пенсию, чтобы в принципе им самим можно было жить, а не доживать до этой пенсии? Вот давайте прямо по цифрам, конкретно, без общих фраз.

Алексей Коренев: Так идея-то не новая по цифрам. Во всем мире помимо собственно государственного обеспечения существуют системы, когда люди начинают откладывать, причем там с младых ногтей, как только человек начинает работать...

Дарья Шулик: Так.

Алексей Коренев: ...он начинает откладывать. В разных государствах эти суммы разные. Мы удивляемся, откуда у нас путешествующие по миру западные пенсионеры: если мы посмотрим чистое государственное обеспечение, то окажется, что коэффициент замещения там очень невысок, собственно, чисто на государственную пенсию путешествовать по миру не получится. Путешествуют по миру именно те, кто в течение всей своей жизни часть заработной платы откладывали на, собственно, будущую старость, на будущую пенсию.

Дарья Шулик: Вот, Алексей Львович, вы сказали про часть заработной платы. Давайте будем, да, реалистами, заработная плата иногда такая, что от нее даже если очень хочется, ничего отложить не получается.

Алексей Коренев: Если ориентироваться на страны Запада, то там 20% молодые люди легко откладывают. Это зависит от государства, в разных странах по-разному...

Дарья Шулик: Давайте ориентироваться будем на Россию все-таки по центру.

Алексей Коренев: А на Россию ориентироваться очень тяжело, потому что у нас значительная часть населения живет на доходы, которые не позволяют от зарплаты до зарплаты толком протянуть, какие уж тут накопления. Мы, кстати, недавно с вами обсуждали, вообще говоря, тему формирования дополнительных накоплений в семье и выяснили, что подавляющее большинство россиян вообще не могут откладывать деньги, не просто на пенсию отчислять дополнительно, а просто на черный день.

Дарья Шулик: На ежедневные расходы порой нет у людей денег, занимают они эти деньги, чтобы дожить до следующей зарплаты. На что копить тогда?

Алексей Коренев: Двадцать миллионов человек у нас живут за гранью бедности, и подавляющее большинство опрашиваемых, если мы помним, это недавно было в предыдущей передаче с вами, подтвердили, что у них нет возможности откладывать даже 500 рублей в месяц или 1 тысячу рублей в месяц, для того чтобы формировать какой-то фонд. Насколько я помню, очень небольшое количество респондентов сказали, что они откладывают деньги хотя бы на черный день.

По сути это та самая пенсия, просто в скрытом виде: люди откладывают себе на черный день, на старость, на пенсию и так далее самостоятельно, не надеясь на государство. Таких действительно меньшинство. Как я понимаю, накопления на пенсию сейчас есть всего у 12% населения, имеется в виду по опросам, намерены копить 56%, но «намерены» – это ни о чем не говорит, это по опросам, будут они на самом деле откладывать или нет, вопрос. И как бы не намерены копить 28%, это люди, которые в принципе не уверены, что они живут до пенсии, и так далее.

При этом подавляющее большинство россиян, когда, собственно, их опрашивают, как они собираются формировать свой личный пенсионный капитал, на Пенсионный фонд особо не надеются, то есть это либо вклад банковский, либо облигации, акции, либо недвижимость или еще какие-то виды инвестиций, либо вложения в валюту, что оправдано, потому что в долгосрочной перспективе, скажем так, крепкие валюты по отношению к рублю растут. Ну, незначительная часть россиян готовы откладывать в рублях, это те, кто, собственно, с валютой связываться не готовы.

Константин Чуриков: Да, недавно Алексей Кудрин, глава Счетной палаты, тоже посоветовал россиянам, если что, вдолгую если играть, то чтобы что-то было в валюте.

Алексей Львович, вот пока недалеко ушли от вкладов – а тут вот какая политика государства? По идее, с одной стороны, если люди откладывают, они должны к пенсии как-то богаче становиться, у них вклады становятся больше, а у нас со следующего года налог на проценты по вкладам, да? Это как-то...

Алексей Коренев: Налог на проценты по вкладам – это речь идет о достаточно больших вкладах. Речь о другом, что из-за того, что процентные ставки по депозитам опустились ниже уровня инфляции, ну близко вернее подошли к уровню инфляции, вплотную, то говорить о том, что вы можете накопить себе на пенсию за счет депозита в банке, уже не приходится. В любом случае эти деньги ну как минимум будут соответствовать уровню опять же официальной росстатовской инфляции, потому что наблюдаемая инфляция в 2–2,5 раза выше той, что считает Росстат, методики разные, это понятно. И понятно, что рублевые депозиты точно накопить на пенсию не позволят.

Константин Чуриков: То есть еще на старости лет придется на фондовом рынке как-то поиграть, да?

Алексей Коренев: На фондовом рынке нужно уметь работать, тем не менее варианты есть. Есть все-таки облигации, это инструменты с фиксированной доходностью, есть фонды коллективного инвестирования, есть всевозможные торговые стратегии, которые позволяют, не углубляясь, скажем так, в глубокие познания фондового рынка, инвестировать за счет использования комбинированных технологий, это всевозможные стратегии автоследования и так далее. То есть варианты есть, вопрос в том, что финансовая грамотность россиян, большинства россиян пока еще не отпускает их с привычных... – либо Пенсионный фонд, либо мы копим деньги, значит, на вкладе, либо под подушкой в рублях.

Константин Чуриков: Ага.

Алексей Львович, нам очень много зрителей сейчас звонит, давайте послушаем поочередно звонящих. Здравствуйте, Владимир из Ленинградской области.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Вы знаете, вот я плачу ипотеку, у меня фактически ничего не остается. О какой мы накопительной пенсии можем говорить? То есть это либо государство само должно как бы повесить все на работодателей, и работодатель чтобы эти деньги как бы ложил мне на счет и другим работникам своим, вот. Либо давайте возвращать советскую систему, потому что то, что сейчас вот мои родители получают, это какой-то просто смех, на эти деньги прожить невозможно.

Константин Чуриков: Владимир, я так понимаю, вы будущий пенсионер – вы можете прямо сейчас ответить...

Зритель: Я будущий пенсионер, да.

Константин Чуриков: ...на вопросы нашего небольшого исследования, проект «Реальные цифры». Вы копите или копили на старость, «да» или «нет»?

Зритель: Нет, я не копил, у меня не получается копить, и я боюсь, что я до пенсии не доживу, потом еще повысят срок пенсионного, скажут, что до 80 давайте работайте. Люди уже не верят в пенсию, понимаете?

Константин Чуриков: Если пофантазировать, как вы думаете, вот по состоянию на сегодняшний день, какой ежемесячной суммы пенсионной вам было бы достаточно на жизнь? Как вы предполагаете?

Зритель: Ну, тысяч 50.

Константин Чуриков: Пятьдесят против нынешних в лучшем случае четырнадцати. Спасибо.

Зритель: Ну, на эти деньги жить невозможно.

Константин Чуриков: Безусловно, поэтому, собственно, вот очередная пенсионная реформа в стране.

Дарья Шулик: Спасибо, Владимир.

Константин Чуриков: Еще один звонок у нас есть.

Дарья Шулик: Да, у нас есть Михаил из Московской области. Михаил, здравствуйте.

Зритель: Алло, здравствуйте.

Дарья Шулик: Да, здравствуйте, Михаил.

Зритель: Вот. У меня такое, во-первых. Я бы хотел, чтобы вот эти 22%, которые государство забирает, клало на мой личный счет.

Дарья Шулик: Ага.

Зритель: И все проблемы будут решены, вот. Пенсия, я считаю, должна быть... Ну для Московской области, я не могу по регионам говорить, а для Московской области, я считаю, 30 тысяч вполне нормально, чтобы не шиковать, но можно нормально жить.

Константин Чуриков: Тридцать тысяч. В любом случае в 2 раза больше, чем сейчас, да.

Зритель: Это нормально.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вот. А вот у меня пенсия 18, 5 тысяч квартира, 5–6 тысяч лекарства, десятка остается, ну вот... Я, например, не могу отложить, не получается.

Константин Чуриков: Ну да. Но, Михаил, вы сейчас сказали 18, я сейчас представляю, что у нас будет на портале твориться, далеко, мягко говоря, не все в нашей стране даже такую пенсию имеют.

Зритель: Я честно сказал, ну а что такого скрывать? Ну 18 у меня, ну получилось.

Константин Чуриков: Слава богу, слава богу, да, хотя бы так. Спасибо большое.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Алексей Львович, а какие-то, как сказать, другие возможности у государства есть? У нас есть Фонд национального благосостояния, у нас бочка нефти сейчас стоит все-таки не 20 долларов, а все равно побольше. Вот как-то вот амортизировать ситуацию можно было бы?

Алексей Коренев: Ну смотрите, значит, на сегодняшний день пятая часть бюджета уходит в виде трансфертов в Пенсионный фонд, то есть Пенсионный фонд вообще... Кстати, самая интересная вещь, что по итогам 2019 года Пенсионный фонд России, в общем, сработал с профицитом, он получил доход 8,8 триллиона рублей, а потратил 8,6. При этом 42,6%, собственно, доходов Пенсионного фонда был трансферт из бюджета. Пятая часть нашего бюджета уходит именно на пенсионное обеспечение, это к вопросу вообще о возможности вернуться в Советский Союз или нет. Бюджет, собственно, у нас и без того дефицитный в этом году, я так полагаю, на 4,5–5%, не больше даже.

А вот вопрос расходования Фонда национального благосостояния – это целиком, скажем так, политическая воля руководства, его пока категорически не расходуют. Мы все знаем, что там ликвидная часть 7–8 триллионов, а в целом он уже более 13,5, то есть там приближается к 12% от ВВП, и в принципе расходовать его можно. Но надо понимать, что проедим-то мы его достаточно быстро, то есть если просто как бы начать выплачивать пенсии за счет имеющейся кубышки, она достаточно быстро закончится.

Все-таки, на мой взгляд, надо реформировать всю систему. В общем-то, у нас в принципе пенсионная система крайне неэффективна, она в значительной степени тратит деньги на обеспечение самой себя. У нас самое большое количество сотрудников Пенсионного фонда на жителя страны в мире, нигде такого нет, потому что другие государства умудряются обходиться численностью пенсионных фондов в 10–20 и более раз меньше, чем у нас. Правда, наш Пенсионный фонд все-таки выполняет несколько больше функций, чем просто выплата пенсий, но все же вопрос эффективности, неэффективно работает он.

Константин Чуриков: Ага. Алексей Львович, вот можно сейчас мы вас попросим на экран посмотреть и зрителей тоже? Это не подразнить, просто мы нашли в открытых источниках данные по средней пенсии, в долларах она указана и в рублях. Эмираты, нефтяная держава, 211 тысяч рублей в перерасчете на наши, Финляндия 135, Соединенные Штаты – 114, ладно Япония, Казахстан нас даже обогнал, 16 тысяч. Вот в чем феномен Казахстана, а?

Алексей Коренев: Ну, в чем феномен Казахстана, не знаю, быть может, они просто по-другому распоряжаются деньгами...

Дарья Шулик: Финансовая грамотность населения, может быть, та самая, о которой мы говорили?

Алексей Коренев: Надо иметь в виду, что эти абсолютные цифры мало о чем говорят, потому что, например, в тех же самых США средняя пенсия лишь ненамного выше прожиточного минимума. Поэтому, скажем так, если говорить о пенсионере, который не имел дополнительных накоплений, выйдя в чистом виде на государственную пенсию, он будет жить не так богато, как кажется. Это вроде бы действительно в США получается, что 1,5 тысячи долларов средняя пенсия, это на наши деньги 114 тысяч рублей, но у них порядка 1 270, 1 280 даже, составляет, собственно, прожиточный минимум, поэтому 1,5 тысячи долларов – это не такие большие деньги в США; то же, кстати, касается и большинства других государств.

Поэтому опять же с чем сравнивать, абсолютные цифры действительно потрясающие, в Финляндии в 10 раз больше, чем у нас, и так далее. Если сравнивать относительно минимального размера оплаты труда и прожиточного минимума, то мы отличаемся не так разительно. Здесь интереснее, наверное, коэффициент замещения смотреть, вот коэффициент замещения в России стабильно падает последние годы. Еще не так давно...

Константин Чуриков: То есть сколько процентов от зарплаты составляет пенсия, да, вот это вот?

