• Главная
  • Программы
  • ОТРажение
  • Петр Шкуматов: Выскакивания гаишников с жезлом из кустов сейчас превратились в торговлю фотографиями с камер видеофиксации

Петр Шкуматов: Выскакивания гаишников с жезлом из кустов сейчас превратились в торговлю фотографиями с камер видеофиксации

Гости
Петр Шкуматов
координатор движения «Общество Синих Ведерок»

Дорожно-транспортные нововведения. Это и перенастройка системы ОСАГО, и мобильное приложение для оформления мелких ДТП, зачисление штрафов в региональные дорожные фонды и новые тарифы на городских парковках.

Александр Денисов: Дорожно-транспортные нововведения обсудим в ближайшие полчаса, их много.

Оксана Галькевич: Достаточно.

Александр Денисов: Достаточно, чтобы поговорить о них. Это изменения в системе ОСАГО и перечисление штрафов в региональные дорожные фонды, новые расценки на парковку в наших городах.

Оксана Галькевич: Ой, какие расценки на парковки? Надо сказать, что к этому движению платных парковок все больше городов нашей страны присоединяется…

Александр Денисов: Ширится.

Оксана Галькевич: Да, ряды ширятся, так говорят? Вот смотрите, теперь таких городов у нас уже больше 20, только этой осенью платные парковки появились в Астрахани и в Воронеже, в ближайшее время об этом заявили, собираются их вводить у себя Уфа, Самара, Ульяновск, Новосибирск, Пенза, Вологда, Череповец, Махачкала, то есть всем очень нравится такое изобретение брать плату за стоянку автомобиля недолго на улице.

Александр Денисов: Вот в Омске предлагают сделать платными даже парковки не на улицах…

Оксана Галькевич: Там вообще дальше пошли.

Александр Денисов: …а во дворах жилых домов.

Оксана Галькевич: Там даже предлагают налог взимать с этих людей, какая-то очень такая хитрая система, но пока еще не принято это.

Александр Денисов: Да. По тарифам на парковку лидирует, конечно, Москва: с декабря на улицах города плата выросла до 380 рублей за час, заодно и подскочил штраф до 5 тысяч рублей за неоплаченную парковку.

Оксана Галькевич: Вот обо всем об этом в деталях и нюансах будем сейчас говорить, друзья. Присоединяйтесь, пожалуйста, к нашей беседе, все-таки у нас прямой эфир, мы ждем ваших звонков, ждем сообщений.

Ну а в студии у нас, смотрите кто пришел в программу «Отражение» 9 января – Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок». Петр, здравствуйте.

Петр Шкуматов: Здравствуйте.

Оксана Галькевич: С Новым годом.

Александр Денисов: Петр пришел или приехал все-таки, учитывая, что улицы свободные?

Петр Шкуматов: Приехал на общественном транспорте, между прочим.

Александр Денисов: Почему?

Оксана Галькевич: Что же так?

Петр Шкуматов: Машину сдал в ремонт, к сожалению.

Оксана Галькевич: Вы сказали, что очень мало автомобилей, действительно я сегодня слышала, что в Москве всего 2 балла пробки. Может быть, люди, просто узнав о том, что столько нововведений, столько неясностей, побоялись сесть за руль своего автомобиля?

Петр Шкуматов: Мне кажется, что людей просто нет, потому что их нет не только на поверхности, но и под землей, в смысле в метро. Я думаю, что это классическая история, когда перед Новым годом люди просто уехали из Москвы (кто-то к себе на малую родину, кто-то на Бали сказочное, кто-то еще куда-то) и…

Оксана Галькевич: Кто-то в подмосковную деревню, ну что вы прямо тоже, не все же…

Петр Шкуматов: В подмосковной деревне сейчас дорого отдыхать, дорого. И пока еще не вернулись. Но это, кстати, говорит о том, что у нас какая-то странная такая структура занятости: вроде бы 9-го числа все должны работать, первый рабочий день, а не работает никто. Будет очень интересно посмотреть за ростом пробок в городе завтра, послезавтра и в последующие дни.

Александр Денисов: Посмотрим.

Оксана Галькевич: Но ГИБДД уже ведь не дремлет, да, я думаю, несмотря на 9-е.

Петр Шкуматов: ГИБДД, кстати, не дремало весь Новый год. Я ездил как на общественном транспорте, так и на своем личном автомобиле, – нюхали, нюхали…

Александр Денисов: Замечали, что штрафуют даже пешеходов?

Петр Шкуматов: Нет, пешеходов не замечал, а вот то, что облавы на водителей, которые ездили с выхлопом, это прямо на каждом шагу было.

Александр Денисов: Возвращаясь к основной теме, про ОСАГО давайте поговорим.

Петр Шкуматов: Давайте.

Александр Денисов: Наверное, не было ни одного человека, довольного этой системой, ни среди автовладельцев, потому что выплачивают мало, ни среди страховых компаний, им тоже мало этой так называемой премии, что им платят. Что теперь поменялось?

Петр Шкуматов: ОСАГО начало меняться. Давайте смотреть на эту всю историю не с точки зрения указания Центрального банка, которое вышло прямо под конец года, а вообще в целом как часть большого процесса. Какие были недостатки у ОСАГО? – плоская формула. Условно говоря, человек, который, допустим, 10 лет ездит без аварий, вдруг обнаруживал, что цена полиса для него постоянно растет. Почему? Потому что система была плоской, то есть, условно говоря, дифференцирования не было там, в итоге хорошие водители платили за плохих водителей.

Сейчас, когда страховые компании опять начали ныть и говорить, что мало денег, Центральный банк пошел совершенно другим путем. Они сказали: ребят, повышать тариф до бесконечности нельзя, поэтому мы будем делать следующее – мы будем выделять группы водителей, которые входят в зону риска, эти водители будут платить больше, а водители хорошие должны платить меньше.

Александр Денисов: То есть коэффициенты для каждой группы пропишут?

Петр Шкуматов: Конечно, 56 или 58, сколько их сейчас…

Александр Денисов: А было 4 всего?

Петр Шкуматов: А было всего 4 по КВС, коэффициент возраст-стаж. Также перестанет теряться водительская история, КБМ теперь будет закреплен за каждым водителем и будет, в общем-то, вечным. При этом если вдруг оказывается такая ситуация, что водитель имеет несколько КБМ, то он получит после этой реформы меньший коэффициент, и это, в общем, будет справедливо. Ситуация, конечно, такая, что с одной стороны, полисы для некоторых групп водителей… Особенно это касается молодых да ранних, то есть людей, у которых нет стажа, которые в 18 лет сели за руль, полис для них подорожает довольно серьезно.

Александр Денисов: Вот, кстати, процент называется…

Оксана Галькевич: Некоторая такая закладывается просто неопытность водителя, вероятно.

Петр Шкуматов: Конечно.

Александр Денисов: ЦБ говорит о тем не менее коридоре, там нижняя граница и повыше, то есть в районе, по-моему, от 3-х до 5-и. Но ведь полиса за такие деньги нет. Вот, например, я покупаю полис ОСАГО за 15 тысяч. Где 5, где 3, я не знаю. Есть такие регионы у нас?

Петр Шкуматов: Есть, конечно. Например, в Крыму коэффициент 0.6, территориальный коэффициент, в Москве близок к 2 (или 2.1 даже). Но территориальный коэффициент – это отдельная история, в будущем, как предполагает Министерство финансов, территориальный коэффициент будет отменен, но после того, как случится то, о чем я сейчас расскажу. Так вот Центральный банк потихоньку начал переходить в сторону дифференциации тарифа, а когда они презентовали эти свои предложения в Государственной Думе и в Совете Федерации, они говорили о том, что они стремятся к персональному тарифу: сколько наездил, столько и заплатил. Вот вы же водитель, вы же платите 15 тысяч рублей, например. А если я вам попрошу, у вас же водительское удостоверение категории В есть?

Александр Денисов: Есть, конечно.

Петр Шкуматов: Если я вас попрошу сесть за руль своего автомобиля (у меня не мультидрайв, неограниченная страховка), вы попадете в странную ситуацию. С одной стороны, ваша квалификация позволяет вам управлять моим автомобилем, вы сдали экзамен и у вас есть водительское удостоверение. С другой стороны, вы же не вписаны в страховку, значит, не имеете права садиться за руль моего автомобиля, хотя такая потребность может возникнуть. И вот на это ограничение прав автомобилистов очень многие люди обращали внимание: ребят, почему я не могу управлять вашим автомобилем, хотя я имею на это право и с вашего разрешения могу это сделать, должен иметь такую возможность? Но нет.

И в случае, если реформа Центрального банка окажется успешной, то мы будем покупать полисы на себя, то есть я буду на Шкуматова покупать полис, это будет некое такое приложение к водительскому удостоверению. И если Шкуматов ездит пьяным, на красный, по встречке (это я передаю слова Министерства финансов, Моисеев не про меня говорил, а вообще в целом), то есть грубо нарушая правила дорожного движения, я тем самым сам своими действиями себя погружаю в группу риска и должен за это платить. Если же вы ездите без нарушений, без аварий и в общем-то не выделяетесь из общей массы водителей, то вы будете платить мало за полис. Наверное, это справедливо.

Александр Денисов: Петр, вопрос меня все время интересовал: почему, если у тебя есть КАСКО, зачем тебе нужен ОСАГО? Совершенно бессмысленная вещь.

Петр Шкуматов: Абсолютно согласен.

Александр Денисов: Почему с этим не разберутся?

Петр Шкуматов: С этим уже потихоньку начинают разбираться. Дело в том, что, скажем так, в одном из пакетов реформы ОСАГО предполагается, что если водитель приобретает КАСКО, то КАСКО будет безусловно включать в себя полис ОСАГО, то есть не будет двух полисов, будет один. Но это как раз часть из реформы системы обязательного автострахования, которая будет возможна в 2019-м, возможно, в 2020-м годах. Но то, что система будет меняться, мы это увидим, потому что сейчас Центральный банк сделал то, что в его полномочиях, то есть он изменил вот эти коэффициенты и все остальное, но дальше будет меняться сам закон об ОСАГО.

Александр Денисов: А они не сплюсуют просто стоимость и того и другого?

Петр Шкуматов: Нет.

Оксана Галькевич: В том смысле, что КАСКО ведь подорожает в любом случае, и так недешевая страховка.

Петр Шкуматов: Нет, смотрите, это очень важно понимать, что на самом деле цена КАСКО – это коммерческий продукт, там конкуренция на рынке. Так вот сплюсовать стоимость ОСАГО и стоимость КАСКО…

Александр Денисов: …можно, но вряд ли кому-то понравится.

Петр Шкуматов: Ну конечно. Опять же за счет конкуренции вы просто уйдете в ту страховую компанию, которая будет предоставлять вам лучшие условия, в том числе и по финансам.

Оксана Галькевич: У нас есть звонок из Оренбурга, давайте побеседуем с Владимиром. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый день, алло.

Оксана Галькевич: Говорите, пожалуйста.

Александр Денисов: Да, здравствуйте, Владимир.

Зритель: Да, добрый день. У меня вот такой вопрос. Я не знаю, как по России, но у нас в Оренбурге на всех мостах поставили знак «40» и тут же поставили камеры. Сразу, естественно, после того как поставили знак «40», много водителей начали штрафовать. Это законные действия сотрудников ГИБДД? Это нововведения по всей России или только в городе Оренбурге?

Оксана Галькевич: Хабаровский край пишет о подобном же…

Петр Шкуматов: Все то же самое. Смотрите, в Москве мы это уже давным-давно проходили. Это законно. Но то, что законно, не значит справедливо, мы же понимаем это. Так вот сейчас сложилась ситуация, когда водители не имеют ни одного законного инструмента воздействия на организацию дорожного движения. Еще раз подчеркну: ни одного, то есть ноль. Вы едете, вдруг встречаете автобан, допустим, 4 полосы движения, и там знак «40». Вы обязаны его соблюдать. Но никак повлиять на то, чтобы этот знак оттуда убрали и признали решение чиновника незаконным, вы не можете.

Александр Денисов: И что, знаки стоят даже на скоростных трассах, на платных?

Петр Шкуматов: Я вот в прошлом году… Нет, на платных не стоят, они и так платные, а вот на бесплатных дорогах такие знаки встречаются в очень большом количестве. Я вот сейчас вернулся как раз из Крыма, там проехал очень много километров, 5 тысяч километров, и я вам могу сказать, что количество таких ловушек зашкаливает. И естественно, знак «40» и камера, знак «40» и камера, знак «40» и камера. И хочу, кстати, всех автомобилистов предупредить, что сейчас даже если желтый знак стоит, то есть временный знак «40», например, его требования тоже нужно исполнять: во-первых, потому что это правила дорожного движения, а во-вторых, за этим знаком может прятаться камера, они, как правило, сейчас там и устанавливаются.

Александр Денисов: И сколько штрафов вы наловили?

Оксана Галькевич: Это же можно столько штрафов собрать…

Петр Шкуматов: Я ноль.

Оксана Галькевич: Серьезно? А как? Скачали себе навигатор, который пикнул вам каждый раз, чтобы вы снижались?

Петр Шкуматов: Во-первых, навигаторы, во-вторых, конечно же, сами водители…

Оксана Галькевич: …подмигивают?

Петр Шкуматов: Подмигивают, да, хорошее слово, предупреждают о засадах. Ну и, безусловно, надо понимать, что если ты понял, как вообще работают вот эти ребята с камерами, с частными камерами, то в принципе не нарвешься на них. Да, приходится оттормаживаться, конечно, вот в таких участках, но проблема не в этом, проблема в том, что эти ограничения абсурдны, то есть с точки зрения безопасности дорожного движения знака «40» там быть не должно, хотя бы 60 надо оставлять, но тем не менее они ставят знак «40», пользуясь тем, что водители никак не это повлиять не могут.

Александр Денисов: Петр, насчет штрафов с камер…

Оксана Галькевич: Прости, я по поводу штрафов с камер, может быть, ты о том же, хотела сказать, что это никакого смысла не имеет и с точки зрения наполнения бюджета. У нас люди здесь возбудились, говорят, что хоть бюджет наполняем.

Александр Денисов: В региональные дорожные фонды с этого года должны поступать. Как это отразится?

Оксана Галькевич: Собираются деньги с этих камер, Саша, не в региональные дорожные фонды.

Петр Шкуматов: Давайте я расскажу, давайте разберемся.

Александр Денисов: Давайте.

Петр Шкуматов: Екатеринбург, например, точнее Свердловская область, с каждого штрафа, который выписывает камера, частная компания получает 270 с чем-то рублей, точную цифру не помню, при этом средний платеж меньше 250 рублей.

Александр Денисов: Ну это если в течение 20 дней оплатить.

Петр Шкуматов: Таким образом, если автомобилисты Свердловской области, Екатеринбурга захотят причинить финансовый ущерб бюджету региона, то они будут нарушать от 20 до 40, и таким образом бюджет за них за каждого будет доплачивать по 20 рублей частной компании.

Александр Денисов: То есть это как серьезную статью для дорожного фонда рассматривать нельзя?

Петр Шкуматов: Все гораздо хуже, даже в минус все это уходит, в минус.

Оксана Галькевич: Как это?

Петр Шкуматов: Ну вот смотрите, я плачу 250 рублей, а за меня бюджет частной компании платит 270, то есть бюджету минус 20 рублей.

Оксана Галькевич: Я понимаю, просто я имею в виду, как это выглядит? Кто потом эти…

Александр Денисов: Ну хорошо, это в Свердловской области, а может быть, в другой?

Петр Шкуматов: В Московской области 231 рубль.

Оксана Галькевич: А кто эти убытки компенсирует, простите? Бюджеты регионов?

Петр Шкуматов: Бюджет, конечно.

Оксана Галькевич: А зачем, простите, такая вот эта ерунда на дорогах со знаками, с камерами, с частными конторами, которые не пойми чем занимаются? Они еще государству выставляют счета.

Петр Шкуматов: Ну вообще мое мнение такое, что это некая такая новая, цифровая форма того, о чем мы давно забыли. Помните, гаишники прятались в кустах, выскакивали с палкой полосатой…

Оксана Галькевич: Помним.

Петр Шкуматов: …и потом надо было как-то урегулировать вопрос? Так вот сейчас все это перешло в стадию торговли фотографиями. Как только появились частные операторы камер, в рамках государственно-частного партнерства получающие долю от штрафа, как вы уже поняли, эта доля иногда больше 100% от штрафа…

Александр Денисов: Петр, сразу поправлю: ведь они же через какое-то время переходят в собственность города, те же самые камеры устанавливаются и по договору…

Петр Шкуматов: Везде, в каждом регионе по-разному.

Александр Денисов: Да?

Петр Шкуматов: В Москве камеры арендуются, Москва – это, кстати, самая правильная схема государственно-частного партнерства, когда Москва, город платит частному оператору за время работоспособности камеры: час камера проработала, и частная компания получила деньги. В этом случае она эти камеры обслуживает, следит за их работоспособностью и так далее. Но в регионах совсем по-другому. Как я уже привел в пример Свердловскую область, там больше 100% получается, если со скидкой платить, больше 100% денег уходит частному оператору. В Московской области почти 100%, там 231 рубль уходит. То есть вот эта схема как раз и привела к тому, что вот эти партнеры государства, частные компании заинтересовали государство ставить все больше и больше камер.

Оксана Галькевич: Петр, мы все ждем, когда вы от слов «заинтересовали», аккуратных выражений каких-то достанете свой плащ и меч джедая наконец-то, наши телезрители спрашивают, когда же, Петр, это произойдет. Говорите уже как есть на самом деле, что вы пытаетесь мягче сформулировать.

Петр Шкуматов: Ну слушайте, допустим, платные парковки, вы с них начинали: 380 рублей в час, штраф 5 тысяч рублей в Москве, 5 минут на оплату, в то же самое время в некоторых местах вообще даже нет паркоматов этих в пешей доступности…

Александр Денисов: Приложение может не сработать.

Петр Шкуматов: Приложение может не сработать, SMS может не отправиться, в итоге 5 тысяч рублей за что? Тем не менее недовольных москвичей вышло 23 декабря сколько? 3 тысячи человек, даже чуть поменьше, 2 900.

Александр Денисов: Вообще несерьезно.

Петр Шкуматов: Ну конечно. Поэтому когда люди, сидя на диване, вот так вот активно говорят: «Ну давайте, решите за нас наши проблемы», – нет, такого не бывает. На мне нет плаща Бэтмена, какие еще бывают супергерои, Человека-паука и так далее, супергероев не существует, есть только гражданское общество (если оно есть), где люди объединяются, для того чтобы защищать свои коллективные интересы в плане, допустим, автомобилистов это знаки, штрафы, парковки и все остальное. Если люди не готовы объединяться, то «доить» людей будут до бесконечности, это всем надо понимать, потому что это огромные деньги, что штрафы (это десятки, уже под сотню миллиардов рублей), страхование (200 миллиардов рублей каждый год изымается из наших карманов)…

Оксана Галькевич: Петр, самое главное, что мы не видим, куда эти штрафы идут, на обустройство и строительство какой инфраструктуры, понимаете?

Петр Шкуматов: Да никуда они не идут. Как я уже сказал, в некоторых регионах эти штрафы идут частным компаниям.

Оксана Галькевич: Да.

Петр Шкуматов: Но где вы видите митинги автомобилистов Екатеринбурга?

Александр Денисов: Но попробуем зайти с другой стороны, – может быть, тут речь идет не о «доении»?

Петр Шкуматов: А о чем?

Александр Денисов: Ведь Правительство Москвы не скрывает, что они хотят очистить центр города от машин, чтобы общественный транспорт спокойно ходил.

Петр Шкуматов: Слушайте, ну это…

Александр Денисов: Может быть, это часть просто разумной политики здравой?

Петр Шкуматов: Это невозможно.

Александр Денисов: Все уже привыкли: не буду ездить в центр города и точка.

Петр Шкуматов: Это невозможно. Я поясню: это вы не будете ездить в центр города, а федеральные чиновники, 200 тысяч федеральных чиновников, из которых очень много людей передвигаются на автомобилях, которые, внимание…

Александр Денисов: Они не платят.

Петр Шкуматов: Они платят за парковку, но каждый месяц они приносят распечатку в бухгалтерию, и все им возвращают, то есть фактически они не платят за парковку. Это 200 тысяч человек, ну может быть поменьше, не знаю точной цифры.

Александр Денисов: Это только по Москве?

Петр Шкуматов: Ну вообще у нас федеральных чиновников в центре 200 тысяч, какой-то части из них затраты на парковку компенсируются, точно не знаю какой. 125 тысяч премиальных автомобилей – Bentley, Rolls-Rayce, Maserati, что у нас там еще есть? – эти люди будут платить за парковку 380 рублей, 3 800 рублей в час, да сколько угодно рублей в час просто потому, что для них 380 рублей как для нас 10 копеек, нет никаких проблем заплатить. Поэтому единственное, на что это все повлияет, на два момента: во-первых, это, конечно, больше денег будет собираться, во-вторых, на улицах центра Москвы будут стоять приличные автомобили.

Александр Денисов: Уже хорошо.

Петр Шкуматов: Rolls-Rayce, Maserati. Мы будем смотреть, как благосостояние наше беспрецедентно растет.

Оксана Галькевич: Давайте посмотрим, растет ли благосостояние в Тамбове, автомобилист Александр до нас дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я в 2018 году оплатил страховку, страхование автомобиля. Мы страховались в… У меня сын заменил удостоверение и сноха заменила удостоверение, и нам начислили страховку, как будто я заново страховал машину, с первого года.

Петр Шкуматов: Понятно. Ответ на этот вопрос очень простой: каждый, кто столкнулся с обнулением так называемого коэффициента бонус-малус, должен сделать очень простое действие – зайти на сайт Центрального банка Российской Федерации, сделать два клика (там есть «Общественная приемная» и «Подать жалобу»), выбрать там «ОСАГО», «КБМ» и написать, просто написать, что я такой-то такой-то, полис такой-то такой, мне незаконно сбросили КБМ на единицу, прошу вас все вернуть, и нажать на кнопочку «Отправить». Вы будете смеяться, но даже такое простое действие не делают подавляющее число автомобилистов, которых вот так вот «прокидывают» на КБМ, почему, не знаю, хотя Центральный банк в плане КБМ, в плане жалоб на коэффициент бонус-малус работает прямо идеально, я не слышал ни одной жалобы, когда человеку вот так вот обнулили КБМ и чтобы Центральный банк не разобрался, они разбираются с каждым случаем. Но, к сожалению, даже жалобу подать очень многие почему-то не удосуживаются, почему, кстати…

Оксана Галькевич: Да не все знают на самом деле, так же как некоторые люди нам пишут, что не знали о том, что 23-го числа в декабре кто-то в Москве выходил…

Петр Шкуматов: Это понятно. Центральный банк все знают? – все знают. Заходите на сайт Центрального банка и пишете простое послание руководству Центрального банка с указанием, главное, фамилии, имени, отчества, номера вашего полиса и страховой компании, которая вас вот так вот кинула на деньги, – все, даже деньги потом вернуть можно будет переплаченные.

Оксана Галькевич: Еще один звонок, Красноярск на связи, Олег. Олег, здравствуйте, мы вас слушаем.

Зритель: Да-да, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте.

Зритель: Ситуация следующая. В прошлом году было обнародовано о том, что полис ОСАГО будет несколько видоизменен именно в сумме денег, то есть он будет варьироваться: у кого-то он якобы будет дешевле, у кого-то дороже, это зависит от манеры езды, нарушений и так далее. 26 ноября прошлого года я в очередной раз в одной и той же компании страховал автомобиль, у меня 50%-я скидка, мой полис составил сумму в 4 с небольшим тысячи. До этого он с 50%-й скидкой до вот этого введения, что якобы это вообще не отразится, наоборот, будет еще выгоднее тем, кто не нарушает, у меня был 3 200 с чем-то. То есть я сейчас посмотрел, у меня 800 с лишним рублей разницы вышло, хотя нас уверяли, что нет, что вы, наоборот, у таких водителей будет только снижение. Это еще раз подчеркивает, что всегда будет только повышение, все благие намерения в итоге заканчиваются повышением денег, денежных сборов.

Оксана Галькевич: Да, спасибо.

Петр Шкуматов: Значит, во-первых, я хочу согласиться с уважаемым телезрителем по той простой причине, что действительно если автомобилисты не заявляют каких-то твердых, жестких требований в защиту своих законных прав и интересов, то, конечно же, цены будут только повышаться, штрафы будут расти, количество камер и так далее. Но вот со страховкой все не так. Дело в том, что уважаемый телезритель продлял страховку в конце года, тогда еще не вступили в силу вот эти нововведения, они вступают или вступили вот сейчас, только-только. Поэтому говорить о том, что там какой-то новый расчет на это повлиял, наверное, не приходится.

Хотя всем автомобилистам я бы рекомендовал пользоваться специальными Интернет-сервисами, которые показывают стоимость ОСАГО у разных страховых компаний. Сейчас эта стоимость из-за тарифного коридора может варьироваться от минус 40% до плюс 40%, таким образом полис ОСАГО можно купить гораздо дешевле, если вы будете просто как-то более активны в этом отношении. Зайдите в поисковую систему, вбейте там сравнение стоимости полиса ОСАГО, заполните данные по своему автомобилю, персональные данные оставлять, конечно же, не нужно, и вам будет выдано, что… Как у меня, например: в одной страховой компании 13 тысяч рублей, в другой страховой компании 9. Один и тот же город, один и тот же автомобиль, один и тот же Шкуматов, но тем не менее 13 и 9, разница есть?

Оксана Галькевич: Разница очевидна, ощутима на самом деле, особенно сейчас, когда каждая копейка, что называется, на счету.

Петр, ну что, спасибо вам большое. Спасибо, что пришли, добрались к нам в первый рабочий день нового года.

Петр Шкуматов: Спасибо.

Оксана Галькевич: Петр Шкуматов, координатор движения «Общество Синих Ведерок», был у нас в студии в прямом эфире.

Друзья, это еще не все, хотя дневной блок «Отражения», наш первый прямой эфир в новом году уже, между прочим, подходит к концу, с вами, уважаемые телезрители, пролетает незаметно. Но вечером мы снова ждем вас у голубых экранов или разноцветных, какой у вас там есть, нам будет о чем поговорить.


Подписаться на ОТР в Яндекс Дзене

О перенастройке системы ОСАГО

Комментарии

  • Все выпуски
  • Полные выпуски
  • Яркие фрагменты
  • Интервью
  • Сюжеты