Пиво и сигареты вернутся в ларьки?

Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Александр Федорович
психотерапевт

Анастасия Сорокина: Про предприимчивость продолжим.

Александр Денисов: «В нем – беда и дискотека, в нем – спасенье поутру». Про что это Юрий Юлианович пел? Ну понятно – про ларек. Правда, сейчас в ларьке ни беды, ни спасенья нет. И ФАС, похоже, подписывается полностью под строчками Шевчука: надо, чтобы все было так, как прежде.

Анастасия Сорокина: «Ларьку дадут выпить и прикурить». Федеральная антимонопольная служба предлагает вернуть алкогольную и табачную продукцию в места нестационарной торговли. В ведомстве считают, что это поможет среднему и малому бизнесу быстрее справиться с последствиями пандемии. Правда, и до эпидемии ФАС предлагала отменить запрет, сделавший дешевый алкоголь и сигареты менее доступными для россиян.

Получится ли у них добиться своего в этот раз? Обсудим вместе с нашими экспертами.

Александр Денисов: Как обычно, мы запускаем опрос. Интересно, что вы думаете. Нужно ли вернуть пиво и сигареты в ларьки, так сказать, как выразилась Настя, дать выпить и прикурить?

И, так сказать, «прикурим» тему с Юрием Савеловым, членом президиума объединения предпринимателей «Опора России». Юрий Михайлович, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Добрый вечер.

Юрий Савелов: Добрый вечер, добрый вечер.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а можно минутку ностальгии? Вот я посмотрел… Хочется вспомнить былые годы, ушедшие. Как выглядели раньше наши улицы? Вот смотрите, с моего монитора запустим прошлое, так сказать, нырнем в прошлое.

Вот такой у нас снимок. «Посуда своя». Действительно, нужно было со своей банкой. Вот товарищи отдыхают. Возможно, фотокорреспондент и репортер. Мне рассказывали про одного корреспондента. Он перед тем, как заехать в Останкино… Еще один снимок посмотрим. Он заезжал на Аргуновскую, выпивал, дергал кружечку пивка примерно так же, а потом сюда заезжал тексты писать. А выглядят сейчас вот так. Еще раз фотографию мы вам покажем. Смотрите, как сейчас все выглядит грустно. Да, вот так все опустело.

Юрий Михайлович, ностальгия у вас проснулась, есть по тем временам? Стояли с банкой?

Юрий Савелов: Есть немножко ностальгии, конечно, да. Это было очень интересно. В каком плане интересно? Да, стояли эти ларьки, и действительно можно было выпить кружку пива.

Вы знаете, это вроде бы полушутливое начало полушутливой темы, но вы затрагиваете очень серьезную проблему. Я сейчас вам попробую объяснить.

А проблема действительно очень серьезная. Вы знаете, ФАС хочет вернуть продажу сигарет и спиртных малоалкогольных напитков в ларьки, в небольшие магазинчики, во все остальное. Ну, я имею в виду мелкий опт… ой, мелкие продажи, розницу. Поэтому смотрите, в чем проблема большая.

ФАС говорит о 200 тысячах онлайн-касс, чтобы можно было торговать акцизными продуктами. Каждый ларек – это значит предприниматель. Предприниматель – это значит семья. Может быть, даже один рабочий, у которого тоже есть семья. От этого ларька зависят 7, 10, 12 человек. Это огромная армия людей в нашей стране, 1,5–2 миллиона человек, понимаете, которые получат дополнительный доход, потому что в этих ларьках сигареты и алкогольные напитки составляют где-то 60–70% дохода. Просто люди получат дополнительные деньги.

Нас с вами всего 140 с лишним миллионов, да? И 2 миллиона из них получат дополнительны средства. Пусть 20 тысяч в месяц, пусть 50, неважно сколько, но это будут дополнительные средства для людей. А вы знаете, у кого их отберут? У гипермаркетов, супермаркетов, у иностранных инвесторов так называемых, «Ашанов» и всевозможных других магазинов.

