По всему миру сидят институты, для которых были не звоночки, а уже бой колоколов в виде свиного, птичьего гриппа и так далее. Нет, ничего не делали!

По всему миру сидят институты, для которых были не звоночки, а уже бой колоколов в виде свиного, птичьего гриппа и так далее. Нет, ничего не делали! | Программы | ОТР

О пиратах-перекупщиках

2020-04-07T19:44:00+03:00
По всему миру сидят институты, для которых были не звоночки, а уже бой колоколов в виде свиного, птичьего гриппа и так далее. Нет, ничего не делали!
На МКС пора ставить крест? Деньги на свалку. Маньяк выходит на свободу. Страна под снегом. Как победить бедность
Сергей Лесков: Любой памятник - это некая точка единения нации. Если памятник служит возникновению напряжения в обществе, ему нет места на площади
Что такое бедность и как с ней бороться?
27 февраля - Всемирный день НКО
МКС переработала свой ресурс
Дорогая передача: Нам мешают парковки!
Свободен и особо опасен
ТЕМА ЧАСА: Страна под снегом
Чёрные дыры МКС
Новый техосмотр отложили
Гости
Сергей Ознобищев
директор Института стратегических оценок

Александр Денисов: Да, ну вот сейчас мы как раз сидим. А то мы говорили: «сидим», а мы стояли все.

Анастасия Сорокина: Но мы не дома, Саша.

Александр Денисов: Да? Да почти как дома. Для нас это дом родной.

Анастасия Сорокина: Работа как дом.

Александр Денисов: Да. Следующая тема у нас – пираты-перекупщики. Хотя это мы еще благородно так называем тех, кто перехватывает самолеты с медицинским грузом. Отличились больше других американцы. Забрали в аэропорту Бангкока груз с масками для Германии, а в аэропорту Шанхая груз для Франции. Франция, посмотрев на это, решила забрать себе груз, который предназначался для Италии и Испании. Вот так себя ведут.

Анастасия Сорокина: Да. И поговорим, почему страны даже не удосуживаются нацепить хоть какую-то маску приличия и занимаются мародерством. На связи с нашей студией Сергей Константинович Ознобищев, директор Института стратегических оценок. Сергей Константинович, здравствуйте.

Сергей Ознобищев: Здравствуйте. Жалко, что вы не дома.

Анастасия Сорокина: Хорошо, что вы с нами на связи, хоть вы и дома. Сергей Константинович, вот эта ситуация с пиратством XXI века. Германия очень остро отреагировала. Да вообще Европа просто возмущена вот таким поступком Соединенных Штатов. Их оправдывает то, что у них больше всего заболевших? Или в принципе нет оправдания такому поступку?

Александр Денисов: Или оправдание – «кто сильнее, тот и прав», Сергей?

Сергей Ознобищев: Нет, но оправданий, конечно, с одной стороны, нет. С другой стороны, вы понимаете, что человек – человек слаб, и когда возникает угроза жизни, то он, к сожалению, готов на разные поступки, и не очень приглядные, так скажем. И благородство здесь проявляют только великие духом. Но я не знаю, не слышал: это вот государственная политика, когда американцы берут и отнимают медицинские грузы? Или это все-таки эти самые пираты частного бизнеса проплачивают и потом это продают по более высоким ценам у себя? Это вопрос. Я не уверен, что это государственная политика, одобренная госдепом, Трампом…

Александр Денисов: Сергей, вы знаете, может быть вполне одобрена. Потому что госдеп же вывешивал у себя на странице объявление, что они привлекают других ученых, которые занимаются разработкой вакцины, зовут их к себе. Т. е. они хотели перекупить. Потом хотели перекупить вот эти разработки вакцины, чтобы эксклюзивно ими владеть. Т. е. это уже не первый случай такого – пиратства, мародерства, как угодно можем называть.

Сергей Ознобищев: Ну, я не берусь судить о моральных качествах президента Соединенных Штатов. Он у нас все время как-то балансирует, его образ, в нашей политике и в пиар-пространстве между тайным другом России и оппонентом. Но отношение к нему такое – всегда как-то с улыбкой о нем говорят. Поэтому не думаю, что он взял лист бумаги и на каком-то документе там красным карандашом написал: «Взять, изъять, перекупить» и т. д. Но то, что Америка в принципе, как мы с вами знаем, она страна, которая перекупает… выкупает интеллектуальные ресурсы со всего мира, скупает эти ресурсы. Там одна вот эта самая Кремниевая долина, как некоторые наши политики это приводят в качестве какой-то национальной гордости, что Кремниевая долина говорит чуть ли не вся на русском языке. А для меня это национальная беда. Что наши люди поехали туда, и поехали туда, естественно, потому, что там больше платят, там создают условия для науки. Когда мы сможем такое создать, я буду только рад. И буду гордиться еще больше своей страной. Что касается медицинских масок и прочего оборудования и оборудования, которое уходит американцам. Ну, некрасивое это поведение. Надо разбираться. Надо эти самые, что там у дипломатов: ноты посылать друг другу, поднимать вопрос в ООН, там, в ВОЗе, где еще. Но в принципе, если посмотреть на то, что с нами происходит: происходит это, к сожалению, абсолютно неожиданно. Несмотря на то, что огромное количество исследовательских институтов. Мы споткнулись о древнюю, как мир, пандемию. Тогда это называлось чума. Вот сейчас чума XXI века. 100 лет назад была испанка, унесла 50 млн. жизней. Ну, тогда не предостерегли, не разобрались: где-то после войны все это было. А сейчас-то чего? По всему миру сидят институты, вирусологи, уже было несколько, даже это не звонки были, а в колокол уже били. Там, птичий грипп, свиной грипп, один, другой, третий, гонконгский какой-то, там, САРС. Всего не перечислить. И эти гриппы собирали весьма даже немалочисленную жатву смертельную каждый год. Нет, ничего, мы ими не занимались. Мы не думали, как нам в случае кризиса, вот который сейчас случился, объединить усилия. То, что говорит очень мною уважаемый генеральный секретарь ООН, это, так сказать, такие мечты голубые: давайте прекратим конфликты и мирно возьмемся за руки.

Анастасия Сорокина: Вот как раз если говорить про мирные действия. Вы сказали, что Соединенные Штаты закупают маски, что их сейчас там осуждать. Многие как бы в этом усматривают такую наглость, скажем так, свойственную их поступкам многочисленным. Вот наш поступок, то, что мы сейчас помогаем Соединенным Штатам гуманитарной помощью, аппаратами, – мы руководствуемся тем, что мы действительно с ними идем как рука об руку, борясь с проблемой – с вирусом, с вот этой, действительно, ситуацией, с чумой XXI века. А получается, что не все готовы идти так?

Сергей Ознобищев: Мы люди… есть у русской души широта, конечно. И итальянцы нам близки по духу уже на протяжении десятилетий и веков. Но в любых действиях на международной арене, конечно же, присутствует и определенный политический расчет. Несомненно. Вот интересы сходятся дипломатов разных, так сказать, и крупной политики. Конечно же, мы хотим, у нас есть свои политические цели, мы хотим как-то разрядить, как вот в старые времена это было: разрядка международной напряженности была такая в 70-е годы. Вот минуло почти что 50 лет, и мы снова взялись за то же самое, действуя вот такими методами. Хотя это не снимает. Вы знаете, в каждом политическом решении есть много мотивов. И такой мотив, несомненно, там присутствует. Не снимая, конечно, с повестки дня и доброту, и широту, и то, что вот мы так помогаем. Китай сейчас вот помогает…

Александр Денисов: Да. А, вы знаете, вопрос: а вот если все себя так начнут вести? Вот Штаты дернули груз у Франции, французы тогда – ну, а чем мы хуже? – у испанцев выдернули из-под носа этот груз. Давайте и мы тогда себя начнем вести. До чего мы дойдем вот в мире, если все себя так поведут?

Сергей Ознобищев: Вы знаете что, мы ни до чего хорошего в мире не дойдем. И уже не доходим. Потому что вот то, что вы сказали, дурной пример американцев – он для многих для наших политиков и экспертов чуть ли не путеводная звезда. И послушайте наши теледискуссии. Самый несгибаемый аргумент всегда: «О чем вы говорите? Американцы себя так же ведут … . Американцы то же самое делают». Понимаете? Вот следовать за плохими или не очень, не 100% нравственными примерами американцев – это дело нехорошее. Поэтому я думаю, что здесь это не будет распространяться, все-таки у стран есть, особенно у европейских… Мы очень не любим говорить о либеральной морали и все прочее, но она существует, к сожалению для многих у нас. И поведение представителей западной элиты – оно, бывает (бывает, да), бывает, что оно руководствуется и нравственными принципами. Такие примеры существуют, их достаточно много. Так что дело это неплохое. Я думаю, что французы у англичан не будут тащить маски или аппараты для вентиляции легких у итальянцев. Это такие вещи не приветствуются в Большой Европе. И сегодня Европа достаточно объединена, несмотря на то, что там существуют и центробежные, центростремительные, центробежные…

Александр Денисов: А спасет это вообще, вот если себя так вести? Вот это спасает? Или это признак растерянности, непонимания, что делать дальше, и отсутствия уже завтра? Т. е. если человек себя так ведет, то ему без разницы, как на него будут смотреть завтра. О чем это говорит?

Сергей Ознобищев: Мы снова все-таки возвращаемся к тому, что… у меня есть серьезные сомнения, что это государственная политика. И даже я полагаю, что это негосударственная политика. Что где-то, может, это было решено на каком-то уровне достаточно низком: давайте мы достанем, добудем и т. д., достанем любой ценой. Прошла команда, что называется. Но, конечно, так себя вести совершенно, совершенно нельзя. И я думаю, что это в том числе и свидетельство определенных панических настроений, которые существуют сейчас не только в Америке, но и в мире. В Америке, наверное, сегодня, может быть, в большей степени. Потому что совершенно неожиданно – ведь еще вчера по спискам этим самым Всемирной организации здравоохранения наиболее подготовленными, по градации этой организации, наиболее подготовленными к крупным таким бедствиям вирусным это были Соединенные Штаты. Соединенные Штаты котировались очень высоко. И вот оказалось, что по ним-то и ударило больнее всего. И больнее всего еще потому, что у них самолюбие вот это было. Заслуженно, на достаточно высоком уровне, они считали, что их медицина достигла очень многого. Но, во-первых, Трамп пришел и в качестве, так сказать, своего достижения он порушил все, что было сделано Обамой. А было сделано много, и далеко не плохо. Но, знаете, мы давайте тоже немножко умерим свой обвинительный уклон в адрес ближних и дальних соседей. Мы тоже провели весьма спорную вот эту вот, как у нас называют, укрупнение, что ли?

Александр Денисов: Оптимизация, Сергей Константинович, да.

Сергей Ознобищев: Да, оптимизация. И довели до того, что уже, к примеру, Голикова говорила о том, что уже была вынуждена признать, что не везде в регионах прошло это удачно.

Александр Денисов: Сергей Константинович, вы знаете, это даже не спорная, а бесспорно неудачная реформа была. Сейчас вот это со всей очевидностью мы понимаем. Спасибо вам большое.

Анастасия Сорокина: Спасибо. Спасибо. На связи был Сергей Ознобищев, директор Института стратегических оценок. Говорили о пиратах XXI века.

Александр Денисов: Да. Переходим к следующей теме.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)