Петр Шкуматов: Случаев ремонта машин по страховке всего 20%. И это потому, что в остальных 80% страховщикам выгоднее заплатить (точнее - недоплатить) деньгами

Петр Шкуматов: Случаев ремонта машин по страховке всего 20%. И это потому, что в остальных 80% страховщикам выгоднее заплатить (точнее - недоплатить) деньгами
Реальные цифры: траты на еду. Экономика и новые налоги. Аграрная политика: развитие села. Перелёт как роскошь. Ситуация в Грузии
Сергей Лесков: Компании вкладывают огромные деньги в социальную сферу не из гуманитарных соображений. Просто так оказалось выгодно
Академик РАН Иван Ушачёв - о комплексной программе развития села
Константин Калачёв: Для Грузии тема потерянных территорий всегда будет кровоточащей раной. Не говорите с грузинами о политике, если приехали в гости
Александр Фридлянд: Из года в год авиакомпании терпят миллиардные убытки из-за дорожающего авиакеросина. И это должно взорваться в цене авиабилета
Нацпроекты - это всего 8% экономики. А что будут делать остальные 92%? Смотреть, как бедные становятся беднее, а богатые богаче
Доходы от нефти мы не вкладываем в экономику, а кладём в кубышку на плохие времена. А они-то и настают, когда не занимаешься своей экономикой
Чтобы не было бедных. Дорогой мусор. Доступность лекарств. Новые микрорайоны. Автомобиль на лето
Сергей Лесков: За эти многие-многие годы Путин остался живым человеком, в отличие от многих политиков-функций
Выбираем «зажигалку» на сезон: быстрый и яркий автомобиль при бюджете 300 тысяч рублей
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Рубрика «Личное мнение» с координатором движения «Общество Синих Ведёрок» Петром Шкуматовым.

 

Ольга Арсланова: Прямо сейчас время нашей постоянной рубрики «Личное мнение». Сегодня рубрика будет особенно интересна и полезна автомобилистам, потому что мы приветствуем в нашей студии Петра Шкуматова, координатора движения «Общество синих ведерок».

Петр Шкуматов: Добрый вечер.

Ольга Арсланова: Добрый вечер, Петр. Ну что ж, достаточно новостей накопилось, касающихся автомобилистов. В частности, эксперты выяснили, что денежные выплаты по ОСАГО снизились. По официальной версии, на уменьшение стоимости повлияли ремонтные реформы и снижение аварийности. Вот сколько раз мы говорим об ОСАГО в этой студии с разными гостями. Приходят к нам страховщики – говорят: «Друзья, переход на ремонт – решение всех проблем». А вот у автомобилистов по-прежнему уверенности в этом нет. Расскажите, пожалуйста, что происходит с ОСАГО, действительно ли эта система становится более выгодной, интересной автомобилистам.

Петр Шкуматов: Смотрите, ОСАГО сейчас находится в состоянии, когда это и не страхование, и не налог, а что-то непонятное.

Ольга Арсланова: Хотя вроде бы это и то, и другое по сути.

Петр Шкуматов: Вообще-то ОСАГО – это обязательное страхование автогражданской ответственности. Но слово «страхование» здесь не присутствует. Потому что если мы посмотрим на формулу ОСАГО, то мы увидим, что там есть коэффициент мощности. Как, простите, вероятность попасть в аварию зависит от мощности моего автомобиля? Коэффициент территории. То есть получается, что в Москве происходит больше всего аварий в стране, а в Крыму происходит меньше всего аварий. Хотя статистика ГИБДД показывает, что все равно наоборот: в Москве мало аварий, а в Крыму много аварий. И так далее.

По сути ОСАГО сейчас – это такой странноватый сбор с автомобилистов, который зависит непонятно от чего. Но на самом деле понятно, от чего. Если у тебя дорогой мощный автомобиль, будь добр, плати нам больше денег. А если у тебя маленький и дохленький автомобиль, плати нам все равно, но мало. Так вот, после ремонтной реформы ОСАГО все более-менее нормализовалось, претензий к страховщикам стало гораздо меньше. Но, тем не менее, открылись новые бездны. Мы знаем, что сейчас действует 2 системы: либо выплата деньгами с учетом износа, либо выплата ремонтом без учета износа.

Ольга Арсланова: Но ремонт в приоритете сейчас?

Петр Шкуматов: Ремонт как бы в приоритете. Но страховые компании часто, особенно если машина старенькая, выплачивают деньгами. И вот тут автомобилистов ждет сюрприз. Хочу всех обрадовать. Конституционный суд вынес постановление, обязательное для всех органов власти, поскольку это высший суд в Российской Федерации, его решения обжалованию не подлежат, что разница между реальной суммой ущерба и выплаченным страховым возмещением… Допустим, приехали вы в старенький «Мерседес» 2008 года. И страховая компания ему выплатила с учетом износа 200 000 рублей, а реальная сумма ущерба – 400 000. Вы думаете, что вы на 400 000 застрахованы по ОСАГО (лимит). А на самом деле все очень хитро. Страховая компания выплатила 200 000. Совершенно законно. С учетом износа. Износ в законе прописан. А вот эти оставшиеся 200 000 пострадавший от ваших действий автовладелец взыскивает с вас через суд. Вы приходите в суд и говорите: «Ребята, у меня  вот полис. Я застрахован. Там сумма 400 000 рублей». А судья говорит: «Родной, извини. 200 000 покрыла страховая компания, а с тебя 200 000».

Ольга Арсланова: «Зачем же я покупал этот полис?», - думает этот человек.

Петр Шкуматов: Чтобы 200 000. В любом случае ОСАГО – это очень странная история до сих пор. И то, что конфликтность в ОСАГО снизилась, это, безусловно, заслуга этой самой реформы, когда стали ремонтировать автомобили. Действительно, что нужно человеку? Ему нужно, чтобы ему починили автомобиль. Он приехал, сдал автомобиль на сервис – через неделю получил отремонтированную машину с новыми запчастями. Все, как положено. Но вот схематос этот в ОСАГО остался. И очень многие владельцы особенно старых автомобилей сталкиваются с тем, что им машины ремонтировать никто не хочет, а, наоборот, денежками стараются выплатить.

Юрий Коваленко: Подождите, здесь прослеживается явная логика, что «ребята, давайте вы не будете ездить на старых машинах, сдадите, возьмите себе ВЗА, потому что старая машина мало того, что она неэкологична, она требует определенный ремонт, она ест много бензина, возьмите хороший ВАЗ».

Ольга Арсланова: Страховщики заботятся об экологии.

Петр Шкуматов: Не ВАЗ. Возьмите себе велосипед.

Ольга Арсланова: Кто же тогда купит ОСАГО? Смотрите, правильно я понимаю, что если у меня очень старый автомобиль… А старый – это насколько старый?

Петр Шкуматов: 10 лет.

Ольга Арсланова: То есть половина Москвы.

Петр Шкуматов: Да какая половина Москвы? У нас средний возраст автопарка в стране 13,5 лет.

Ольга Арсланова: Москвы.

Петр Шкуматов: Это большая часть страны.

Ольга Арсланова: То есть ты можешь столкнуться с отказом ремонтировать твой автомобиль?

Петр Шкуматов: Да.

Ольга Арсланова: А по закону это нормально?

Петр Шкуматов: По закону это выбор страховой компании. Если страховая компания по тем или иным причинам видит, что не может отремонтировать вам автомобиль… сами понимаете, такие причины могут найтись легко: отсутствие запчастей, отсутствие мастеров нужной квалификации и так далее… они выплачивают вам деньгами. Но деньгами они выплачивают с учетом износа.

Ольга Арсланова: Скажите, пожалуйста, почему тогда страховщики всегда так ратуют (я имею в виду в общественном массовом пространстве) за ремонт?

Петр Шкуматов: Страховщикам это выгодно. Но есть случаи, когда скидка от станции технического обслуживания становится меньше выгоды недоплатить автовладельцу. И в таких случаях они недоплачивают автовладельцу. Формула очень простая. Сервис за счет огромного потока машин, которые обеспечивает страховая компания, дает страховой компании огромную скидку. Скидки доходят до 40%. Если я приду в тот же самый сервис с улицы и попрошу отремонтировать свой автомобиль в обычном порядке, то мне назовут сумму 100 000. А если тот же самый автомобиль с теми же самыми повреждениями будет направлен на этот сервис от страховой компании, то ценник будет уже 60 000. То есть страховые компании отжимают сервисы по полной программе и работают на минимуме прибыли.

Но иногда оказывается так, что проще заплатить мне 50 000 по закону и помахать мне ручкой. Зачем платить сервису 60 000, чтобы они восстановили мне автомобиль, если можно пострадавшему автовладельцу заплатить 50 000? А 10 000 на дороге не валяются.

Ольга Арсланова: Как всегда мы напоминаем нашим зрителям, что вы можете принимать участие в нашей беседе. Звоните, задавайте вопросы, делитесь своим автомобильным опытом. Алексей из Москвы с нами на связи. Добрый вечер.

Зритель: Здравствуйте. Скажите, пожалуйста, я не понимаю. Все-таки существует такой закон, он действует или нет, что сейчас направляют только на ремонт, а денежные средства не выплачивают?

Петр Шкуматов: Нет. Появилось два варианта. Помимо денежных выплат, есть еще и направление на ремонт. Но в некоторых случаях ваш автомобиль не будет направлен на ремонт. Это тотальный ущерб, это ваше желание, это отсутствие возможности отремонтировать ваш автомобиль. И там есть четко прописанный перечень этих возможностей. И самое главное, что страховые компании нашли лазейку и часть автомобилей, которые им невыгодно направлять на ремонт, они туда не направляют.

Ольга Арсланова: По словам президента Российского союза автостраховщиков Игоря Юргенса, сейчас по стране доля натурального возмещения составляет примерно 15-20%, а в отдельных регионах – и 40%. Правда, список этих регионов он не приводит. Но интересно, почему где-то в 2 раза чаще ремонтируют. Там что, запчасти какие-то особые?

Петр Шкуматов: Здесь надо обратить внимание на ничтожность этой цифры – 15-20%. Вообще должно было быть все наоборот: 80% возмещения должно было производиться ремонтом, а производится только 15-20%. Это говорит о том, что в остальных 80% случаев страховщикам выгоднее недоплачивать автовладельцам, чем ремонтировать их автомобили. Вот и все. А в этих 15-20% случаев им выгоднее, наоборот, отремонтировать машину, чем потом судиться.

Юрий Коваленко: А нет ли возможности как-то повернуться лицом к водителю? Просто объяснить ему: «Хорошо, если у тебя не хватает 200 000, для того чтобы починить твою машину новыми запчастями, давай ты купишь запчасти, принесешь нам чеки, мы поставим тебе б/у запчасти».

Петр Шкуматов: Нет. Пострадавший автовладелец не должен вообще заморачиваться над какими-то б/у-шными запчастями. Это не его головная боль. По нашему гражданскому кодексу вред, причиненный мне, вам, кому угодно должен быть возмещен полностью. Вопрос в том – кем?

Юрий Коваленко: И в каком эквиваленте считается вред, если он возмещается не полностью?

Петр Шкуматов: Да. И Конституционный суд четко прописан, как считать вред. Новые запчасти, методики ремонта которых утверждены производителем. То есть ставим знак равенства: это официальные дилеры. То есть не гараж-сервис, который вам машину за 100 000 починит и еще останется, а официальный дилер, где wi-fi, кофе, красная ковровая дорожка, телевизор и так далее. Все за ваш счет. Но за 400 000. Условно говоря, владелец подбитого «Мерседеса» 2008 года может на полном серьезе идти сейчас после решения Конституционного суда к самому что ни на есть официальному и дорогому дилеру и заказывать себе ремонт, что называется, под ключ. Вот прямо полный фарш.

Юрий Коваленко: До 400 000?

Петр Шкуматов: До 400 000. Это очень важно. И после этого страховая компания ему выплатит, допустим, 200 000, а 200 000 он взыщет непосредственно с виновника аварии. Причем, отбояриться от этих выплат не получится.

Юрий Коваленко: А насколько опыт взысканий успешен? Не получится ли так, что 200 000 надо взыскать, суды, как-то еще, хитрые адвокаты. Человек не смог отсудить.

Петр Шкуматов: Как это не смог? Отсуживают все 100%. Вы поймите. На самом деле эти 200 000, вот эта разница с виновника взыскивается в 100% случаев. То есть это абсолютно беспроигрышное дело. Вы приходите в суд, скачиваете из интернета формочку. Обычное заявление. Заполняете его. Там есть все ссылки – на постановление Верховного суда, на постановление Конституционного суда. Все есть. И потом приносите в суд. После чего единственное, что может сделать виновник аварии – это усомниться в точности расчета, который вы предоставили. Но здесь есть такой нюанс, что Конституционный суд, естественно, защищая права потерпевших, а не причинителей вреда, четко прописал, что методика производителя, новые запасные части, оригинальные запасные части, потому что на них есть некая гарантия производителя. То есть это не китайские и японские, или корейские западные части. Это именно запасные части, на которых есть шильдик «Мерседес». Мы знаем, что этот шильдик поставить на ту же самую запасную часть удорожает деталь раза в 2 минимум.

Так вот, все. От этого уйти будет невозможно. И те люди, которые сейчас начали получать иски (а уже начали), трехлетний срок давности. Люди поняли, что даже за аварию, которая произошла 2 года и 11 месяцев назад, можно с причинителя вреда вот эту разницу, которую вы доплатили в сервисе, взыскать. И сейчас физические лица будут судиться с физическими лицами. А страховые компании как бы ни при чем.

Ольга Арсланова: Выступлю адвокатом (дьявола) страховых компаний. Так можно и на иск нарваться, как вы говорите. Смотрите, если мы вдруг не дай бог станем виновниками аварий, не хотим доплачивать эту сумму, тогда, вероятно, мы должны больше платить за полис. А как быть страховым компаниям, если, по их словам, собираемость этого налога невысокая, многие автомобилисты вообще отказываются от покупки ОСАГО, на какие деньги, простите, они должны ремонтировать этот «Мерседес» с ценой ремонта 400 000 рублей?

Петр Шкуматов: Ответ очень простой. За 13 лет существования ОСАГО в карманах страховых компаний осталась, если мне не изменяет память, сумма порядка 1 трлн рублей.

Юрий Коваленко: Они же недоедали. Они же говорили, что «мы еле выживаем».

Петр Шкуматов: Говорили. А трехлитровая баночка черной икры была за пазухой. Так вот, на самом деле ситуация в страховании не такая плохая. В действительности плохая ситуация из-за наличия территориального коэффициента и из-за того, что ОСАГО – не страхование, а вот этот самый социальный сбор с автомобилистов. Минфин предложил реформировать ОСАГО, сделать нормальный ОСАГО, убрать коэффициент мощности, территориальный коэффициент и привязать ОСАГО к понятному для страховщиков фактору, а именно рискованность конкретного водителя. То есть если Шкуматов ездит пьяным по встречке на красный свет, меня постоянно лишают прав, почему я должен платить за ОСАГО 3000 рублей? У нас сейчас ОСАГО сделано так, что небитый битого везет. А должно быть все равно наоборот. Если вы посмотрите на так называемые цивилизованные страны, наших международных партнеров, как выражаются наши официальные лица, то вы увидите, что там люди, которые не попадают в аварии, которые ездят аккуратно, не нарушают правила дорожного движения, платят за местные ОСАГО копейки. А люди, которые лихачат, бьют других людей, в общем, ведут себя антисоциально, для них местные ОСАГО стоят какие-то колоссальные деньги, и многие из них предпочитают добровольно лишить себя прав, то есть не ездить какое-то время, просто для того чтобы не платить эти деньги за страховку.

Ольга Арсланова: Продолжаем слушать наших зрителей. Елена из Ханты-Мансийска. Здравствуйте, Елена.

Зритель: Добрый вечер. У меня произошла такая ситуация. 1,5 года назад я попала в дтп. И я была виновницей аварии. То есть там была некрупная авария. Приехал еврокомиссар, оформили европротокол и благополучно разъехались. Через 1,5 года я узнаю, что моя страховая компания, в которой я купила полис ОСАГО, на меня подает в суд. И самое интересное, получается, подает в суд почему? Потому что я в течение 5 дней после того, как попала в дтп, не оповестила свою страховую компанию о том, что я попала в дтп.

Петр Шкуматов: Очень знакомый случай. Давайте я вас сразу разочарую. Вы не сможете выиграть это дело ни при каких обстоятельствах, если вы не уведомляли страховую компанию.

Зритель: Буквально в июне сумма европротокола выросла от 50 000 до 100 000. Но по всем телеканалам говорили, кричали, что это так хорошо, так классно. Возможно. Но дело в том, что никто не сказал о подводных камнях этого европротокола. Что люди не оповещены о том, что надо ехать в свою страховую компанию и оповещать.

Петр Шкуматов: Не надо ехать.

Ольга Арсланова: Иначе какой же это европротокол?

Петр Шкуматов: Смотрите, друзья-автомобилисты, все, кто нас смотрит, если вы попали в дтп и оформили его по европротоколу, в течение 5 календарных дней вы обязаны известить свою страховую компанию о факте наступления страхового случая и о факте признания вами вины. Это называется извещение. Оно бумажное. Вы можете его направить по почте. Можете, конечно, на свой страх и риск позвонить по телефону, записать это все на свой телефон. Но практика показывает, что это очень рискованная процедура. То есть должна быть бумажка. Либо заказное письмо с описью вложений, где будет написано, что вы отправили в страховую компанию не белый листок бумаги, а именно извещение. Или да, действительно, надо заехать в офис страховой компании и это извещение под роспись им вручить.

Если вы этого не сделали, то ждите иска от страховой компании, который вы никогда не сможете оспорить. То есть, условно говоря, вы подбили какой-то другой автомобиль, страховая компания выплатила этому бедолаге или отремонтировала его автомобиль на 20 000, а потом они вам зарядили этот иск на 20 000 рублей. И вы ни при каких обстоятельствах не сможете выиграть или хоть как-то здесь защититься. То есть здесь вам нужно сейчас вынуть деньги, которые с вас страховая компания просит и отнести в эту страховую компанию.

Что касается информирования. Я вообще везде говорил, говорю и продолжаю говорить. Ребята, 5 дней с момента дтп вы обязаны уведомить свою страховую компанию. Обязаны. Это в законе написано черным по белому. А у нас незнание законов не освобождает от ответственности, как известно. Но я стараюсь везде про это говорить, где только могу. Потому что тысячи, десятки тысяч людей попали в такое положение, как телезритель.

Ольга Арсланова: Еще один звонок из Воронежской области. Владимир. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Хотел бы задать Петру вопрос. У меня стаж 40 лет. А в прошлом году я заменил права. Я прихожу в страховую компанию, они говорят: «У вас нет стажа. Права-то новые». Я говорю: «40 лет стажа». Что им, личное дело приносить, что ли?

Петр Шкуматов: Известная история. На самом деле вы не слушайте, что вам говорят в страховой компании. После того, как вы услышали такой наглый ответ, вы говорите: «Хорошо». Берете ручку, берете бумагу и пишете заявление на исправление данных, которые исказились по какой-то причине. Если страховая компания в течение определенного срока (он довольно короткий) не устраняет это несоответствие, то они попадают на очень большие штрафы. И я могу с уверенностью сказать, что Центральный Банк штрафует страховые компании очень охотно. И главное – в страховых компаниях это знают. Поэтому как только вы, уважаемый водитель с 40 летним стажем, да любой водитель с 1-летним стажем, просите от них ручку и бумагу, вдруг оказывается, что тут же все исправлено.

Поверьте, все страховые компании действуют именно вот так, берут на понт. То есть вы приезжаете в страховую компанию. Они говорят вам: «Ой, это очень сложно. Давайте вы откажетесь от заслуженной скидки за безаварийную езду». И как только они видят, что вы клюнули и сами отказались, они говорят: «Слушайте, мы здесь не при делах. Это человек сам... Мы сделали все, что могли».

Юрий Коваленко: А впоследствии можно оспорить на следующий год? Или будут руководствоваться уже прошлогодним полисом? И уже оспорить нельзя свой случай?

Петр Шкуматов: Можно. Но я, честно говоря, не знаю такой практики. Обычно люди теряют эту скидку. Просто в законе об ОСАГО четко написано, что после того, как действует новый коэффициент год, старый обнуляется. Поэтому можно только через суд это сделать. Но я, честно говоря, не слышал ни одного случая, чтобы люди так поступали. В общем, надо ковать железо, не отходя от кассы, и знать, что страховые компании всегда вас берут на понт, то есть на незнание закона.

Ольга Арсланова: Как сэкономить-то можно.

Петр Шкуматов: Там деньги просто водопадами идут. Что вы! Не уведомил страховую компанию о наступлении страхового случая – страховая компания только рада. Зачем им вам звонить и о чем-то говорить? Они лучше через годик на вас иск подадут и все деньги взыщут. Для страховой компании убыток от такой истории ровно 0.

Ольга Арсланова: К теме ОСАГО несколько сообщений. Вот нам пишут: «Лет 6-7 назад попал по своей вине в дтп. На место ГИБДД не приехало. Заплатил 80 000 пострадавшему. Зачем мне ОСАГО? Считаю его ненужным. Плачу просто так». Видимо, выгодно. Если не купил. Если решил, что «не хочу оплачивать черную икру».

Петр Шкуматов: Слушайте. Я здесь не соглашусь. ОСАГО – это прекрасная система на самом деле. Она просто нуждается в доработке и балансировке. ЦБ, в общем-то, этим занимается. Получается или не получается – это все-таки второй вопрос. Что касается этой истории, я 10 лет ездил без аварий. Мне выгоднее самому откладывать в кубышку эти 8000. Ситуации бывают разные. Я все-таки напомню, что сумма возмещения по ОСАГО 400 000. И для того, чтобы при средней стоимости полиса 6000 рублей откладывать вот эти 400 000, нужно ездить 70 лет. Тогда выгодно. Если вы собираетесь не попадать в крупные дтп в течение 70 лет, то тогда можно, наверное, отказаться от ОСАГО. В действительности это хорошая система. Мы ее, конечно, ругаем. Но мы забываем, как она вообще появилась. А появилась она из-за того, что у нас люди, которые ездили 10 лет, 20 лет, 30 лет за рулем, вдруг попадали в аварии с дорогими автомобилями и после этого шли переписывать свое имущество, свои квартиры тем, в чьи автомобили они въехали.

Юрий Коваленко: Но получается, что попади в дорогую аварию с дорогой машиной – ты так же пойдешь и заложишь свою квартиру за вычетом до 400 000 рублей.

Петр Шкуматов: Да, абсолютно точно. Поэтому я всем автовладельцам рекомендую докупать полис добровольной ответственности хотя бы до 1 млн рублей.

Ольга Арсланова: А сколько он стоит?

Петр Шкуматов: У меня он стоит 2500. Я просто не знаю, как у других страховых компаний. Не буду рекламировать ту, где я страхуюсь. Но, тем не менее, там 2500. В любом случае это будет полезно именно для крупных убытков. Я вообще считаю, что ОСАГО не должно возмещать убытки в виде царапины на бампере. Мое искреннее убеждение. Мне кажется, что ОСАГО вообще должно быть франшизой. Чтобы люди, у которых царапину на 500 рублей заполировать, не ходили в страховку. Мне лично как автовладельцу проще на месте компенсировать 2-5 тысяч рублей, просто чтобы не заморачиваться с этими документами и чтобы я не тратил время человека, которого я поцарапал. Мне кажется, что это в закон надо внести. ОСАГО должно работать для крупных убытков, когда у человека явно может не хватить денег.

Ольга Арсланова: Послушаем Александра из Вологды. Добрый вечер, Александр.

Зритель: Здравствуйте. Я вас хотел спросить. У меня стаж 55 лет. Я за рулем весь Советский Союз раньше изъездил. Ни царапины не сделал. Внука с собой возил. У него талант от природы дан. То ли от меня, не знаю. Он ездит на машине идеально. У меня страховка 3500, а у него страховка 13500. Я хотел включить страховку. Он ездит, и мне приходится втихаря его садить за руль, чтоб он ездил. Я не могу денег найти. А он ездит лучше моего. Молодой, 19 лет. Летает от и до. А чтоб аварийность снизить, надо сделать, чтоб у людей было чувство ответственности. У нас с этим ОСАГО потеряно все чувство ответственности. Сейчас страховку платят законопослушные граждане. Понимаете, в чем дело?

Я одного встретил, он 5 машин своротил, говорит: «А, страховка есть, наплевать». А если… он страховку будет платить за аварию не 1500, а 200 000. Аппетит бы у многих пропал.

Ольга Арсланова: Прогрессивная шкала ОСАГО.

Петр Шкуматов: Это то, о чем говорит Министерство финансов. Оно говорит: «Ребята, если водитель хороший, хорошо водит машину, безусловно, не нарушает правила дорожного движения, почему он должен платить больше. А если человек раздолбал 5 автомобилей, он уже должен находиться в зоне риска и платить больше». Вот сейчас ОСАГО разбалансировано. То есть формула, по которой определяется стоимость, абсолютно несправедлива, вообще несправедлива. И действительно у очень большого количества людей возникают такие вопросы: почему люди, которые очень аккуратно, грамотно и профессионально ездят, не получают штрафы или получают их в единичных количествах, должны платить очень много, а люди, у которых действительно царя в голове нет, вчера пьяным попался, сегодня на красный проехал, послезавтра не дай бог пешехода сбил, почему он платит 3000? Я, честно говоря, не понимаю. Здесь, конечно же, следующий шаг в реформе ОСАГО должен касаться реформирования самой формулы расчета стоимости. Потому что ОСАГО должно наконец-то стать страхованием. И если человек дурной, ну реально есть дурные люди, он должен платить много. А если человек хороший, ездит аккуратно, правильно, никому зла старается не делать, то почему он должен платить большие деньги? Он должен платить мало. В этом случае действительно таких вопросов возникать не будет.

Ольга Арсланова: Еще одна тема, о которой хотелось бы успеть поговорить. Сегодня стало известно о том, что МВД проверило пост ДПС на М4 после сообщений водителей о незаконных обысках и подбросах наркотиков. Результаты проверки опубликовал один из депутатов Госдумы. Согласно ответу ведомства, никаких фактов нарушения на этом участке нет. Наш зритель интересуется: «Скажите, пожалуйста, Петр, будет ли в итоге на Кущевке порядок?».

Петр Шкуматов: Смотрите, не совсем. Ярослав Нилов, депутат от ЛДПР, сделал много запросов. Ему пришел ответ. Там получилось две новости. Первая новость – то, что факт о незаконных обысках подтвердили. То есть полиция, МВД подтвердила, что действительно на Кущевской шманали водителей. Но для этого, в общем-то, не надо было проводить какое-то большое расследование.

Ольга Арсланова: Там камеры, что ли?

Петр Шкуматов: Нет, там камеры, оказывается, не было. Там было всего 4 камеры, которые смотрели куда-то в небо. Сейчас, когда подтвердился факт таких массовых нарушений прав граждан, там 8 камер, и все эти 8 камер ведут прямой эфир в кабинет начальника местной полиции.

Юрий Коваленко: Ситуация изменилась?

Петр Шкуматов: Изменилась. В общем, за последние несколько месяцев, несмотря на то, что люди очень внимательно стали проезжать этот пост, там ни одного сообщения о каких-то незаконных обысках ко мне лично не поступало. То есть там вроде ситуация нормализовалась.

Но полиция сделала и второй шаг. То есть довольно большое количество людей в интернете написало, что они пострадали из-за подброса наркотических средств и потом с них требовали взятку. Полиция провела проверку всех уголовных и административных дел, которые заведены в Кущевском районе. Там их было где-то 130 с чем-то за этот год. И по результатам этой проверки оказалось, что все люди сами везли наркотики и никто им ничего не подбрасывал. Вот, как есть.

Обысков, я думаю, там больше не будет с учетом того, что мы видим, что и в среде автомобилистов люди ездят с камерами, регистраторами, очень подкованные юридически. Я думаю, пост ДПС Кущевский, даже если они хотят возобновить предыдущую практику шманать туристов, которые едут на юг, я думаю, что там их быстро пообломают.

Юрий Коваленко: А вот все-таки вопрос второй стороны медали. Что заставило этот пост сделать безопасным? Звонок на прямую линию, массовые обращения людей, здравомыслие о том, что сейчас полетят чьи-то головы.

Петр Шкуматов: Не совсем. Смотрите, Михаил Черников, глава ГИБДД, очень чутко относится к сообщениям о беззаконии. И ГИБДД очень тщательно мониторят интернет. И когда они увидели эту волну… это самые разные люди писали со всех уголков страны…

Ольга Арсланова: Открытость помогает.

Петр Шкуматов: Они поняли, что там что-то совсем плохое творится и начали за этим делом наблюдать, смотреть, проводить проверки. И, естественно, они добились результата. Этот пост сейчас, наверное, опасность для автомобилистов представляет гораздо меньше, чем какие-то другие. Но тут важно понимать, насколько этот результат будет устойчив во времени. То есть побухтят и забудут или нет? Я думаю, что все-таки нет. Потому что этот пост терроризировал автомобилистов, едущих к морю, аж с 2000 года. Правда, с 2000 года начали появляться в интернете сообщения от разных людей о том, что там одно случилось, другое, третье, пятое. И это все накапливалось. И этот чирей лопнул.

Юрий Коваленко: И камеры появились. В 2000-х их не было.

Петр Шкуматов: В 2000-х камер не было и видеорегистраторов тоже не было. А сейчас появились и видеорегистраторы, и камеры, и возможность прямой трансляции с этого поста всего, что там происходит.

Поэтому я считаю, что ГИБДД приняло очень разумное решение, где-то такая золотая середина. То есть они сказали: «Ребята, ок, действительно мы увидели, что массово шманают туристов. Поэтому мы всех накажем, кто к этому был причастен. А чтобы этого не происходило, мы наладим оперативный контроль за деятельностью этого поста. И все, что будет происходить на нем, будет транслироваться в прямом эфире руководству». Мне кажется, что это должно как-то закрепить эффект.

Юрий Коваленко: Страх огласки.

Петр Шкуматов: Конечно.

Ольга Арсланова: Спасибо технологиям и автомобилистам, которые не боятся.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Ольга Арсланова: Спасибо вам. Петр Шкуматов, координатор движения «Общество синих ведерок», в нашей рубрике «Личное мнение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Полные выпуски
  • Все видео