Перекур вне закона

Гости
Дмитрий Косырев
член президиума Всероссийского движения «За права курильщиков»
Андрей Сталинов
учредитель движения «Молодежь за трезвую столицу», организатор Антитабачной дружины

Иван Гостев: Госдума сегодня рассмотрит во втором чтении два законопроекта об ужесточении антитабачного закона. Давайте разбираться, какие меры планируют и предлагают принять.

У нас оказалось так, что вне поля зрения были вейпы, кальяны и электронные сигареты. Теперь они попадают под ограничения. Также хотят увеличить штрафы за продажу табачных изделий и снюсов детям, запретить курить в коммунальных квартирах и ограничить в офисах. Обязанность работодателя – обеспечить сотруднику благоприятную среду без дыма. Еще одно предложение – оказывать медпомощь курильщикам, которые решили от этой привычки отказаться.

Уважаемые зрители, мы запускаем опрос, прежде всего к курильщикам обращаемся: запретительные меры помогут бросить? Пишите нам – «да» или «нет». Это, к слову, бесплатно. Позже подведем итоги.

А сейчас подключаем к беседе нашего эксперта.

Оксана Галькевич: Первым экспертом у нас на связи будет писатель, член президиума всероссийского движения «За права курильщиков» Дмитрий Косырев. Дмитрий Евгеньевич, здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте.

Дмитрий Косырев: Здравствуйте, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Дмитрий Евгеньевич, ну как вам эта новая порция законодательных инициатив? Ваша реакция, ваше мнение.

Дмитрий Косырев: Моя реакция? Это истерика обреченных. Дело в том, что нынешняя эпидемия коронавируса подстроила борцам с курением большую подлянку. Выявился, причем в нескольких десятках стран, мощный защитный эффект курения от вируса.

Начиналось все с Китая. Там заметили, что почему-то в больницах с тяжелой формой вируса очень мало курильщиков – в стране, где курит примерно половина взрослого населения. Ну ладно, бог с ними, с китайцами. Поступили данные из Америки, там курит 19% населения. В больницах с тяжелой формой – 1,9%. Защитный эффект от курения – 1000%. Дальше данные из Франции, Германии…

Оксана Галькевич: Дмитрий Евгеньевич, но на самом деле разная информация по этому поводу поступала. Вы знаете, то, что вы сейчас рассказываете, я впервые слышу, правда. Может быть, и есть такие исследования, действительно, но до этого нам специалисты-медики в эфире говорили, что как раз курильщики-то в зоне риска.

Дмитрий Косырев: Они, мягко говоря, ошибались. На начало июня было 117 статистических подборок примерно из 40 стран мира. И все об одном и том же – защитный эффект курения. Исследования, 117 документов. Последний бастион был, когда думали, что если уж, по крайней мере, заразился человек коронавирусом и он курит, то у него все будет очень плохо. Нет. Официальный ответ: это не так.

Оксана Галькевич: Ну хорошо, Дмитрий Евгеньевич, давайте все-таки вернемся, от коронавируса перейдем все-таки к мерам по запрету курения, которые были предложены. Это то, что мы сейчас обсуждаем. Коронавирус – немножко отдельно, это одна сторона. Как вы реагируете на те предложения, которые прозвучали?

Дмитрий Косырев: Ну, туда свалена куча всяких предложений, на каждое нужно реагировать отдельно. Но самое главное, что эти ребята спешат ввести свою новую волну ограничений, пока не спохватились и не стали задавать им вопросы: «Чем вы, люди, занимаетесь, вообще говоря? Кто вас финансирует? И зачем это все нужно?»

Вот то, о чем я рассказал, данные о пользе, как ни странно, курения (меня самого это удивило), эти данные для этих людей – страшный удар, поэтому они просто очень спешат, чтобы мы не успели опомниться. Дело не в том, какие эти запреты. Дело в том, что антитабачная кампания предполагает одну за другой новые и новые волны запретов. То есть они не остановятся, пока их не остановят.

Оксана Галькевич: Дмитрий Евгеньевич, хорошо. Давайте тогда рассуждать с вашей позиции, хорошо, «За права курильщиков». Утверждать, что это полезная привычка, что она правильная, что она хорошо влияет на окружение, наверное, мы с вами все-таки не можем, да? Ну, мы с вами здравомыслящие люди, взрослые. Есть дети вокруг, я не знаю, пассивные курильщики. Да и здоровье самих курильщиков. Хорошо. Если не запреты, то что? Как снижать потребление табака и пристрастие к этой привычке в обществе?

Дмитрий Косырев: А никак. Дело в том, что эта антитабачная кампания показала на примере самых разных стран, что она максимум дает какой-то неожиданный эффект. Люди переходят на какой-нибудь вейп, кальян и многое другое. Более того, вот сейчас я читал опрос, что был в Австралии. Да, это такая очень антитабачная страна, там много народу против курения. Но в то же время впервые число сторонников легализации марихуаны резко превысило число противников. То есть это такой неожиданный ответ человека…

Иван Гостев: Дмитрий Евгеньевич, прошу прощения, хотел бы уточнить. Вот вы говорили о вейпах, электронных сигаретах, кальяне. Насколько это вредно по сравнению с сигаретами? Потому что некоторые считают, что вейп – это относительно безопасная альтернатива. Это так?

Дмитрий Косырев: Да, это так. То есть это действительно безопасная альтернатива. То же самое, как и кальян. Это намного… Но самое главное, что не только вейп и кальян никак не влияют на окружающих. Научные данные о том, что есть пассивное курение и что этот дым может кому-то доставить малейшие проблемы, они тоже стоят на фальшивках, на «мусорной» науке, в основном британской.

И вот сейчас на фоне коронавируса заново начинают всем этим интересоваться медики. Медики говорят с друзьями, СМИ об этом все рассказывают. Поэтому эта вся команда очень спешит что-нибудь еще запретить.

Иван Гостев: Понятно.

Оксана Галькевич: Интересная у вас позиция, конечно. Я просто хочу сказать, что мне, например, как пассивному курильщику очень тяжело табачный дым переносить. Даже где-там в соседнем кабинете, простите, – и я начинаю задыхаться.

Иван Гостев: Давайте послушаем звонок, наверное.

Оксана Галькевич: При этом у меня все более или менее нормально со здоровьем. Да, давайте примем звонок.

Иван Гостев: Нам Василий дозвонился из Ленинградской области, по-моему.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Гостев: Здравствуйте, слушаем вас.

Зритель: Меня зовут Василий, я из Питера. Я считаю, что правильно сделали, что увеличили штрафы, и только по одной простой причине: в подъезд невозможно зайти! Зайдешь в подъезд… А если праздники, то выходят все и курят, и курят, и курят! Я бы лично еще увеличил. Но только дело в том, что если только у нас будет неотвратимость наказания. Не просто так, а неотвратимость. Вот тогда будет и толк.

Иван Гостев: Понятно.

Оксана Галькевич: Ну, для этого нужно, чтобы кто-то все-таки в подъезде на этом лестничном пролете как-то выходил и проверял, есть ли там кто-то или нет, курит или не курит. Спасибо.

Зритель: Когда вызываешь полицию… Нужно, чтобы полиция реагировала, а не пришла побеседовать.

Иван Гостев: Понятно, спасибо, спасибо большое, Василий.

Дмитрий Евгеньевич, вот тоже вопрос о мерах: а как контролировать? Допустим, принимаются меры. Мы говорим о том, что мы должны соблюдать социальную дистанцию, не курить, допустим, на остановках общественного транспорта, какие-то рейды проводятся, смотрят. Люди не курят первые две недели, а потом опять то же самое, за старое. Вот как контролировать, чтобы соблюдали?

Дмитрий Косырев: А никак. Борцам с курением потребуется аппарат такого террора внутри общества, которого и у Гитлера не было. Это нереально. Поэтому эти борцы с курением запугивают людей опасностью табачного дыма, пытаются столкнуть россиян и любых других людей любых других стран друг с другом, вызвать взаимную ненависть и страх.

Оксана Галькевич: Дмитрий Евгеньевич, давайте… Мы просто как-то очень радикально с вами обсуждаем, казалось бы, тему всего лишь курения. Ну давайте просто как-то в более спокойных выражениях это сделаем.

Понимаете, что меня пугает в данной ситуации? Что мы делим людей на курильщиков и некурильщиков. В общем, комфорт одной стороны мы можем обеспечить только какими-то драконовскими мерами, запретами для другой стороны. Мы как-то вообще договориться и обеспечить взаимное нормальное пребывание можем в данной ситуации? Понимаете?

Ну действительно странно слышать, что курение не вредно. Странно слышать, что дым не вреден. Ну правда. Слушайте, я, наверное, лет пятнадцать назад на съемках на табачной фабрике была, была еще юным созданием. И я вернулась оттуда зеленой, хотя я даже вообще не прикасалась к этому. Там просто табак производят, кто-то где-то там курил. Я вернулась оттуда зеленого цвета. Поэтому мне странно слышать, что это совсем неопасно.

Как нам все-таки компромисса какого-то в этом вопросе-то достигнуть? Понимаете, мы же не будем воевать, не будем драться.

Дмитрий Косырев: Совершенно верно. Вы никого не делили на курящих и некурящих. И я не делил. Это делали борцы с курением.

Компромисс очень простой: здесь нужна дискуссия, здесь нужно, чтобы не зажимали медиков-исследователей и других людей, которые разбираются в том, что в курении вредно, а что – полезно. То есть нужна спокойная и открытая дискуссия и о свойствах табака, и о том, как сделать так, чтобы было хорошо всем – курящим и некурящим. Для этого есть все возможности, места хватит.

Иван Гостев: Спасибо большое. С нами на связи был Дмитрий Косырев, писатель, член президиума всероссийского движения «За права курильщиков».

А мы сейчас подключаемся к следующему эксперту – Андрей Сталинов, организатор «Антитабачной дружины». Андрей Николаевич, здравствуйте. Отлично! Мы вас видим. Вы за рулем, наверное, сейчас?

Андрей Сталинов: Я припарковался.

Иван Гостев: Припарковались? Ну хорошо. Значит, все безопасно.

Если позволите, я бы сейчас хотел задать вот какой вопрос. В мерах, которые обсуждает Госдума, есть следующее: медпомощь курильщикам, если они хотят бросить, отказаться от табака. Как вот это будет выглядеть? И будет ли это полностью бесплатной процедурой? Или тут возможны какие-то скрытые, скажем так, замаскированные траты?

Андрей Сталинов: Вы знаете, тут немножко сказывается то, что специалисты, действительно, в отказе от такой вредной привычки, как курение, видимо, слабо подключены к этому процессу. У нас общественное мнение довольно ошибочную модель насчет этой зависимости поддерживает в обществе. Это мнение поддерживается в обществе искусственно или неискусственно, но оно довольно ложное.

Поэтому медицинская помощь, конечно, нужна. И она нужна прежде всего курящим людям, потому что отравляющие факторы табачного дыма наносят большой вред человеческому организму. Здесь скорее речь идет о реабилитации организма после табачного отравления…

Оксана Галькевич: Андрей Николаевич, давайте мы сейчас попробуем вас набрать по телефону, потому что не очень хорошая связь, не совсем разборчивые слова.

А пока звонок примем. У нас на связи кто?

Иван Гостев: Сейчас нам подскажут.

Оксана Галькевич: Татьяна из Костромской области. Татьяна, здравствуйте.

Иван Гостев: Татьяна, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Мне 58 лет. Шесть лет назад я бросила курить. Я курила 35 лет. Алло.

Иван Гостев: Алло. Слушаем вас.

Зритель: Запретами не ограничите курильщиков. Просто нужна какая-то мотивация. У меня была хорошая мотивация. У меня родилась внучка – и я буквально за четыре дня бросила. А до этого я курила, как мужик, я «Приму» садила по три пачки в день. Единственный минус, что я за полгода на 30 килограмм поправилась. Вот теперь вижу, как молодые девчонки курят, и я говорю: «Хотите такими, как я, быть? Ради бога, курите».

Оксана Галькевич: Вы еще и личным примером, да? Молодец вы какая!

Зритель: Я вешу 130 килограмм.

Оксана Галькевич: Ну ничего, все нормализуется.

Иван Гостев: Сбросите. Татьяна, я вот что хочу спросить: а как удалось бросить курить? Использовали ли какие-то жвачки?

Зритель: Да, я покупала таблетки «Табекс». Я пропила курс – и все.

Оксана Галькевич: То есть непросто все далось. Но вы все равно молодец, мы вами восхищаемся. Сила воли у вас замечательная.

Иван Гостев: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Удалось нам связаться снова? Да, по телефону теперь наш эксперт с нами снова – организатор «Антитабачной дружины» Андрей Сталинов.

Андрей Николаевич, мы до этого беседовали с представителем движения «За права курильщиков». Вы знаете, у него ощущение, что как-то радикализировались (ну, даже из нашего разговора это было слышно) настроения у тех, кто борется против курения. Соответственно, и там тоже такой настрой боевой. Мне кажется, что это не совсем – ну как сказать? – правильно. Все-таки нам надо договариваться как-то по-другому. А как? Ну, чтобы не происходило…

Андрей Сталинов: Я объясню. Вы знаете, это ложный посыл, потому что те люди, которые лоббируют интересы табачных компаний, они пытаются противопоставить людей некурящих и курящих. Это абсолютно ложная постановка вопроса. Мы просто теряем, можно сказать, и время, и силы, пытаясь помирить курящих и некурящих.

Проблема в совершенно другом. Проблема в том, что есть люди заинтересованные в продаже табачных изделий, они свои интересы лоббируют и пытаются скрыть их околонаучными рассуждениями, асоциальными страшилками и так далее, и так далее, и так далее. Вопрос гораздо проще. Есть люди, которые хотят на этом зарабатывать очень много денег, как и раньше. И есть люди, которые думают о здоровье своей страны, о здоровье своих сограждан, о будущем своих детей. Вот нормальное разделение этих страт.

А разделение на курящих и некурящих – ну, это совершенно ложный посыл и попытка противопоставить тех людей, которые на самом деле не противостоять друг другу.

Оксана Галькевич: Ну что же, спасибо. У нас на связи был Андрей Сталинов, организатор «Антитабачной дружины».

Надо подвести итоги уже нашего голосования. Мы спрашивали вас, друзья: помогают ли запреты в борьбе с курением? И вот как разделились ваши голоса.

Иван Гостев: «Да» – 13%, а 87% считают, что нет.

Оксана Галькевич: 87% считают, что только запретами ничего хорошего не добиться. Ну что же, это мнение нашей аудитории. А мы идем дальше.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какие ограничения ждут курильщиков?