По закону сохранения от взыскания

По закону сохранения от взыскания | Программа: ОТРажение | ОТР

Какой доход и какое имущество будут оставлять должнику

2021-03-26T19:02:00+03:00
По закону сохранения от взыскания
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Эдуард Савуляк
директор консалтинговой компании

Александр Денисов: По закону сохранения от взыскания: Владимир Путин рекомендовал Думе и правительству принять законопроект о минимальном доходе, который запретят забирать в счет уплаты долга. В документе пропишут не только сумму, вероятно, на уровне прожиточного минимума, на которую нельзя накладывать ограничительные меры, но и перечислит минимум имущества, что в любом случае должны оставить должнику.

Ксения Сакурова: Ну и тем временем должников в нашей стране становится все больше. Центробанк зафиксировал рекордную долговую нагрузку россиян в размере 11,7% к началу этого года. В частности, по ипотеке долговая нагрузка выросла до 1,9%, а по другим кредитам почти до 10%. Просроченная задолженность россиян по кредитным картам в феврале 2021 года составила более 149,5 миллиардов рублей, это почти на 1,5% выше, чем в январе, и на 18%, чем год назад. Но и это не предел: в феврале всего за месяц текущего года долги всех категорий потребителей теплоэнергии выросли почти на 13,5%, то есть на 28 миллиардов рублей, и составили уже почти 300 миллиардов рублей.

Александр Денисов: Поручение президента Думе и правительству мы обсудим с Эдуардом Савуляком, директором консалтинговой компании. Эдуард, добрый вечер.

Ксения Сакурова: Добрый вечер.

Эдуард Савуляк: Здравствуйте.

Александр Денисов: Добрый вечер.

Эдуард, уже подробности документа можно увидеть, в Госдуме уже внесен законопроект на эту тему. Есть отзыв правительства на этот законопроект, там не все одобрили. Основные параметры перечислю: действительно, зафиксировать сумму на уровне прожиточного минимума, на которую нельзя накладывать взыскание; второе – учитывать материальное положение не только должника, но и лиц, находящихся у него на иждивении, тоже вот интересный момент; третье – сам должник, бремя доказывания ложится на него самого, то есть нужно своими ногами прийти в службу судебных приставов, принести документы, не перечислено какие.

Вот сейчас вас и спросим, сложно ли это сделать будет должнику в одиночку, все-таки это юридический момент, наверное, не такой уж он и простой, доказать, что у тебя доходы незначительные, что у тебя на иждивении люди находятся, близкие родственники. И дальше судебные приставы дают сигнал банкам, так сказать, не сдергивать деньги со счетов. Легкая ли это процедура для прохождения самим должником?

Эдуард Савуляк: Ну, на мой взгляд, все-таки не такая уж она сложная. То есть если будет обозначено, допустим, что на уровне прожиточного минимума, допустим, абстрактно 15 тысяч рублей должно быть у этого человека, у него на иждивении, допустим, соответственно, еще жена и малолетний ребенок, в общей сложности, допустим, не больше 25 тысяч рублей можно на всех троих оставлять. Соответственно, от человека просто потребуется как раз показать, что он работает там-то, получает столько, жена не работает, ребенок, соответственно, не работает, он один, вот свидетельство о рождении, это его ребенок. То есть показать это все будет относительно несложно, вот. Но мы понимаем, что сумма прожиточного минимума никак не зависит, плюс судебные приставы и так стараются. То есть что будет на тот момент в законе, это будет индексироваться раз в год, такую сумму, соответственно, и будут спасать от списания..., все сверху будет уходить.

Александр Денисов: Вы знаете, вот про отзыв правительства я упомянул. Тут момент такой указан, что в законопроекте отсутствует механизм защиты доходов в размере прожиточного минимума без использования банковского счета. Вот можете пояснить, каким образом будут накладывать, допустим, банк или организация, которой задолжал человек, взыскание, если нет банковского счета? То есть тут что имеется в виду, имущество, машина или что?

Эдуард Савуляк: Ну да. Мы понимаем, что у человека может не быть банковского счета, но это не значит, что имущества нет. Или не дай бог, если мы говорим о том, что человек уклоняется от уплаты, на нем этого нет, а, соответственно, есть, допустим, на его ближайших родственниках или на каких-то аффилированных лицах, которые в его пользу, соответственно, это имущество держат, вот. Но опять же это, видимо, все-таки больше касается, когда долги какие-то большие, соответственно, в сотнях, миллионах рублей, да, такие тоже, мы понимаем, есть, но их я не думаю, что большинство. А все-таки подавляющее большинство у нас людей практически банкротов – это тех, у которых банковского счета нет, потому что там абсолютно нечего хранить, соответственно, из имущества уже приставы все арестовали. И почему...