Алексей Коренев: Да-да-да, какую часть пенсия составляет от зарплаты. Она еще недавно была 37%, сейчас уже давно опустилась ниже 33%, и ожидается, что к 2024-му она будет немногим более 30%, то есть она у нас стабильно падает.

Константин Чуриков: Ну понятно.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Как раньше, в детстве говорили: «На мороженое».

Дарья Шулик: На мороженое, да.

Константин Чуриков: Спасибо.

Дарья Шулик: Это был Алексей Коренев, аналитик группы компаний «ФИНАМ».

Константин Чуриков: А нам звонит солнечный Сочи. Тамара, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте-здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы будущий пенсионер?

Зритель: Нет, я настоящий пенсионер. И я вот хочу услышать как бы, вот мы копим – про какие накопления мы вообще говорим? Мы копили-копили всей нашей большой семьей, мне, допустим, 70 лет, мои родители и я со своей семьей копили-копили, в 1991 году все у нас отобрали. Было у нас, примерно 4 «Волги» можно было купить с нашей большой семьей, да?

Константин Чуриков: Да.

Зритель: Потом в 1998 году я лично со своей семьей, работая, муж на двух работах, я там... Короче говоря, накопили на 5 стиральных машин. Одну стиральную машину мы успели купить, и за 2 дня у нас 4 стиральные машины просто, вот просто, понимаете, ценники поменяли и все. И что дальше?

Константин Чуриков: Сломались сразу.

Зритель: Пенсия 11 тысяч – можно сейчас что-то где-то как-то копить и вообще жить на 11 тысяч?

Константин Чуриков: Не можно.

Зритель: Хотя у меня зарплата была в советские времена приличная, 140 рублей, это нормальная зарплата считалась.

Константин Чуриков: В советские времена кем работали?

Зритель: Я была, на вычислительной станции работала оператором.

Константин Чуриков: Понятно. Тамара, мы сейчас как раз, хорошо, что вы с этим вопросом обратились. Мы сейчас приветствуем в эфире Сергея Обухова, это секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук. Сергей Павлович, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Сергей Обухов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, вот как раз зрители возмущаются, на портале тоже оживление – а что с этими советскими вкладами? Вот сегодня они бы очень пригодились бы, например, нынешним пенсионерам, может быть, вообще, не знаю, с точки зрения семейного капитала были бы у людей, я не знаю, не 4 «Волги», может быть, 4 Volkswagen?

Сергей Обухов: Значит, вопрос, конечно, скажем так, если персонально, к двум, Борису Николаевичу Ельцину и Владимиру Владимировичу Путину. Фракция КПРФ, когда имела относительное большинство в Государственной Думе, приняло все законы для компенсации вкладов, все необходимые законы, даже вопрос пересчета, коэффициент пересчета какой там, на то время 1 к 200, сейчас уже говорят, что 1 к 500, ну неважно. Все законы были приняты, но на ключевой закон, как пересчитывать и когда, наложил вето Владимир Владимирович Путин. Сначала Борис Николаевич..., а дальше проблема, скажем так, просто замалчивается. Обещали 4 года назад создать комиссию по компенсации этих вкладов...

Константин Чуриков: Ой, что-то у нас со связью. Сейчас мы попробуем связь перезагрузить...

Дарья Шулик: Давайте звоночек пока послушаем.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, сейчас мы вас перенаберем, чтобы вывести в эфир, и мы продолжим.

Дарья Шулик: Да, а мы пока послушаем Дмитрия из города Владимира. Дмитрий, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Хочу рассказать о своей ситуации.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Пять-шесть лет назад, поверив в правительство, начал копить на пенсию сам, откладываю в Сбербанк, «ВТБ». Был вклад довольно..., смог накопить нормальный, проценты платили большие, 6% по вкладам, 7% было, доллар стоил хоть и 60 рублей, но...

Константин Чуриков: ...но жить было можно, так.

Зритель: Но за последний год моя пенсия, сейчас мне 57 лет, хотел в 60 пойти на пенсию, вклад стал таять на глазах, проценты стали таять еще быстрее, и с нового года еще подоходный налог я буду платить.

Константин Чуриков: Да, Дмитрий, вот в мирное время, грубо говоря, несколько лет назад, до того, как резко скакнули валюты, сколько, например, каждый месяц дополнительно вы получали с этого вклада денег от процентов?

Зритель: Дополнительно примерно тысяч 40, это было 3 года назад.

Константин Чуриков: В месяц или в год?

Зритель: В месяц 40 тысяч.

Константин Чуриков: А, слушайте, так это...

Дарья Шулик: Неплохая прибавка.

Константин Чуриков: Это вклад такой, о-го-го.

Дарья Шулик: Так жить можно, да.

Константин Чуриков: Дмитрий, а что дальше будете делать, когда вот со вкладов вот эти вот проценты будут взимать?

Зритель: Ну, теперь я думаю, надо было эти деньги прогулять, увезти за границу, отдохнуть, а там будем работать до упадка, а после упадем, ну и все, не сможем работать, унесут на кладбище.

Константин Чуриков: Дмитрий, если не секрет, кем вы работаете или работали, что вот такие вклады у вас?

Зритель: Нет, я работаю сейчас.

Константин Чуриков: Да. В какой области, если не секрет?

Зритель: Частный предприниматель, самая распространенная наша область.

Константин Чуриков: Да, спасибо за ваш звонок, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Интересная история. Вот видите, разные бывают предпенсионеры.

Сергей Павлович, надеемся, что связь хорошая и вы можете продолжить, потому что просто там все пропадало. Пожалуйста, да.

Сергей Обухов: Я просто хочу сказать, что законодательная база для возвращения всех накоплений советских создана, законы существуют, кроме подписанного одного. Он сделан фракцией КПРФ, прошел через Государственную Думу, но наложено было вето сначала президентом Ельциным, а потом повторно наложено вето президентом Путиным, который, честно говоря, и определяет порядок перерасчета, индексации всех этих вкладов. К сожалению, правительство считает, что оно будет откупаться какими-то там мелочными подачками на пару десятков миллиардов рублей, но, по-моему, уже сейчас даже этого нет.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, как вы считаете, как честнее, вот продолжать замораживать накопительную часть пенсии или честно сказать гражданам, что теперь вы сами, вот эта вот вторая часть вот этой пенсионной суммы, сколько накопили, столько и накопили, и все?

