Пиво отфильтруют маркировкой

Пиво отфильтруют маркировкой | Программы | ОТР

Поможет ли это в борьбе с нелегальным рынком?

2021-01-28T13:29:00+03:00
Пиво отфильтруют маркировкой
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Георгий Остапкович
директор Центра конъюнктурных исследований ВШЭ
Алексей Небольсин
член президиума «Опоры России», председатель комиссии по производству пива и натуральных напитков брожения

Ольга Арсланова: Мы продолжаем. Не время маркировать пиво. Производители напитка просят чиновников не спешить.

Петр Кузнецов: Предпринимательское сообщество обратилось к Минпромторгу. По их мнению, эксперимент по маркировке пива нужно перенести с апреля этого года на осень. Весной начинается высокий сезон продаж пива, и маркировка может просто помешать этому.

Ольга Арсланова: Но в Минпромторге пока непреклонны. По данным чиновников, объем нелегального пивного рынка довольно большой. Он может составлять до 12%, а потери бюджета – достигать 22 млрд. руб. в год. Так что этих денег отдавать не хочется.

Петр Кузнецов: Алексей Небольсин, член президиума «Опоры России», председатель Комиссии по производству пива и натуральных напитков брожения, с нами на связи. Здравствуйте, Алексей Евгеньевич.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Алексей Небольсин: День добрый.

Петр Кузнецов: Мы правильно понимаем, что у нас же на сегодняшний день вроде бы есть маркировка алкогольной продукции, просто марки все еще нет на пиве?

Алексей Небольсин: Да, маркируют алкогольную продукцию…

Петр Кузнецов: Так, а почему?

Алексей Небольсин: …с алкоголем выше пива. Пиво и напитки брожения (сидр, брага и медовуха) не маркируют.

Ольга Арсланова: А почему такие условия?

Петр Кузнецов: Это просто в градусе дело? Или там, уж не знаю, какие-то лобби или что?

Алексей Небольсин: Нет-нет, это исторически сложилось. Потому что контрафакт, в сегменте водки и в других сегментах другой алкогольной продукции, был и есть контрафакт. И поэтому с ним, с контрафактом, борются маркировкой. Не маркировочное – значит, контрафактное. В сегменте пива фальсификатов, подделки нет. Где вы видели хоть какую, хоть одну бутылку пива, которая, например, сделана из некой солодовой смеси … , закрепленной этиловым спиртом?

Петр Кузнецов: Да вот я как раз и хотел спросить: а что, у нас пиво так часто подделывают?

Алексей Небольсин: Нет, речь идет о… Подделанного пива нет. Есть пиво только в безакцизном обороте. Т. е. пиво произведено по ГОСТу, все, его можно пить, оно качественное, только с него не заплачен акциз. Вот это единственная проблема. И главной задачей маркировки является обеление вот этого сегмента рынка.

Но мы абсолютно не согласны с оценкой Минпромторга в 5-12%. Откуда они ее взяли, они не говорят. Есть различные источники, которые говорят про 30, там, специально притянутые за уши, про 20. На самом деле, на наш взгляд, и мы оперируем реальными цифрами системы ЕГАИС, меньше 1%. Математическая погрешность. Т. е. актуальность введения маркировки отсутствует. Но так как маркировка – это очень большой куш, большие деньги, которые получит оператор этого процесса, а вы знаете: организации, которые являются оператором этого процесса, это организации, связанные с высокими эшелонами власти, – то под это дело сейчас подводится, на кону большой куш. Поэтому ведутся вот такие различные эксперименты, вводятся, у которых заранее уже известен финал этого эксперимента. И рано или поздно маркировка будет. Карфаген должен быть разрушен.

Ольга Арсланова: Алексей, да, но тут давайте предположим, что маркировка на все нужна, да? По умолчанию. Что это значит для вашей отрасли? Что это значит для производителя? Я так понимаю: это же несколько копеек буквально с каждой бутылки, это не критично, не так дорого.

Алексей Небольсин: Не совсем так, как вы думаете. Проблема делится на две части больших. Это техническая возможность маркирования: все-таки 8 млрд. л это оборот пива в год. И экономическая. Технические делятся на две… Т. е. рынок там, среди производителей, поделен на крупных производителей (это транснационалы и крупные российские производители) и мелких. Так вот, мелкие из 1,5 тыс. производителей пива – медовухи 1400 это мелких производителей, которые на круг производят всего лишь меньше 3% (220 млн. л). И, например, малые пивоварни, которые производят несколько десятков кег или несколько сот бутылок, они могут хоть вручную нашлепать эту акцизную марку, это не вопрос. А вот крупные, транснационалы, у которых стоят высокоскоростные линии, которые, как можно выразиться, «выплевывают» в секунду несколько десятков банок пива, – вот там техническая проблема существует маркировки. Как с такой скоростью можно маркировать? Нереально. И выход только один: снизить скорость. А снизить скорость значит уменьшить объем производства. В результате после введения маркировки есть опасность, что вообще уменьшится производство пива и, как следствие, уменьшится поступление в бюджет акцизных платежей. А у нас, так сказать, задача какая? Увеличить. Задача введения маркировки – увеличить бюджетные платежи. А они не увеличатся, а уменьшатся. И вот тут на кону очень серьезный вопрос. И это только часть, как я сказал, техническая.

Петр Кузнецов: Так…

Алексей Небольсин: Вторая часть это финансовая: а сколько это стоит? И вот тут снова надо брать малых пивоваров. Из различных источников говорят о стоимости около $100 тыс. на одну линию. Что такое одна линия? Кега – одна линия. Бутылка стеклянная – одна линия. ПЭТ-бутылка – еще одна линия. Три линии – уже $300 тыс. Для малого бизнеса это однозначно крест, смерть. Т. е. 1400 предприятий 100% эту маркировку не вытянут и по финансовым соображениям. Да даже если… Никто не ставит вопроса: а стоит ли овчинка выделки? Т. е. ввести техническую маркировку ради маркировки можно…

Ольга Арсланова: Понятно. Спасибо большое, Алексей, за ваше выступление.

Петр Кузнецов: Да. С другой стороны, маркировка сейчас везде. Спасибо, что доступно так, с цифрами. Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики.

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Георгий Владимирович, вот как раз о том, что маркировка у нас сейчас везде, маркируем все, новые какие-то в технологическом плане революции происходят, государство этого хочет в плане маркировки. Ну, хорошо, вышло это на такой поток; ну, копейки, не копейки будет стоить. Я к тому, что – что мы решаем вот этой маркировкой? Телезрители друг за другом: а что, что-то изменится в качестве пива?

Георгий Остапкович: Нет, ну, качество пива, конечно, может измениться. Это вопрос не…

Петр Кузнецов: Я сейчас даже не про качество пива, а вообще вот: что мы, обеляем рынок маркировкой? На самом деле, как инструмент?

Георгий Остапкович: Конечно, обеляем. Я согласен с Алексеем, предыдущим выступавшим, что рынок пива, конечно, не такой контрафактный. После введения ЕГАИС все-таки контрафакт пива сведен если не к нулю, но, конечно, не к 12-15%. Но в принципе это чистота пива. Вы знаете, что в Германии был закон о чистоте пива принят в 1516 году? 500 лет назад. И с тех пор там начинают как-то идентифицировать и маркировать пиво. Плюс мы увидим, отследим поход этого пива, т. е. логистика. Плюс производителей, участников.

Но опять же, я согласен с Алексеем: это издержки лягут на производителей. Это 2D-сканеры, это терминалы сбора данных, это принтеры этикеток. Во-первых, вы должны иметь одного-двух, а то и трех человек в штате, которые будут этим заниматься.

Петр Кузнецов: О, рабочие места.

Георгий Остапкович: Не, рабочие места, но рабочие места когда – это же издержки фонда оплаты труда. А издержки компенсируются ценой товара. Значит, я повышу. Я возьму, да, людей, поставлю вот эти принтеры. Но я повышу стоимость товара. Торговля, естественно, повысит торговую наценку. Вернее, она торговую наценку не повысит, но все равно у них будет стоимость больше.

Теперь, вы понимаете, вот вы когда покупаете пиво, ну вот люди идут на какой-нибудь пикник, 10 бутылок пива. Одну поставил на кассу, сразу на 10 умножили, и все. Теперь кассир должен будет снимать с каждой бутылки этикетки все вот эти, идентификационные номера.

В принципе, это позитивный тренд. И он все равно будет применяем у нас в России. Это однозначно. Но я согласен с «Опорой России»: сейчас начинается сезон пива…

Петр Кузнецов: 10 секунд.

Ольга Арсланова: Т. е. нужно подождать?

Петр Кузнецов: Пивной сезон, поэтому подождать до осени, как они просят?

Георгий Остапкович: Подождать.

Петр Кузнецов: Понятно.

Георгий Остапкович: Плюс коронавирусная атака…

Петр Кузнецов: От маркировки никуда не уйти, но вот важно, когда, значит. Спасибо большое.

Ольга Арсланова: Спасибо.

Петр Кузнецов: Времени не остается, спасибо, Георгий Владимирович, извините. Георгий Остапкович, его комментарий. Ваши комментарии, я надеюсь, они продолжатся, потому что у нас впереди большая тема. Сразу после новостей мы поговорим о социальных лифтах, как они работают у нас, какие виды существуют, о протекции как виде социального лифта. Оттолкнемся от свежего опроса.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Поможет ли это в борьбе с нелегальным рынком?