По полису за деньги. Поправки к закону об ОМС

По полису за деньги. Поправки к закону об ОМС | Программы | ОТР

Не будет ли это экономией за счёт здоровья людей? Разберёмся в ТЕМЕ ДНЯ

2020-10-12T13:25:00+03:00
По полису за деньги. Поправки к закону об ОМС
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Юрий Жулев
сопредседатель Всероссийского союза пациентов
Семен Гальперин
президент «Лиги защиты врачей», кандидат медицинских наук
Николай Прохоренко
первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением, кандидат экономических наук

Иван Князев: В эфире «ОТРажение», мы продолжаем. В студии Тамара Шорникова с вами...

Тамара Шорникова: ...и Иван Князев.

Иван Князев: В российском здравоохранении вновь грядут перемены, изменения, только пока непонятно, в хорошую сторону или в плохую. Страховые компании раскритиковали поправки в федеральный закон об обязательном медицинском страховании, они предполагают переход от модели ОМС к сметно-распределительной. Ну, если попроще, страховщики больше не смогут направлять пациентов лечиться в федеральные медучреждения.

Тамара Шорникова: Ну а сами страховые компании могут лишиться части финансирования, таким образом Минздрав хочет немного сэкономить. Что это означает для нас с вами? Не сэкономят ли за счет здоровья людей? Это с одной стороны. С другой, насколько качественная и всю ли необходимую помощь мы можем получить по полису сейчас, например.

Иван Князев: Да. Вас хотим спросить, как вам современная бесплатная медицина? Хорошо ли вообще по полису лечиться у нас в стране? Сколько госпитализации вы ждете, может быть? В хорошие больницы удается лечь? Все ли услуги оказывают? Пишите и звоните нам прямо сейчас.

Тамара Шорникова: Мы подключаем к разговору экспертов. Семен Гальперин первым выходит на связь, кандидат медицинских наук, президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей». Семен Николаевич, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Семен Николаевич.

Семен Гальперин: Добрый день.

Иван Князев: Хотелось бы понять вот с точки зрения врачей, а какая система им-то все-таки ближе, когда вот сейчас мы лечимся по полису либо будем возвращаться вот к этой сметно-распределительной системе?

Семен Гальперин: Вы знаете, страховая система, в общем-то, хорошая в принципе, и если бы она работала так, как было задумано изначально, то в нашем здравоохранении проблем было бы намного меньше как минимум, может быть, не было бы вообще.

Проблема в том, что у нас не удалось реально построить систему страхования. То, что у нас существует на самом деле на сегодняшний день, – это вовсе не страховая система, это такая система распределительная. Понимаете, во всем мире страховые компании несут страховые риски, то есть они дают человеку полис, он покупает у них, или государство покупает у страховой компании полис страхования, и страховая компания отвечает, несет ответственность за оказание пациенту, застрахованному качественной медицинской помощи.

У нас происходит нечто совершенно другое: у нас страховые компании занимаются посреднической деятельностью, они являются частными посредниками между государственным фондом страхования и опять же государственными медицинскими учреждениями. Фактически никаких страховых рисков они не несут, ответственности за оказание медицинской помощи они тоже не несут, они являются вот такими посредниками.

Более того, проблема ведь еще в том, что оплата медицинской помощи застрахованным в системе ОМС настолько несовершенна, что во многих случаях она не оправдывает расходы, и именно это привело, вот у нас начиная с 2014 года стало поводом к закрытию многих медицинских учреждений, их экономическая несостоятельность.

Иван Князев: А вот поподробнее вот этот момент можете разъяснить, почему закрылись, почему она несовершенна?

Семен Гальперин: Ну, была объявлена так называемая оптимизация. В то время у нас власть, чиновники говорили, что это приведет к повышению качества. У нас все реформы обязательно должны вести к повышению качества. На самом деле это была такая форма скрытой приватизации. У нас по закону на самом деле приватизация государственных медицинских учреждений, вообще социальных учреждений запрещена, но была придумана такая форма просто их ликвидации под разными предлогами.

В 2014 году, между прочим, когда начались протесты медработников в связи с закрытием массовым медицинских учреждений, в связи с сокращением медработников начались протесты, и вот тогда, кстати, мы с коллегами опубликовали вот этот известный, скандальный план ликвидации медицинских учреждений, план назывался «Реорганизация медицинских учреждений Москвы». Его долго отрицали власти московские, но провели реформу именно так, как там было сказано. И там было указано, да, что медицинские учреждения закрываются по очереди, по плану, очень аккуратно в связи с тем, что они не приносят прибыли, там даже было указано, прибыль с квадратного метра площади медицинского учреждения.