Сергей Обухов: Честно говоря, это полное бесчестие, потому что вот сейчас Государственная Дума голосами «Единой России» проголосовала, чтобы, как там, почти 700 миллиардов рублей опять ушли, ну да, говорят, на пенсии, на солидарную ответственность, 700 миллиардов рублей. Повышали пенсионный возраст тоже из-за каких? – из-за 850 миллиардов рублей, обещали тоже каждому по 1 тысяче рублей повышение. Поэтому я думаю, что государство должно выполнять свои обязательства; если оно их не выполняет, то никакого доверия, никаких накоплений не будет.

Вот то, что сейчас сэкономили на этих пенсиях сколько, 4 триллиона рублей, да, это небольшие деньги, если там рассчитать, с 2022 года женщины 1967 года должны бы начать получать эти деньги. Но это по разным оценкам, профсоюзы говорят, что 1 тысяча рублей, пенсионные фонды говорят, что 1 300 рублей, но понятно, и это тоже значимая сумма, которая замораживается. Люди в целом потеряли от этой всей заморозки минимум 50 тысяч рублей, то есть каждый, кто рассчитывал, что он будет получать накопительную пенсию, за счет вот этого..., которое государство с 2014 года проводит, потеряли по 50 тысяч рублей. Это, я думаю, солидная сумма для любого пенсионера и ветерана. Поэтому государство должно их вернуть.

У нас сейчас не использовано 3 бюджета, 3 бюджета: это золотовалютные резервы, Фонд национального благосостояния и так далее. Если поскрести по сусекам... Поэтому возвращение денег через выплаты пенсионерам...

Константин Чуриков: Сергей Павлович, у нас опять вот, только что-то важное начинаете еще говорить, связь обязательно чудит.

Дарья Шулик: Сразу.

Константин Чуриков: Давайте сейчас послушаем Елену из Орловской области. Елена, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я вот смотрю вашу сейчас передачу «Пенсия своими руками». У нас зарплата 10 тысяч.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Вот мы думаем, как вот можно отложить. У меня есть ребенок, которому 14 лет, его тоже надо учить. Вот что наше государство сделает для нас? Мы будем что отлаживать? Вот как жить? Хотелось бы спросить у кого-то.

Константин Чуриков: Елена, еще пару наводящих вопросов к вам, как жить. Десять тысяч – за какую работу зарплата меньше прожиточного минимума?

Зритель: Сейчас я вам скажу – я работаю в школе посудомойкой.

Константин Чуриков: Понятно, то есть в госучреждении, в муниципальном учреждении вы работаете.

Дарья Шулик: Госучреждение.

Зритель: Да-да-да.

Константин Чуриков: И зарплата меньше МРОТ. Это вычли с вас налоги, получается 10 тысяч, да?

Зритель: Да, чистыми я получаю 10 тысяч.

Дарья Шулик: Тут уже не до откладывания.

Константин Чуриков: Печально, да. Елена, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо.

Константин Чуриков: Сергей Павлович, у нас то есть пенсия, получается, в принципе-то и не для всех, да, и не всем она нужна? То есть если человек какой-то негламурной работой занимается, то в принципе до свидания, да, вот такая политика?

Сергей Обухов: Пенсия у нас... Если сейчас говорить о возможности накопления, официальная статистика, 80% граждан ничего накапливать не могут, ничего накапливать не могут, а нам предполагают еще, что будут вычитать какие-то дополнительные проценты в рамках вот этих всех шахер-махеров. Значит, государство должно повернуться лицом к абсолютному большинству граждан.

Десять тысяч, сто тысяч семей, которые являются бенефициарами всего нашего этого режима, должны делиться. Не может такого быть, чтобы на 500 миллиардов рублей улучшилось благосостояние вот этих вот 100 человек в Forbes за период пандемии, а в это время за 1 год вот эти вот свободные деньги, которые остаются у граждан, если взять жителей российской провинции... Что значит «свободные деньги»? – это то, что остается, ты на питание потратил, на текущее потребление, заплатил за квартиру, заплатил коммунальные услуги. Так вот эти деньги за год сократились на 25% у сельского населения, а в малых городах меньше 100 тысяч на 54%. С чего откладывать можно? Сегодня нам сообщают, что задолженность по микрокредитам до 40% выросла, то есть люди уже берут у ростовщиков и не знают, как им жить.

Поэтому та система, которая создана, воровская, та система, которая, и пенсионная в том числе, рассчитана на то, чтобы дальше вывозили за границу средства. Ну согласитесь... Счетная палата кричит, что те же 4 триллиона, которые заморожены, будут вывезены нелегально за рубеж капитала. Давайте перекроем! В 1998 году правительство Маслюкова и Примакова (с участием Компартии пришло) первое что сделало? – перекрыло вот эти вот все вентили вывоза капитала и денег из страны. И тогда, собственно говоря, начался вот этот вот подъем, который в начале 2000-х гг. страна ощущала, рост экономики, потому что были предприняты меры. Внимание к обездоленным, и это внимание обязательно скажется на общем росте экономики.

Константин Чуриков: Да, спасибо вам большое.

Сергей Обухов: Эти деньги эти люди не вывезут, они их прокрутят, они их вернут в экономику.

Константин Чуриков: Спасибо, Сергей Павлович. Жалко, связь сегодня прямо сбой дает. Сергей Обухов, секретарь ЦК КПРФ, доктор политических наук.

Мы сейчас посмотрим небольшой видеоопрос, который устроили наши корреспонденты, ну вот вышли с этим таким наивным вопросом на улицы Новосибирска, Краснодара и Ярославля: «А вы копите на старость? И сколько вообще денег нужно на достойную пенсию?»

ОПРОС

Константин Чуриков: Здесь и сейчас.

Дарья Шулик: Здесь и сейчас, да.

Константин Чуриков: Вот такие разные ответы у наших респондентов.

К нам сейчас присоединится Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова. Игорь Алексеевич, здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Игорь Строганов: Да, добрый вечер.

Константин Чуриков: Игорь Алексеевич, поскольку вот сейчас вся страна ломает голову, как теперь копить на пенсии, во-первых, многим не с чего, а во-вторых, как сказать, инструментарий, в общем-то, не совсем тот, и те же вклады уже не так много приносят. Может быть, вы что-то посоветуете как человек, специалист, доцент кафедры предпринимательства, а?

Игорь Строганов: На самом деле я вам сразу скажу такую достаточно нехорошую вещь, что даже крупные специалисты в области пенсий не всегда сейчас понимают, куда эта система должна развиваться и как она должна выглядеть. Ровно потому, что современные системы пенсий создавались в первой трети XX века, когда была ситуация очень большого количества молодых работающих рук и при этом, соответственно, небольшого числа пенсионеров, то есть людей пожилых, которых нужно было поддерживать. И тогда небольшие достаточно налоги с многочисленных работающих лиц, соответственно, поддерживали немногочисленное количество пожилых, которые еще живы и более-менее требуют поддержки. Плюс все-таки XX век – это время, когда молодые достаточно активно поддерживали своих стариков, то есть это еще сохранялись традиционные модели семьи.

Сейчас мы с вами живем в ситуации, когда все развитые страны переходят к старению населения, то есть народ живет дольше, народ сохраняет активность дольше, и получается, что... Рожаем мы тоже меньше, это, скорее всего, все-таки связано с потреблением и с тем, что рожать все-таки стало и дороже, и конкурирует это и с развлечениями, и с потреблением, с карьерой, со всеми остальными признаками современного общества. И получается, что все меньше и меньше рабочих рук, все больше и больше людей пожилого возраста, а пенсию платить надо, потому что это одно из социальных обещаний государства, все государства это обещали и продолжают обещать. И получается, что чисто экономически с каждым годом пенсию государству платить все тяжелее и тяжелее, ровно поэтому сейчас те налоги, которые идут с работающих сегодня людей, идут на обеспечение по сути даже предыдущего поколения, потому что уже не хватает.

Константин Чуриков: Так.

Игорь Строганов: Скажем, скорее всего, именно из-за этого была заморожена накопительная пенсия с 2014 года просто потому, что у государства на это средств нет.

Константин Чуриков: Да. Игорь Алексеевич, скорее всего, поэтому был поднят пенсионный возраст. Мы же, как сказать, в этом вопросе тоже продвигаемся, теперь старики работают дольше, значит, больше стране угля дадим, а страна нам пенсий, нет?

Игорь Строганов: Смотрите, по сути когда в XX веке конкурировали две экономические системы, то есть плановая экономика с ее социалистическим, социальным подходом и капиталистические экономики с моделью немножко грубо, немножко примитивно, но выживает сильнейший, тот, кто зарабатывает, тот, кто инвестирует, тогда нужно было и важно было давать социальные обещания. Так как мы с вами сейчас по сути все без исключения живем в капиталистическом обществе, и это люди страны мира, даже Китай тот же капитализм, только немножко хитро сделанный, то по сути государства начинают потихоньку убирать эти обещания, ну просто потому что они накладны, они очень дорогие.

И варианты тут либо переходить к какой-то системе софинансирования, когда гражданин, работая, откладывает какую-то часть своей зарплаты на возможную пенсию, либо, соответственно, то, что делают очень многие европейские государства, то, что они во всяком случае обсуждают сейчас, – они собираются убирать пенсию как таковую ровно потому, что это дорого и очень сильно неудобно. Как вариант более-менее мягкого подхода к этой ситуации увеличивается пенсионный возраст.

Кстати, я слышал интересное мнение, не могу ничего сказать, скажем так, с точки зрения, что правда или не правда, но некоторые экономисты обсуждают, что если бы у нас бо́льшая часть предприятий работала «вбелую», платила налоги официально, полноценно, то, возможно, и необязательно было бы увеличивать пенсионный возраст прямо вот так вот, как в позапрошлом году.

Дарья Шулик: Игорь Алексеевич, а вот вы говорите откладывать от зарплаты – ну вот у нас сейчас много звонков, и, честно говоря, ту зарплату, которую нам озвучивают, ну нечего из нее откладывать. Ну вот 10 тысяч зарплата, что уж из нее можно отложить?

Игорь Строганов: Именно, в этом-то и проблема, что официально нам говорят: откладывайте на пенсию, берите, сколько там, 10% от зарплаты и кладите их в накопительное. Проблема в том, что практически все мы, ну за очень редким исключением, мы-то живем ровно в средства. Соответственно, старая шутка, если вам пришла зарплата, вы оплатили все долги и все платежи и у вас что-то осталось, значит, вы что-то забыли оплатить. И получается, что откладывать-то тоже невозможно. Средняя модель потребления, особенно если это семья с детьми, особенно если есть родственники, либо родственники помогают, либо вы помогите родственникам, получается, что откладывать невозможно.

Дарья Шулик: Да, ну так замкнутый круг получается, Игорь Алексеевич.

Константин Чуриков: Ну да, потому что своими личными трансфертами мы финансируем, получается, не знаю, старость родственников каких-то, например.

Давайте сейчас послушаем Светлану из Вологодской области. Светлана, добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Здравствуйте. Какая у вас пенсионная стратегия, Светлана?

Зритель: Я откладывала 10 лет, участвовала в программе софинансирования.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Государство откладывало, перечисляло, значит, на мой счет, и я сама перечисляла: тысячу рублей я, тысячу рублей государство. Все это находилось в негосударственном пенсионном фонде «Будущее». И вот 10 лет прошло, и вот я получила, мне исполнилось 55 лет, я получила право на срочную пенсионную выплату.

И что я получила от этого пенсионного фонда «Будущее»? – тысячу вот эту свою, тысячу от государства и 300 рублей накоплений этого пенсионного фонда «Будущее». У этого пенсионного фонда «Будущее» убытки -15%! Сначала наши деньги находились в негосударственном пенсионном фонде «СтальФонд», там сначала были высокие доходы, но как только этот «СтальФонд» был продан «Будущему», другой стал собственник, «Будущее», огромные убытки. То есть 300 рублей накопления – это что?

Константин Чуриков: Светлана, ваше «Будущее» продали. Вот мы сейчас... Знаете что? Оставайтесь пока на линии, может, у Игоря Алексеевича будут какие-то вопросы наводящие. Игорь Алексеевич, это вообще такая рядовая история, фонд никакой ответственности не несет, или все-таки тут пахнет каким-то, не знаю, уголовным делом, еще чем-то, нет?

Игорь Строганов: Ну, по-хорошему, давайте честно, руководители практически всех, практически всех, есть исключения, негосударственных пенсионных фондов можно, скорее всего, проверять и находить растраты. Проблема в том, что это частные, коммерческие учреждения, которые вроде как должны эти деньги крутить и зарабатывать, но что такое... Вот это то же самое инвестирование, про которое нам сейчас говорят, вот инвестируйте, «Сбер» предлагает инвестирование, «ВТБ» предлагает инвестирование, индивидуальный инвестиционный счет, вот эти все инструменты.

Это все здорово, проблема в том, что это означает, что вы должны вкладываться в риск, и чем выше риск, тем выше ваш возможный доход, но при этом, естественно, выше ваши возможные потери. И получается, что этот фонд точно так же играет на фондовом рынке, точно так же вкладывает деньги в акции, но при этом он не может точно так же вкладываться в высокодоходные, высокорисковые активы, потому что, если он их потеряет, он теряет деньги клиентов, это та же самая уголовка. А вкладывая в нерискованные, консервативные так называемые вложения, по большому счету он не зарабатывает ничего, потому что он получает меньше инфляции. То же самое, если вы положите деньги в банк, вы будете их терять, потому что инфляция съест весь процент.

И получается одна очень крупная проблема, что вроде как бы что негосударственные пенсионные фонды, что нам как частнику предлагается инвестировать в свое будущее через вот эти инструменты, при этом получается, что очень сильно увеличивается риск. Но альтернативы нет, и получается по-хорошему, что инструмента обеспечить себе достойную старость, кроме как работать много лет, по большому счету нет. Либо нужна некая система корпоративной пенсии, которая есть как в Китае, как в США, так и в странах Европы, но когда организации сами копят. Ну, там несильно копят, там немножко другая система, когда организации формируют пенсию для своих сотрудников. Но тогда это требует немножко других механизмов, у нас таких механизмов сейчас нет.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Игорь Алексеевич, у нас масса, масса еще разных звонков, даже не знаю, с какого вопроса начать... Хорошо, вот эти богатые, преуспевающие пенсионеры европейские, которых мы все время вспоминаем, когда говорим о достойной старости, вот у меня вопрос – это они что, в акции вложились? Они вот какие-то выбрали негосударственные пенсионные фонды? Или просто эти люди достойно получали всю свою сознательную профессиональную жизнь, у них есть накопления и они счастливы, ездят колесят по Европе и не только?

Игорь Строганов: Смотрите, опять-таки мы с вами судим по паре сотен человек по всей системе. На самом деле система ровно такая же. То есть есть государственные пенсии, то есть люди, которые отработали какое-то количество лет, получают определенную сумму. Она достаточно небольшая, она на самом деле максимум покрывает налоги и немножко дает возможность жить.

Есть люди, которые работали на крупные корпорации, которые, соответственно, приносили этим корпорациям деньги, и эти компании им после выхода на пенсию начинают выплачивать определенные суммы. То есть они получают чаще всего и государственную, и корпоративную пенсию. И вот, скорее всего, именно такой пенсионер, человек, который отработал на крупную компанию, зарабатывал в ней крупные деньги, он уже является вот этим бодрым европейским дедушкой с фотоаппаратом, который у нас канонический образ, который...

На самом деле уже много лет такого нет, потому что у них точно так же растут налоги, уменьшаются пенсии и все меньше и меньше людей вот в эту картинку появляются. И не надо забывать про то, что все-таки европейская экономика много лет формировалась и формируется за счет так называемого неоколониализма, когда эксплуатировались ресурсы Африки, Азии, других стран, они, кстати, продолжают их эксплуатировать, только не так напрямую, не так очевидно, та же Франция во многом сидит на ресурсах колоний и на их труде. И вот эти деньги позволяют государствам в том числе давать определенную социальную нагрузку. У России колоний не было и нет, и получается, что у нас нет источника вот такого плана дешевых ресурсов, которые можно было бы в определенной степени в популизме направить на выплаты гражданам.

Константин Чуриков: То есть европейскому дедушке с фотоаппаратом недолго осталось по Европе мотаться, да?

Игорь Строганов: Абсолютно. Если вспомнить выступление короля Голландии где-то года 4 примерно назад, если не ошибаюсь, он сказал очень интересную фразу, что времена всеобщего благоденствия и времена государства, которое оплачивало людям многие расходы, закончились, мы должны из экономики социальной перейти в экономику участия, по-моему, он это назвал, то есть то самое «от каждого по способностям, каждому по потребностям», только здесь «от каждого по труду». То есть если ты работаешь, если ты государству полезен, то тебе, видимо, деньги платить будут, а если ты, соответственно, не очень сильно полезен и не очень сильно нужен, ну и не нужен ты. Так что на самом деле европейское благосостояние – это тоже миф, он уже не работает, он уже не очень сильно актуален.

Нам нужно думать, что делать в России. А здесь, к сожалению, инструментов как таковых не очень сильно в наличии есть, и все эти инструменты подразумевают либо активную роль самого гражданина, а говоря про достаточно низкую финансовую грамотность нашего населения, не будет это работать. Тогда нужно устраивать курсы финансовой грамотности, заниматься повышением уровня знаний людей, учить их, как инвестировать, учить их работать с акциями. Но все равно, к сожалению, я человек достаточно скептичный, достаточно циничный, на этом зарабатывать будет кто-то еще, тот, кто на этом рынке акций сидит годами, тот, кто умеет с этим играть, и все равно спекулянт заработает больше, чем честный инвестор. Поэтому проблема практически нерешаема, на мой взгляд, сейчас без полной перетряски пенсионной системы, а ее перетряхивать означает, что нужно, чтобы кто-то за это платил. Кто?

Константин Чуриков: Да, и нас тоже, как говорится, вверх тормашками. Да, спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Игорь Строганов, кандидат экономических наук, доцент кафедры предпринимательства и логистики РЭУ имени Г. В. Плеханова.

Нам звонит Московская область, Павел.

Дарья Шулик: Да, Павел. Здравствуйте, Павел.

Зритель: Ну, мое мнение: единственный способ прожить, как вот предыдущая ваша тема, по детям и по пенсии, – в свой народно-хозяйственный промышленный комплекс. Не будем производить от сырья до продажи продуктов, рабочие места, а бизнесом считать перепродажу китайских носков, ничего не будет: ни пенсий, ни детей не захотят рожать. Вот такое мое мнение. То есть если не будем производить все сами, а считать нефть, продажу нефти, газа и оружия бизнесом российским, вот этой экономикой, ничего не будет.

Константин Чуриков: Рынок это не расставит по местам, тут нужна уже плановая экономика, рука государства, вы так считаете, да?

Зритель: Почему, почему? Необязательно.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: Пожалуйста, бизнес может существовать и при государственном промышленном механизме, и инициатива каждого гражданина, бизнес-инициатива может существовать.

Константин Чуриков: Павел, ну вот как вы думаете, вашему работодателю важно, какая у вас будет пенсия, когда вы уже станете определенного возраста? Он правда думает о вашей пенсии?

Зритель: Если как раз здесь не будет государственного регулирования, плюнет он на мою пенсию, как и сейчас плюет, я так думаю.

Константин Чуриков: В этом-то и дело.

Зритель: Это просто все равно государство заставляет все вот это делать и работодателя, и любые структуры, это все государственное принуждение, налоги. А сами ничего не будут делать, мало примеров, я думаю, найдете привести, чтобы работодатель заботился о пенсии и о зарплате своих рабочих. Это мое мнение.

Константин Чуриков: Павел, спасибо за звонок.

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Сейчас примеры будет приводить доктор экономических наук Высшей школы экономики Сергей Смирнов. Сергей Николаевич, здравствуйте, добрый вечер.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Сергей Смирнов: Доброго вечера, Константин! Доброго вечера, Дарья!

Константин Чуриков: Вы с кем согласны, вот с нашим зрителем, который говорит, что и бизнес может тут все расставить по местам и все нормально, или с теми, кто говорит, что нет, государство должно наконец перетряхнуть систему?

Сергей Смирнов: Ну, во-первых, я бы не согласился, что мы только страна, поставляющая нефть, потому что на самом деле бо́льшая часть, скажем, того же продовольствия на наших прилавках – это все-таки отечественное производство. Автомобили, которые мы в 1990-е гг. и в начале 2000-х гг. завозили, мы теперь тоже делаем сами, другое дело, что индекс локализации не всегда высокий и все такое, но все-таки я не могу сказать, что российская промышленность разрушена, отнюдь нет. На месте старых неконкурентоспособных предприятий появились новые, вполне современные, оснащенные по последнему слову техники и в принципе с высокой производительностью труда. Но...

Константин Чуриков: Отлично. Сергей Николаевич, то есть точки роста в производстве есть, а где точки роста зарплат и накоплений на пенсию?

Дарья Шулик: А пенсий и зарплат нет, получается? Вот какая-то несостыковка.

Сергей Смирнов: Да. Вы знаете, коллеги, когда я готовился к этой передаче, мне был задан вопрос: «А можно ли в России накопить на пенсию? Есть ли у нас какие-то инструменты?» Я ответил вашей замечательной коллеге, которая меня позвала...

Константин Чуриков: Наш продюсер, да.

Сергей Смирнов: Я сказал, что да, инструменты есть, денег нет. Но денег нет отнюдь не у всех. Вы понимаете, когда я слушал, и со вниманием слушал, уважаемого коллегу из фракции КПРФ, вы знаете, не все у нас принадлежит олигархам. Вот посмотрите, что произошло со вкладами населения в финансово-кредитных учреждениях по данным на 1 августа, специально посмотрел статистику: сейчас у населения там лежит 32 триллиона рублей. Если мы это разделим на население, включая грудных младенцев и так далее, в среднем на каждого из нас приходится 220 тысяч рублей.

Я понимаю, что реально вкладами обладают 20% населения, но правомерно ли их отчислять или причислять к коррупционной экономике, к воровской экономике? Отнюдь нет, во многих случаях эти деньги действительно заработаны абсолютно честным трудом, заработаны высокой квалификацией, заработаны в определенной степени, безусловно, везением, но отнюдь не взяточничеством и не участием в коррупционных схемах, и это тоже надо учитывать. Просто разные люди у нас в России, понимаете, с разными биографиями, с разными местами работы, с разными профессиями...

Константин Чуриков: Ага. Сергей Николаевич, можно я вас перебью?

Сергей Смирнов: Конечно-конечно.

Константин Чуриков: То есть вы хотите сказать, что, в общем-то, наверное, тогда большинству наших граждан надо признаться себе в том, что я был недостаточно везуч в своей жизни, я вовремя не оказался, не торговал джинсами на рынке «Лужники», вовремя с кем-то не выпил водки и моя жизнь пошла по другой траектории, поэтому теперь я не знаю, как мне накопить на пенсию, да?

Сергей Смирнов: Вы знаете, на самом деле очень по-разному, доля везения не в «выпить водки», как мне кажется. Если человек обладает определенного рода трудовыми какими-то способностями и так далее, он найдет свое место на рынке труда. И обратите внимание на динамичность этого рынка. Я понимаю, что, если сидеть в четырех стенах и все время зациклиться, как в советский период началась твоя биография, и никуда не двигаться, и считать, что экономика будет всегда точно так же, и что когда-нибудь нянечкам будут платить 100 миллионов рублей, – не будет такого. В частных учреждениях, да, там оклады выше, вспомните вот этот мем про уборщиц в «Газпроме». Я не знаю, как их туда берут, не хочу, но зарплаты у них повыше, чем у многих занимающихся реальной экономикой...

Константин Чуриков: ...чем у их коллег из московского метрополитена, да, понятно.

Сергей Смирнов: Кстати, да, вот.

И на самом деле есть еще один довольно любопытный момент, кто копит на негосударственную пенсию, пока суд да дело, у нас же есть негосударственные пенсионные фонды. Давайте посмотрим на статистику: тот же самый крупнейший по числу участников негосударственный пенсионный фонд Сбербанка, не будем говорить, как кто относится к Сбербанку, но там больше 4 миллионов человек копят на пенсию. Возьмите тот же «Лукойл», например, это больше 3 миллионов человек. Я понимаю, когда у нас занято в экономике более 70 миллионов человек, это все-таки, как получается, те самые 15–20% населения, у которых есть «лишние» деньги, они не лишние, они будут востребованы, когда они выйдут на пенсию.

Дарья Шулик: Сергей Николаевич, давайте послушаем наших телезрителей. К нам дозвонилась Татьяна из Тамбовской области. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Добрый вечер.

Дарья Шулик: Вы на пенсии или только собираетесь туда?

Зритель: Я уже на пенсии 5 лет и еще переработала 5 лет. Муж умер, не дождавшись своей накопительной, у него накопительная была 100 с лишним тысяч, мне дали 4 тысячи из его накопительной, и за 80 лет нашего стажа, его и моего, я получаю всего 12 тысяч пенсию. Это как? За 80 лет. Это что? Идиотизм полнейший!

Константин Чуриков: Это вы мягко выразились, да.

Зритель: Иначе не могут воровать?

Константин Чуриков: Татьяна, давайте мы сейчас Сергея Николаевича спросим по поводу наследования накопительной пенсии.

Сергей Смирнов: Я не очень понимаю на самом деле, я возмущен, если все действительно обстоит так, как наша уважаемая телезрительница говорила, но… Если ее покойный муж, светлой памяти, ни разу не получил свою накопительную часть, то, извините, это подлежит наследованию, и почему ей выплатили только 4 тысячи рублей, вот этого я реально не понимаю. И если там нарушено законодательство, то это да. Другое дело, если муж успел получить хотя бы раз одну эту выплату; если это так, то, к сожалению, в соответствии с действующим законодательством эта пенсия действительно потеряна для нашей телезрительницы. Но если нет, это наследственная масса, и если там неправомерные действия сотрудников отделения пенсионного фонда, то здесь, я извиняюсь, нужно добиваться истины.

Дарья Шулик: Сергей Николаевич, давайте послушаем Петербург, Людмила к нам дозвонилась. Людмила, здравствуйте.

Константин Чуриков: Людмила, добрый вечер. Что ж вы молчите, тема-то такая интересная, Людмила?

Дарья Шулик: Людмила?

Константин Чуриков: Нет, Людмила передумала.

Дарья Шулик: Людмила, видимо, передумала.

Константин Чуриков: Сергей Николаевич, вот чтобы точнее проговорить предыдущий вопрос, – в каком случае то, что накоплено человеком, считается его накоплением на старость? Это вот специально нужно, обязательно в пенсионный фонд класть какой-то, государственный или негосударственный, или это может быть вклад человека? Я не знаю, как это вообще должно выглядеть?

Сергей Смирнов: Вы знаете, давайте сделаем различие между тем, что мы копим на пенсию, и тем, что мы держим во вкладах.

Константин Чуриков: Так.

Сергей Смирнов: Правильно говорил наш первый коллега о том, что доверие в принципе подорвано к пенсионной системе, и когда нам говорят, что через 30 лет молодежь выйдет на пенсию и что-то будет иметь от того, что она сейчас копит, я думаю, что не очень многие в это верят. Поэтому многие предпочитают копить на пенсию в альтернативных формах, а таких форм достаточно: возьмите те же самые вклады в учреждениях, в банках, возьмите те же самые успешно разошедшиеся, кстати, облигации федерального займа для населения, по-моему, сейчас уже 5 выпусков разошлись, если не 6. Это тоже очень важно, значит, деньги есть, значит, часть наших людей думает о старости, о том, на что они будут там существовать.

И все-таки вот сейчас, как мне представляется, не хочу порочить никакие негосударственные пенсионные фонды, они делают все, что возможно, и государство им пытается помочь каким-то образом, но, на мой взгляд, вот эти самые деньги, которые не длинные, а которые можно изъять в любой момент, ну не дай бог кто-то заболеет, не дай бог, всем желаю здоровья, не дай бог, нужно квартиру какую-то, семья расширилась и так далее, вот это проще изъять, чем копить на какие-то десятилетия.

Константин Чуриков: Вопросы наших зрителей. Самара, риторический вопрос: «Минфин точно российский?» – точно, мы уточняли.

Дарья Шулик: Кстати, про копить: многие телезрители пишут, что копить-то бесполезно.

Константин Чуриков: Да, бесполезно. Сергей Николаевич?

Дарья Шулик: Не верят в накопление вообще.

Сергей Смирнов: Вы знаете, у каждого свой жизненный опыт. По своему я могу сказать, что копить отнюдь не бесполезно несмотря на всевозможные риски и так далее. Но я думаю, что если есть лишние деньги, то копить можно и до́лжно, я бы так сказал.

Константин Чуриков: Так, хорошо. Вот все-таки входной билет в накопление? Ну никто из нас не знает, когда последний день нашей жизни, когда кирпич пресловутый на голову упадет, но все-таки. Примерно какие суммы, с вашей точки зрения, примерно должны быть, чтобы человек, вот он вступает в этот возраст, 60 лет, 65: «Ну все, я накопил, я могу жить спокойно»? Как вы думаете?

Сергей Смирнов: Вы знаете, ну это очень по-разному. Сегодня звучали эти цифры, что на 30 тысяч, скажем, в Подмосковье можно прожить не шикуя. Я думаю, что в Республике Тыва, наверное, поменьше требуется, ну у нас очень разные регионы. На Чукотке это, конечно, гораздо больше, это все абсолютно понятно. Поэтому говорить о средних по России я бы не стал. Даже тот же самый Санкт-Петербург и Москва достаточно серьезно различаются, как мне кажется. Возьмите, ну не знаю, Тверскую область по пути в Санкт-Петербург, и это тоже другие деньги.

Константин Чуриков: Ну да.

Сергей Смирнов: Поэтому каждая конкретная ситуация... Россия не единая, она очень разная.

Константин Чуриков: Спасибо. Сергей Смирнов, доктор экономических наук Высшей школы экономики...

Дарья Шулик: Спасибо.

Константин Чуриков: Я посчитал: просто если нужно примерно 30 тысяч в месяц, значит, 3 миллиона в год, если хотя бы еще на пенсии лет 10 хочется пожить, 30 миллионов надо.

Дарья Шулик: Как это 10? Хочется и побольше.

Константин Чуриков: Труба.

21:56, мы заканчиваем на сегодня пенсионную тему, а всю неделю принимаем ваши ответы с вопросом, сколько же денег вам нужно на пенсии будущей и сколько вы готовы откладывать.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)