Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?

Переобучение для пенсионеров - поиск самореализации или дополнительного дохода?
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Людмила Иванова-Швец
кандидат экономических наук, доцент кафедры управления человеческими ресурсами РЭУ им. Плеханова

Тамара Шорникова: У нас новая тема. На пенсии можно и нужно учиться, осваивать новые профессии – именно такой вывод сделали аналитики Роструда после опроса на портале ведомства «Работа в России»: мол, многие хотят, есть спрос, нужно дать предложение.

Иван Князев: Да, около 76% россиян считают переобучение в старшем возрасте нужным и эффективным, а более 80% сами готовы грызть гранит науки, осваивать новые профессии, когда достигнут предпенсионного возраста.

Тамара Шорникова: Более половины опрошенных сообщили, что переобучиться в преклонном возрасте готовы ради перспективы трудоустроиться; 28% хотели бы получить наконец ту специальность, в которой видят свои призвание; около 17% хотели бы получить более престижную работу с большим доходом.

Иван Князев: Вот нам стало интересно, какие же профессии хотят освоить наши граждане на пенсии. На первом месте стоит финансовый сектор, 12% в старости хотят стать финансистами. Далее идут рабочие специальности, сфера продаж, услуг, юриспруденция. Весь список прямо сейчас на ваших экранах, можете посмотреть: там есть и медицина, и транспорт, и образование, и многое другое.

Тамара Шорникова: А вот где и как можно освоить новые специальности, насколько такие мечты реальны, что может предложить государство пенсионерам в плане переобучения, спросим у нашего гостя: Людмила Николаевна Иванова-Швец, кандидат экономических наук, доцент базовой кафедры Торгово-промышленной палаты России «Развитие человеческого капитала» у нас в студии. Здравствуйте, Людмила Николаевна.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила Николаевна.

Людмила Иванова-Швец: Добрый день.

Иван Князев: Реально вообще стать финансистом на пенсии, если никогда этим не занимался?

Людмила Иванова-Швец: Я думаю, реально, но скорее, может быть, для себя, потому что финансист на пенсии – это все-таки умение, может быть, распоряжаться какими-то своими накоплениями, если они есть, использовать те финансовые инструменты, которые сейчас предлагают, а их достаточно много. И мне кажется, вот как раз лица предпенсионного возраста, начала пенсионного возраста очень плохо в этом разбираются, для них кроме вклада, наверное, депозита практически ничего не существует.

Иван Князев: Ну вы нам еще расскажете, наверное, куда пойти учиться и как действительно это сделать.

Людмила Иванова-Швец: Да.

Иван Князев: Но для начала мы запускаем наш опрос – спрашиваем вас: «Пенсионеры, вы хотите учиться?» – «да» или «нет», присылайте SMS на номер 5445, в конце этого часа подведем итоги.

Тамара Шорникова: Есть ли у вас такая возможность и на кого хотели бы учиться? – это вы уже рассказывайте в звонках и SMS, присоединяйтесь к нашему прямому эфиру.

Возвращаясь к цифрам, которые мы назвали только что, – достаточно действительно большие, впечатляющие, каждый второй хочет переобучиться, чтобы работать дальше на пенсии. Причины такого желания действительно кроются в том, что человек хочет как-то профессионально развиваться, или все-таки в том, что денег на пенсии может не хватить и человек просто хочет не ограничивать себя пенсией, а получать и зарплату еще?

Людмила Иванова-Швец: Ну мне кажется, здесь и то и другое играет роль. Во-первых, такая самореализация, потому что те люди, которые сейчас достигают пенсионного возраста, все-таки какая-то жизни приходилась на советское, позднесоветское время, перестроечное достаточно тяжелое, наверное, вынуждены были трудиться там, где была возможность получить работу и зарабатывать. У каждого ведь есть какие-то нереализованные амбиции, желания что-то познать, и здесь такая, мне кажется, очень хорошая платформа для того, чтобы реализовать свой потенциал.

Ну а второе, естественно, очень многие рассуждают достаточно трезво и здраво и выбирают именно ту профессию, хотели бы обучиться тому, где реально можно получить какую-то добавку к пенсии, где реально можно трудоустроиться.

Иван Князев: В общем, бодрячком наши люди на пенсии хотят себя чувствовать, сейчас уже чувствуют пенсионеры.

Людмила Иванова-Швец: Ну это же здорово.

Иван Князев: Да. У нас есть звонок уже, звонит нам в студию телезритель Алексей из Смоленска. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Иван Князев: Алексей, вы хотели бы? Вы сейчас на пенсии?

Зритель: Вот смотрите, тема к обсуждению. Вот пенсионер, предпенсионного возраста человека переобучается, да? Но работодателю человек, притом пенсионного, предпенсионного возраста, без стажа работы, переобученный, на хорошие вакансии ну не будут брать, рассчитывать, я думаю, тут не знаю как. Тут со стажем работы не хотят брать, потому что уже возраст, а тут еще и переобученный… Ну как-то так вот.

Тамара Шорникова: Да, поняли вас.

Иван Князев: Да, спасибо. Мы не так давно обсуждали эту тему, но тем не менее попытка не попытка, а почему бы и нет? Освоил новую специальность, и вдруг есть вакансия на нее. Почему бы и не пойти переучиться, да?

Тамара Шорникова: Давай разделим роли: Иван будет сегодня оптимистом, я пессимистом.

Иван Князев: Хорошо.

Тамара Шорникова: Хорошо. Попытка не попытка, а вдруг вакансия есть – а она есть, спрашиваю я? Как много у нас сфер трудовой деятельности сегодня имеют дефицит рабочих кадров, чтобы принять дополнительную армию специалистов, которая вот сейчас будет поступать на рынок труда в связи с повышением пенсионного возраста?

Людмила Иванова-Швец: Ну вакансии есть, скорее всего, таких рабочих профессий. Вот я смотрела статистику, например, востребованность обучиться лифтеру, специальности лифтера, все-таки там должен быть допуск, должен быть сертификат. Это реально, трудоустроиться лифтером реально, мы же понимаем, что молодежь туда не идет, как раз идут лица предпенсионного, пенсионного возраста, вот здесь реально. Реальна сфера услуг, наверное, реальна торговля, но вот финансовый сектор, наверное, малореально или практически нереально, потому что он все равно закрыт, в основном это молодежный, во всяком случае среднего возраста, и поэтому там действительно нереально.

Поэтому каждый пенсионер или предпенсионер должен понимать, для чего он идет переобучаться, для того чтобы все-таки реализовать себя, для себя в большей степени или для того, чтобы реально получать какой-то доход. А есть, например, такие интересные, очень много, и у вас показывали сюжет, например, экскурсовод – ну замечательно же, да, в общем-то? Очень много профессий, которые способствуют получению дополнительной вот такой профессии экскурсовода, и это уже трудоустроиться… Ну здесь зависит от самого человека, который может предложить интересную какую-то идею, интересную программу.

Иван Князев: Москва и Московская область у нас на связи, SMS: юрист на пенсии пишет нам и говорит, что не прочь поучиться на строителя. То есть обратный процесс, обычно наоборот происходит, когда люди рабочих специальностей хотят, можно сказать, поучиться на привилегированные…

Тамара Шорникова: На белых воротничков.

Иван Князев: Да-да, на белых воротничков, а тут наоборот, не прочь поучиться на строителя, чтобы самостоятельно сделать косметический ремонт в своей квартире. Новосибирская область: «Хотела бы выучить английский», – вот какая замечательная инициатива.

Тамара Шорникова: Давай узнаем у Людмилы из Свердловской области, чему бы хотела научиться она.

Иван Князев: Да-да.

Тамара Шорникова: Людмила, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Меня зовут Рабинская Людмила Григорьевна, я бывший индивидуальный предприниматель в области оказания юридических услуг. Значит, предыстория моя такова. Из моей пенсии в Пенсионный же фонд удержано 79 154 рубля. Поняв, что юридическими услугами я не могу зарабатывать на жизнь ввиду нищеты нашего народа, так что люди не способны оплачивать юридические услуги, я решила, вспомнив, что моя бабушка, Полуляк Татьяна Игнатьевна, клала печи, я решила попытаться выучиться на печника.

Я пошла в местные строительные учебные заведения, находящиеся в Каменске-Уральском на улице Октябрьской. Мне сказали, что на печников не учат. Но я сказала: ладно, для начала я хотя бы хочу выучиться на каменщика. И 3 года назад, 11 февраля, я подала об этом заявление соответствующего содержания. Вот прошло 11 февраля, исполнилось 3 года, я периодически звоню в это учебное заведение, и мне говорят, что кроме меня желающих освоить профессию каменщика нет.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: Я понимаю, что печник и каменщик – это несколько разные вещи, но я хотела бы хотя бы получить основы на каменщика, а уж потом выяснить, где я могу наконец-то выучиться на печника.

Тамара Шорникова: Да, Людмила, спасибо.

Иван Князев: Да, спасибо. Что можно посоветовать Людмиле? И вот как раз-таки хотелось бы спросить, где действительно учиться-то? Есть ли у нас заведения?

Людмила Иванова-Швец: Ну сейчас государство очень озабочено этим и финансирует такие проекты, социальные программы переобучения и получения нового образования, отчасти финансируется Пенсионным фондом, отчасти финансируется региональными властями. И мне кажется…

Иван Князев: А можете…? Я вот ни одной не встречал.

Людмила Иванова-Швец: Ну, во-первых, у нас компьютерной грамотности практически везде есть и при социальных…

Иван Князев: Ну разве что.

Людмила Иванова-Швец: Есть программы обучения иностранному языку, какие-то спортивные секции…

Иван Князев: Нет, а вот именно профессиональные? Я не видел, чтобы в ВУЗах так было.

Людмила Иванова-Швец: А профессионально, мне кажется, это все-таки запрос нужно делать региональным властям, потому что они в большей степени ответственны, и может быть, еще кто-то помимо Людмилы хотел бы поучиться каменщику, но не знает об этом и не так смел в своих желаниях и обращениях. Поэтому здесь вопрос к региональным властям, которые должны, наверное, и собирать такую информацию, и создавать такой пул профессий, сотрудничать с учебными заведениями, потому что да, в отношении Людмилы я понимаю, что ее не посадят, скорее всего, в аудиторию, где сидят 17–18-летние студенты обучаться каменщику. Здесь должны быть какие-то курсы, адаптированные именно под возраст, под возможности.

Тамара Шорникова: В общем, Людмила, помимо того, что пишете в учебное заведение, пишите еще параллельно и губернатору, авось действительно так быстрее ваши однокурсники найдутся.

Сейчас предлагаем посмотреть видеоматериал: «Чему бы вы хотели научиться?» – наши корреспонденты спросили у жителей Кунгура, Саратова и Ижевска. Смотрим ответы.

ОПРОС

Иван Князев: Ну вот так вот, такие истории.

Тамара Шорникова: Да, очень разноплановые интересы, нужно сказать.

Если говорить все-таки о работающем пенсионере как о кирпичике такого строительства государства, его экономики, насколько работающий пенсионер государству на самом деле нужен? Потому что мы сейчас говорим о повышении производительности труда, об эффективности компаний, о переходе на информационные технологии, пугаем работодателей «уголовкой» за увольнение предпенсионеров. А компании в итоге и экономика в целом выиграют от этого? Или есть все-таки риски, что, выполняя обязательства определенные перед таким слоем населения, мы можем просесть в экономическом плане?

Людмила Иванова-Швец: Все же зависит от эффективности самого работника. Мне кажется, ни один работодатель не будет держать предпенсионера или пенсионера, если он неэффективен и если его можно заменить более эффективным. В любом случае это же не гарантия, что если есть предпенсионер, то ни в коем случае, под строгими законами мы не можем его увольнять. Если он не справляется со своими обязанностями, если его навыки устарели, если он не обладает достаточными компетенциями…

Тамара Шорникова: В общем, формулировку найти можно в любом случае.

Людмила Иванова-Швец: Конечно, конечно, можно, действительно просто с осторожностью, не всех под одну гребенку, с осторожностью, но вместе с тем найти можно и заменить более эффективным, это нормальная практика. Но мне кажется, каждый работодатель для себя определяет, насколько эффективен, потому что сейчас при всем при том, что кажется, что предпенсионеры и пенсионеры не обладают теми достаточными навыками, может быть, или какими-то компетенциями, но зная вот рынок изнутри, найти хорошего специалиста, даже замену тому же предпенсионеру, бывает крайне сложно.

Иван Князев: Владимирская область пишет: «Я пенсионер, всю жизнь работала санитаркой, хочу повышение. У нас в районе нет возможности». А, хочет человек пройти курсы электрика или лифтера – вот так, санитаркой проработал, теперь хочет быть лифтером, спрашивает, где это возможно и как это бесплатно сделать. Курганская область: «Предпенсионер, биржа предлагает обучение в другой области. Где жить? – говорят, ваша проблема».

Людмила Иванова-Швец: Вот да, здесь…

Иван Князев: Какую-то системную работу в этом направлении….

Людмила Иванова-Швец: Нет-нет, здесь есть 2 проблемы. Проблема первая помимо того, что в региональной власти, но в каждом регионе есть государственная служба занятости, которая очень активно этим занимается. Причем они и формируют программы, они проводят…, они обучают достаточно активно. Другой вопрос, что, конечно, есть те населенные пункты и регионы, с которых очень трудно доехать и получить. Здесь уже вопрос решается, наверное, может быть, на региональном уровне. Опять же кто должен оплачивать проживание или проезд к месту обучения?

Но, может быть, закладывать это как раз в реализацию тех образовательных программ, которые предлагают на региональном уровне? Потому что действительно это проблема. А есть те уголки, наверное, откуда очень тяжело и сложно добраться, а учитывая, что наши предпенсионеры и пенсионеры не очень владеют, например, компьютерной грамотностью, не могут зайти в Интернет и, может быть, прослушать какой-то курс онлайн, это тоже проблема.

Тамара Шорникова: Узнаем, как с этим дела обстоят в Красноярске, к нам дозвонилась Наталья. Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Наталья.

Зритель: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: …что я попала на ваш эфир. Я все время смотрю и думаю, как бы мне поступить в… институт. У меня 30 лет стажу, и я хотела бы поступить на геронтологическое отделение, которое сейчас продвигается…

Тамара Шорникова: Плохая связь, к сожалению.

Людмила Иванова-Швец: Не очень, да.

Иван Князев: Непонятно, какое отделение.

Тамара Шорникова: Послушаем Ирину из Санкт-Петербурга, возможно, Наталья попробует перезвонить и как минимум рассказать нашим редакторам.

Иван Князев: Да, человек так хотел дозвониться, обидно.

Тамара Шорникова: Ирина, Санкт-Петербург.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Ирина.

Тамара Шорникова: Слушаем.

Зритель: Мне 57 лет, чувствую в себе много энергии, высшее образование есть. И я думаю, мы, пенсионеры, даже могли бы друг другу помочь. Вот я могла бы создать предприятие, но не знаю, какие есть финансовые продукты, которые бы помогли мне в начале, есть ли такие финансовые продукты для пенсионеров. Потому что начать, первые шаги всегда непростые, и финансовая поддержка здесь практически самое главное.

Ну а потом, наверное, мы могли бы организоваться, пенсионеры, друг другу помогать в нашей работе, у меня, например, туристическая и выставочно-ярмарочная деятельность. А компьютеры – конечно, мы пригласили бы молодого сотрудника, который бы вел все, что связано с компьютерной работой. Так вот есть ли для нас, для пенсионеров финансовая поддержка, финансовые продукты для начала нашей работы?

Тамара Шорникова: Ирина, а вы пробовали обращаться в администрацию, например, там часто… Или в ту же службу занятости, при них часто есть определенные курсы или даже отделы, которые объясняют, рассказывают тем, кто хочет начать свое дело, с чего начать, какие льготы, возможно, имеются?

Зритель: Ну вот я вам и звоню, чтобы узнать, с чего нам начать, где узнать про эти продукты финансовые, потому что о них не особенно-то…

Иван Князев: Да, сейчас спросим у нашего гостя.

Тамара Шорникова: Попробуем узнать, да. Но мы тоже с вами делимся своими рецептами.

Иван Князев: Я думаю, что…

Людмила Иванова-Швец: В государственную службу занятости, в региональное отделение государственной службы занятости, у них есть программы, как создать свое дело, помощь даже в оказании какой-то финансовой поддержки, консультационной поддержки.

Иван Князев: Да-да, потому что я думаю, что Ирине инвестиции в большей степени нужны.

Людмила Иванова-Швец: Начинать надо с государственной службы занятости.

Иван Князев: Ну а как это сделать? Пришел: «Я хочу открыть свое дело, я через год пенсионер, дайте мне денег?» – так, что ли?

Людмила Иванова-Швец: Нет, они, конечно, потребуют бизнес-план, они пообщаются, посмотрят, насколько это реально, и вполне возможно, что удовлетворят такую потребность.

Иван Князев: Но это, может быть, какой-то единичный случай, это отдельный собес так сможет сделать, или у нас действительно как-то это прописано, в любом городе можно сделать?

Людмила Иванова-Швец: Нет, это можно сделать в любом городе, у нас такие программы существуют поддержки малого предпринимательства. Может быть, есть какие-то региональные подразделения поддержки малого бизнеса; есть программы, которые при крупных компаниях, которые могут поддерживать.

Иван Князев: Виктор, 59 лет, говорит: «Волгоградская область, готов переучиться на медбрата. Подскажите, где это сделать», – в Волгограде и окрестностях живет, почему-то приписал.

Людмила Иванова-Швец: Здесь, мне кажется, сложнее уже.

Тамара Шорникова: Да. Много ли действительно вот таких, как Ирина, очень зацепил звонок последний, которые хотят открыть действительно свое дело? Не переобучаться из одной профессии в другую, а вот действительно самостоятельно брать в руки управление компанией, например, организовывать вокруг себя? Много ли таких активных людей?

Людмила Иванова-Швец: Мне кажется, не так много. Я бы так сказала, где-то, может быть, 10% у нас вообще склонны, готовы заниматься предпринимательством, как говорят, не больше 10%. Но если бы это были возможности, если бы это действительно было более доступно и проще, то, может быть, таких было бы гораздо больше. Все-таки достаточно сложно в наших условиях, в некоторых регионах есть свои особенности, где действительно сложнее заниматься бизнесом. Это все-таки ответственность: одно дело переучиться на лифтера, там есть ответственность, в любом случае ты отвечаешь за то, что учился, а создавая свое дело, конечно, это большая ответственность, не все готовы брать такую ответственность на себя.

Тамара Шорникова: Есть у нас еще в SMS рацпредложение: «Было бы здорово, если бы после таких курсов переобучения работала бы система распределения», – чтобы человек, потратив время, силы…

Иван Князев: Ну да, на рынок вышел и не думал о том, где ему сейчас искать работу, а вот когда он учился, ему уже что-нибудь подобрали бы, подыскали, грубо говоря, он сразу после получения диплома уже фактически…

Людмила Иванова-Швец: Ну это да, заявки должны делать работодатели, компании, опять же до центра это службы занятости: работодатели подают заявки в службу занятости, служба занятости готовит такие программы, готовит таких специалистов и, естественно, распределяет, если можно так сказать, в те организации, где есть такие вакансии.

Иван Князев: Подведем прямо сейчас итоги нашего опроса, который мы стартовали в начале этой темы, когда начали ее обсуждать: «Пенсионеры, вы хотите учиться?» И вот опрос немножко отличается от того, что мы видели по данным Роструда: «да», хотят учиться 41%, «нет», соответственно, 59%. Как можете это прокомментировать?

Тамара Шорникова: Уже меньше половины.

Иван Князев: Да, меньше половины, а была цифра в 70% с лишним.

Людмила Иванова-Швец: Ну все-таки, наверное, разные аудитории, где опрашивают. Здесь в большей степени, может быть, очень часто же, вас в основном смотрят регионы, действительно там, наверное, пенсионеры и предпенсионеры понимают, что таких условий, скорее всего, нет. А может быть, кто-то просто доработал до пенсии и счастлив, что он сидит дома, наслаждается.

Тамара Шорникова: Дача, внуки, наконец-то!

Людмила Иванова-Швец: Да, наслаждается жизнью.

Иван Князев: Да, спасибо.

Тамара Шорникова: О карьерных перспективах разговаривали с Людмилой Ивановой-Швец, кандидатом экономических наук, спасибо вам большое, доцент кафедры Торгово-промышленной палаты России «Развитие человеческого капитала» была у нас сегодня в гостях. Спасибо.

Людмила Иванова-Швец: Вам спасибо.

Иван Князев: Вы смотрели дневной блок программы «Отражение», а вот о чем будут рассказывать наши коллеги уже вечером.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
ник.
Б О Л Т О Л О Г И Я , как всегда. И НА ВСЕХ ДОСТУПНЫХ КАНАЛАХ. АХ СКОЛЬКО БЕЗДЕЛЬНИКОВ В СТРАНЕ. ПОЭТОМУ И НЕТ ХОРОШИХ "подвижек" в стране в целом.

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски