Плати и плыви

Гости
Алексей Володин
кандидат технических наук, доцент, директор Академии водного транспорта Российского университета транспорта

Петр Кузнецов: Лето, море, река, плата. В наших водах обсуждаются планы ввести речной «Платон». Так уже успели окрестить новую систему. По аналогии с дорожной.

Оксана Галькевич: Речь идет о взимании платы за прохождение участков внутренних водных путей, на которых модернизируется инфраструктура. Такое решение объясняется тем, что за счет модернизации участков судовладельцы получат и в том числе существенную прибыль.

Петр Кузнецов: Поможет ли это транспортным компаниям в целом и речному судоходству в России? Давайте выясним с помощью Алексея Володина, это кандидат технических наук, доцент, директор академии водного транспорта российского университета транспорта. Алексей Борисович, здравствуйте.

Оксана Галькевич: Здравствуйте. Алексей Борисович, вы знаете, когда мы обсуждали введение для автомобилистов «Платона», для большегрузов, там более-менее понятно, о какой инфраструктуре идет речь. Дорожное полотно, большегрузы его продавливают, очень дорогой ремонт и так далее. Когда мы говорим о речных путях передвижения, может быть, и не сразу поймешь, о чем речь? Река и река себе, берег слева, берег справа.

Алексей Володин: На самом деле речные перевозки имеют, наверное, самую долгую историю во всем транспортном комплексе, транспортной истории страны. Реки не всегда у нас свободные. Большая часть рек, особенно в центральной и европейской части России, зарегулирована. Они регулируются в водостоке плотинами, есть специальные шлюзовые камеры и прочие водохранилища.

Крупнейшие такие – это канал Москвы, Волго-Дон, Волго-Балтийская система. И вот это регулирование, регулирование стока воды, осуществляется за счет водохранилищ. Наполнение этих водохранилищ за счет таяния снегов, стока более мелких рек, притоков, т.е. создается целая система, которую тоже нужно регулировать.

К сожалению, на территории европейской части России есть участки рек, где судоходство ограничено в силу того, что эти участки не наполнены полностью водой до тех отметок, где это наиболее эффективно для плавания судов. Глубины не хватает, если очень просто. Какой глубины не хватает? Единая глубоководная система России европейской части – это 4 метра должны быть гарантированные габариты водного пути. Т.е. суда могут грузиться на отметку 3,6 метра и проходить.

Есть участки – это Городец, это на Дону участок – где эти гарантированные габариты не выдерживаются. Если для примера можно привести, то выше Городца вода позволяет грузиться судам на отметку 3,6 метра, но ниже Городца, сорока километровый участок – там 2-2,5 метра глубина.

Петр Кузнецов: Алексей Борисович, извините, это какие-то отдельные участки проблемные. Но то, как преподносится этот речной «Платон», понятно, что это все обсуждается, как будто бы в масштабах всей страны, это обоснованное взимание платы с учетом модернизации путей? Просчитано, что уже это увеличит прибыль компаний? Это же подается так, что вы будете больше и чаще ходить, и груза больше, соответственно благодаря модернизации у вас увеличатся доходы.

Алексей Володин: Этот вопрос еще до конца не формализован, т.е. никакого решения правительство не принимало. Идет проработка этого вопроса. И речь касается только европейской части России. Участка на Дону и участка на Волге.

Петр Кузнецов: То есть аналог, если проводить платные трассы.

Алексей Володин: Это не платная трасса, это плата за пользование инфраструктурой конкретного шлюза для судовладельцев, чей тоннаж превышает 2 000 тонн грузоподъемности. На сегодня такие суда и так свободно проходят на этих участках. Чтобы создать условия для судоходства более крупных судов, которые сегодня строятся, и обеспечить необходимую маржинальность этих перевозок, эффективность их.

Кстати, речные перевозки не только создают дополнительную прибыль, они снижают экологическую нагрузку в том числе. Это самый экологичный и экономичный вид транспорта. Одно судно может перевозить порядка 240 контейнеров. Фактически это 2 состава товарных. Или это 240 фур проедут.

Петр Кузнецов: Речной транспорт конкурирует ли с другими видами транспорта: железной дорогой, автомобильным транспортом? И вот эта модернизация повысит ли конкурентоспособность?

Алексей Володин: Эта модернизация, безусловно, должна повысить вот эту конкурентоспособность. Сегодня речной транспорт находится в конкуренции не только с железнодорожным, автомобильным, но еще и начинает конкурировать с трубой. Вот эти магистрали, в европейской особенно части России, расположены практически параллельно друг другу. Если посмотрим на трассы до Дона и реки, они совпадают.

Оксана Галькевич: Очень коротко хотела спросить вас, но уже времени нет. Когда можно будет за счет собранных средств к модернизации приступить? Но как-нибудь, может быть, еще поговорим об этом. Спасибо, Алексей.

Петр Кузнецов: Еще вопрос с пассажирскими круизными судами. Потому что они тоже вызывают беспокойство.

Оксана Галькевич: Друзья, впереди у нас новости, после этого мы вернемся, у нас будет большая тема, весьма интересная, поговорим с вами о том, какие продукты мы производим, какие не производим, что мы едим и сколько мы за это платим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)