Анастасия Сорокина: Юрий Михайлович, можно спросить? Ведь боролись с этими ларьками специально, потому что продавалась алкогольная продукция несовершеннолетним…

Юрий Савелов: Хороший вопрос. Видите, вроде бы благими намерениями, да? С другой стороны, представляете, сколько магазинов было закрыто в 2013–2014 году. Это вообще национальное бедствие, я считаю. Сколько магазинов было закрыто! И люди перестали получать доход. Ведь люди получали с магазинчиков, с ларьков 100, 1500, 200 тысяч рублей. Все это шло в семью, все это шло на благо семьи. А потом взяли – и этого не стало. Вроде бы, конечно, благими намерениями. Конечно, вроде бы борьба с алкоголем. И что думаете, стали меньше продавать алкоголя или сигарет? Продажи сигарет в апреле-мае увеличились вообще на 10%.

Анастасия Сорокина: Но теперь не купить без паспорта. Я каждый раз показываю его в любом магазине.

Александр Денисов: А ты сигареты покупаешь, что ли?

Анастасия Сорокина: Алкоголь.

Юрий Савелов: Пожалуйста. А что, в ларьке можно было купить без паспорта? Огромные штрафы. Огромные штрафы! Пожалуйста. Вы не купите в ларьке. Вот в чем проблема. Понимаете, национальная безопасность… Когда это все произошло, становится очень страшно и неприятно. Вы потеряли небольшой бизнес с доходом 200–250 тысяч – ну идите в «Ашан», работайте на кассе. А куда идти еще за 25 тысяч?

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а можем вернуться к нашим ларькам? Повспоминали те времена. Я, конечно, маленький был, я тогда не стоял. Фотографии интересные. А может быть, и нет уже того пива, и наливать-то уже нечего. В советские времена пиво лучше было, чем сейчас?

Юрий Савелов: Нет, там просто выбора не было. И казалось, что оно лучше. Там было «Колос», «Жигулевское». Совсем небольшой выбор был в России, поэтому казалось…

Александр Денисов: То есть вам сейчас вот это пиво больше нравится?

Юрий Савелов: Конечно. Ну, я не хочу сейчас рекламу создавать. Я пью определенное пиво, но я его очень редко пью. Понимаете, я не хочу рекламу создавать сейчас.

Александр Денисов: Нет, рекламу не нужно, конечно.

Юрий Савелов: Пиво иногда нравится, иногда пью.

Анастасия Сорокина: Предложение Федеральной антимонопольной службы не в первый раз же прозвучало.

Юрий Савелов: Да. Не могут, не могут пролоббировать. Понимаете? Я хочу сказать телезрителям, что самый грамотный министр у нас – это министр ФАС. Он самый грамотный!

Анастасия Сорокина: А почему они такие лоббисты этих всех алкогольных компаний?

Юрий Савелов: У нас президент многое не может сделать, а мы говорим о простом министре. Президент дает распоряжение… Ну не знаю, какой пример вам привести. Тезисы у него были, половина которых была не выполнена Правительством Медведева. А, вспомнил! Допустим, обеспечить женщин, находящихся на содержании, обеспечить работой на дому. Так и не было выполнено решение это. И вообще никаких подвижек. Поэтому даже распоряжения президента многие не выполняются.

Ну, наверное, нереально. А министры лоббируют это. Они прекрасно понимают, что это доход населения, доход людей.

Анастасия Сорокина: А здоровье людей? А потом Минздрав будет говорить…

Юрий Савелов: А вот как раз под этим благим намерением… Я вам сказал, что не стали меньше спиртного продавать. И сигарет меньше не стали продавать. Какая разница, где мы их будем продавать – в иностранных гипермаркетах или в маленьких небольших магазинчиках, где люди будут иметь прямой доход? Какая разница? Если бы мы действительно стали продавать меньше, стали бы меньше курить, то тогда, конечно, другой вопрос.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а давайте посмотрим опрос: «Стоит ли возвращать пиво и сигареты в ларьки?» – и продолжим беседу. Интересно, что люди говорили.

ОПРОС

Александр Денисов: Юрий Михайлович, с другой стороны… Сейчас, Настя, я тебе уступлю. С другой стороны, если уж мы так решили, заботясь о бизнесе, пустить опять в розницу и пиво, и сигареты (ну, имеется в виду – в ларьки), давайте тогда и «одноруких бандитов» отпустим на волю. Стояли же они. Нет, ну а что? Пусть зарабатывают. Может, кто-то хочет играть, Юрий Михайлович.