Иван Князев: Ага.

Семен Гальперин: Ну, это были разные вот такие ухищрения, те учреждения, которых было запланировано закрытие, там урезали госпитализацию, им урезали финансирование, соответственно, фактически это было банкротство, и таким образом в Москве была уничтожена половина стационаров как минимум.

Иван Князев: Ну понятно, да.

Семен Гальперин: Вот. Помощь в этом оказала как раз система ОМС, которая финансировала эти учреждения. Вот когда мы перешли на это одноканальное финансирование, когда бюджет перестал финансировать медицинские учреждения, ну кроме нужных учреждений, кроме тех, в которых лечатся чиновники, всякие ведомственные учреждения, они получали дополнительно государственное еще финансирование, двухканальное осталось, например медицинское учреждение Управления делами президента, там было понятно сразу, что чиновнику недостаточно просто по ОМС лечиться.

Ну и в результате мы потеряли значительную часть медицинских учреждений, была сокращена масса медработников, и с тех пор мы испытываем жуткий дефицит в местах оказания помощи медработникам. Вот сейчас, в эпидемию мы почувствовали это особенно ярко, когда вот взамен уничтоженных, массово уничтоженных медицинских учреждений Москвы пришлось строить вот эти холерные бараки вокруг Подмосковья, для того чтобы складировать там заболевших массово. Ну, вот такая была система, и в этом во многом вина именно системы ОМС и страховых компаний.

Что такое у нас страховая компания вообще-то в России? Мы знаем, что в большинстве из них учредителями, хозяевами фактически являются чиновники нашего здравоохранения либо их родственники, приближенные и так далее, и фактически страховые компании стали не просто посредниками между вот этими государственными деньгами и медицинскими учреждениями, а они стали системой откачки их, перекачки их в карманы чиновников. То есть фактически это вот была такая система. Если бы мы...

Тамара Шорникова: Подробнее чуть-чуть после звонка поговорим об этом, как раз какие функции есть у страховых, как они нам помогают или, наоборот, сейчас больше денег забирают. Послушаем телезрителя.

Иван Князев: Владимир из Ленинградской области у нас на связи. Владимир, здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Вы знаете, хочется сказать, что не надо изобретать велосипед. У нас в советское время была очень хорошая система медицинская. Вы посмотрите на Кубу, это достаточно небогатая страна, которая, как сказать, унаследовала нашу советскую медицину, посмотрите, какой там уровень. Сейчас чтобы сделать какую-то операцию, даже простейшую, нужно полгода ждать или заплатить 60 тысяч, вот я сам с этим столкнулся, вот, просят деньги. Вы понимаете, превратили... Куча посредников, которые зарабатывают деньги, до врачей они не доходят вот эти страховые компании и так далее...

Иван Князев: Владимир, я прошу прощения, понимаете, аргументация страховых компаний как раз-таки говорит о том, что, если мы вернем советскую модель, мы получим ее какой-то такой худший вариант, когда, например, чтобы лечь в нормальную больницу, чтобы там за тобой врач ходил, лекарства, там тебе капельницы нормальные ставили, нужно будет кому-то что-то занести либо очень хорошее знакомство иметь, вот.

Зритель: Я с этим не согласен. Вы знаете, в советское время все-таки была самая лучшая система медицинского образования. Спросите у людей, и вам люди скажут... Я сам, есть с чем сравнить, что сейчас и что было. Поверьте, было намного лучше. Спасибо.

Тамара Шорникова: Понятно, да, ваше мнение понятно.

Давайте сразу, следом еще послушаем Ирину из Краснодарского края. Здравствуйте, Ирина. Алло, Ирина, слушаем вас.

Зритель: Да-да-да.

Тамара Шорникова: Как вы ходите в больницы, в поликлиники? Устраивает ли качество? Всегда ли можно попасть к врачу?

Зритель: Это все хорошо. Я хочу просто сказать за одну ситуацию произошедшую. У нас действительно совершенно страховое вот это само, эта организация. Потому что у меня внук еще 6 лет назад попал в больницу, ему должны были сделать операцию. Но когда они приехали вечером в больницу саму, их оформили, все, они там переночевали, и у ребенка появилась температура, и их утром выписали. Им ни анализы не брали, ничего, просто выписали и все. Но дочка увидела, что они взяли, запись была там какая-то сделана, что они в страховую компанию отправили документацию, что 18 тысяч за это сняли.

Иван Князев: Ага, то есть все-таки...

Зритель: Значит, это что идет? Или какое-то отмывание денег, или что? Потому что, может быть... Ну, медицина бесплатная нужна, потому что большое население, большое количество населения обращается в медицину именно к нам, и там нет финансов таких больших.

Иван Князев: Ну то есть деньги у вас в том случае все-таки прошли, куда-то они делись, а нормального качества медицинской услуги вам никто не оказал.

Зритель: Да-да, вот в чем дело, мне поэтому и говорится, что, значит, не один бывает такой случай, но это представляете, какие деньги? Значит, они что-то туда вписывают неизвестно что, раз они так со страховой организацией... Они бы, может, эти деньги куда-то в другое место пошли. Что-то где-то нечисто, значит.

Тамара Шорникова: Понятно, да. Спасибо вам большое.

Иван Князев: Спасибо, Ирина. Вот мы и разбираемся в этом.

Тамара Шорникова: Да. Семен Николаевич, если говорить про взаимоотношения врачей, страховых компаний, действительно, страховые компании сейчас говорят о том, что они очень важное звено как минимум в контроле качества предоставления медобслуживания. Как выстраиваются эти взаимоотношения? Часто ли общаются страховые компании с медучреждениями? Ваша зарплата конкретно, не знаю, как специалиста, как врача зависит от того, сколько конкретно страховых компаний, сколько клиентов благодаря страховой компании пришли конкретно в ваше медучреждение, например, потому что посоветовали в страховой, я не знаю?

Семен Гальперин: В принципе зависит, да. Но сейчас в поликлиниках от количества приписанных пациентов зависит больше, в стационарах действительно от госпитализированных. Но я вам хочу сказать, что роль страховой компании в основном сводится к взиманию штрафов. На самом деле ведь страховые компании вот живут официально на те штрафы, которые они взыскивают с медицинских учреждений за некачественное якобы оказание помощи, на самом деле за неправильное оформление бумажек, которые они, кстати, постоянно придумывают, вот все эти годы постоянно страховая компания, постоянно чиновники придумывают массу новых и новых бумаг. У меня такое впечатление, что специально для того, чтобы легче было взыскивать штрафы, потому что...

Иван Князев: А не для того, чтобы улучшить качество работы врачей.

Семен Гальперин: Ни о каком качестве вообще не идет речь, потому что тот эксперт страховой компании, который приходит в больницу взыскивать штрафы, у него есть конкретное задание снять с организации количество денег. Он всегда найдет, с чего это сделать...

Иван Князев: Семен Николаевич, проще давайте будем это называть, заработать, он приходит заработать, у него задача такая.

Семен Гальперин: Да, это те деньги, которые уходят туда и вот на которые, собственно, и должна жить страховая компания. В цивилизованном мире все происходит совершенно по-другому: там клиент страховой компании имеет право на возмещение, собственно, его лечения. Понимаете, у нас мы приходим в больницу и говорят: «Вот эти услуги мы можем вам оказать, а вот эти уже не можем по ОМС». Каким образом... У нас есть масса ситуаций, когда пациенту говорят: «Либо мы не сейчас окажем вам эти услуги, становитесь в очередь, если доживете, вы получите эту помощь...»

Тамара Шорникова: ...либо платно.

Семен Гальперин: Да, либо идите тут же в соседний кабинет, и вам все это сделают сразу, это платно. Это вообще-то противозаконно на самом деле оказывать тут же платные услуги в медицинском учреждении, но у нас протолкнули вообще-то, на самом деле вот это разрешение, и страховые компании это покрывают. Но на самом деле, вообще-то в любой стране мира вот в такой ситуации, когда пациент тут же, в том же учреждении пошел и получил платно медицинскую услугу, он имеет право обратиться в страховую компанию, и она обязана ему это компенсировать. У нас этого не делают страховые компании.

Тамара Шорникова: Семен Николаевич, с другой стороны, вот мы часто говорим, что вот в цивилизованных странах, вот там в каком-то более хорошем мире, чем у нас, вот там у них страховая система лучше работает. Но она же там безумно дорогая...

Семен Гальперин: Да.

Тамара Шорникова: И если ты там вдруг без страховки, в той же Америке, например, тебя вообще лечить не будут. У нас такого не происходит, у нас же все-таки при системе ОМС каждый может получить это лечение.

Семен Гальперин: Давайте я вам скажу. Я знаю, как в Америке устроена медицинская помощь, и там нет такого, чтобы человек оставался без медицинской помощи. Там тот, кто не имеет страховки, получит медицинскую помощь, там в каждом городе есть масса бесплатных медицинских государственных и муниципальных лечебных учреждений, которые каждому человеку без документов, бездомному, нелегальному мигранту окажут помощь, между прочим. Это отдельная наша проблема, и это стыдно об этом говорить. Но проблема в том, что да, действительно, страховая система, в том числе американская, очень дорого обходится в том числе людям...

Тамара Шорникова: Конечно.

Семен Гальперин: ...бизнесу, который за это платит, людям, которые это покупают. И мы бы не смогли сейчас оплачивать вот эту систему. Если у нас получается, если мы говорим о том, что основная проблема в том, что не хватает денег на эту медицинскую систему, значит, нужно ее перестраивать, и в этом отношении бюджетная медицинская система дешевле действительно, потому что она хоть и распределительная, но она позволяет экономить, планировать как-то. С моей точки зрения, на самом деле мы должны стремиться в будущем к построению реальной системы медицинского страхования, но для этого нам нужен опять же возврат к точке, из которой мы вышли и заблудились. Понимаете, мы сейчас...

Иван Князев: В общем, заново, заново все нужно попробовать...

Тамара Шорникова: Да, прямо коротко, просто хочется...

Семен Гальперин: Мы должны вернуться к системе действительно государственной, бюджетной, когда... У нас вообще-то государство по Конституции, мы в Конституции оставили вот это право граждан на получение качественной медицинской помощи, и государство обязано это выполнять. Если не получается через систему страхования, значит, оно обязано вернуть систему государственного финансирования, и с этой точки мы будем думать, как нам построить в будущем нашу систему. Понимаете, раз не получилось, нужно вернуться, а дальше будем пробовать снова, получится у нас построить медицинскую систему, тогда нет.

Иван Князев: Ох...

Семен Гальперин: Но страховые компании сегодня – это лишнее звено, через которое только утекают эти деньги, которые не помогают никак строить медицинскую помощь людям. И сейчас они действительно должны быть исключены из этой цепочки. Я считаю, что это первый шаг, и в дальнейшем они вообще должны быть исключены из системы оказания медицинской помощи. Не должен быть такой частный посредник между двумя государственными системами, который просто умыкает куда-то деньги.

Иван Князев: И желательно чем быстрее, тем лучше, пишут нам наши телезрители.

Тамара Шорникова: Ой не знаю, не знаю.

Иван Князев: Спасибо. Семен Гальперин, президент межрегиональной общественной организации «Лига защиты врачей». Ну, это пишут нам наши телезрители из Воронежской области, в частности.

Тамара Шорникова: Но ведь частные – это еще и независимые, такой должен быть знак равенства.

Иван Князев: Ну да, да. «Убрать срочно эту прослойку нахлебников в виде страховщиков», – предлагает нам наш телезритель. Из Приморского края SMS: «Где же есть это бесплатное лечение? Смешно слышать. Ни в платных, ни в бесплатных, все равно деньги берут везде одинаково». Наш телезритель Валерия в чате прямого эфира пишет: «Никто не отслеживает, на какую сумму и какая по факту оказана услуга медучреждением, какая зафиксирована в отчете для страховой компании».

Тамара Шорникова: Послушаем телефонный звонок. Зинаида, Москва, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я по поводу того, как попасть на бесплатную операцию.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: У меня катаракта, мне назначили в Первую градскую больницу направление. Я пришла, подала заявление, сказали: «Ждите». Я уже 5 месяцев жду этой очереди, когда меня вызовут на осмотр только, не на операцию.

Иван Князев: Ага. А у вас какая страховая компания, Зинаида?

Зритель: Я не знаю, какая.

Иван Князев: Вот в полисе у вас... Не знаете, да?

Зритель: Какая у меня страховая, я не знаю. Я коренная москвичка, у меня и полис есть, все есть, и к врачам я практически не хожу. Но вот катаракта, мне надо бы подправить зрение.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Некоторым уже... Я в июне встала на очередь, 6 июня, а другим уже, которые в это время встали, уже даже сделали операцию.

Иван Князев: И никто по этому поводу, что называется, не чешется.

Тамара Шорникова: Интересно, да.

Иван Князев: Я, в частности, сейчас про страховые компании говорю.

Зритель: Я звоню, мне говорят: «Мы февраль еще не разгрузили». Другой звонок звоню, мне говорят: «Мы еще май не проходили, не оперировали людей, которые набрались за коронавирус». Сейчас новый коронавирус наступает, опять я буду сидеть, потому что мне 81 год, и опять я взаперти...

Иван Князев: О господи...

Зритель: ...я не имею права никуда ни поехать, никуда ни обратиться, еще год у меня пройдет. В общем, пока не ослепну, наверное, вот и все.

Тамара Шорникова: Да, Зинаида, спасибо вам за ваш звонок.

Иван Князев: Зинаида, поправляйтесь, дай бог вам здоровья.

«К врачам не попасть, – пишут нам из Приморского края наша телезрители. – Первично направят на анализ по профилю, при «хронике» надо к нескольким врачам попасть. Очередь даже на анализы 3 недели, затем повторные приемы по назначениям и так далее, и так далее».

Тамара Шорникова: «Вы лечитесь бесплатно или нет?» – поинтересовались наши корреспонденты у жителей Владивостока, Саратова и Владикавказа. Давайте посмотрим, что люди отвечали, после продолжим обсуждение в студии.

ОПРОС

Тамара Шорникова: Да, понятно... Так отвечали наши телезрители. Мы ждем ваших ответов, ваших рассказов, вашего опыта, легко ли вам попасть в поликлинику, в больницу, на какое-то плановое обследование. Все это чаще всего вы делаете бесплатно, по полису или все-таки идете в платную клинику, потому что очереди на бесплатную помощь не дождаться просто? Звоните, пишите, рассказывайте.

Иван Князев: Ну а сейчас подключаем к разговору еще одного эксперта – Николай Прохоренко у нас на связи, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением. Здравствуйте, Николай Федорович.

Николай Прохоренко: Здравствуйте.

Тамара Шорникова: Да. Николай Федорович, мы много раз обсуждали проблемы в сфере здравоохранения, медицины в нашей стране. Зрители из эфира в эфир звонят и говорят, что не попасть к врачам, тем более вот сейчас, в нынешней ситуации, когда все силы брошены на COVID. Мы все время говорим о том, что катастрофически недофинансирована система здравоохранения в нашей стране. И вот сейчас такое одно из решений предлагается из этой же системы по сути практически где-то что-то взять и перекинуть внутри самой системы, то есть не добавить, не влить туда больше денег, а как-то внутри перераспределить деньги.

Насколько это поможет? Как вы относитесь вот к таким обсуждениям, которые сейчас происходят? У нас больше нельзя откуда, не знаю, у нефтяников денег немного забрать, кинуть, или еще что-то? Почему внутри-то надо это все делать, как-то у кого-то отбирать, куда-то там запихивать эти деньги оставшиеся?

Николай Прохоренко: Вы знаете, за последние 3 года я очень рад, что у вас изменилась парадигма вопроса. Потому что когда мы раньше говорили, то первое говорили, что вот как, эффективно или неэффективно тратятся деньги в медицине, как это сделать лучше, и все действительно внутри одного котла варилось. А вот сейчас прозвучала совершенно правильная постановка из ваших уст, что, действительно, деньги на медицину нужно брать вне медицины. Никто не говорит, что в медицине внутри проблем нет в отношении эффективности траты средств, да, они есть. Но так как недофинансирование буквально двойное, то понятно, что никакой экономией этот двойной дефицит ни в коем случае не поправишь.

Мало того, если сравнивать, как раз был сделан анализ у нас предстоящих затрат на медицину на ближайшие 3 года, и мы видим, что в процентном отношении у нас бюджетные траты, то есть траты государства на медицину, будут уменьшаться, если взять в расчет инфляцию, которая там тоже планово заложена. И несмотря на какие-то мизерные повышения этих самых...

Тамара Шорникова: Да, пока звук пропал, пропал телезрителей. Людмила, Севастополь.

Иван Князев: Людмила у нас на связи.

Зритель: Алло, да, это Севастополь.

Иван Князев: Здравствуйте.

Зритель: Я хочу сказать, что у нас в Севастополе медицина отвратительная. Когда у нас был опрос тут в начале нового губернатора, все вопросы именно сводятся к медицине. И я вам скажу только по полису – спасибо полису. Если бы не вот эта страховая организация, то я бы вообще ничего не получила. Они подскажут, они там позвонят, потребуют, чтобы то, что мне положено, они хотя бы это выбьют, потому что в больнице это все скрывается. Почему не говорят...

Тамара Шорникова: Людмила, вот интересно просто подробнее об этом узнать, потому что... Честно, я ни разу не звонила в свою страховую и в принципе не могу сказать, что вот как-то...

Иван Князев: Что ты даже знаешь, кто у тебя... ?

Тамара Шорникова: Ну, не так чтобы хорошо помню. Понятно, что Москва, понятно, наверное, здесь в поликлиниках как-то лучше. Я лечусь по полису, я в принципе все, что мне надо было, какие-то обследования, проходила бесплатно по большей части. Но я действительно ни разу не общалась, не просила что-то там вытребовать. Как у вас это происходит? Как часто вы с ними общаетесь, по какому поводу?

Зритель: Да по любому, по любому поводу.

Тамара Шорникова: Прямо в страховую звоните свою?

Зритель: Да, я звоню туда и говорю, что такая-то у меня ситуация, помогите мне, пожалуйста. И они подскажут, куда, чего...

Тамара Шорникова: Ну например что? Не знаю, долго не принимает врач, не можете нужное обследование или что?

Зритель: Я сейчас объясню. Значит, вот получается как? Мне положено было УЗИ.

Тамара Шорникова: Так.

Зритель: Вот, проходите за свои деньги, потому что... Но я проходила много раз, потому что там такие очереди, надо ждать в течение, где-то они дают неделю, а мне по 5 месяцев не дают УЗИ.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: И тогда звонят из страховой и говорят: так и так, почему вы не предъявляете, не даете талончик на УЗИ, если положено? Понимаете, они вот так вот помогают.

Тамара Шорникова: И решается ваша проблема, то есть сдвигается очередь?

Зритель: Да, да.

Иван Князев: Ну это...

Зритель: Я обратилась, у меня потом... Они там... в поликлинике, но я ее получаю.

Тамара Шорникова: Понятно.

Зритель: И вот, понимаете, еще что? Вот по полису. Я, допустим, лечу зубы. Значит, там в страховую они пишут, что я застрахована и так далее, и тому подобное. Значит, они получают как бы с них деньги, ну с нас. А потом я плачу за пломбу, за укол какой-то, я не знаю вот эту вот разницу в деньгах, которые я заплатила и что перечисляется со страховой, понимаете? У меня такое чувство, что там перечисляют больше, чем они...

Иван Князев: Ну подождите, там есть целый список, какие услуги вам положены, какую пломбу поставить вам можно...

Тамара Шорникова: ...бесплатно, а какую нет.

Иван Князев: Да, бесплатно, а за какую уже придется платить. Там просто это можно все посмотреть на самом деле.

Зритель: Ага. Вот я хочу тоже..., потому что пока так поставили цементную пломбу, она у меня вывалилась вместе с зубом.

Иван Князев: Ну, световую там могут вам вставить еще на самом деле, по полису могут и световую поставить, если я не ошибаюсь.

Зритель: Ну вот не знаю, вот хочу теперь это тоже выяснить, потому что это очень дорого получается, пломба... Ну вы меня поняли, смысл этой идеи.

Иван Князев: Да-да-да.

Зритель: Но сам факт, что вот по полису я бы, наверное, уже померла бы, потому что... Спасибо именно «Медстраху».

Тамара Шорникова: Ага, понятно, да. Хорошо, спасибо большое.

Иван Князев: Ну вот такой вот положительный опыт был.

Возвращаем к разговору Николая Прохоренко. Николай Федорович, а вот если все-таки вот эти поправки будут приняты, вот такого положительного опыта будет меньше у нас, получается, когда люди могут что-то выбивать для себя через страховую компанию? Мы теперь в федеральные медучреждения как будем вообще ложиться – по блату, по квотам?

Николай Прохоренко: Да абсолютно так, как и раньше. Возьмите направление, поликлиника, соответственно, выдаст направление по квотам, которые были раньше, так что для пациентов вообще ничего не изменится. Другой вопрос... Во-первых, количество денег, государство все равно тратило эти деньги в федеральных учреждениях, то есть финансирование рассматривается как общее несмотря на то, что оно разделяется по некоторым ручейкам. Целиком на федеральные учреждения запланировано 5% от всей базовой программы обязательного страхования, поэтому принципиально ничего такого не произошло вообще с этими поправками.

Единственное, они с какой точки зрения хороши, на мой взгляд? Они дают возможность посмотреть, каким образом система может функционировать без страховых компаний. Это как раз то, о чем говорили многие люди, вот Семен Николаевич, врачи, организации пациентов и прочее, прочее, прочее, многие-многие люди говорят о том, что они не видят, особенно в последние годы, смысла в существовании страховых компаний. Да, 20 лет назад страховая компания могла изменить финансирование лечебного учреждения, да, тогда были какие-то элементы конкуренции в отношении каких-то организационных схем, как работать лучше.

Сейчас все зарегулировано, сейчас стенки трубы жесткие, по которым текут деньги, и поэтому страховые компании, к моему большому сожалению, превратились просто в технический передатчик средств. И, выполняя 3 основные функции, учет застрахованных, экспертизу и оплату медицинской помощи, они фактически повлиять ни на что не могут. Они должны выполнить жесткий стандарт, который в принципе может быть выполнен и другими учреждениями, которые уже существуют у нас в государстве.

Иван Князев: Спасибо. Николай Прохоренко, кандидат экономических наук, первый проректор Высшей школы организации и управления здравоохранением, был с нами на связи.

Еще один звонок у нас есть.

Тамара Шорникова: Да, послушаем Тамару из Воронежской области. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу рассказать свою тяжелую историю.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Я в прошлом году... В поликлинику когда записываешься, требуют полис, все по полису записывают. Но лечение, какое-то прохождение УЗИ, чего-то, все равно склоняется к платной услуге.

Иван Князев: Ага.

Зритель: У меня онкология. В прошлом году, ну как, поликлиника, первичное звено, такое впечатление, что там сидят недоученные специалисты. Они не направляют на нужные процедуры, пока сам... Квоту я выбила только благодаря тому, что поднялась к заведующему поликлиникой, тогда и направление мне на Воронеж в область дали, и квоту. В Воронеже операцию сделали, тоже и полис записывала, и все на свете. Ты еще лежишь, ну как, от наркоза еще не отошел, а врач уже стоит, ждет, что ты ему сунешь в карман деньги.

Иван Князев: Какой кошмар.

Зритель: Это вот я прошла на своей шкуре.

Теперь вот я должна наблюдаться в области у колопроктолога. У нас в Острогожске, в маленьком городке, такого специалиста нет. Они меня направляют к переученному онкологу, к терапевту. Что он мне даст, этот врач? Если я... Я успела за эту пандемию съездить в область 3 раза, там проверка, наблюдение через каждые 3 месяца, я должна там пройти колоноскопию, чтобы посмотрели, как у меня там все, ну наблюдение такое, питание, все врач этот мне в области до подробностей расписывал, все это самое.

Приезжаю сюда, она сидит, смотрит на меня тупыми глазами, извините, по-другому я никак это не сравню. Опять же чтобы пройти эту колоноскопию, в платной я могу с наркозом, чтобы не страдать от болей, от всего, а по полису наркоз не делается.

Тамара Шорникова: Да, понятно.

Иван Князев: Ну понятно. Спасибо, спасибо вам большое. Это вот к вопросу качества оказания медицинских услуг, за которое ратуют и вроде как контролируют страховые компании, вот такая вот история у нас была.

Из Приморского края SMS: «Бесплатно без зубов я хожу, а были бы зубы, загрыз бы страховую компанию», – вот.

Тамара Шорникова: Нижегородская: «По ОМС не лечение, а мучение. Попасть к специалисту, сдать анализы – это пройти адовы круги, пятьсот раз прийти, все только через терапевта, и тысяча записей. В поликлиниках врут и пинают людей на платные услуги».

Послушаем, что с этим можно сделать, еще один эксперт в нашей виртуальной студии – Юрий Жулев, сопредседатель Всероссийского союза пациентов. Здравствуйте.

Юрий Жулев: Да, здравствуйте.

Иван Князев: Здравствуйте, Юрий Александрович. Так, может... Все-таки хотелось бы понять, ну вот с точки зрения нас, пациентов, нам лучше станет или хуже, если вот эти поправки будут приняты? Может, действительно нам напрямую проще будет обращаться в федеральные медицинские учреждения? Ну видите, каждая вторая SMS ругает страховые компании, ругает те услуги, которые нам оказывают по полису.

Юрий Жулев: Ну смотрите, услуги оказывают нам, правильнее все-таки, я считаю, помощь нам оказывают сами медицинские организации, а не страховые медицинские организации – медицинские учреждения, больницы, а не страховые медицинские организации.

Иван Князев: Но страховщики же говорят, что они все это дело контролируют.

Юрий Жулев: Второе. Реформа сейчас касается пока что только федеральных учреждений, это тоже надо понимать, а не всей страны в целом, и здесь два у нас замечания.

