Олег Смирнов: Мы доработались до того, что авиакеросин у нас стал дороже, чем в Европе!

Гости
Олег Смирнов
председатель комиссии по гражданской авиации Общественного Совета Ространснадзора, заслуженный пилот СССР

Оксана Галькевич: Костя, ты смотри – 100 рублей. Это же какие деньжищи-то, а! Это же всю страну объехать можно!

Константин Чуриков: 20 перелетов, когда все по 5 рублей. Так это можно куда хочешь, туда и лететь.

Оксана Галькевич: Эх… А ты вообще как думаешь, генеральный директор, товарищ генеральный директор свое обещание сдержит, слово-то данное, или как ты думаешь, все это было так, под елочку, перед Новым годом, доброе выражение лица сделать?

Константин Чуриков: Вообще это было не просто перед Новым годом, это было перед Путиным, а обещал все это не кто-нибудь, а гендиректор "Аэрофлота" Савельев.

Виталий Савельев: У нас на следующий год очень важный Чемпионат мира по футболу.

Владимир Путин: Болельщиков бесплатно перевезете?

Виталий Савельев: Бесплатно…

Владимир Путин: Я знаю, знаю, это хорошая идея, за рубль.

Виталий Савельев: Не бесплатно, мы хотим за 5 рублей. Мы хотим, чтобы Чемпионат мира был на пятерку, поэтому мы хотим, чтобы… Мы как перевезем? – мы перевезем всех российских болельщиков по сети маршрутов "Аэрофлота" в любой город, где будет проходить Чемпионат мира, за 5 рублей, включая таксы сбора в одну сторону. Мы будем продавать билеты, чтобы не было ажиотажа, за 3 дня до матча и 3 дня после матча.

Оксана Галькевич: Как вы понимаете, уважаемые друзья, речь шла о перевозке болельщиков в города проведения матчей Чемпионата мира по футболу, который наша страна принимает в этом году. Дело в том, что незадолго до этой самой встречи с Владимиром Путиным выяснилось, что цены на авиабилеты по этим самым футбольным направлениям выросли в среднем на 230%. Не вообще, к счастью, а именно в дни проведения международного турнира.

Константин Чуриков: Другими словами, некоторые авиакомпании самих болельщиков отфутболили, получается.

Футбол как повод пересмотреть ценовую политику авиакомпаний – наша тема сегодня и сейчас. Вы можете уже звонить в студию: 8-800-222-00-14. А перед вами Олег Смирнов, председатель Комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора, заслуженный пилот СССР. Олег Михайлович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Олег Михайлович.

Олег Смирнов: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Вы знаете, в той или иной степени мы же все футбольные болельщики, правда, не у каждого есть паспорт болельщика, но мы же смотрим футбол. Может быть, и на всех граждан распространить? Я в такой ироничной форме о плоских тарифах вас хочу спросить для начала – почему их не хватает и достаточно ли усилий того же "Аэрофлота" и его дочерних компаний, для того чтобы этих плоских тарифов было больше?

Олег Смирнов: Тарифы, как бы они ни назывались, строятся на основании законов рынка, законов экономики. И то, что делает "Аэрофлот", делает, потому что чувствует необходимость в этих плоских тарифах, ибо средняя заработная плата у нас в стране вы знаете какая, но это очень лукавая средняя заработная плата, потому что берется зарплата дворника и зарплата министра и депутата.

Константин Чуриков: О чем мы постоянно рассказываем в эфире, конечно.

Олег Смирнов: Да: у дворника она 10 тысяч рублей, а у депутата и министра 0.5 миллиона и больше, и средняя зарплата получается 510 тысяч деленное пополам. Поэтому не каждый может располагать возможностями по большим тарифам покинуть Дальний Восток, Сибирь, сибирские города и так далее – просто не хватает денег у людей. И как вот генеральный директор "Аэрофлота" пообещал, Савельев сохранит плоские тарифы и не только сохранит, но и попросил, так сказать, как бы разрешения – хотя какое тут разрешение может быть – ввести эти тарифы для компании "Россия", которую подключат к полетам в эти города Дальнего Востока и Сибири.

