Писатель и критик Наталья Старосельская: Движение любительских театров в стране огромно. Сегодня они существуют так, как не существовали, по-моему, никогда

Писатель и критик Наталья Старосельская: Движение любительских театров в стране огромно. Сегодня они существуют так, как не существовали, по-моему, никогда
Статья 228: показательное наказание? Почему статья УК о наказании за сбыть наркотиков нуждается в пересмотре? Мнение правозащитника и экс-начальника криминальной милиции
Сергей Лесков: Чрезмерная численность силовых структур приводит к тому, что они начинают работать сами на себя
Реальный выбор: минивэн. Тест-драйв Geely Atlas. Советы автоэксперта
Помогите Киселёвску! Экологические проблемы маленьких городов обсуждаем с руководителем российского отделения «Гринпис» Иваном Блоковым
Смягчение статьи за сбыт наркотиков. Нехватка мест в детских садах. Массовая гибель пчёл. Экологическая катастрофа в Кисилёвске. Советы по выбору автомобиля и тест-драйв Geely Atlas. И темы недели с Сергеем Лесковым
В Центральной России массово гибнут пчелы
На решение проблемы нехватки мест в детских садах выделят дополнительные деньги
Смягчать ли наказание по «наркотической» статье и как не стать жертвой подброса наркотиков. Реальные примеры
Дом построили, а дорогу к нему - нет. Как быть? Дроны над дачами. Дискриминация по возрасту. Теневая экономика. Новые правила вывоза детей.
Дома построили, а дороги к ним нет? Как добиться возможности нормально подъехать к собственному подъезду?
Гости
Наталья Старосельская
театральный критик, писатель
Марина Швецова
директор Арзамасского театра драмы

Жизнь российских театров. День театра в Год театра. Двойной праздник, а проблем много. Главная - нехватка средств. Что еще беспокоит актеров и режиссеров? И как можно изменить их жизнь к лучшему?

Виталий Млечин: Нам пора начинать. Начинаем, как всегда, с нашей темы дня. Но вначале напомним, как с нами связаться, потому что вы все уже прекрасно знаете, что наша программа не функционирует без наших зрителей.

Итак, если вы хотите нам позвонить, то вам надо набрать номер 8-800-222-00-14. Если хотите нам послать SMS-сообщение, то номер гораздо короче, запомнить его существенно проще: 5445. Не забывайте, что это бесплатно, мы со своих зрителей денег никогда не берем. Также у нас есть сайт otr-online.ru, там во время прямого эфира появляется кнопка «Прямой эфир + Чат». Нажимаете на нее – появляется наш прямой эфир, появляется окно чата. Смотрите, пишете, общаетесь с нами. И конечно же, у нас есть группы во всех социальных сетях, они прямо сейчас на ваших экранах. Мы ждем вас. Пожалуйста, присоединяйтесь к нашему эфиру.

Тамара Шорникова: 27 марта – Всемирный день театра. 2019-й объявлен Годом театра в нашей стране. Очень много поводов поговорить о том, как живут российские театры, сколько их у нас, с какими проблемами сталкиваются труппы и кому сегодня по карману билет на балет, и не только. Будем разбираться. Начнем с цифр.

Виталий Млечин: Итак, в России сегодня более 600 профессиональных театров, а городов в два раза больше – 1 100. Каждый год театры посещают около 40 миллионов человек. Средняя стоимость одного билета – от 400 рублей в муниципальных театрах до 1 500 в федеральных.

Тамара Шорникова: В вашем городе есть театр? Если да, то расскажите, как часто там бываете, сколько стоит билет, нравится ли вам репертуар. Ждем звонков и от артистов. Расскажите, как живете. А если приходится выживать, то поделитесь проблемами, опытом, как справляетесь.

А сейчас представим нашего гостя. Наталья Давидовна Старосельская – театральный критик, писатель – у нас в гостях. Здравствуйте.

Виталий Млечин: Здравствуйте.

Наталья Старосельская: Добрый день.

Тамара Шорникова: Сначала начнем с того, с чем можно поздравить, мне кажется. Вот ВЦИОМ сообщает: доля россиян, посещающих театры, выросла на 20% с 2008 года – с 28 до 48%. Ну, тут, конечно, важно, а сколько всего ходит. Большая ли аудитория сегодня у российских театров? Существенна ли эта прибавка?

Наталья Старосельская: Вы знаете, да, я думаю, что очень существенная, потому что я бываю довольно часто в провинции, и я ни разу не видела, чтобы там были полупустые залы, они всегда переполнены. И это замечательно. И очень много молодежи, что тоже хорошо. Потому что был период, когда в театр ходили люди уже такого, скажем, не пионерского возраста, а сегодня очень много молодежи. И это прекрасно.

Тамара Шорникова: А вот то, что вызывает грусть – это количество театров, потому что их как минимум меньше, чем городов. Соответственно, не у всех жителей нашей страны есть возможность в собственном городе в театр сходить.

Наталья Старосельская: Вы знаете, я не думаю… я не могу сказать ничего о какой-то точной статистике, я их никогда не считала. Но дело в том, что, называя 600 театров, вы явно приуменьшаете. Потому что, например, совсем недавно в Белгородской области, в городе Губкине открылся театр, который явно у вас не учтен. Есть еще какие-то неучтенные театры. И в той же Белгородской области театр молодежный в Старом Осколе, где сегодня все во главе с губернатором празднуют День театра – не в своем замечательном белгородском театре, а выехали туда, в Старый Оскол.

Тамара Шорникова: Вы знаете, данные, которые только что объявили, конечно, данные официальные мы взяли у Минкультуры, во-первых. А во-вторых, когда говорим о том, что не все жители нашей страны могут в театр попасть, дефицит есть, по мнению некоторых, – мы это говорим, уже исходя из собственного опыта, когда путешествуем по стране, ездим в командировки, снимаем сюжеты в маленьких городах, в которых магазин и почта, школа не всегда есть, не говоря уж о такой роскоши, как театр.

Наталья Старосельская: Конечно, конечно, конечно. Вы знаете, есть еще один момент – огромное движение любительских театров, которые сегодня существуют так, как, по-моему, они не существовали никогда. В Союзе театральных деятелей есть Кабинет любительских театров. И практически в каждом городе, даже в самом маленьком, есть либо любительский театр взрослый, куда ходят уже люди после работы, либо это любительский театр студенческий, либо это любительский театр детский, где дети буквально от 4–5 лет. И они работают очень серьезно, у них огромное количество фестивалей и в России, и за границей. Они выезжают, они показывают свое искусство, они обмениваются. Поэтому, в общем, было бы желание ходить у людей.

Тамара Шорникова: Наталья Давидовна, а что вы имеете в виду, когда говорите, что народные театры живут так, как не живали раньше?

Наталья Старосельская: Я имею в виду их количество…

Тамара Шорникова: Количество?

Наталья Старосельская: …и внимание, которое им уделяется.

Тамара Шорникова: Потому что как раз дефицит внимания – мы столкнулись с ним в конце прошлого года. Были в командировке в Новгородской области. Буквально час (по-моему, меньше даже) езды от Великого Новгорода, есть такое замечательное село Медведь. И там есть просто чудесный народный театр, любительский, действительно народный, в нем задействованы постановки, над ними работают, на сцене служат, соответственно, жители села, которые занимаются этим в свободное время на общественных началах и так далее. Так вот, они буквально со слезами на глазах говорили, что театр с богатой историей, ровесник МХАТа, так долго они сохраняют эту прекрасную традицию. Но они рассказывали о том, что у них просто катастрофические проблемы с отсутствием денег, им не на что купить костюмы, не на что сшить костюмы. Они обращались ко многим людям, потому что, естественно, они не могут выставлять какие-то счета зрителям собственным, потому что они друг для друга и работают.

Наталья Старосельская: Конечно, конечно.

Тамара Шорникова: 20–30 тысяч – вот о таких суммах, вроде небольших для жителя города, говорили они. Для них это было бы просто как манна небесная, они бы сшили костюмы просто на века вперед. И они просили об этом у губернатора, у министра культуры местного, они куда только ни писали, инвесторам предлагали. Незначительная сумма, которую никто не может выделить. Мы в интервью спросили у губернатора, и он клятвенно пообещал, что, конечно же, деньги будут найдены. Но вот по-прежнему…

Наталья Старосельская: По-прежнему не найдены. А какое количество муниципальных и даже государственных театров, которые тоже могут вам сказать, что им не на что купить материал для костюмов, хотя есть свои швейные цеха, и не надо никому ничего заказывать; когда не хватает денег на очень многое. И тут нет деления между любительскими, муниципальными, федеральными.

Да, все зависит от внимания, от пристрастности тех, кто этим занимается. Есть области, где и губернаторы, и мэры городов ценят театр, понимают, что театр необходим, и тогда стараются. Ну, не осыпают золотом и бриллиантами, конечно, но стараются делать все что возможно: ремонт какой-то сделать театру, праздник помочь провести, какие-то подарки сделать театру по случаю юбилея, Международного дня театра и так далее, и так далее.

Все упирается в то, во что это упиралось всегда, всю жизнь – и думаю, что в любой стране, а не только в нашей – в личность человеческую, как человек относится. Если есть губернаторы и мэры, которые гордятся своим театром, они очень много для него делают, действительно. Может быть, недостаточно, потому что все время есть потребность, потому что есть театры, которые выпускают премьеру за премьерой. И конечно, им нужно не 20–30 тысяч, а, может быть, 20–30 миллионов, которые невозможно найти. И поэтому это все, конечно, превращается в проблемы, в трудности. Ну, преодолевают же их как могут.

Тамара Шорникова: Вот мы собрали несколько примеров разного отношения к разным театрам в разных городах и регионах. У нас есть видеоматериал, давайте сейчас посмотрим. Анна Тарубарова такую картину по стране нарисовала.

СЮЖЕТ

Виталий Млечин: Несколько ситуаций из разных мест, но, в принципе, проблемы похожие. В общем, большинство людей говорит о том, что финансирования не хватает.

В связи с этим вопрос сам собой напрашивается: а театр – это бизнес? То есть задача театра – она в чем? Мы все прекрасно сейчас понимаем, в каких условиях мы живем, что без денег ничего не будет. Соответственно, актерам тоже надо платить зарплату, иначе они умрут с голоду, и никакого театра не будет. Вот кто должен зарабатывать деньги на эту зарплату? Это задача самого театра или кого-то другого?

Наталья Старосельская: Вы знаете, давайте начнем с того, что назовите мне, пожалуйста, хотя бы одну область, где достаточное финансирование.

Виталий Млечин: Так это вы нам расскажите.

Наталья Старосельская: Нет, я сейчас не театр имею в виду, а я сейчас имею в виду все.

Виталий Млечин: А, на все никогда не хватает, конечно.

Наталья Старосельская: И нет такой структуры, такого учреждения, где все были бы довольные и говорили: «У нас столько денег, что мы с вами с радостью поделимся!» Такого не бывает.

Что касается того, чтобы артисты не голодали. Вы знаете, я три дня назад приехала из Белгорода. Замечательная премьера «Кабала святош» Белгородского театра. И прекрасная фраза Короля, который разрывает с Мольером окончательно отношения и говорит ему: «А чтобы ваши актеры не умерли с голоду, разрешаю вам играть ваши смешные комедии».

И я подумала: прошло всего несколько веков, а ситуация та же самая. Что выбирают театры для того, чтобы актеры не умерли с голоду? Они играют смешные комедии. Потому что, начиная с 90-х годов, вот сложилось такое впечатление (сейчас изменилась ситуация, сейчас уже по-другому это все), что надо людей смешить, им так тяжело живется, столько негатива вокруг, что только комедии. Причем не комедии Островского, Мольера, а комедии каких-нибудь западных авторов…

Виталий Млечин: Они полегче.

Наталья Старосельская: …про которые раньше мы говорили «их нравы», а потом стали говорить «наши нравы». Да, мы живем так же. И вы знаете, был какой-то период, когда в каждом городе, куда бы я ни приезжала, мне показывали пьесу Куни «Номер 13».

Тамара Шорникова: Вот только хотела сказать про Рэя Куни.

Наталья Старосельская: Да. И также – «Слишком женатый таксист» И вы знаете, у меня такое впечатление, я могу суфлировать в любом спектакле, я знаю наизусть тексты этих двух пьес. Но за счет этого театр никогда не выживет.

Вот прошло немножко времени – и стала невероятно потребна классика, вернулись к классике. Люди заполняют залы, потому что они вдруг поняли, что не «Номер 13» нам нужен, а в любой комедии Островского мы найдем сегодняшний день, в любой комедии Сухово-Кобылина мы найдем сегодняшний день. Ничего не изменилось. И постепенно от комедий наших отечественных и родных перешли к более серьезному репертуару.

Да, государство платит маленькие деньги. Да, государство дает не самые большие деньги на то, чтобы театры могли жить с отремонтированной крышей, чтобы в зале на зрителей не капала вода и на сцене не надо было ведра подставлять. Каким-то образом, как-то государство старается это обеспечивать. Да, помогают какие-то спонсоры. Да, помогают просто какие-то деяния добрые людей, которые решают, что они должны каким-то образом помочь. Да, поднимают цены на билеты.

Я очень хорошо помню, когда после смерти Товстоногова Кирилл Юрьевич Лавров возглавил Большой драматический театр в Ленинграде еще тогда, а не в Петербурге, и он сказал: «У меня билет не будет стоить дороже 300 рублей». И годы… Сколько – я не назову вам сейчас точно. Ну, я думаю, что четыре или пять лет он держал это все, чтобы люди могли прийти в театр, чтобы не были дорогие билеты. Дальше цены взвинтили. И какие-то театры стали откровенно для очень состоятельных людей, которым, может быть, это и не очень нужно, а им гораздо нужнее отметиться, что они были на таком-то мероприятии…

Тамара Шорникова: Ну, как Большой театр.

Наталья Старосельская: Как Большой театр, конечно, конечно. И есть театры, которые… Ну, они стараются. Да, они вынуждены были поднять цены, но они стараются не очень… Конечно, им не дает это возможности роскошно жить, но как-то они все-таки живут.

Виталий Млечин: Ну так, может быть, как раз искать какую-то модель дополнительного заработка? Вот как в сюжете мы видели только что – скажем, банкетный зал организовать. Актеры против, они считают, что это не совместимо с театром. Но если это позволит, скажем, зарплату поднять и снизить на билет?

Тамара Шорникова: Власти считают это нормальной моделью.

Наталья Старосельская: Вы знаете, много лет назад во Владивостоке в замечательном драматическом театре, который там есть, замечательный главный режиссер Ефим Звеняцкий в очень тяжелые годы… У них роскошный был буфет, старое здание, роскошный буфет, бархатные кресла, круглые столики. И он организовал там кабаре. После спектакля артисты работали в этом кабаре. Они все поющие, они все танцующие у него, в этом смысле прекрасная труппа. Да, они зарабатывали там какие-то деньги, но они все равно не выжили бы без государственной поддержки.

Организовывать в театрах, грубо говоря, кабак, я считаю, нельзя. Использовать какие-то театры… Даже наш Театр Российской армии, московский, у них аренда, но они сдают «Утренней звезде», КВНу какому-нибудь, и в том числе спектаклям, спектаклям других театров. Может быть, это отчасти выход. Но театр-то, который играет на сцене, он же и себе берет какую-то часть, и там остается не так много.

Что значит – дополнительный заработок? Вот тоже надо разделить. Существует дополнительный заработок для артистов и существует дополнительный заработок для театра. Для театра, мне кажется, невозможен никакой дополнительный заработок. Для артистов – да. У них есть телевидение, у них есть кинематограф, у них есть елки, когда они всю зиму как проклятые пашут – Деды Морозы, Бабы-Яги и Снегурочки. У них есть возможность. Они ведут корпоративы какие-то, они снимаются в рекламе. В этом нет ничего постыдного. Людям надо выживать, людям надо выживать.

Другое дело – какого сорта реклама, в которой они снимаются? И стоит ли свою репутацию очень хорошего артиста продавать за те деньги, которые получают в рекламе? Для меня это большой вопрос. Для них – видимо, нет. И я не имею права в это вмешиваться.

Тамара Шорникова: Подытоживая именно эту часть разговора: может ли в принципе театр быть коммерчески успешным? Или любой театр – хоть большой, хоть маленький – невозможен в принципе без государственной дотации?

Наталья Старосельская: Без государственной дотации невозможно. Быть коммерчески…

Тамара Шорникова: То есть даже если мы говорим о какой-то пятерке московской грандов? Это в любом случае?

Наталья Старосельская: Вы знаете, в будущем году исполнится 30 лет, как существует в Москве театр под названием Театр Антона Чехова. Организовал его артист когда-то Театра Маяковского, режиссер Леонид Трушкин. У него принципиально нет труппы. Он приглашает артистов, причем медийных артистов. У него играют во многих спектаклях и Федор Добронравов, и его сын Иван, и Инга Оболдина, и Геннадий Хазанов. То есть там играют замечательные артисты. Это частный театр, который возник 30 лет назад впервые после того, как в 1919 году был открыт в советской уже России первый частный театр. Не оправдал себя тот театр в коммерческом плане. Так же, как и, с одной стороны, наверное (я не знаю этого, это мои предположения), окончательно не оправдывает себя и этот театр.

Но я была на спектакле, который идет пять лет. Битком набитый зал! Дорогие билеты, дорогие действительно. У них нет своего помещения, поэтому они платят еще, вероятно, за аренду помещения. Спрашивать о том, какие гонорары получают его артисты, у меня язык не повернулся и не повернется никогда, потому что это не мое дело. Это, в конце концов, коммерческая тайна. Но если это все происходит…

Хотя я уверена, понимаете, театр – это все-таки дело энтузиастов. И все может происходить в очень большой части на этом. Вот есть такие театры в России… В Курске драматический театр имени Пушкина, им руководит замечательный режиссер Юрий Валерьевич Бурэ, которому исполнилось летом 2018 года 80 лет. Его энергии и энергии его артистов можно позавидовать. Он ставит сам, он приглашает артистов… режиссеров, извините. У него труппа работает вся бесконечно. Там приезжаешь в театр и видишь бесконечные репетиции в каждом закутке, который только есть.

Опять же – белгородский театр, про который я говорила. В Белгородской области замечательный губернатор Савченко, который поддерживает все театры своей области. В Курске пришел новый губернатор. Непонятно, как все будет и что.

Понимаете, очень серьезный показатель, когда ездишь по всем этим городам: на премьеру приглашают власть. И либо ты видишь, что сидит вся эта власть, заняв свои места, либо ты видишь пустые места в партере, просто пустые. Они не просто не пришли, они даже не отдали никому свои билеты. Ну и как?

Тамара Шорникова: Через пару минут сравним и узнаем, как дела в Арзамасе, поговорим с руководителем театра оттуда. А прямо сейчас давайте послушаем телезрителей. Видите, слышите, как звонки пробиваются в эфир? Давайте…

Виталий Млечин: Ессентуки с нами на связи. Светлана, здравствуйте. Слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я звоню вам из города Ессентуки. В нашем городе есть Театра имени Шаляпина. Вот произошел такой казус. Я давно хотела попасть на концерт Кубанского казачьего хора. Вот они приехали, я пошла покупать билет. Билет стоит 1 400 рублей. Я оплатила, кассир мне говорит: «Вы должны еще 150 рублей». И объяснила мне – за что. Оказывается, театр приобрел онлайн-кассы, и теперь зрители обязаны стоимость этих онлайн-касс как бы возместить. Я хотела бы узнать, это правомерно? Как это вообще выглядит?

Тамара Шорникова: То есть это было не в сумме билета, а какой-то отдельный платеж, да?

Зритель: Нет, не в сумме. Билет стоит 1 400. И по 150 рублей… Я брала два билета, с меня 300 рублей взяли.

Виталий Млечин: Понятно, понятно, спасибо. Вы сталкивались с этим?

Наталья Старосельская: Нет, речь, насколько я поняла, идет о концерте, а это все-таки другое. В театре давно уже существует продажа билетов онлайн. Но я никогда не сталкивалась с тем, чтобы… Может быть, это и бывает, я охотно верю, у нас все бывает, но мне никогда не доводилось сталкиваться с тем, чтобы люди еще что-то доплачивали.

Тамара Шорникова: Отдельно с такой формулировкой. Хотя, конечно, действительно это все-таки предприятие, и оно может выставлять счета любого рода.

Наталья Старосельская: Опять же это зависит организаторов этого концерта, в первую очередь от них, конечно.

Виталий Млечин: Татьяна из Новосибирска, здравствуйте. Мы слушаем вас, вы в эфире.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я хотела рассказать про наш театр «Заводной апельсин»…

Виталий Млечин: Давайте.

Зритель: …который замечательно выступал много лет на сцене в Доме офицеров, который у нас есть в Новосибирске. И прошлым летом, к сожалению, их оттуда «попросили». Ну, Москва распорядилась каким-то образом, наверное, по-другому. В общем, сейчас они как бы остались без помещения и снимают, естественно, в аренду, то есть помещение, которое в Доме культуры железнодорожников, например, еще в других местах. Очень жаль. Билеты были… То есть зал был небольшой, на 100 мест. Билеты были от 350 (если вы спрашивали про суммы) до 500 рублей. Были скидки для тех, кто часто ходит, в частности. Театров у нас как бы немало, но вот этот театр на самом деле очень много сделал для детей, потому что спектакли у них очень хорошие для детей в возрасте до десяти лет, от трех, даже два плюс, можно сказать. Очень хороший театр под руководством Николая Тихонова.

И в защиту театров, которые пытаются выжить, ставя различные пьесы легкого содержания, как тут говорилось. Они ставили и российских авторов, где можно было и погрустить. Ну и один из таких давно идущих у них спектаклей – моноспектакль по рассказам Шукшина «Охота жить». Поэтому я думаю, что охота жить всем, многим театрам. Хотелось бы, конечно, чтобы обратили внимание и власти новосибирские помогли каким-то образом.

И еще последнее, постараюсь… Я понимаю, что времени мало. По поводу коммерческого предприятия. Точнее – театр как коммерческое предприятие. У меня был печальный опыт с Новосибирским театром оперы и балета. Замечательные, дорогие билеты по полторы тысячи, я их купила шесть штук в прошлом году, но перепутала дни. Ну, вот так бывает. Вместо пятницы решила, что это будет суббота. А в субботу понимаю, что спектакль прошел.

Я в ужасе звоню и говорю: «Понимаете, у меня шесть билетов по полторы тысячи. Это половина моей зарплаты практически. Что мне делать? Можно ли как входные использовать на другое число?» Потому что всегда раньше так и было. Мне сказали: «Вы извините, там мелкими буквами написано… Вы же на самолете не улетели – это же ваши проблемы?» Поэтому, к сожалению, мне было отказано. И я была, честно говоря, ошарашена, ну, расстроена, я бы сказала. Теперь я думаю… Я говорю: «Как же? Это же очаг культуры». Мне сказали: «Нет, извините, у нас это бизнес». Поэтому Новосибирский театр оперы и балета мне не очень нравится с некоторых пор.

Тамара Шорникова: Понятно. Пытаются зарабатывать.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое.

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Наталья Старосельская: Вы знаете, очень странно, потому что, ну действительно, если зритель пришел не в тот день, какие могут быть претензии? Если мы приходим на поезд на два часа позже, мы же не требуем, чтобы нам вернули?

Тамара Шорникова: Тут, конечно, нужно быть повнимательнее.

Наталья Старосельская: Но, конечно, это безумно обидно, конечно, когда она истратила такие деньги.

Тамара Шорникова: Серьезные деньги.

Наталья Старосельская: Что касается театра, о котором говорила наша корреспондентка из Новосибирска, я просто хочу сказать. В Союзе театральных деятелей 23 года назад начал выходить (я принесла несколько журналов, которые оставлю в подарок) журнал «Страстной бульвар, 10». Он начал выходить с идеей объединить все российские театры, чтобы о них все знали, потому что когда в 90-х годах рухнула вся информация и никто ничего ни о ком не знал, вот это был единственный выход. И тогда как раз стал председателем Союза театральных деятелей Александр Александрович Калягин и очень горячо поддержал эту идею.

И в течение 23 лет этот журнал бесплатно рассылается по всем театрам России и, кроме этого, по еще властным структурам разных городов, чтобы они знали, что есть у них в городе, если до них это не дошло раньше. И он пользуется… когда сегодня так сократилась пресса, он пользуется очень большой потребностью. Нам пишут все время. Он стал толще в три раза, чем когда начинал выходить. Кроме этого…

Тамара Шорникова: А какой у него тираж?

Наталья Старосельская: Тираж у него – 500 экземпляров.

Тамара Шорникова: 500 экземпляров?

Наталья Старосельская: Да, да. То есть его хватает разослать и иногда по одному экземпляру дать автору (а иногда и не дать). Он есть в интернете, поэтому многие довольствуются интернетом. Особенно когда им срочно надо показать кому-то из мэрии, из администрации областной, что о них напечатано, они распечатывают из интернета и бегут сразу с этим, потому что, ну пока дойдет журнал, непонятно.

Кроме того – спецвыпуски. Вот номер, посвященный Юрию Петровичу Любимову, когда его не стало. Такие же номера выходили у нас еще о людях, которыми Союз театральных деятелей всегда дорожил.

Тамара Шорникова: Анонсировали наш разговор с директором Арзамасского театра драмы. Марина Викторовна Швецова с нами на связи по телефону. Здравствуйте, Марина Викторовна.

Наталья Старосельская: Я буду очень рада ее услышать.

Марина Швецова: Здравствуйте, здравствуйте. Взаимно.

Тамара Шорникова: Марина Викторовна, поздравляем вас, во-первых, с праздником профессиональным.

Марина Швецова: Спасибо. И вас тоже всех с праздником!

Тамара Шорникова: И давайте от праздников к будням. Какие они в вашем театре, расскажите?

Марина Швецова: Ну, вы знаете, будни у нас разные. В принципе, в каждом небольшом городке они всегда достаточно сложные, потому что город со 100-тысячным населением, в котором есть один театр, и приходится очень четко строить репертуарную политику театра, чтобы как бы и заработать, с одной стороны, потому что я тут слышала такие замечания, что… Тем не менее театр должен все-таки иметь собственный доход. И в то же время нужно так его составить, чтобы публика была ориентирована на разные-разные жанры, то есть и маленьким детям, и взрослым людям. Это и комедии, это и какие-то драмы, это и детские спектакли, это и спектакли для семейного отдыха. То есть вот каким-то таким образом.

Тем более что юг Нижегородской области достаточно большой, и во многих населенных пунктах нет театров, существуют только какие-то ДК, поэтому нам очень много приходится гастролировать. Ну, собственно говоря, мы не пеняем на это, мы очень рады. Нас очень любят и рады всегда встречам с нами. Так что, в принципе, будни бывают сложными – утром выезжаем на гастроли, ночью приезжаем, но достаточно приятными и радостными, когда все удается и все складывается.

Виталий Млечин: Марина Викторовна, а к вам в театр, не когда вы приезжаете к кому в гости, а именно к вам в театр всегда много людей приходит? Или бывают какие-то проблемы с количеством зрителей?

Марина Швецова: Ну, вы знаете, я думаю, что если бывают проблемы с количеством зрителей, то это значит, что театр, в общем-то, работает как-то не так, что-то в театре не складывается. Поэтому, слава Богу, нас пока Бог миловал, таких проблем у нас особых нет. У нас зал небольшой, поэтому я думаю, что…

Ну, наш зал составляет всего 220 зрительных мест, но тем не менее он всегда полон и востребован. В среднем мы играем где-то от 25 до 30 спектаклей в месяц. Они абсолютно разные, включая гастрольный период тоже. Где-то в среднем в год мы отрабатываем около 300 спектаклей. Ну и порядка 45 тысяч с лишним человек на них бывает. Вот таким образом.

Тамара Шорникова: Марина Викторовна, а что пользуется спросом все-таки, на что больше идут, охотнее – на комедии, на классику, на драмы какие-то современные?

Марина Швецова: Вы знаете, у нас город, наверное, из-за того, что он очень воцерковленный… Мы ведь недалеко от Дивеева, и у нас очень много церквей. Вы, наверное, слышали, да? Гайдар в «Школе» описывает этот город, маленький город, где было 36 церквей, которые сейчас, в общем-то, очень активно восстанавливаются. Поэтому у нас очень такой зритель – ну, как сказать? – одухотворенный, что ли, очень предвзятый в том плане, что у нас любят больше классическую литературу. Поэтому в нашем репертуаре очень много присутствует Островского, Горького. Ну, я имею в виду – из русских писателей. Тем не менее такие, как Шекспир и, конечно, Мольер, – ну, без них просто невозможно обойтись. Потому что в городе достаточно учебных заведений, два высших учебных заведения, достаточно технических колледжей, музыкальный колледж, и студенческая молодежь тоже, в общем, достаточно высокой культуры, поэтому вот такие спектакли у нас востребованные.

Тамара Шорникова: Марина Викторовна, время поджимает. Если можно – кратко. Но важный вопрос. Расскажите, поделитесь опытом, какой у вас сейчас бюджет? И о каком бюджете ваш театр мечтает?

Марина Швецова: Ну, вы знаете, я думаю, что на этот вопрос очень коротко не ответишь. Любой театр, наверное, мечтает о большом бюджете. Сейчас у нас программа «Культура малых городов России» (вы знаете, наверное, о ней) при поддержке «Единой России». Конечно, третий год мы будем реализовывать эту программу. Это очень большое подспорье, потому что… Я не буду называть бюджетные цифры, но суммы в 8–9 миллионов ежегодно – вы сами понимаете, что для нашего города это совсем немаленькие суммы. И было приобретено очень многое. Огромное спасибо этому проекту. Я надеюсь, что он дальше продолжится.

Было приобретено очень много светового, звукового оборудования, машины швейные хорошие, профессиональные, ну и много других вещей. Мы ставим два спектакля вечерних, два детских спектакля, таких полных и хороших, не выездных, такой вариант антрепризы, а для хорошей сцены, чтобы было добротно все, качественно. Мы имеем возможность приглашать столичных режиссеров… Ну, наверное, я неверно сказала, что столичных. Талантливых режиссеров, скорее всего, правильных талантливых художников. Поэтому я очень благодарю за то, что мы попали в этот проект. И я очень бы хотела, чтобы он продолжался и дальше.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Виталий Млечин: А мы благодарим вас за то, что нашли время с нами побеседовать. Это была директор Арзамасского театра драмы Марина Швецова.

А сейчас нам время посмотреть небольшой опрос…

Наталья Старосельская: А можно я чуть-чуть добавлю просто?

Тамара Шорникова: Полминуты буквально.

Наталья Старосельская: Даже меньше. Марина Викторовна не сказала о том, что возглавляет Арзамасский театр талантливый и замечательный режиссер Аман Ягмурович Кулиев, который умеет так выстроить репертуар, что весь город может ходить туда на все.

Виталий Млечин: А теперь мы узнаем, насколько часто ходят наши зрители в театр в разных российских городах.

ОПРОС

Виталий Млечин: Вот смотрите – молодые люди говорят о том, что они ходят в театр. Это как раз то, о чем вы уже говорили.

Наталья Старосельская: Конечно.

Виталий Млечин: Это, по-моему, прекрасно. Знаете, у нас буквально 30 секунд осталось. Давайте попробуем резюмировать. Вот в XXI веке театр – как он вообще должен выживать? Какое его конкурентное преимущество перед интернетом, перед кино, перед другими какими-то соблазнами?

Наталья Старосельская: У театра было, есть и всегда будет одно самое главное преимущество: сидя в зрительном зале, вы соучаствуете в том, что происходит, вы испытываете те чувства, которые в вас пытаются вызвать или вызывают, как правило, эти герои, вы общаетесь, вы общаетесь. И замечательная совершенно фраза Герцена, которую я всем советую запомнить, тем, кто ходит в театр: «Самое главное – это когда сцена и партер дышат одним дыханием». Этого вы не испытаете ни перед телеэкраном, ни перед экраном в кинотеатре. Этого вы не испытаете больше нигде. И в этой вязи человеческих отношений не только между героями, а в вязи их отношений с нами – на века преимущество театра. Поэтому он будет жить всегда. Не выживать, а жить.

Виталий Млечин: Спасибо вам большое. У нас в гостях была театральный критик и писатель Наталья Старосельская.

В завершение три прекрасных совершенно сообщения. Первое из Калужской области: «В Калуге прекрасный драмтеатр и замечательные актеры, стоимость билетов невысокая». И два – интереснейшим образом из Якутии. «В Якутске много театров, все очень посещаемые, особенно театр «Саха». Для пенсионеров есть хорошие скидки. Всех любимых артистов с праздником!» И второе: «Хочется поделиться восторгом от нашего Русского драматического театра имени Пушкина. Также очень люблю Театр Романа Виктюка. С праздником! Удачи, успехов, воодушевления! Замечательный эфир», – пишут нам наши зрители. Огромное вам спасибо! Будем стараться и дальше

Тамара Шорникова: Присоединяемся к поздравлениям.

Виталий Млечин: Всех артистов, всех режиссеров, всех, кто имеет отношение к театру, всех с праздником!

Наталья Старосельская: Главное – технические цеха, без которых не было бы ничего.

Тамара Шорникова: Да, только хотела сказать – свет, звук…

Виталий Млечин: …костюмы. Все, кто имеет к этому отношение, с праздником вас!

Тамара Шорникова: Всех перечислить – не хватит эфира точно.

Виталий Млечин: Никуда не уходите, программа «Отражение» продолжится через две минуты.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)

Выпуски программы

  • Все выпуски
  • Полные выпуски