Юрий Савелов: Нет, ну зачем игральные автоматы?

Александр Денисов: Зачем лишать удовольствия людей?

Анастасия Сорокина: Выпил, покурил и поиграл.

Юрий Савелов: Ребята, я вам еще раз скажу: мы не стали меньше продавать спиртного. Просто все деньги уходят в огромные сети. Вот и все. Не достаются людям простым. Я имею в виду – от оборота спиртного и сигарет.

Анастасия Сорокина: Юрий Михайлович, но статистика… Если верить Росстату и Минздраву, сокращается потребление алкоголя.

Юрий Савелов: Нет, нет. Сигарет сейчас, в апреле-мае, продали на 10% больше, чем в прошлом году. И никак это не зависит… Это я про сигареты говорю. Про спиртное я вам могу ответить в следующей передаче. Суть не в этом. Но я думаю, что не уменьшилось, а еще и увеличилось в апреле. Мы же об этом говорили, на ОТР говорили, что было увеличение спиртного. Суть не в этом.

Вот смотрите. Почему доллар сейчас укрепляется, а не рубль? Да потому, что так называемые инвесторы сейчас покупают… У них закончилось полугодие, закончился второй квартал, и они покупают сейчас валюту на прибыль и отправляют ее за границу. Так называемые инвесторы, вот те сети иностранные, которые свою прибыль отправляют за границу.

Александр Денисов: Юрий Михайлович, а почему сигареты стали больше курить?

Юрий Савелов: Не знаю. Статистика так говорит. Во время пандемии, в апреле-мае, спиртного точно больше стали продавать. И это не зависит от ларьков. Понимаете, ну просто мы все отдали на откуп этим сетям, а огромная армия людей, огромная армия предпринимателей просто осталась без доходов. У нас население нищает.

Вы понимаете, что сейчас предлагает ФАС? Просто дать немного денег людям, отобрать их у торговых сетей и дать людям, чтобы они ими могли наслаждаться, не знаю, на отдых поехать или как угодно распорядиться. Вот о чем идет разговор. Вопрос-то гораздо глубже.

Не те ларьки, которые были раньше. Не те ларьки, которые сейчас. ФАС говорит: «Дайте людям подзаработать. Дайте малому бизнесу немножко поднять голову. Ну бог с ним, с малым бизнесом, а просто людям. Увеличьте их доход». Вот я чем возмущен.

Анастасия Сорокина: Ну, единственное, что странное – это не увязывается с теми делами, которые заводил ФАС на того же губернатора Амурской области за ограничение реализации алкогольной продукции во время наводнения, против администрации города Ханты-Мансийска за то, что они во время школьных выпускных ограничивают продажу алкогольной продукции.

Юрий Савелов: Ну почему? Во время школьных выпускных можно ограничивать.

Анастасия Сорокина: Причем эти дела они не выиграли.

Юрий Савелов: За полгода, понимаете, у всех в холодильнике стоит то, что нужно. Ну, может быть, потом, если захотят где-то выпить, а нельзя будет купить… Ну почему? Нормальное решение: в области нельзя продавать два дня или три дня, в субботу и воскресенье, когда идут выпускные вечера. Ну, ничего такого. Приняли решение и приняли. Никак никто не пострадает. Нельзя приводить этот пример.

Вы знаете, суть принятого решения в 2013–2014 году… Я еще раз говорю: проблема даже не в национальной безопасности. Кто-то принимает такие решения. Зачем? Благими намерениями? Может быть. Но меньше-то не стало от этого.

Вот курить, допустим, мы с вами стали меньше? И что, это повлияло? Что, мы не можем в розницу курить? Да люди со стажем, которые курят, поймите меня, они за 100 километров поедут, чтобы сигареты купить, в любое место пойдут, чтобы купить сигареты. Это же наркотик. И мы с вами это прекрасно понимаем. Это даже не алкоголь.

А почему мы запретили в ларьках продавать? Вот в чем проблема-то, поймите. Это какие-то наймиты американские (я другого слова сказать не могу) льют воду на мельницу.

Анастасия Сорокина: Спасибо.

Александр Денисов: Спасибо, Юрий Михайлович.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Это был Юрий Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России».

Александр Денисов: Звонок у нас есть один?

Анастасия Сорокина: Есть.

Александр Денисов: Ольга из Москвы.

Анастасия Сорокина: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я сейчас дослушала этого господина. Я в ужасе! Естественно, нельзя возвращать пиво и сигареты в ларьки. Нельзя молодежь сажать на эту иглу. Сказал сейчас уважаемый товарищ, что это наркотик – пиво и сигареты. Нельзя нашу молодежь приучать рядом бегать, взять в ларьке, выкурить и выпить. Продается очень много в торговых центрах, в шаговой доступности. Мы при пандемии поняли, что у нас магазины все в шаговой доступности от наших домов. Поэтому еще насаждать ларьки, ставить дополнительно, с пивом и сигаретами – нельзя! Давайте молодежь ориентировать на правильный образ жизни, на здоровый образ жизни.

Александр Денисов: Спасибо, Ольга.

Анастасия Сорокина: Спасибо за такое мнение, за этот звонок.

Александр Денисов: Спасибо, вы сориентировали.

Анастасия Сорокина: Узнаем, что по этому поводу думают специалисты. На связи Александр Федорович, психиатр. Александр Михайлович, здравствуйте.

Александр Федорович: Здравствуйте, добрый вечер.

Анастасия Сорокина: Разделяете мнение зрительницы, что нельзя?

Александр Федорович: Да, однозначно. Да, однозначно. И меня смущает господин из «Опоры России». Почему наша опора в наркотиках? Это как-то совершенно непонятно. И тезис о том, что «дайте людям заработать», он немножко странный. Почему люди не могут заработать на мясомолочной продукции, не знаю, на выпечке какой-нибудь, на кондитерских изделиях? Почему они должны зарабатывать на алкоголе и на табаке?

Александр Денисов: Александр Михайлович, на пагубных привычках легче всего зарабатывать.

Александр Федорович: Это понятно.

Александр Денисов: Я говорю: давайте «одноруких бандитов» еще выставим, вернем игровые автоматы – и тогда нормально будет.

Александр Федорович: Да-да-да, этот тезис я услышал. И я вас совершенно поддерживаю. Да, можно и игорные дома вернуть, не знаю, проституцию поддерживать, если обложить ее налогом, еще как-то. Мне кажется, что зарабатывать надо как раз немножечко в другой области.

Господин изволил сообщить, что меньше потребление не стало. Да, не стало. Но мы сейчас говорим не о том, что мы должны бороться с потреблением. Мы должны сейчас говорить о том, что мы должны бороться за молодое поколение и за невовлечение в эту ситуацию, потому что доступность – это всегда как раз такая форма провокации. А когда речь идет о крупных сетях, то там в любом случае юридически всегда проще эту чистоту отследить. Потому что если в каждом дворе есть ларек, где сидит какой-то непонятный человек, который всегда угостит сигареткой, баночкой пива группу подростков, как-то еще, то ни одна из торговых точек в крупной сети на это не пойдет, потому что это будет для них проблемнее. А для ларька – нет. Поэтому я однозначно против и как профессионал, и как гражданин.

Александр Денисов: Александр Михайлович, вы знаете, может быть, еще позитивный момент запрета торговать пивом и сигаретами всюду какой? Не комильфо уже, например, с бутылкой пива шарашиться по улице. Ну понятно, еще и полиция может тормознуть.

Анастасия Сорокина: Штраф.

Александр Денисов: Да. А вот, например, для девушки, на мой взгляд, лучше водку пить, чем стоять и пузырить из бутылки. Вот это вообще, по-моему, крайняя степень падения, ну, лично в моих глазах. То есть с этой девахой точно нельзя иметь никаких отношений. Водка еще как-то…

Анастасия Сорокина: Водка тебя не смущает?

Александр Денисов: Даже благороднее. Александр Михайлович, не кажется вам так?

Александр Федорович: Мне думается вот о чем. Речь идет не о том, что нужно употреблять – пиво, водку или что-то еще, коньяк, текилу. Речь идет о том, что должна быть культура употребления. И если эта девушка, например, вместо банки пива стоит у ларька с бутылкой водки, то, на мой взгляд, это…

Александр Денисов: Нет, ну водку так не будешь пить. Ее хотя бы надо налить, Александр Михайлович, в стопочки и так далее, что-то нарезать. Ну, это уже какая-то культура.

Александр Федорович: Да, без сомнения. Но в любом случае не у ларька, а, наверное, каким-то образом эта культура должна прививаться в семье и в каких-то точках общественного питания. Вот там, наверное, будет соответствующий антураж, соответствующая подача и соответствующее принятие. Но во дворе у ларька, на детской площадке, с сигареткой, с баночкой, с бутылочкой – мне кажется, это будет более разрушительно.

Александр Денисов: Ну согласитесь, ушли ведь такие «подружки», уже не попадаются по улице нам. Да?

Александр Федорович: Да, да, да. Я абсолютно убежден, что, в принципе, вообще эта ларечная тема немножечко сомнительна. Потому что если нам говорят, что крупные торговые сети переправляют капитал куда-то на Запад, то мы знаем, что ларьки тоже держат определенные организации. И куда они отправляют капитал – это тоже очень и очень большой вопрос, но он уже больше юридического свойства.

Анастасия Сорокина: Готовясь, увидела статистику, что в России и так очень доступна алкогольная продукция: на одну точку приходится 500 человек. Если, например, сравнивать со Швецией, с Норвегией, то там одна точка на 20–30 тысяч. Вообще как-то этот вопрос под контроль все-таки стоит брать, создавать специальные магазины, убирать из сетей алкоголь?

Александр Федорович: Я считаю, что опыт скандинавских стран в этом смысле очень хорош, потому что там не просто так вынесли все, а там ограничена по времени реализация, ограничена по количеству. Там совершенно заоблачная цена на алкоголь и так далее. Я в этом усматриваю однозначно такую заботу о населении на федеральном уровне. Да, однозначно стоит это делать. И в этом тоже есть глубина, именно с точки зрения понимания и восприятия этой ситуации в целом, и привития соответствующих навыков для молодого поколения.

Александр Денисов: Тут во время опроса один паренек ответил, что импульсом является расположение поблизости алкоголя и сигарет. Это импульс. Согласны?

Александр Федорович: Да, да, да. Иногда вот хочется, но хочется сиюминутно. У нас в психотерапии это называется «форма избегающего поведения», когда мы рекомендуем людям с определенными формами зависимости определенным образом прокладывать, например, путь на работу, чтобы избегать этих витрин, определенным образом ходить в конкретные магазины, где, например, алкогольный отдел как-то вынесен далеко. Человек идет за продуктами, и чтобы он не проходил мимо и не испытывал эту провокативную какую-то ситуацию с алкоголем. Да, это однозначно.

Есть даже такая техника, знаете: прежде чем ответить что-то, мы рекомендуем людям, например, посчитать до пяти или до десяти. Вы знаете, проводили исследование, и примерно в 50% случаев, если человек посчитал до десяти, то он может дать ответ совершенно противоположный тому, который он хотел обозначить в начале.

Поэтому, да, импульс – это важно. И сдержать его или, скажем так, усложнить – да, это адекватно. Если человек настроен, да, однозначно, без сомнения, он найдет. Но если у него так называемая борьба мотивов: «Да или нет? Пойти, не пойти? Взять, не взять?» – сиюминутно создавая ему такую чисто техническую, чисто пространственную сложность, мы иногда решаем этот вопрос в пользу того, чтобы избежать ситуации.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Александр Михайлович.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Это был Александр Федорович, психиатр.

Подводим итоги нашего опроса.

Александр Денисов: Спросили: нужно ли вернуть в ларьки пиво и сигареты? «Да» – ответили 20%, «нет» – 80%. Ну, любопытные цифры.

Анастасия Сорокина: Никуда не уходите, вернемся сразу после новостей.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
ФАС считает, что это поможет бизнесу быстрее справиться с последствиями пандемии