Константин Чуриков: Насколько я понимаю, у "России" это будет дешевле, у "Аэрофлота" эти плоские тарифы, наоборот, подорожают, потому что там парк самолетов моложе.

Олег Смирнов: Несколько. Это нормальное дело, это рыночные дела, это хороший шаг расширить, в общем расширить сферу применения плоских тарифов для жителей Дальнего Востока, Сибири, которые способны брать билеты по таким ценам. Дороже основная масса не способна исходя из средней заработной платы.

Оксана Галькевич: Сейчас мы говорим о разовой такой акции, которую "Аэрофлот" готов обеспечить в преддверии проведения и во время проведения Чемпионата мира по футболу. Это каких-то существенных трат будет стоить авиакомпании, или государство поможет?

Олег Смирнов: Дело в том, что мероприятие, которое мы с вами и все называем Чемпионатом мира по футболу, для России уникальное явление. Уникальное, во-первых, потому, что впервые в истории нашей страны Чемпионат мира происходит в России. И поэтому Россия – мы же уважаем себя, а если мы уважаем себя – должна провести таким образом, чтобы и болельщики, и футболисты, и все гости, которые приедут к нам в страну, сделали бы следующий вывод по итогам этого Чемпионата, что такого Чемпионата со столь хорошей организацией, столь хорошей доставкой пассажиров на всех видах транспорта, со столь замечательным сервисом они никогда не ощущали ни в одной стране мира.

Оксана Галькевич: Государство поможет, какой-то транш выделит "Аэрофлоту", или "Аэрофлот" способен как все-таки наполовину коммерческая компания справиться самостоятельно, за счет собственных средств? Они же зарабатывают.

Олег Смирнов: Ну вы прямо задаете вопрос в лоб, чтобы я раскрыл вам все карты.

Оксана Галькевич: Ну конечно, ну а как же? Я уже и так попыталась справа зайти, слева подошла.

Олег Смирнов: Я бы хотел ответить так, чтобы это обещание исполнилось бы для всех желающих. И напоминаю генеральному директору "Аэрофлота", что он это заявление сделал, во-первых, публично, мы все слышали его, все болельщики слышали, футболисты, да притом кому? – президенту Российской Федерации! И он не имеет никакого основания, никаких прав не сделать этого на 100%.

Константин Чуриков: Если Оксана Галькевич захочет свою 100-рублевку превратить в 20 поездок, она это сделает.

Оксана Галькевич: А то, я очень, с удовольствием поезжу по стране.

Константин Чуриков: И вот пока о Чемпионате говорим, давайте как раз-таки обратимся к самой теме, как стать этим самым везунчиком-пассажиром, который за 5 рублей сможет полететь на Чемпионат – это все выяснял наш корреспондент Рустем Давыдов.

СЮЖЕТ

Константин Чуриков: Нисколько не умаляя пафоса грядущего события, все-таки чемпионаты приходят и уходят, а летать в нашей огромной стране, наверное, хотят и имеют необходимость многие. Прямо сейчас мне хочется узнать у наших зрителей – пожалуйста, позвоните, расскажите о вашем последнем опыте приобретения авиабилета: сколько это стоит из точки А в точку B, исходя из вашего опыта… Что, уже сообщение?

Оксана Галькевич: О, точка А и точка В: Москва – Чукотский автономный округ, 80 тысяч рублей без всякого Чемпионата мира по футболу. "Нам кто поможет?" – спрашивает наш телезритель. Слушайте, это караул.

Константин Чуриков: И в связи с этим сразу еще зрителям давайте запустим сейчас SMS-голосование: вы можете себе позволить билет на самолет? Пожалуйста, отвечайте "да" или "нет" на номер 3443 (это номер SMS-портала), первые три буквы "ОТР" и дальше ваш ответ.

Оксана Галькевич: Это туда и обратно, естественно, но тем не менее от этого легче не становится. Это катастрофа.

Константин Чуриков: Олег Михайлович, что в целом с ценовой политикой? Государство у нас понимает – я уже имею в виду не авиакомпании, а государство в целом – что людям-то надо передвигаться, что у людей должны быть дела в других городах, должны быть родственники в других городах, работа нас призывает, власть к большей трудовой мобильности. Как это регулируется сегодня?

Олег Смирнов: Да, государство уже наконец-то поняло несколько лет тому назад тот вопрос, на который вы просите ответить, что это уже вопрос национальной безопасности, потому что масса городишек небольших, в которых до 1990 года производились ежедневные, регулярные полеты на малых самолетах, лишены уже давно такой возможности, и эти поселки превращаются в ГУЛАГи. Что такое ГУЛАГ? – это нет возможности передвижения. Люди этого не терпят, с последней лампочкой взлетно-посадочной полосы гаснет последняя лампочка последнего дома этого поселка. Произошло обезлюдивание, 3 миллиона человек съехало с этих районов, где нет ни железных, ни автомобильных дорог, потому что отрыв от большой земли людьми переживается очень остро.

И поэтому в последнее время предпринимаются меры: это и казенные предприятия по аэропортам, потому что у нас было, как вы знаете, 1 400 аэропортов, а осталось 200 за эти последние 25 лет (сократилось на 1 200 количество как раз вот этих аэропортов, о которых вы спрашиваете). Казенные аэропорты – это все бюджет, это государство помогает. Дальше государство помогает пассажирам, примерно на 50% дотируя перевозку им из некоторых районов Дальнего Востока и Сибири и не только, из других районов, список есть. То есть это говорит о том, что государство понимает, что этот вопрос уже вопрос национальной безопасности.

Константин Чуриков: На встрече с Путиным Савельев тогда сказал, что люди обижаются, что плоские тарифы быстро заканчиваются. Давайте объясним, что такое плоский тариф, чем он отличается от какого-то субсидированного перелета. Что такое плоский тариф?

Олег Смирнов: Плоский тариф авиакомпания устанавливает следующим образом. Любая авиакомпания – это мировая практика, это не наша практика – имеет плавающий тариф. Предположим, сейчас затишье, цены снижаются; когда спрос повышается на перевозки (летний период), цены повышаются и так далее. Это нормальные рыночные механизмы ценообразования. Плоский тариф авиакомпания "Аэрофлот" по просьбе президента Российской Федерации, и постольку-поскольку президент Российской Федерации имеет право на влияние, ибо "Аэрофлот" является государственной компанией, установила единый тариф на весь год.

Константин Чуриков: Не меняются, не пляшут цены?

Олег Смирнов: Не меняются в зависимости от ситуации, от праздников, от спроса и так далее. И это очень здорово, потому что он, во-первых, ниже, во-вторых, люди, так сказать, попадая в эти повышения спроса, сразу ощущают повышение цены на билет, а здесь они имеют в виду и рассчитывают заранее, что полетят по плоскому тарифу. Почему недовольны люди? Потому что самолет "Аэрофлота" если летит, то плоский тариф не весь самолет…

Константин Чуриков: А сколько сейчас в среднем кресел?

Олег Смирнов: Например, 200 кресел, плоский тариф в зависимости от населенного пункта (я сейчас точно не могу сказать) процентов 20 максимум.

Оксана Галькевич: 20% из 200.

Константин Чуриков: Максимум 40 кресел.

Олег Смирнов: Да, от всех кресел.

Оксана Галькевич: И их еще надо как-то успеть ухватить.

Олег Смирнов: Успеть ухватить. Не успел – опоздал, все, плоский тариф не получишь. Но плоских тарифов нет на том примере, который вы привели, где 80 тысяч стоит билет, там никаких плоских тарифов.

Оксана Галькевич: Я так понимаю, что внутри Магаданской области тоже нет плоских тарифов: "Магадан – Эвенск – Магадан, туда-обратно 20 тысяч рублей", – это внутри одного региона.

Олег Смирнов: Да, там никаких плоских тарифов.

