Переходи на газ за счет бюджета

Переходи на газ за счет бюджета | Программа: ОТРажение | ОТР

Автомобилистам оплатят 60% расходов при переоборудовании бензиновых машин

2020-06-16T12:36:00+03:00
Переходи на газ за счет бюджета
Как начать своё дело. Рейтинг качества жизни. Международное напряжение. Средства индивидуальной мобильности
Политика глобального похолодания
Наши жизненные ГОСТы
Больше половины россиян хотят стать предпринимателями
Россияне стали меньше покупать лекарств
Международное напряжение
Жить качественно - это как?
Электросамокат приравняют к мопеду
В Госдуме планируют ввести новый налог для работодателей
Регионы. Что нового. Абакан, Уфа. Нальчик
Гости
Станислав Афонский
генеральный директор компании «Трофи-лайф»
Александр Фролов
заместитель генерального директора Института национальной энергетики

Ольга Арсланова: Россиянам помогут выбрать газ вместо бензина. Правительство оплатит примерно 60% расходов при переводе машин на газомоторное топливо.

Петр Кузнецов: Это предложение министра энергетики Александра Новака. Еще 30% к этим 60% должен выделить «Газпром», по крайней мере по этой схеме это предполагается. То есть, таким образом, владельцам автомобиля останется заплатить лишь 10% стоимости перевода техники на газ. То есть 60% – Правительство. Плюс 30% – «Газпром». Остается 90%. Плюс 10% добавляет тот, кто захочет перейти на газ.

Ольга Арсланова: Речь идет про малый и средний бизнес, который захочет перевести свой автопарк на газ. Ну и граждан, естественно, это тоже касается, включая самозанятых, для которых эти расходы сейчас велики, особенно в условиях пандемии, когда у многих доходы падают. Правительство, кстати, это предложение уже поддержало, так что дело за малым.

Давайте посмотрим, насколько популярен газ сейчас. В России порядка 155 тысяч машин ездят на газомоторном топливе. Всего в стране 484 заправки для газовых двигателей. Но Министерство энергетики планирует прирост пока что на 10 тысяч машин в этом году. В плане – 300 тысяч газовых автомобилей и более тысячи заправок к 2024-му. Скромно, но, по крайней мере, есть какая-то динамика, по крайней мере планируется. Переоборудование одного автомобиля, если вдруг вы хотите в эту программу включиться, обойдется от 80 тысяч за легковой и до 150 тысяч рублей за микроавтобус.

А насколько это выгодно сегодня? Давайте посмотрим. Вот смотрите. Километр на газе обойдется вам в 1 рубль, а на бензине – в 3 рубля. Вопрос: как быстро вы окупите все потраченное на переоборудование? Окупаемость автомобиля, по подсчетам специалистов, произойдет примерно через 10, максимум 15 тысяч километров пробега, или около года стандартного вождения. Для бензина это 35–40 тысяч километров, или два года эксплуатации.

В общем, если 60% оплатит Правительство…

Петр Кузнецов: Ну, если рассматривать как инвестицию…

Ольга Арсланова: …и «Газпром» там какую-то еще часть, вероятно, это выгодно. Но есть нюансы.

Петр Кузнецов: Есть нюансы. Если это переоборудование… 80 тысяч рублей минимум – это если все идеально пройдет, это если можно поставить. Плюс еще не забываем, что его нужно содержать и обслуживать, а это самое главное.

Ольга Арсланова: Об этом сейчас как раз будем говорить.

Петр Кузнецов: А еще я хотел сказать: если уж инициатива поступила оттуда, то мне кажется, что Правительству нужно показать…

Ольга Арсланова: Пример.

Петр Кузнецов: …подать пример и всем тоже пересесть на газовые автомобили.

Александр Фролов, заместитель генерального директора Института национальной энергетики, с нами на связи. Здравствуйте, Александр Сергеевич.

Ольга Арсланова: Александр Сергеевич, здравствуйте.

Александр Фролов: Здравствуйте.

Ольга Арсланова: Объясните, пожалуйста, какой интерес у властей пересаживать автомобилистов на газомоторное топливо, ну, переводить их автомобили на газомоторное топливо, скажем так?

Александр Фролов: Ну, эта программа на самом деле реализуется довольно давно. То есть еще в 2013 году были приняты необходимые поправки, начались необходимые поправки в законодательство, выделялись средства, необходимые для стимулирования перевода транспорта на газ.

И надо заметить, что это у нас уже третья большая волна газификации транспорта. Первая была в далеком 36-м году. Потом был 1985 год, тогда программа прервалась в 91-м в связи с известными событиями. Вот в 2013 году Правительство решило, что надо бы заняться этой темой снова. Почему? В общем-то, понятно. Мы обладаем колоссальными запасами газа, и было бы логично использовать это топливо, эти запасы еще и на внутреннем рынке, расширяя его за счет газомоторной тематики.

Но надо заметить, что сам по себе газ действительно гораздо дешевле. Понимаете, тут еще вспоминают обычно такую экологическую составляющую: газ более экологичен, чем традиционное моторное топливо. Это, безусловно, правда. Но вряд ли простой автомобилист или владелец даже небольшого автопарка просто из соображений экологической ответственности решит: «Эх, вот теперь-то я буду экологически ответственен! До этого мне не давали это делать, а вот теперь я перейду на газ». Нет.

Разумеется, основной движущий мотив – это удешевление топлива, притом значительное. Если газ сейчас на заправках стоит порядка 17 рублей за кубический метр (это мы говорим про метан – оговорюсь позже, почему это важно), то цены на бензин и дизельное топливо, я думаю, все прекрасно знают. Соответственно, если вы тратите… Что лучше тратить? 17 рублей на условный литр… На самом деле, понятно, там кубический метр, но пересчет 1 к 1 идет, то есть кубический метр по совершаемой работе равен, в общем-то, 1 литру.

У нас более распространен сейчас пропан-бутан – 3 миллиона автомобилей ездит и заправок порядка 3–4 тысяч, смотря как считать опять же. Но решили стимулировать метан, потому что здесь более дорогое переоборудование, сами по себе автомобили, если вы решите купить в заводском исполнении, они тоже обойдутся вам дороже, поэтому требуются определенные экономические стимулы. Вот мы их сейчас видим.

Однако важный момент заключается в чем? Сам по себе объем финансирования не изменяется, изменяется другая история. То есть почему изменили долю? Первоначально предполагалось 700, и 700 осталось. Но спрос на переоборудование в текущем году явно будет выше – просто потому, что, я думаю, как многие заметили, автомобилисты стали меньше ездить, снизилась деловая активность. Соответственно, потребность в переводе транспорта на газ и в экономии топлива резко упала. Ну и плюс свободных средств у людей в целом стало меньше. А объем финансирования выделен.

И вместо того, чтобы его уменьшить, просто мы берем и уменьшаем, решили дополнительно простимулировать, чтобы хотя бы приблизиться к тем плановым показателям – ну, вполне реалистично выглядят 10 тысяч автомобилей новых на газе, вполне реалистично выглядят на текущий год. И я думаю, многие сейчас задумаются: «О, действительно! Мне 8 тысяч потратить и переоборудовать? Или…»

Можно, кстати, дешевле, это такие очень полярные показатели взяты. Правда, можно и дороже. Например, какой-нибудь крупный грузовик можно за 800 тысяч рублей переоборудовать, а автомобиль можно найти и за 400. Ну, опять же это наличие маркетинговых программ и качество той компании, которая будет заниматься переоборудованием. Это важно, потому что… Ну, бывали случаи, когда люди обращались к недобросовестным установщикам – и у них с автомобилями происходило всякое безобразие.

Тут надо опять же еще заметить, что за прошедшее время у нас ведь значительно улучшилась и сама инфраструктура. Вот вы поиронизировали над количеством заправок. Я понимаю, но это количество за последние шесть лет увеличилось в полтора раза. У наших крупнейших компаний – у «Газпрома», у «Роснефти» – есть значительные планы по строительству новых заправок.

Петр Кузнецов: Извините. В полтора раза увеличилось, да? Но все равно в масштабах страны это очень мало, согласитесь.

Александр Фролов: Да, разумеется.

Петр Кузнецов: Может быть, все-таки стоит отталкиваться от количества заправок, а потом уже внедрять эту программу? Ну, чтобы мы были уверены, что в любой точке мы подзаправимся.

Александр Фролов: Вы сейчас переходите к чудесной… к любимой дихотомии: что первично – курица или яйцо? Очень долго вся эта история пробуксовывала именно потому, что люди, которым говорили: «А вот, ребята, газ дешевый», – они смотрели и говорили: «Ну, заправок мало». Автопроизводители говорили: «Ну, потребителей мало». А те, кто должны были строить заправки, говорили: «А под кого мы будем строить?»

Петр Кузнецов: Понятно.

Александр Фролов: Поэтому сейчас это все реализуется одновременно – и заправки строятся, и создается потребительская база. Разумеется, это в основном развивается в наиболее густонаселенных регионах, то есть там, где движение автомобилей… И это наиболее выгодно для тех потребителей, которые понимают, что на маршруте следования, где они обычно ездят, эти заправки автомобильные, газонаполнительные компрессорные станции присутствуют.

Но вас же никто не заставляет одновременно отказываться и от традиционного топлива. То есть у вас автомобиль, если вы его переоборудовали, он становится двутопливным – он может работать, допустим, и на бензине, и на газе. То есть в этом плане упрощается доступ к заправочной инфраструктуре, но зато отодвигаются сроки окупаемости переоборудования, конечно.

Ольга Арсланова: Многих наших зрителей волнует безопасность. Насколько безопасно ездить на газомоторном топливе?

Александр Фролов: У меня был газомоторный автомобиль. Когда я начал заниматься этой темой, я просто взял и переоборудовал, посмотрел, как это работает. Должен заметить… Ну, на личном опыте могу сказать, что это вполне безопасно. Если взять статистическую информацию, то опять же мы видим весьма благоприятную статистику относительно аварийности и последствий аварий, связанных с автомобилями.

Петр Кузнецов: О технических моментах как раз будем отдельно с отдельным экспертом говорить. Раз уж вы сказали, что он у вас был, значит, вы его продавали. Просто интересно, насколько сложнее продать автомобиль с газом.

Александр Фролов: Это было достаточно легко. Ну, речь шла о довольно дешевой машине. Она ушла хорошо. И газомоторная установка без газобаллонного оборудования была дополнительным плюсом при продаже. Но опять же это крайне индивидуально. Я здесь никого не могу агитировать, потому что авторынок – это отдельная тема.

Петр Кузнецов: Безусловно, безусловно, да. Спасибо. Александр Фролов.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: А мы приветствуем Станислава Афонского – это генеральный директор компании «Трофи-Лайф». Здравствуйте, Станислав.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Станислав Афонский: Да, здравствуйте.

Ольга Арсланова: Сразу вопрос от наших зрителей: «Газ – это хорошо. Но проблема в оформлении – очень дорого». Мало перевести автомобиль на газомоторное топливо – его надо как-то согласовать, все эти переделки. Расскажите, что это за процедура и сколько она стоит.

Станислав Афонский: Ну да. Процедура переоборудования, вернее, согласование с ГИБДД переоборудования конструкции транспортного средства, в том числе при установке газобаллонного оборудования, – на самом деле достаточно простая процедура по стоимости с учетом сертификатов. Все остальное, если самостоятельно потребитель занимается этим вопросом, порядка 15–20 тысяч займет и несколько недель суеты.

Есть компании, которые профессионально занимаются переоборудованием, вернее, согласованием переоборудования. Это стоит порядка 40–50, ну максимум 70 тысяч, если мы говорим про комплексный тюнинг, а не только про газобаллонное оборудование.

Ольга Арсланова: Ну, это уже сопоставимо с установкой самого оборудования. Есть о чем подумать. Это очень дорого – согласовать автомобиль.

А если, например, автовладелец плюнет на все эти процедуры или у него денег не найдется, переоборудует автомобиль и будет вот так ездить на газу неоформленным, то чем это грозит?

Станислав Афонский: Ну, 500 рублей штрафа могут выписать, если остановит обычная служба ДПС. Если же остановит технадзор, то могут выдать предписание на устранение нарушений в течение 10–30 дней. Либо потом снимут с учета, либо потом надо же будет бегать и все это дело быстро…

Петр Кузнецов: То есть 150 тысяч получается, плюс еще по 500 рублей с каждой установки сотрудником.

На все ли автомобили можно поставить этот газ?

Станислав Афонский: Тут уже зависит от установщиков. Ну, насколько я знаю, да, практически на любой автомобиль. Просто на маленькие автомобили ставить не имеет смысла, а ставят в основном на большие, которые много расходуют и имеют большой объем двигателя.

Петр Кузнецов: С технической точки зрения, как это происходит? Сильно ли меняется, я не знаю, конструкция, что-то внутри автомобиля, когда появляется новое газовое оборудование? Ну, можно сказать, что мы влезаем в само сердце автомобиля? Знаете, говорят, что двигатель лучше до последнего не трогать. Речь не об этом?

Станислав Афонский: Нет.

Петр Кузнецов: Какие мы элементы просто задействуем?

Станислав Афонский: Вмешательства очень мало, мало внедрения. Внутри багажного отделения, где, как правило, ставится баллон, собственно багажник уменьшается. Это, пожалуй, наверное, один из таких сильных минусов от установки газобаллонного оборудования.

Петр Кузнецов: И раз уж мы ценник пытаемся сейчас составить… Плюс же еще работы по обслуживанию этого газового оборудования, которое уже установлено, пусть и по всем нормам. Правда?

Станислав Афонский: Ну да, конечно.

Петр Кузнецов: Техосмотр.

Станислав Афонский: Это как и обслуживание обычного автомобиля. Также и техосмотр нужно проходить и показываться в сервисе. Но это, в общем-то, не сложно и не дорого.

Петр Кузнецов: То есть это тоже обычная процедура? Здесь каких-то нюансов нет? Чаще не нужно этим заниматься?

Станислав Афонский: Нет-нет-нет.

Петр Кузнецов: Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо за разъяснения.

Мы говорили о планах российских властей перевести… помочь российским автомобилистам перейти с бензина на газомоторное топливо. Ну, выяснилось, что все равно это будет недешевой процедурой.

Петр Кузнецов: Ну а теперь давайте поговорим о наших планах по Чехии.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Автомобилистам оплатят 60% расходов при переоборудовании бензиновых машин