Первое. Я не обсуждаю финансовые потоки, нужно их пускать через страховые медицинские организации или нет, здесь есть разные варианты, в том числе напрямую через фонды. Но в последние годы законодательно выстраивалась система защиты прав пациентов, потому что страховые компании, на самом деле одна из основных их задач – защищать наши права. У них созданы кол-линии, есть страховые медицинские представители по защите прав пациентов, которые в том числе имеют право проводить экспертизу оказания, качества медицинской помощи.

Вот это в данном законопроекте в части федеральных учреждений вычеркивается полностью, и предполагается, что эту функцию будет выполнять федеральный Фонд обязательного медицинского страхования. Но в этой ситуации мы вот ругаем страховые медицинские организации, я боюсь, что у фонда будет на самом деле конфликт интересов, потому что фонд напрямую подчиняется Минздраву, а те учреждения федеральные, в которых оказывается помощь, – это тоже, собственно говоря, собственность Минздрава. И как в этой ситуации федеральный фонд беспристрастно сможет защищать наши права, у меня вопрос, это первое.

Иван Князев: То есть не будет независимой третьей стороны? А мне вот интересно, представители страховой компании в суде часто выступают, когда допущены те или иные ошибки или не оказана помощь?

Юрий Жулев: В судах редко, предельно редко, такие факты есть. Кстати, рассматривается вопрос усиления в этой части и наделением их обязанности в том числе готовить, не выступать, может быть, в судах, но готовить документы, помогать застрахованному лицу готовить документы в суд при необходимости. Прецеденты такие были, но их крайне мало. Чаще всего вообще-то задача в идеале не идти в суд, чаще всего должна быть реакция страховой компании, терфонда на то, чтобы обеспечить пациента доступной, качественной медицинской помощью. Идти в суд – это уже вторая история, это когда нанесен какой-то вред здоровью, моральный причинен ущерб и так далее.

Иван Князев: Ну понятно.

Юрий Жулев: Вторая часть – по поводу доступности. Что сейчас произойдет? Выделяются определенные квоты объемов медицинской помощи для федеральных учреждений, этого не было. Значит, с одной стороны, это хорошо, потому что будет зафиксированы объемы, четкие объемы финансирования по федеральной помощи. Что произойдет, мое ожидание? Так как регионы на этом сэкономить не могут, деньги-то будут лежать в федеральном фонде, регионы будут активно вначале направлять пациентов в федеральные учреждения, чтобы вычерпать эту квоту.

У меня задается второй вопрос, я задаюсь вопросом: а что будет, когда эта квота будет исчерпана? Как будет дофинансироваться помощь, если вот в каком-то регионе его квота уже в федеральных учреждениях исчерпана, а надо отправить пациента? И если это такая жесткая система, кто будет дополнительно теперь финансировать эти объемы? Вот мы хотели бы, это очень важно знать, потому что иначе, если мы эту тему не обсудим, на каком-то этапе, с исчерпанием этих квот направление пациентов просто прекратится жестко. Вот это вопрос, который нас волнует.

Иван Князев: Так и сейчас не попасть, понимаете, в Москву, в Санкт-Петербург, какие у нас там крупные центры медицинские есть, и сейчас не попасть, по несколько лет люди ждут что есть квоты, что нет квот.

Юрий Жулев: Ну, вы понимаете, мы идем по пути какому? Есть потребность в дополнительном лечении. Можно идти по двум путям: дать дополнительные средства, для того чтобы покрыть эту потребность, а второй путь – вводить квоты. Ну вот введение квот – это, с одной стороны, действительно, вроде бы закрепляет какие-то объемы, с другой стороны... Нас вообще эта история очень волнует, потому что вы говорите про попасть не попасть, но на самом деле потоки идут. Попасть действительно не так просто, потому что регионы стараются направить к себе, в свои учреждения этих пациентов, это есть такая история.

Иван Князев: Но ведь и квоты тоже просчитать можно, какое количество, все-таки можно их выделять.

Спасибо. Юрий Жулев, сопредседатель Всероссийского союза пациентов, был с нами на связи. Говорили о том, нужно ли немножко подрезать полномочия и возможности страховых компаний или нет и что нам это все даст.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Страховщики и банкиры просто создают деньги из воздуха, фальшивую экономику. Закрывать надо страховую медицину, она от слова "страх".
Не будет ли это экономией за счёт здоровья людей? Разберёмся в ТЕМЕ ДНЯ