Оксана Галькевич: Давайте послушаем нашего телезрителя. До нас дозвонился Александр из Московской области. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я бы хотел задать вопрос, почему летом того года я летал отдыхать в Крым, и билет туда-обратно мне обошелся в 50 тысяч рублей, а также в этот же момент у меня ездила знакомая отдыхать в Турцию, и ей путевка обошлась в 30 тысяч с перелетом туда-обратно? А все говорят, надо отдыхать в России.

Оксана Галькевич: В Крыму, на курортах.

Константин Чуриков: Тратить деньги, большие деньги тратить здесь, небольшие за границей.

Зритель: Вот у меня семья из 4-х человек, 4 человека я не потяну билеты туда-обратно.

Константин Чуриков: Александр, подождите, развейте сомнения: 50 тысяч в Крым туда и обратно – это было на всю семью или?

Зритель: Нет, это было на одного меня, я летал один, июль месяц.

Константин Чуриков: Ой-ой.

Оксана Галькевич: Это прямо как-то чрезмерно …

Константин Чуриков: Просто золотой билет какой-то.

Зритель: Да, вот такой золотой билет. Компания "Аэрофлот", между прочим.

Константин Чуриков: Давайте разбираться. Олег Михайлович, общеизвестно, что условно 1 километр по воздуху российской авиакомпании – это одна цена, тот же самый 1 километр по воздуху заработной авиакомпании (не буду произносить названия) – это другая цена, более доступная. Почему так?

Олег Смирнов: Я хотел бы напомнить уважаемому Александру, что в 1990 году он проголосовал за переход нашей страны от коммунизма к капитализму, то есть к рыночным условиям хозяйствования.

Константин Чуриков: Он, может быть, и не голосовал, по-моему, там голосования-то и не было, был референдум с другими результатами...

Олег Смирнов: Ну не знаю, страна перешла. Поэтому формирование цен – это сугубо рыночное дело, сугубо рыночное дело: как компании выгодно, так она и должна формировать. Компания имеет колоссальные расходы, понимаете?

Константин Чуриков: Нет, секунду, а то, что гражданин взял, скопил денег (наверное, это было сложно), полетел на наш российский курорт, в то время как "супостаты" летают, понимаешь, в Турцию, он полетел в свою страну?

Оксана Галькевич: Ладно "супостаты", такие же как ты соотечественники, Костя.

Константин Чуриков: Ну я условно, это я так, утрирую.

Олег Смирнов: Да. Теперь вот с Турцией сравнение не очень корректно, потому что в Турцию летают исключительно чартерные рейсы, исключительно чартерные рейсы. На чартерный рейс всегда цена билета дешевле, потому что там загрузка почти 100%-я.

Константин Чуриков: Хорошо, такой пример из того, что знаю, ведаю: Москва – Лиссабон, можно посмотреть сейчас, он будет стоить 12 тысяч, ну 11 500, 13 тысяч, и это прямо круглый год. Когда говорят, что в Крым из Москвы (внимание), сколько там по воздуху…

Оксана Галькевич: 2 часа с половиной…

Константин Чуриков: 1 200 километров где-то примерно, 1 000 километров – 50 тысяч рублей, опаньки.

Олег Смирнов: Ну вы Лиссабон посмотрели, но вы еще посмотрите просто ради интереса, предположим, сегодня на завтра улететь. Вот посмотрите, и там будет уже не 12 тысяч.

Оксана Галькевич: Костя, посмотри.

Константин Чуриков: Сейчас посмотрим…

Оксана Галькевич: Олег Михайлович, здесь на самом деле вопросы все равно к ценообразованию внутри нашей страны у наших авиакомпаний, их очень много. Но вот смотрите, вы говорите, что мы проголосовали за капитализм. Но Турция, в общем, собственно, из капитализма и не уходила, как были капиталистами, так капиталистами и оставались. Чартерные рейсы да, они запускают, но и регулярные авиалинии ведь тоже… Авиакомпании регулярные рейсы турецкие тоже летают по этим направлениям. Для нас это вопрос национальной безопасности, но почему-то в своих интересах гораздо активнее эту тему педалирует и продвигает та же самая капиталистическая Турция – они зарабатывают на наших туристах денежки, а мы этими вопросами безопасности не очень-то занимаемся. Достаточно ли мы денег на субсидирование этих перевозок выделяем? Может быть, это все-таки должно быть не 20%, а я уже не знаю сколько? Скажите как специалист.

Олег Смирнов: Вы очень удачный пример привели с тем, что Турция, не имея своей нефти, но имея колоссальные доходы от туризма, это государство беспокоится о том, как туристов этих доставляют, потому что от этого и зависит их наличие на курортах Турции. К сожалению, Крым, я считаю, исходя из всех условий, которые сложились вокруг Крыма – это наше общее упущение, что мы не проследили за тем, чтобы поддержать тех, кто собирается лететь в Крым, ценами, чтобы они были приоритетнее, чем в Турцию, Лиссабон и так далее.

Константин Чуриков: Для чистоты эксперимента – можно, уважаемые режиссеры, мой компьютер вывести?

Оксана Галькевич: У-у-у, все плохо, Олег Михайлович.

Константин Чуриков: "Уральские авиалинии" – вот если завтра как раз, то мы летим либо за 8 100, либо за 11 172 рубля, причем еще бесплатный багаж у нас. Представляете, как удобно?

Что у нас не так? Где эта проблема, где эта самая критическая точка? Это топливо, это, может быть, наземное обслуживание у нас дорогое? В чем тут проблема?

Олег Смирнов: Конечно, цена билета складывается из расходов авиакомпании. И вот смотрите, что творится. Первый и самый большой расход – это топливо, это где-то под 30% стоимость топлива, оно за прошлый год увеличилось значительно, его стоимость увеличилась. А как же, надо переварить эту стоимость. Второе – это содержание воздушного парка в нормальном техническом состоянии, это тоже около трети расходов всех компаний.

Константин Чуриков: Как правило, еще не нашего парка.

Олег Смирнов: Да, так. И мы здесь попали на этот крючок, к которому мы все время беспокойно относились, ставили эти вопросы и продолжаем ставить, что это приведет к очень нехорошим результатам. И сейчас это и привело к тому, что разорился "ВИМ-Авиа", до этого, как вы знаете, другие компании разорялись…

Константин Чуриков: "Трансаэро", да.

Олег Смирнов: И еще это не последние компании. Почему? Потому что наши авиакомпании последние годы эксплуатируют только западные самолеты – Boeing и Airbus. Что это такое? Boeing и Airbus покупаются за валюту, запчасти за валюту, экипажи учатся за валюту, тренажеры за валюту и так далее, а билетики-то продаются за рубли. И вот этих упавших рублей не хватает для конвертации вот этих платежей в валюту.

Оксана Галькевич: Так а у турков лира, простите, она тоже, между прочим, валюта третьего мира, развивающихся стран считается. Тоже очень, кстати говоря, плавающий курс, некоторые даже сравнивают нашу валюту и турецкую по такой нестабильности поведения. И те же самые Boeing у них и так далее. Простите, я оппонирую всячески.

Олег Смирнов: Но еще третий вид расходов – это расходы на аэропортовые сборы, тоже где-то под 30%. Исходя из этих больших расходов и формируются цены, чтобы окупить эти расходы.

Константин Чуриков: Извините, но керосин, которым мы заправляем эти неотечественные самолеты, все-таки наш, российский, здесь выработанный.

Олег Смирнов: Мало того, в прошлом году в конце года мы доработали до того, что этот керосин стал дороже, чем в Европе.

Константин Чуриков: Это почему?

Оксана Галькевич: Как это мы так наработали? Мы все время как-то против людей работаем? Как это, Олег Михайлович?

Олег Смирнов: Как ни парадоксально, вот так, в таком положении наши авиакомпании находятся.

Оксана Галькевич: В таких невыносимых условиях.

Олег Смирнов: Я прошу не считать, что наши авиакомпании просто хотят заработать где-то лишние деньги и так далее, они в очень жестких тисках. И государство не всегда им оказывает содействие, только вводит ограничения всякие и прочее, а содействия в этих вопросах мало оказывается.

Оксана Галькевич: Олег Михайлович, Петербург, Ленинградская область нам пишет, что "Аэрофлот" всегда дорого, а "Lufthansa", "Emirates" всегда дешевле, они на том же керосине летают.

Давайте еще послушаем Петербург, звоночек от нашего телезрителя. Здравствуйте, Павел.

Зритель: Добрый день.

Константин Чуриков: Добрый.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Что скажите?

Зритель: Вот мы с женой смотрим вашу передачу, рассуждения этого пожилого человека, представителя "Аэрофлота", и никак не можем понять. Мы неделю назад летали с Москвы в Сингапур и оплатили в бизнес-классе "SingaporeAirlines" 73 тысячи рублей и слышали, что вот этот, так сказать, представитель "Аэрофлота"…

Константин Чуриков: Это не представитель "Аэрофлота", это заслуженный пилот России, председатель комиссии в Общественном совете Ространснадзора. Пожалуйста, продолжайте.

Зритель: Очень приятно. Вследствие чего стоимость в "Аэрофлоте" гораздо дороже, чем во всех западных… Мы были удивлены, что стоимость "SingaporeAirlines" гораздо дешевле, нежели чем у нашего "Аэрофлота". Мы летели на новом 350-м Airbus, стоимость билета из Стокгольма в Москву и в Сингапур гораздо дешевле, нежели чем на нашем…

Константин Чуриков: Павел, при этом, насколько я помню – Олег Михайлович, наверное, не даст соврать – "SingapopeAirlines" вообще одна из ведущих компаний мира, у нее какие-то сумасшедшие рейтинги, это какой-то эталон, кстати, для того же "Аэрофлота", я думаю, в том числе.

Олег Смирнов: Да, это так.

Оксана Галькевич: Давайте подведем итоги…

Константин Чуриков: А как вы это объясните?

Олег Смирнов: Я понимаю, вопрос естественный. Тут причин несколько. Первая причина заключается в том, что "Аэрофлот" себя объявил компанией "классной", что называется, с высоким уровнем обслуживания, бортового питания, а это все стоит денег, с высоким спросом на перевозки на этих линиях – это одно обстоятельство. Еще я не знаю, на каком типе самолета он летел.

Константин Чуриков: Он назвал, мы забыли.

Несколько сообщений буквально, чтобы было понятно. Краснодарский край по поводу как раз скидок для болельщиков: "Главное – красиво сделать иностранцам. То, что предлагается, сплошной пиар". Красноярский край пишет: "Вся проблема в элементарной жадности". Омская область: "Перестаньте набивать карманы, и все наладится. Летать можно только во сне, только это и остается".

Оксана Галькевич: И вот как раз итоги нашего голосования. Уважаемые друзья, мы спрашивали, можете ли вы себе позволить перелет, приобрести билеты на самолет – только 2%, насколько я вижу, сейчас, в режиме реального времени сказали, что да, они летают и могут себе это позволить, а 98% наших телезрителей, которые смотрели сейчас "Отражение", сказали, что нет.

В завершение одно сообщение из Алтайского края – телезритель пишет: "Нет денег у меня на проживание и питание – это что, значит, Оксана Галькевич полетит на мои деньги?" Алексей с Алтайского края, не полечу, билет оставляю вам, я к вам на Алтай летом приеду – готовьте баню, пчел, разогревайте… На машине.

Константин Чуриков: И, кстати, между прочим, сдержит свое слово на вашу голову.

У нас в студии был Олег Смирнов, председатель Комиссии по гражданской авиации Общественного совета Ространснадзора, заслуженный пилот СССР. Олег Михайлович, спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо.

Олег Смирнов: Спасибо вам.

Константин Чуриков: Через пару минут мы к вам вернемся.

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты