Переведите бабушке! Должны ли дети помогать родителям деньгами?

Переведите бабушке! Должны ли дети помогать родителям деньгами? | Программы | ОТР

И многие ли это делают?

2020-12-28T13:20:00+03:00
Переведите бабушке! Должны ли дети помогать родителям деньгами?
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Иван Родионов
профессор департамента финансов НИУ ВШЭ
Анастасия Лазибная
основатель проекта Baba-deda.ru (г. Санкт-Петербург)

Елена Медовникова: Итак, дети должны помогать своим родителям.

Петр Кузнецов: Так считают почти 70% жителей нашей страны. Но на деле оказывать материальную помощь своим близким готовы только 44% опрошенных.

Елена Медовникова: И чаще всего о необходимости помогать пожилым родителям говорят жители Оренбурга, Кирова, Махачкалы, Томска и Кемерово. Средний размер ежемесячной желаемой помощи оценили в 10,3 тыс. руб., а вот реальная цифра составляет 5,5 тыс. В Москве и Санкт-Петербурге данные выше: 15 тыс. руб. и 15,3 соответственно. Но вот больше, чем в среднем по стране, родителям помогают также жители Казани, Махачкалы, Тольятти, Челябинской и Ярославля. По мнению экспертов, дети помогают родителям из-за низких пенсий.

Петр Кузнецов: О поддержке своих близких, готовы ли сейчас молодые принимать такую материальную помощь, точнее, участвовать в ее создании, мы поговорим с вами и с нашими экспертами. Анастасия Лазибная прямо сейчас, руководитель портала Баба-Деда.Ру, с нами на связи. Анастасия Александровна, здравствуйте.

Анастасия Лазибная: Да, добрый день.

Елена Медовникова: Добрый день.

Петр Кузнецов: Давайте коротко про то, чем ваш портал занимается.

Анастасия Лазибная: Портал Баба-Деда – это портал в Интернете, на котором мы собираем информацию о всех возможных программах для старшего поколения в России. В любом городе России – в крупном, в небольшом, в миллионнике, в селах. Все, что есть по спорту, по здоровью, по фармподдержке, мы собираем для людей. Т. е. можно к нам прийти и найти то, что есть в вашем городе.

Петр Кузнецов: Ну, и вот вы мониторили ситуацию в этом непростом году. Что можете сказать, чем отличается уровень поддержки в этом году?

Анастасия Лазибная: Во-первых, сейчас, конечно, нелегко всем, но сплотились семьи. Почему? Потому, что если мы раньше знали, что старшее поколение тоже помогает своим детям и внукам, то теперь это становится еще более актуальным вопросом, потому что дети и внуки теряют работу. У нас сейчас, к сожалению, очень тяжело становится с работой в стране. Опрос был, который мы говорим про другую помощь: про помощь, наоборот, старшему поколению. Но я вот хочу еще раз сказать, что все-таки и обратная поддержка в семье тоже идет. Потому что пенсия – это все-таки более-менее стабильная история. Да, они невелики, но все мы знаем ситуации, когда до сих пор пенсионеры помогают младшим членам семьи.

Но на что я хотела бы действительно обратить ваше внимание. В опросе указана категория людей, которые наиболее активно участвуют в помощи. Это люди старше 40 лет. 40, 50 лет.

Елена Медовникова: Т. е. сами уже вставшие на ноги, получается, да?

Петр Кузнецов: Не заявляют о готовности, а действительно участвуют?

Анастасия Лазибная: Мы не знаем. Т. е. формулировка в исследовании звучит, как «те, которые изъявили большую готовность помогать и помогают».

Петр Кузнецов: Да, в том и дело.

Анастасия Лазибная: Но как часто идет эта поддержка, мы не знаем. Но вот можно опираться только на исследование. Так вот, что самое интересное и, наверное, прискорбное в этой части. Вот эта наиболее активная в помощи возрастная категория начинает испытывать на себе возрастную дискриминацию на рынке труда. Т. е. они вроде бы самые активные в помощи, и именно с 40 лет по ним бьет возрастная дискриминация. Их начинают не принимать на работу, не звать на собеседования. И начинает сложнее даваться эта помощь. Вот об этом нужно помнить. Потому что мы можем потерять эту категорию в нынешних условиях, наиболее активную в поддержке.

Елена Медовникова: Т. е. пострадают и сами дети, и плюс еще и пенсионеры, получается.

Анастасия Лазибная: Получается, да. Если мы не будем системно думать об этой категории, которой сложно сейчас получать какие-то деньги для того, чтобы, в свою очередь, помогать старшим. А они перестают их получать, потому что их сокращают, их не зовут на работу, им сложнее найти рабочее место. То мы автоматически теряем эту категорию людей, которые помогают.

И, опять же, т. е. вот вопрос помощи. Помогать людям старше 50, 60-летним, 65-летним, которые готовы еще сами работать, это история такая: лучше дать им возможность работать. Пусть это будет не тяжелая, не физическая работа, пусть будет работа более интеллектуальная, которую они могут делать. Но все-таки лучше говорить о вкладе в экономику и о той ситуации, когда люди могут сами зарабатывать деньги, а не будут ждать помощи. Вот это более здоровая история.

Петр Кузнецов: Как раз сегодня я попал на мнение, что в ближайшие 5-10 лет на пенсию (это … прогноз) на пенсию будут уходить люди с достаточным объемом капитала. Т. е. это будет уже другая аудитория. У которой или есть собственные сбережения, или им в полной мере уже будут помогать их дети. Т. е. в полной мере для обеспечения вот этой новой категории, которая будет выходить, привычного уровня комфорта.

Анастасия Лазибная: Вот про полную меру обеспечения детьми я не знаю, не уверена, за счет чего это будет реализовано.

Петр Кузнецов: Да, у каждого комфорт свой, это правда.

Елена Медовникова: Конечно.

Анастасия Лазибная: А по поводу человеческого капитала – вы абсолютно верно говорите. У нас люди на многое способны. Мы могли бы их задействовать в разных секторах. И, к сожалению, пока я не вижу каких-то системных программ. Мы выходим на разные компании, на крупные айтишные компании, предлагаем им делать рабочие места внутри себя для людей старшего возраста. Но пока не все компании дошли до того уровня осознанности, чтобы запускать отдельные программы под такие истории. Но мы, правда, пытаемся.

Петр Кузнецов: И что касается взаимоотношения детей и родителей. Помимо материальной помощи, все-таки пожилым людям нужна и помощь другого вида. Речь о том, что люди столкнулись, как раз коронавирусная инфекция это выявила, с такими трудностями, как логистика, когда они вынуждены были сидеть дома, им элементарно просто нужно было привезти продукты, освоить онлайн-торговлю, помочь, какие-то инструменты, различные гаджеты, необходимые на изоляции. Вот по поводу этого инструмента поддержки что вы можете сказать?

Анастасия Лазибная: А мы видим очень много онлайн-инициатив, которые запустили благотворительные фонды. И мы о них на портале размещаем информацию. Когда люди могут через Zoom начать обучаться новым программам, технологиям. Да, для этого нужно войти в Zoom. Но мы специально публикуем очень точную пошаговую инструкцию, как можно установить, например, клиент или войти в Zoom из браузера. Чтобы люди обучались. Этого много. Этого на самом деле много.

Проблема другая. Проблема в том, что действительно старшему поколению, конечно, тяжело сидеть в четырех стенах. Если они привыкли к активному образу жизни, то им тяжело. А если мы их приучили к тому, что активное долголетие и везде дорога вам, то теперь развернуть людей в другую сторону даст другой эффект.

Елена Медовникова: Но это, конечно, очень трудно сделать.

Петр Кузнецов: Да.

Елена Медовникова: Потому что менталитет…

Петр Кузнецов: Спасибо. Спасибо. Анастасия Лазибная. На ее место Иван Родионов, профессор департамента финансов Высшей школы экономики, встает. Занимает ее место. Иван Иванович, здравствуйте.

Елена Медовникова: Да, добрый день.

Петр Кузнецов: Иван Иванович, смотрите, указана опрошенными сумма в 10300 руб. Т. е. это примерно, то, чем помогают молодые пожилым, это примерно пенсия.

Елена Медовникова: Нет, помогают как раз это 5,5 детям.

Иван Родионов: Да, но мы с вами не один раз говорили, в прошлом году и в этом году, что пенсионерам как раз 10 тыс. и не хватает. Т. е. на самом деле, если бы это удалось сделать, а это возможно, опять же с учетом тех денег, которые объявляли на Госсовете, то жизнь бы улучшилась. И как бы ставить вопрос, что жизнь стариков в зависимости от помощи со стороны детей, – это не очень корректно. Почему? Да, у нас традиция как бы такой семьи долгой, когда и дети поздно уходят, и старики – члены семьи. Но обратите внимание, что в последнее время у нас как бы такой западный подход, знаете. 18 лет – под зад коленом, и встречаются с семьей, там, два раза в год на день благодарения или на рождество. Но нам это неприемлемо.

При этом очень важно, опять, чтобы старики чувствовали себя не брошенными. Здесь дело не только в деньгах и не только в материальном обеспечении. Здесь важно, чтобы старики чувствовали заботу. Я, например, отдал своей теще с удовольствием свою карточку из университета. Она ее не тратила, но сам факт того, что у нее были деньги, психологически ей позволил выжить до 90 лет. Т. е. не надо все сводить к деньгам.

Елена Медовникова: И кроме того, да, действительно, вот с одним из наших экспертов когда мы обсуждали тему пенсионеров, их ощущений, – ведь многие, к сожалению, говорят о том, что хотели бы, чтобы о них во время пандемии заботились роботы. Но это на самом деле вообще что-то немыслимое сейчас происходит.

Иван Родионов: Ну, вы знаете, вот меня, как пенсионера, лишили, например, бесплатного проезда по Москве. Да, я теперь езжу в поликлинику за свой счет. Очень удобно. Я большой доход принес городу. Ведь никто не подумал о том, что дело здесь не в том, что я хочу покататься, а в том, что это необходимо. Но это все идет за скобками. Это вот типичная политика опять местных властей в отношении своих стариков.

Петр Кузнецов: Сейчас Бориса послушаем, потом я предлагаю все-таки еще к некоторым цифрам из этого рейтинга любопытным обратиться. Еще раз их повторим. Редакторы, имеется в виду, что подготовьте их, пожалуйста, то, с чего мы начали. Прямо сейчас Борис.

Елена Медовникова: Борис, Тверская область, на связи. Мы вас слушаем, здравствуйте.

Зритель: Алло. Добрый день, уважаемая редакция.

Петр Кузнецов: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Знаете, я бы хотел вот эту проблему, которую вы обсуждаете, в другом некотором свете представить. В каком именно? Ну, например, родители в настоящее время должны жить, престарелые я имею в виду родители, должны жить собственной жизнью и на свои финансовые средства. Так как молодежь в принципе сейчас работающая в среднем получает зарплату 15-20 тыс. Вы со мной согласны?

Елена Медовникова: Ну, в среднем – да.

Зритель: А что им надо на эти 15-20 тысяч? Вырастить, как минимум, двоих детей, купить жилье…

Петр Кузнецов: Да, понятно.

Елена Медовникова: Борис, у вас есть дети? Вы им помогаете сами?

Зритель: У меня дети взрослые уже. Ну, я пенсионер, да, но я им помогаю. Потому что должна все время… теперь квартиры бесплатно не дают, как в мою бытность.

Петр Кузнецов: Понятно, понятно, Борис.

Елена Медовникова: Спасибо, Борис.

Петр Кузнецов: Иван Иванович, давайте вот по цифрам, как раз 15 тыс. прозвучала сумма. Обращает на себя внимание Петербург здесь, потому что там пенсии вроде и зарплаты ниже московских, а сумма помощи называется выше. Т. е. он лидирует в этом списке. Чем это можно объяснить, Иван Иванович?

Иван Родионов: На самом деле это большой город, и он более стабилен по населению. В Москве больше приезжих, недавно приехавших, и у них немного другие проблемы. Вот этим. А жить все равно в Петербурге дешевле, объективно. Москва дороже.

Елена Медовникова: Иван Иванович, многие телезрители наши, кстати, вот мы с вами обсуждали эту тему, что хотят сами пенсионеры помогать своим детям. Старики… «Мы же, мы пенсионеры, почти всю пенсию отдаем детям. Зарплат не хватает. Взрослые дети сами нуждаются в помощи». Но вот стоит, наверное, все-таки такую тенденцию переломить. Или нет?

Иван Родионов: Нет, вы знаете, у нас семья как бы единая. Это три поколения всегда сразу. Ведь обратите внимание, опять, почему у нас дети и образованы были неплохо? Потому что с ними сидели умные бабушки и дедушки. На Западе это невозможно. На самом деле ни один нормальный старик с детьми сидеть не будет. У нас это как обязанность как бы такая, общественная нагрузка. И поэтому вот этот вопрос, кто кому помогает и в чем, он как бы от случая к случаю абсолютно нетипичен.

Елена Медовникова: Т. е. по возможностям?

Иван Родионов: Конечно. И очень часто, особенно в регионах, зарплаты настолько низкие и настолько, опять, нестабильные, потому что трудно найти работу, что многие семьи живут за счет маленькой пенсии бабушки. Это такая типичная ситуация, к сожалению.

Петр Кузнецов: Иван Иванович, очень коротко напоследок. И все же, кто должен у нас заботиться о пожилых в тяжелые времена – государство или дети?

Иван Родионов: Государство. Иначе это государство не нужно.

Петр Кузнецов: Иван Родионов, спасибо, профессор департамента финансов Высшей школы экономики.

Елена Медовникова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Еще к одной теме приступаем: сейчас начнем подводить итоги этого года.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Наше "государство" пытается внушить нам, что мы должны всё делать сами, типа самостоятельность такая, а государство тогда зачем? Если всё сами, то и вы как-то сами без нас живите.
И многие ли это делают?