Петр Шкуматов: Водители, читайте инструкции к лекарствам! Списки запрещенных при вождении машины препаратов есть у инспекторов

Петр Шкуматов: Водители, читайте инструкции к лекарствам! Списки запрещенных при вождении машины препаратов есть у инспекторов
Обманутые дольщики. Мужчины 50+ без работы. Драка в Чемодановке. Проблемы ЕГЭ. Конфискация денег у госслужащих. Рубрика «Аграрная политика»
Как мужчинам после пятидесяти лет найти хорошую работу: почему служба занятости не может помочь?
Ирина Абанкина: Школа не берёт на себя ответственность, чтобы ребята сдали ЕГЭ на высокие баллы
Почему овощи стоят дорого? При этом закупочные цены падают, а фермеры сеют импортные семена
Конфликт в Чемодановке мог бы предвидеть местный руководитель, считает эксперт по межнациональным отношениям Иосиф Дискин
При обострении экономической ситуации сегодня в богатых регионах растет коррупцияв верхах, а в депрессивных - повышается уровень бытовой
Заканчиваются продажи - заканчивается стройка. Как решаются проблемы обманутых дольщиков, обсуждаем с управляющим партнером Общества защиты дольщиков
Ведущий научный сотрудник Академии труда и социальных отношений: «Пенсионную реформу обсуждали долго, но никто не исследовал, что будет с людьми, которые попадут под повышение пенсионного возраста»
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Истина в промилле. Это для философов истина в вине, а для инспектора - истина в промилле. Только вот некоторые грешат при ее выявлении, предпочитая делать всё без формальностей, протокола и понятых. Почему нельзя соглашаться на такой «экспресс-тест», а требовать соблюдения описанных в законе правил, расскажет координатор «Движения Синих Ведерок» Петр Шкуматов.

Александр Денисов: Ну как сказали, эта тема вытекает из предыдущей. Говорили про досуг, теперь поговорим про возможную ответственность после досуга. «Истина в промилле»: поговорим, как правильно реагировать на вопрос инспектора, пили ли вы накануне, как грамотно требовать соблюдения всех прописанных в законе формальностей при проверке на алкоголь.

Оксана Галькевич: Вот что, собственно, стало поводом для такого разговора сегодня в прямом эфире – видео, которое опубликовано сообществом автомобилистов «Синие Ведерки». Там водителя направляют на освидетельствование без оформления протокола и понятых.

Александр Денисов: Снял ролик сам водитель, им оказался юрист Александр Липатников, инспектор об этом, конечно, не знал, кто перед ним, полагали, что можно не соблюдать все прописанные в законе положения при проверке. Александр Липатников начал требовать объяснений: во-первых, почему его подозревают, ведь внешних признаков опьянения нет; во-вторых, почему нет ни понятых, ни протокола.

Оксана Галькевич: Ну вот представим, кто у нас сегодня в студии, – Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Всем добрый день, всем водителям привет.

Оксана Галькевич: Вся история эта попала, собственно, стала достоянием общественности, попала на видео. А вообще насколько часто вот так вот, как сказать, грубо…

Александр Денисов: Экспресс-тесты такие устраивают?

Оксана Галькевич: …разводят водителей, экспресс-тесты проводят? Насколько это распространенная история?

Петр Шкуматов: Ну я могу сказать, что те или иные нарушения в ходе медицинского или просто освидетельствования водителей происходят, в общем-то, практически всегда. Я, кстати, хочу всем водителям напомнить, что у нас существуют две процедуры, от одной, между прочим, можно отказаться.

Александр Денисов: От какой?

Петр Шкуматов: Первая процедура называется просто освидетельствованием на состояние алкогольного опьянения.

Александр Денисов: То есть дунь в трубку?

Петр Шкуматов: Да, это дуть в трубку, то есть инспектор предоставляет поверенный прибор с соответствующей бумагой, обязательно запечатанный в одноразовую упаковку мундштук, достает его при вас…

Александр Денисов: Как в кальян такая штучка вставляется?

Петр Шкуматов: Абсолютно точно. Вставляет его не в кальян, а вставляет в этот алкотестер и на глазах понятых дает вам подуть в трубочку. Так вот от этой процедуры в принципе можно отказаться безболезненно. Но есть вторая процедура, от которой отказываться нельзя, потому что она влечет за собой лишение прав на срок от 1.5 до 2-х лет и точно такой же штраф 30 тысяч рублей – это процедура медицинского освидетельствования, то есть когда вас на состояние алкогольного опьянения проверяет врач в специализированном лечебном учреждении или, как в этом случае на видео, в передвижном пункте медицинского контроля. Это такая «Газелька» обычно, микроавтобус, в котором сидит врач, который делает то же самое, что и инспектор.

Оксана Галькевич: То есть это ехать куда-то в поликлинику, в больницу не нужно, это вот обычно происходит рядом с тем местом, где вас остановил инспектор?

Петр Шкуматов: Далеко не всегда. Я бы даже сказал, что, наверное, в 10% случаев.

Александр Денисов: Чаще всего не так, да?

Петр Шкуматов: Чаще всего не так. Чаще всего инспектор останавливает водителя и говорит: «Вы случайно…», – так нюхает воздух носом…

Александр Денисов: Засовывает нос в машину, да.

Петр Шкуматов: Да, и такой говорит: «Слушайте, а что-то вы, наверное, употребляли вчера, да? Наверное, бокальчик пива-то выпили? Было?» Некоторые особо одаренные водители говорят: «Да, пил», – и вот тут начинается целый спектакль. Дело в том, что инспекторы ГИБДД недобросовестные, я опять же подчеркну…

Александр Денисов: Все?

Петр Шкуматов: Нет, не все, только недобросовестные, таких из Госавтоинспекции, во-первых, вычисляют, а потом увольняют. Но они все-таки иногда там попадаются. Так вот эти недобросовестные инспекторы могут предложить водителю, особенно если водитель не знаком с этими процессуальными нормами (сейчас я про них расскажу), подуть в специальный алкотестер такой же модели, как используют в ГИБДД, но другой, серийный номер не совпадает, а прошивка этого устройства модифицирована таким образом, что при нажатии на определенную кнопочку этот алкотестер выдает, скажем так, завышает показания, которые в реальности имеются.

Александр Денисов: А водитель превращается в банкомат, который выдает купюры потом, да?

Петр Шкуматов: Ну не совсем. Водитель потом едет к банкомату, который выдает купюры. Так вот это очень известный способ развода, когда водитель сам себя закапывает, то есть он говорит о том, что он пил, то есть он уже сам ощущает, что что-то может быть, какие-то остаточные явления. Я напомню, что если человек выпил бутылку водки, то за руль можно садиться только через 24 часа. Много ли из российских водителей выдерживают вот этот защитный интервал в 24 часа?

Александр Денисов: Ночь прошла и слава богу.

Петр Шкуматов: Ночь прошла и слава богу, конечно.

Оксана Галькевич: А много ли вот так вот прямо бутылку водки-то? Бутылка водки – это на одного?

Петр Шкуматов: На одного, да. Ну то есть если ты выпил бутылку водки, условно говоря, вечером…

Оксана Галькевич: Как можно выжить после бутылки водки?..

Петр Шкуматов: …то на следующий день ты должен передвигаться только на общественном транспорте и никак иначе, только через день можно садиться за руль. Особенно, кстати, это касается тех людей, которые любят пиво. Если пиво некачественное, то за ночь…

Александр Денисов: А оно, как правило, некачественное…

Петр Шкуматов: Да, найти качественное пиво сейчас у нас, в общем-то, целая задача.

Александр Денисов: Целая задача.

Петр Шкуматов: Конечно. Так вот если пиво некачественное, то оно, как правило, представляет из себя пивной концентрат, разбавленный спиртом. Он очень плохо усваивается желудком, это очень хорошо знают все инспекторы ГИБДД, и водители, которые выпили… Мы делали тесты, правда, давно уже делали (на мне, кстати), но тем не менее у меня вроде с пищеварением все хорошо. Так вот после 4-х литров вот такого плохого…

Александр Денисов: 4 литра?

Петр Шкуматов: 4 литра, да, такого плохого пива у меня на утро, мы измеряли это все специально, то есть это был такой прямо эксперимент, я за руль не садился, это было все исключительно в пределах моей квартиры…

Оксана Галькевич: …в рамках российского законодательства.

Петр Шкуматов: …в рамках российского законодательства, абсолютно точно. Так вот у меня показывало 0.4 промилле, то есть это было, когда действовало 0 промилле, мы это делали, но сейчас это тоже больше, чем тот самый порог погрешности.

Александр Денисов: У нас как раз на связи Александр Липатником, с которым история эта произошла, который снял ролик, который мы посмотрели. Давайте поговорим. Александр, добрый день.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Александр.

Александр Липатников: Да, здравствуйте.

Александр Денисов: Как вот так вышло, что вы оказались без вина виноватый перед инспектором? Почему он решил вас направить на освидетельствование? И удивился ли, когда вы потребовали понятых, протокол и все прочее?

Александр Липатников: Ну это была стандартная проверка документов, после которой инспектор сказал, что у них проходит мероприятие «Нетрезвый водитель» и предложил пройти освидетельствование в передвижном медицинском пункте без составления каких-то документов. Мне было с профессиональной точки зрения интересно, что же там будет происходить, что мне скажет врач как водителю, которого никто не направлял на медицинское освидетельствование, поэтому я из любопытства в этот передвижной медицинский пункт все-таки зашел. Оказалось, что врач просто предлагает мне померить давление, назвала эту процедуру «медицинский осмотр».

Александр Денисов: То есть она о вашем здоровье просто беспокоилась, все ли в порядке, не нужно ли беспокоиться, да?

Александр Липатников: Ну первоначально никаких объяснений врач сама не дала, и когда я задал все-таки вопрос: «Вы проводите медицинское освидетельствование?» – врач говорит: «Нет, осмотр, я буду мерить давление». На что я сказал, что у меня нет желания, то есть согласия я не давал, и она отправила обратно к инспектору. Соответственно, инспектору я уже задал другой вопрос, то есть каким образом проводится осмотр, хотя он сказал, что это медицинское освидетельствование, и почему он не составляет необходимые в таких случаях протоколы. Инспектор, конечно, удивился и сказал, что это просто осмотр, ничего такого, это вполне нормальная для них процедура.

Оксана Галькевич: Интересная такая практика, осмотры медицинские вдоль дорог ГИБДД у нас теперь проводит. А по каким-то другим параметрам вас проверяли? Запах алкоголя, может быть, вас просили пройтись по прямой, чтобы посмотреть, насколько вы ровно передвигаетесь? Знаете, нарушения речи какие-то отмечали? Что-то подобное проговаривалось в беседе с вами?

Александр Липатников: Нет, до этого не дошло, потому что когда я предложил инспектору все-таки оформить отстранение от управления, составить соответствующий протокол о направлении на медицинское освидетельствование, инспектор сообщил, что у него зависла база, он не может составить протоколы, сказал: «Я вижу, что вы не пили вчера, поэтому я вам документы возвращаю».

Оксана Галькевич: А он до этой фразы уже было собирался лишать вас, отстранять от управления транспортным средством?

Александр Липатников: Я думаю, что он не собирался, потому что было очевидно для инспектора отсутствие у меня признаков опьянения. А вот эта вот так называемая процедура медицинского осмотра предназначается, для того чтобы выведать у водителя, все-таки принимает ли он какие-то лекарства, медицинские препараты, и потом уже из этой информации делать какие-то выводы, потому что если водитель скажет, что да, он принимал от аллергии или от головной боли, от кашля, тогда уже врач будет с этим водителем работать более плотно.

Александр Денисов: А врач такие вопросы не задавал, до этого не дошло, раз вы отказались от давления?

Александр Липатников: Нет, я отказался измерять давление, естественно, врач отправил меня обратно к инспектору со словами: «Ну если инспектор мне скажет, я вас отпущу».

Оксана Галькевич: Понятно.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое. Александр Липатников был у нас на связи, адвокат, собственно говоря, автор и герой этого видео, которое мы показали в самом начале.

Слушайте, а что это за история вообще, ГИБДД спешит на помощь со своими передвижными этими станциями и проводит не освидетельствование, а осмотр? Ведь в этом есть лукавство, потому что простой человек, обыватель не юрист, как наш собеседник только что, он может и не почувствовать и в стрессе не увидеть этой разницы между вот этими терминами.

Петр Шкуматов: На самом деле это придуманный термин, этот термин не существует в законодательстве. Осмотр может проводиться только у профессиональных водителей, которых выпускают на линию, результаты осмотра заносятся в путевой лист.

Александр Денисов: Как правило, в самой компании транспортной.

Петр Шкуматов: Либо какой-то медицинский кабинет, который где-то находится, куда водители…

Александр Денисов: С которым договор.

Петр Шкуматов: Конечно, с которым договор. Это вообще не имеет никакого отношения к водителям физическим лицам, вообще никакого. Поэтому если инспекторы предлагают вам пройти медицинский осмотр, вы можете совершенно спокойно требовать от него, в общем-то, как-то уточнения требований, потому что если это медицинское освидетельствование, водитель не имеет права от него отказываться; если это медицинский осмотр, то это странная процедура, которая не имеет никакого отношения к обычным частникам.

Александр Денисов: А зачем это делать, вот объясните? Проводить такой осмотр на дороге?

Петр Шкуматов: Смотрите, на самом деле хочу всех водителей предупредить, внимательно слушайте, это позволит вам, наверное, сохранить либо кучу денег, либо водительское удостоверение, либо что-то еще…

Александр Денисов: И то, и другое.

Петр Шкуматов: Да, кстати, и то, и другое, штраф-то 30 тысяч рублей. Так вот сейчас, особенно в весенний период, очень распространен следующий способ развода водителей. Останавливают водителя, инспектор его подводит к врачу вот к такому без документов, без всего, и врач спрашивает у водителя, принимает ли он противоаллергические препараты или какие-то иные.

Оксана Галькевич: Как раз у многих людей обострение сейчас.

Петр Шкуматов: Конечно, весна. Я слава богу не аллергик, но очень много людей аллергики. Так вот откройте инструкцию к такому препарату, и вы там увидите жирным шрифтом, черным по белому написано, что запрещено управление транспортными средствами после или во время приема этих лекарственных средств.

Александр Денисов: Уточнение небольшое: в дешевых препаратах, в дорогих этого примечания нет.

Петр Шкуматов: И в дорогих тоже есть, но не во всех.

Александр Денисов: Не во всех.

Петр Шкуматов: Не во всех. В любом случае этот список этих препаратов есть у врачей, он есть у инспекторов, но они же доказать не могут, что вы его принимаете, поэтому они на доверии вас как-то вот так вот вынуждают признаться в этом. У нас был случай буквально, не знаю, недели 3 назад, когда инспектор доверительно, у него видеорегистратор вот здесь висел, поговорил с водителем, инспектор ему сказал: «Ты знаешь, у меня вот аллергия какая-то, вообще никак не могу остановить, чихаю, слезы из глаз…»

Александр Денисов: Сам инспектор жалуется, да?

Петр Шкуматов: Сам инспектор жалуется. Водитель ему отвечает: «Да, вот ты знаешь, сам сижу на…» – дальше называет название препарата, после чего неожиданно получает протокол об управлении транспортным средством…

Александр Денисов: Об отстранении, да?

Петр Шкуматов: По сути по статье именно управление транспортным средством в состоянии алкогольного опьянения или соответственно под действием запрещенных препаратов, то есть это одна и та же статья. Почему-то мы думаем, что это только алкоголя касается, но это касается не только алкоголя, это касается и лекарственных средств тоже. И вот этот человек сейчас, наверное, будет пытаться судиться, но тем не менее увидев запись с видеорегистратора инспектора, совершенно однозначно понятно, что человек сам признался в приеме препарата, где в аннотации к нему написано, что его запрещено принимать.

Оксана Галькевич: Хорошо, но некоторые препараты принимаются не ежечасно, а, допустим, накануне вечером или утром, до поездки прошло несколько часов, концентрация в крови уже не та, за руль садиться можно. Почему? Что, система не должна это, простите, устанавливать?

Петр Шкуматов: Должна.

Оксана Галькевич: Но?

Петр Шкуматов: Но, как правило, не устанавливает.

Александр Денисов: Петр, вы так лукаво поглядываете на Оксану.

Петр Шкуматов: Должна, конечно. Конечно же, безусловно, у нас суд независимый, равенство сторон, состязательность, доказательство и так далее. Но как правило, если в административном деле есть рапорт инспектора о том, что человек сам признался, и запись с видеорегистратора, где это видно, то суды принимают решение…

Оксана Галькевич: Подождите, а он кто такой, этот инспектор? Он медик? Он что, в лаборатории медицинской работает? Он с баночкой или с мензуркой крови? Это как вообще?

Петр Шкуматов: У меня нет ответа на ваш вопрос.

Александр Денисов: Давайте примем звонок и подробно еще советы дадим водителям.

Оксана Галькевич: Татарстан нас спрашивает: «У них в этих передвижных лабораториях проктологов нет?» – у них там все врачи всех категорий?

Звонок у нас откуда?

Александр Денисов: Из Самарской области Владимир.

Оксана Галькевич: Владимир из Самарской области. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Добрый день, здравствуйте. Хотелось бы заметить, что сильно завышен вот этот… Должна быть, как вам сказать, немножко погрешность какая-то, что ли, а прямо в ноль как это?

Петр Шкуматов: Нет, сейчас не 0, сейчас 0.16 ведь?

Петр Шкуматов: 0.16 миллиграммов на литр, 0.34 промилле, но это касается только алкоголя. Если у вас обнаруживают хотя бы минимальные следы наркотических веществ или тех самых седативных…

Александр Денисов: От аллергии.

Петр Шкуматов: Да, это аллергия, это, кстати, есть и противовоспалительные препараты, которые нельзя пить…

Александр Денисов: То есть признаваться, что приболел, тоже не стоит?

Петр Шкуматов: Конечно, конечно. Все водители, которые попали с вот этими запрещенными лекарственными средствами, признались сами, сами четко признались в том, что они управляют автомобилем во время приема некоторых противовоспалительных препаратов, некоторых противоаллергических. Поэтому у меня такой совет уважаемым водителям, которые обращаются к нам в том числе за поддержкой, но мы здесь можем только посочувствовать, потому что водитель сам себя закопал, то есть сам признался в том, что он нарушает закон. У нас же не читают эти инструкции к препаратам; даже если там написано, что нельзя, – ну нельзя, наверное, но мне же надо ехать.

Оксана Галькевич: Петр, ну а все-таки это значит, что система установления истины у нас вообще не система и не установление истины? Потому что когда, простите, вам инспектор ДПС ставит диагноз, принимают препараты – это еще ничего не значит, еще раз говорю. Препарат мог быть принят 24 часа назад по какому-то расписанию, концентрации в крови нет, значит, нарушения закона нет.

Петр Шкуматов: Нет никакого…

Оксана Галькевич: После водки, простите, можно, вы говорите, через сутки после бутылки сесть за руль, а после таблетки какой-нибудь еще и скорее.

Петр Шкуматов: На самом деле поскольку для лекарственных средств есть, по сути отсутствует вот эта норме в 0 промилле, есть такое понятие фармакодинамика, фармакокинетика у каждого препарата. Это говорит о том, опять же приводится в каждой инструкции период полувыведения. Он, как правило, редко меньше 5-6 часов (по естественным причинам), соответственно, можете предположить, что вы приняли таблетку, допустим, даже 3 дня назад, а следы хоть какие-то этого действующего вещества у вас в крови все равно найдут, это просто…

Оксана Галькевич: Но есть ведь концентрации опасные и недопустимые для управления транспортным средством или нет.

Петр Шкуматов: Да, вы говорите логично абсолютно, но вам надо эти вопросы задавать не мне, а нашим дорогим депутатам, которые предусмотрели погрешность для того же самого алкоголя, для этилового спирта, а для наркотических средств и для лекарственных средств она не предусмотрена вообще.

Александр Денисов: Врач-нарколог нам дозвонился из Воронежа, Сергея давайте послушаем.

Оксана Галькевич: Здравствуйте, Сергей.

Зритель: Здравствуйте. Вот как раз сейчас была поднята именно та тема, о которой я и хотел задать вопрос.

Оксана Галькевич: Говорите.

Зритель: Значит, дело в том, что почему представитель «Синих Ведерок» совместно с сообществом автолюбителей, если их организовать, не выйдет на Конституционный суд, чтобы отменить постановление правительства в части, касающейся транквилизаторов? Они не наркотики, я вам говорю это как специалист, это точно в России могут транквилизаторы, антидепрессанты внести в список наркотиков.

Александр Денисов: То есть никакого кайфа от них не бывает, Сергей? Говорите как специалист, да.

Зритель: Ну вот одна таблетка Реланиума…

Александр Денисов: А если 10? Сразу бах и все.

Зритель: Вот когда 10… Значит, должно быть лабораторное исследование мочи или крови, и это должно быть занесено в закон. Алкоголь же мы исследуем в специальных химико-токсикологических лабораториях, почему нельзя исследовать это? Все… полоски, опустили, нашли бензодиазепины – все, ты наркоман.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Спасибо большое, Сергей.

Петр Шкуматов: Я полностью поддерживаю. Но только вот, знаете, у нас такая замечательная страна советов: «А почему бы не дойти до Конституционного суда?» Я могу сказать, что нужно, для того чтобы дойти до Конституционного суда.

Александр Денисов: Собрать какое-то количество подписей, да?

Петр Шкуматов: Нет, нет. Это нужно пройти все инстанции, то есть найти надо пострадавшего, пройти все инстанции, эти инстанции должны отказать, плюс необходимо привлечь очень квалифицированных юристов, которые докажут, что примененная норма законодательства противоречит конституции. В этом случае да, действительно можно как-то что-то сделать.

Но это, во-первых, очень долго, во-вторых, это очень дорого, – а я напомню, что «Синие Ведерки» не финансируется, скажем так, никем, кстати, ни водителями, ни государством, никем, – поэтому возникает вопрос, кто это будет делать и за чей счет. Потому что для того чтобы вообще судиться в Конституционном суде, чтобы вы понимали, нужны… Туда допускают вообще в принципе только кандидатов юридических наук, то есть человек с улицы туда не может зайти.

Александр Денисов: Петр, коротко, уже времени мало: давайте конкретно дадим рецепт, что делать водителю, если с него требуют проверку на алкоголь. Какие должны быть трубочки, должны ли они чек распечатывать?

Оксана Галькевич: Вот давайте просто об этом как раз мы и расскажем. Я хочу, чтобы наши режиссеры сейчас вывели на экран эти инструкции, так скажем. Правила освидетельствования лица, которое управляет автомобилем, закреплены постановлением правительства №475 от 2008 года, 26 июня. Основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, как говорится в документе, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта, неустойчивость позы, нарушения речи, резкое изменение окраски кожных покровов, поведение, не соответствующее обстановке.

Далее в постановлении указано, что процедура должна проводиться в присутствии двоих понятых, а направление на медицинское освидетельствование на состояние опьянения составляется протокол, также необходимо протокол об отстранении водителя от управления машиной. Следует помнить, что процедура медосвидетельствования добровольная, но юристы не советуют пользоваться правом отказа.

Александр Денисов: Коротко добавим: что еще должно быть? Обязательно справка к этому тестеру, да? Распечатывать он что-то должен?

Петр Шкуматов: Обязательно, если вы проходите не медицинское освидетельствование, а освидетельствование на месте, обязательно попросите у инспектора сертификат о поверке этого прибора и сравните серийные номера в сертификате и на самом приборе.

Александр Денисов: Он что-то должен распечатывать, что прилагается к протоколу, правильно?

Петр Шкуматов: Да, прибор обязательно распечатывает чек так называемый, где указывается результат измерения количества этилового спирта в выдыхаемом воздухе. Но я бы, конечно, водителям рекомендовал следующее. Первое: не проходить никаких тестов без составления бумаг, это первое. Второе: не признаваться в том, что ты… То есть самому себя не закапывать, что называется.

Оксана Галькевич: …принимаешь какие-то препараты.

Петр Шкуматов: И третье – помнить правило, что молчание золото.

Александр Денисов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Нам разозленные гашники тут, видимо, пишут из Ленобласти: «Я бы вообще ввел удар в лицо после вопроса «причина остановки» – вам что, трудно документы подать для проверки? По сто раз на дню вас, что ли, останавливают? Сел за руль – будь добр, люди тоже не просто так на дороге стоят», – прочитала практически без купюр, убрала только кое-какие жесткости.

Спасибо большое. В студии у нас был Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Наш эфир практически закончен, но есть еще минута, расскажем о темах вечернего блока «Отражения».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски