ПМЭФ-2022: экономика новых возможностей

Гости
Полина Яикова
корреспондент ОТР (г. Санкт-Петербург)
Александр Лосев
финансист, член президиума Совета по внешней и оборонной политике

Тамара Шорникова: В Северной столице открывается юбилейный 25-й Петербургский международный экономический форум – впервые в условиях кардинальной перестройки российской и мировой экономики, впервые в условиях якобы тотальной международной изоляции России.

Дмитрий Лысков: По данным организаторов, в этом году Петербург впервые принимает такое количество участников. Только в рамках деловой программы заявлено более 500 выступающих. На форум съехались делегации из Объединенных Арабских Эмиратов, Турции, Венесуэлы, Египта, представители деловых кругов из США, Франции, Италии, Канады и других стран... Перечислять действительно можно долго. Вот как проходит форум в новой политической и экономической реальности? Будем выяснять прямо сейчас.

И сейчас с нами на связи наш корреспондент из Петербурга Полина Яикова. Полина, здравствуйте.

Полина Яикова: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Рассказывайте, что у вас происходит.

Полина Яикова: Ну, на самом деле 13,5 тысяч участников из 127 стран мира ожидает Петербург на юбилейном 25-м Санкт-Петербургском международном экономическом форуме. Сегодня Северная столица приветствует гостей своей фирменной погодой: с утра у нас пасмурно, моросит дождь. Но, конечно, это не помешает плодотворной работе здесь, на площадках Экспофорума.

Девиз ПМЭФ-2022: «Новый мир – новые возможности». Деловая программа стартует только завтра, поэтому сегодня, в нулевой день работы форума, есть прекрасная возможность в спокойном режиме прогуляться по площадкам и посмотреть, что же представлено на стендах. Один из центральных стендов Экспофорума в песочном цвете усыпан египетскими иероглифами. У этой страны в этом году особый статус гостя. Запланированы как открытые презентации, так и закрытые переговоры. Темы пока известны не все, но о туризме поговорят точно, также внимание уделят экспорту египетской продукции в Россию, речь не только о свежих фруктах и овощах.

Тамара Шорникова: Полина, если говорить о других стендах, как рекламируют себя другие участники, другие страны? Кажется ли вам, что эта работа была скорее для галочки, ну официальная часть форума, или действительно есть желание в непростое время заручиться поддержкой как можно бо́льших участников, гостей, привлечь к себе внимание и, возможно, получить какие-то бонусы от этого?

Полина Яикова: Мы с утра пообщались с представителем как раз Египта на вот этом стенде, который считается основным страны-гостя. Это всегда одна страна и один гость, это такой особый почетный статус. Он возлагает большие надежды на сотрудничество наших двух стран, России и Египта, причем говорит о том, что очень много фармацевтических продуктов страна, в смысле Египет, готова предлагать России, различного рода химические, любая бытовая и не только бытовая химия. То есть, в общем, есть куда расширяться. И приехали они сюда именно для того, чтобы наладить сотрудничество, договориться о партнерстве и увеличить товарооборот.

Ну и, конечно, различные регионы России тоже активно принимают участие в Петербургском международном экономическом форуме, для них это главное событие экономическое, главное событие года, без преувеличения. И вот мы прогулялись по площадкам, Ростовская область про инвестиционную привлекательность свою рассказывает, Москва про футуристический транспорт (ну на кого нам еще равняться, как не на Москву, в этом вопросе, видимо). И про доступные музеи будущего для тех, кто имеет какие-то особенности здоровья, чтобы искусство было доступно для них тоже, т. е. это какие-то тактильные копии, возможно, скульптур, чтобы была возможность у каждого к этому прикоснуться, и это тоже большие перспективы в т. ч. в экономическом плане: если музеи станут доступнее, туда пойдет больше людей, и искусство пойдет в массы.

Я добавлю, что ПМЭФ-2022 в этом году, как и в прошлом, – это зона, свободная от COVID. Все участники, весь персонал и все гости прошли обязательное ПЦР-тестирование за сутки до начала мероприятия.

Деловая программа включает очень много соглашений, подписаний. Только Петербург планирует заключить как город около 40 соглашений. И ожидается, по представлениям властей, ожидают инвестиции в наш город около 400 миллиардов рублей, сумма довольно внушительная. Главным событием деловой программы, конечно, станет пленарное заседание с участием президента страны Владимира Путина, предварительно оно запланировано на пятницу, 17 июня.

Тамара Шорникова: Полина, еще такой вопрос. Так как вы сейчас, в этот нулевой день, имеете шанс прогуляться, пообщаться с участниками, расскажите немного о настроении. Как вам кажется? Потому что, действительно, вокруг этого мероприятия было много разговоров, ситуация международная крайне непростая, скажем так. Есть ощущение настороженности?

Потому что мы знаем, что некоторые иностранные участники просили не раскрывать данные о том, что они приезжают на форум, поэтому открытых каких-то там источников, списков сейчас нет на сайтах. По ощущениям, какая атмосфера? Это обычная, деловая, дружественная, или все-таки вот некий холод чувствуется?

Полина Яикова: По моим ощущениям, все соскучились по этому мероприятию. Все улыбаются, все общаются, все готовы заключать соглашения. Кого-то инкогнито нам встретить не удалось, и я не могу сказать, что атмосфера кажется какой-то настороженной.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо! Полина Яикова, наш корреспондент из Санкт-Петербурга, была с нами на прямой видеосвязи.

Ну а к нам присоединяется Александр Лосев, экономист, финансист, член президиума Совета по внешней и оборонной политике. Александр Вячеславович, здравствуйте.

Александр Лосев: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Ну вот только что мы видели включение с Петербургского экономического форума. Что-то, по-моему, с международной изоляцией России пошло не так.

Александр Лосев: Ну, сразу пошло не так, потому что к антироссийским санкциям присоединилось достаточно ограниченное количество государств и тотальную экономическую войну тоже ведет ограниченное количество государств. И я думаю, что те страны, которые считаются недружественными, которые действительно ведут войну против нас, даже они будут представлены своими делегациями.

Смотрите, какая странная математика: вроде бы официально сообщается, что около 70 стран, делегаций приехало на форум, но неофициально сообщается, что свыше 90. То есть однозначно можно сказать, что представители европейских стран, возможно, и Соединенных Штатов, частных компаний, на форуме присутствовать будут и контракты заключать будут. Потому что Россия – гигантский рынок, который никто не хочет по-настоящему терять. Политические решения политическими решениями, но бизнес, особенно тот бизнес, который строился не то что десятилетиями, если брать Siemens, то с середины XIX века, уже почти 200 лет. Какие-то бизнесы останутся.

Дмитрий Лысков: Александр Вячеславович, ну вот я понимаю, деньги любят тишину, все вот эти вот поговорочки. Но, по-моему, и смех и грех: часть участников просили сохранить их инкогнито и не называть вслух. То есть это, очевидно, люди, представители бизнес-сообщества, деловых кругов из стран, которые ввели против нас санкции, и они в обход этих санкций все равно едут, чтобы вести с нами дела. Может, что-то в консерватории пора поправить у них? Я вот не понимаю этой ситуации. Как так?

Александр Лосев: Ничего не надо, ничего не надо...

Дмитрий Лысков: Пусть продолжается так?

Александр Лосев: Еще Маркс говорил: нет такого преступления, на которое не пойдут капиталисты, даже если преступление против Еврокомиссии. Все нормально. То есть мы никуда не деваемся от мира, и даже те, кто реально собрался с нами рвать связи, ничего они рвать не хотят. Тем более что на форуме среди повесток форума есть и вообще такие очень серьезные задачи, связанные с глобальным стратегическим планированием. Потому что понятно, что мир, система мирового капитализма подходит к серьезному кризису, к серьезной трансформации, и у нас впереди десятилетие хаоса. Просто так новый мировой порядок не создать.

Что мы можем сделать сейчас? Попробовать создать хотя бы структуру антихаоса хотя бы на нашем континенте. И вот структуру антихаоса могут создать только континентальные сверхдержавы, это Россия, Китай и Индия, т. е. найти общий язык. И вот форум этот чрезвычайно важен, я думаю, что это будет самый важный экономический форум за последние несколько лет, потому что, с одной стороны, необходимо понять, что делать с нашей экономикой, как ее трансформировать, как запускать ее реиндустриализацию, как выстраивать новые связи, как проводить реальное импортозамещение, особенно в критических сферах, и что нам делать с континентом.

Причем тут два уровня. Это уровень ЕАЭС, как нам возродить по-настоящему вот это взаимодействие стран, входящих в блок ЕАЭС, потому что есть Россия и Белоруссия, все остальное как-то не очень хорошо продвигалось, потому что был такой вот эгоизм национальных элит, желание работать с Америкой, с Китаем и с Россией и невозможность усидеть на трех стульях и т. д. Плюс интеграция в рамках ШОС, БРИКС, т. е. уже расширяемся вне пределов континента. Огромное количество стран, которые не поддержали американские санкции в отношении России, находятся на Американском континенте, Латинская Америка, Африка, опять же Азия.

И вот эти вопросы, они настолько важны сейчас... И все ожидают речь президента Путина, потому что ожидается, что она будет программная. Необходимо понять, что Россия предложит миру, т. е. какова картина мира с точки зрения российских властей, с точки зрения президента и что мы можем предложить, для того чтобы эта картина мира стала такой прекрасной, солнечной.

Тамара Шорникова: Александр Вячеславович, есть у вас идеи, что Россия может предложить миру действительно? Как повысить качество общения в рамках ЕАЭС, в рамках ШОС?

Александр Лосев: Ну смотрите, любая цель интеграции – это установление общего рынка, общего рынка капитала, общего рынка ресурсов, финансов и т. д. Чем крупнее объединение стран, чем насыщеннее рынок, чем большее количество отраслей в этой экономической зоне создается, тем больше эта зона независима от влияния тех же самых Соединенных Штатов, американской финансовой системы и, соответственно, всех тех проблем, которые там уже накопились.

Потому что мир стоит на пороге кризиса очень серьезного, финансового кризиса, экономического кризиса, и вызвано это будет как раз стагфляцией, которая началась в Соединенных Штатах и в Европе, а это гигантские потребительские рынки, которые могут потянуть за собой все. Мы вспомним кризис 2007–2008-х гг. американский, который возник изначально как ипотечный кредит. Но тот кризис стоил миру до 15 триллионов долларов потерь, всему остальному миру, казалось бы, где американские ипотечники и где бедные страны Африки и Азии, которые также пострадали от этого кризиса.

Поэтому вот сейчас подлинная интеграция, подлинное объединение, а главное – создание как раз новых цепочек, связей безопасности, потому что Россия является экспортером безопасности, той же самой продовольственной безопасности, потому что только Россия сейчас способна решить проблему мирового голода в развивающихся странах, плюс те технологии, которые у России есть в энергетике, потому что в мире энергетический кризис серьезный, который затрагивает не только страны Европейского союза и Соединенные Штаты, это отражается через цены на топливо по всему миру. Россия – это, во-первых, единственная страна, где лучше всех развиваются ядерные технологии, плюс поставки нефти, газа в ту же самую Индию, Китай мы увеличиваем.

И что касается науки, мы понимаем, что нам предстоит очень серьезное движение в плане возрождения фундаментальной науки, прикладной науки. Мы видим, что вся мировая наука работает по проектному принципу: если исследование не окупается за 3 года, оно просто не финансируется. И посмотрите, кто получает Нобелевские премии, – те, кто сделали открытия еще в прошлом веке, в 1980-х гг., те, кто дожил, вот и все. Поэтому здесь, если Россия реально включается в интеграцию хотя бы в евразийском пространстве или в пространстве БРИКС, то мы становимся одной из опор нового миропорядка.

Дмитрий Лысков: Александр Вячеславович, вот мы очень долго повышали инвестиционную привлекательность России, я вот помню, все привлекали инвестиции, привлекали... Может быть, сейчас вот парадоксальную вещь скажу, но не с тем ли связана возросшая явно активность на Петербургском мировом экономическом форуме, что вот в этих условиях санкций, в этих условиях реиндустриализации нашей экономики, в этих условиях, когда нам нужно развивать науку, вот вы только что обо всем этом говорили, когда забрезжили очень мощные государственные вложения, мы как-то вот стали для иностранных компаний и из дружественных стран, и из недружественных более инвестиционно привлекательны? Деньгами крупными запахло на внутреннем рынке, поэтому и идут, убеждая «не называйте, пожалуйста, наши имена, но мы хотим работать с вами»? Мы же помним, как во времена кризиса 1930-х гг. Соединенные Штаты прекраснейшим образом, хоть и не симпатизировали ни разу коммунистическому лагерю, но участвовали в индустриализации нашей страны.

Александр Лосев: Да, похоже на то. Тем более что вот этот миф о необходимости привлечения иностранных инвестиций, потому что других нет якобы, на самом деле это был миф, просто не были созданы условия для инвестиций внутри страны. И у нас получалось, что значительная часть национального дохода создавалась в экспортных отраслях и накапливалась в иностранной валюте. Если посмотреть статистику, которая есть на сайте Центрального банка, счет международных операций, получается, что Россия оказалась кредитором всего мира, мир должен России на 500 миллиардов больше, чем Россия должна миру, даже если учитывать все эти офшорные псевдооперации и псевдоинвестиции.

Поэтому когда мы говорим об импортозамещении, то, конечно, одно из основных направлений импортозамещения – это замещение иностранного капитала на отечественный и создание как раз долгосрочного инвестиционного капитала, потому что только 3%...

Дмитрий Лысков: Александр Вячеславович? Да, по-моему, у нас небольшие перебои со связью. Александр Вячеславович, вы нас слышите?

Александр Лосев: Да, сейчас...

Дмитрий Лысков: Вы вернулись, вот мы теперь вас тоже слышим. Мы прервались на формировании инвестиционного капитала.

Александр Лосев: Да-да. Только 3% банковских кредитов, по статистике, идут на инвестиции, все остальные большие кредиты просто обслуживают текущую деятельность предприятий, а инвестиции делались за счет прибыли или за счет собственных средств компаний. Вот если государство и компании включаются в общую программу и начинают инвестировать в средства внутри страны, запускаются длинные инвестиционные программы... Зачем это нужно государству, допустим, вот эти инвестиционные деньги, 4%, 5%? Государство потом получит за счет этих...

Дмитрий Лысков: Александр Вячеславович? Опять у нас некоторые проблемы со связью, пропадает звук. Александр Вячеславович?

Александр Лосев: Да-да-да. Слышно?

Дмитрий Лысков: Вот, опять слышим вас прекрасно, да.

Александр Лосев: Что такое расширение производства? Это новые рабочие места, это налог на прибыль, на то, что предприятия создают прибыль. Это НДС, потому что продукция продается на рынке. Это налог на доходы физических лиц, отчисления в соцсферу, в фонд социального обеспечения, Пенсионный фонд. Это огромное количество рабочих мест вокруг. То есть если государство будет вкладывать деньги даже под минимальные проценты, государство, которое потом собирает налоги, получит сторицей в десятки раз больше доходов от этих инвестиций.

То же самое бизнес, когда ему дают возможность сейчас получить долю рынка, с которой сбежали иностранцы, то, соответственно, эта доля рынка будет только расширяться, потому что конкуренция сейчас огромная. Мир вообще находится в ситуации гиперконкуренции. Посмотрите, как американцы давят европейцев. Почему? Потому что даже союзники стали конкурентами. Это не надо упускать, мы должны сейчас как раз дать все условия, для того чтобы развивать отечественный бизнес и работать с теми партнерами, которые готовы с нами работать.

Дмитрий Лысков: Ну вот есть определенный скепсис и у наших телезрителей, пишут, что «Венесуэла, Египет – «замечательные» экономические партнеры, сейчас как будем развивать с ними технологии», и пишут «зачем нам вообще такие форумы, это пир во время чумы». Александр Вячеславович, вот как скептикам ответить на их вот такую позицию?

Александр Лосев: Ну, во-первых, Венесуэла и Египет – это наши рынки. Не будем забывать, что наши компании работают в Венесуэле, и Египет – это государство, которое покупает в т. ч. и российское оружие, т. е. мы с ними взаимодействуем.

И что касается остальных развивающихся стран, поймите, что вот тот мир, который отказался поддерживать американские санкции, он по сути продолжает поддерживать нашу экономику, т. е. мы можем производить то, что эти страны будут покупать, и, производя это, мы будем у себя как бы увеличивать компетенции, образование. То есть если мы построим ту самую великую триаду, прикладная наука – фундаментальная наука – подготовка кадров, то почему бы не взаимодействовать со всеми странами, которые готовы у нас хоть что-то покупать или нам хоть что-то поставлять?

Потому что не все мы можем производить. Те же самые лекарства, дженерики, Индия, Индия ведь крупнейший рынок по производству лекарств. Если мы можем взаимодействовать с Индией в этом направлении, будем взаимодействовать. Если мы можем взаимодействовать с какими-то странами в области авиастроения или оборонки, надо взаимодействовать. Потому что сейчас время очень сильно сжалось, необходимо достичь технологического суверенитета, и любая помощь, любой заказ из любой страны работает как раз на это.

Тамара Шорникова: Александр Вячеславович, возвращаясь к формированию нового миропорядка, очень много сейчас об этом говорят, конечно же. Но хочется все-таки еще раз убедиться в том, что мы не рано ли мировой капитализм хороним?

Потому что делают разные эксперты достаточно давно, на протяжении многих лет, он жив по-прежнему. Не рано ли сбрасываем со счетов крупные экономики того же Евросоюза, Америки и т. д.? Потому что те, кто сейчас, например, с ними находятся в конфронтации, и вроде как можно считать, что на нашей стороне, в любом случае ведут с ними переговоры.

Вот свежая новость: Вашингтон и Пекин продемонстрировали готовность уйти от конфронтации, встретились помощник президента США по нацбезопасности и член политбюро ЦК Компартии, потом МИД КНР по итогам встречи распространил заявление, что, в общем, готовы налаживать контакты и т. д., хотя еще недавно вокруг Тайваня горели жуткие споры, много было поводов для взаимных упреков. Действительно что-то новое формируется, или просто сейчас немного мир потряхивает?

Александр Лосев: Нет, к сожалению, мир уже не может развиваться так, как он развивался последние 30 лет после падения Советского Союза, потому что достигнуты пределы экономического роста. И мы видим, что за последние десятилетия весь экономический рост шел за счет накопления долгов. То есть мы наблюдали ситуацию нулевой инфляции до недавнего времени, низких темпов экономического роста, низких темпов инвестиций, притом что долги росли колоссальными темпами, 300 триллионов долларов – это мировой долг на начало этого года. И сейчас, когда центральные банки всего мира увлеклись печатанием денег и запустили гиперинфляцию, повышение ставок просто запускает серьезнейший долговой кризис финансовый.

Дмитрий Лысков: Александр Вячеславович, спасибо!

Тамара Шорникова: Да, спасибо.

Дмитрий Лысков: Александр Лосев, экономист, финансист, член президиума Совета по внешней и оборонной политике, был с нами на прямой видеосвязи.

Ну а мы вернемся буквально через 10 минут.