Ведь этот закон придумали не для того, чтобы больше взыскивали, а для того, чтобы последнее не отбирали. То есть, очевидно, в суды люди обращались, что забрали все, в том числе пособие на ребенка, соответственно, в том числе выселяют из квартиры, грубо говоря, на улицу. И вот на защиту таких уж совсем малоимущих граждан такой закон пришел. Но опять же надо понимать, процедура банкротства, сама процедура банкротства и сами тяготы банкротства, они априори не могут быть... комфортными. То есть здесь не будет такого, что человек будет себя чувствовать, условно говоря, у Христа за пазухой, у государства за пазухой. То есть он не работает, минимально каким-то образом обеспечивается, из квартиры его не выгоняют, и это проблема кредиторов. То есть в любом случае человеку будет жить дискомфортно. Но для того, чтобы в первую очередь не пострадали иждивенцы, и речь идет о малолетних детях и, возможно, о престарелых родителях, вот на их защиту этот закон и направлен.

Ксения Сакурова: Вот я как раз хотела спросить: Эдуард Валерьевич, а не получится ли так, что сейчас люди получат возможность вообще не платить по долгам? Ведь часто должниками становятся те, у кого действительно доход маленький и они вынужденно попадают в эту долговую яму. Но они теперь будут защищены, и получается, что, в общем-то, эти долги просто списываются, с них нечего взять.

Эдуард Савуляк: Ну, с одной стороны, это, возможно, так. С другой стороны, это все-таки не до конца так. Во-первых, я сразу бы хотел сказать, что здесь у людей как бы два конца: с одной стороны, вот этот как бы малоимущий гражданин, которому плохо; с другой стороны, я считаю, то или иное финансовые учреждения, которые ему кредит дали и которые почему-то не рассчитали, что так может быть. На мой взгляд, видимо, одинаково они должны страдать. Соответственно, один не будет больше брать кредиты, а другой, видимо, перестанет давать таким лицам. Второе: мы сможем на самом деле предположить, что, когда человек кредит возвращать не хочет, первое дело, что он делает, – это переходит на наличный расчет, устраивается на «серую» работу, соответственно, не держит никаких банковских счетов. То есть здесь зато он сам по себе и не очень-то при чем, то есть то, что потенциально мы можем абстрактно на счете в банке держать 15 тысяч рублей, у него должно..., это, мы видим, ни ему глобально не помогает, не спасает, ни банк тоже никак не выручает, вот.

То есть этот закон, я говорю, он направлен, видимо, все-таки на тех людей, которые, возможно, в большей степени, может быть, даже пенсионеры, кто попали в эту ситуацию вынужденно, то есть на лечение занимали, еще что-то, старой маме как-то помогали. Вот в такую ситуацию попали, на «белой» зарплате они сидят, дети у них... тоже есть, вот их этот закон, видимо, так и защитит. Еще раз, тех профессиональных банкротов, то есть тот, кто взял кредит и его возвращать не собирается, этот закон, видимо, и не может защитить, потому что они сами от него готовы защищаться. Ну и еще раз, на мой взгляд, тут в первую очередь должны думать кредитные организации и микрофинансовые организации, которые какие-то виды заведомо неплательщикам выдают.

Александр Денисов: Эдуард, да, сейчас со зрителями пообщаемся. Маленькая ремарка: банки все-таки не могут забывать про своих должников, сколько бы он в «серой» зоне ни шатался, как только он вынырнет и что-то появится, скорее всего, они за него вцепятся.

Эдуард Савуляк: Ну, это так и есть. То есть, еще раз, то, о чем мы сейчас говорим, это не панацея от банкротства, мы просто говорим, что человека здесь банкротом не делают на какой-то упрощенной процедуре, здесь человеку просто дают чуть-чуть как бы возможность «по-белому» жить, то есть совсем в офшорную зону не загонять, в первую очередь его малолетних детей. Вот так.

Александр Денисов: Да, Эдуард, спасибо. Сейчас поговорим со зрителями. У нас на связи...

Ксения Сакурова: ...Светлана из Смоленской области, она расскажет о своем опыте, у нее был кредит, приставы снимали деньги. В общем, все подробности узнаем у самой Светланы. Светлана, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

У меня была такая ситуация. До пенсии оставалось 3 года, я взяла кредит. Платила, как мне написали, минимальный платеж, но проценты шли-шли как-то, понимаете, и через 3 года все равно не получилось его выплатить. А тут я пошла на пенсию и пенсия у меня была небольшая, то есть даже меньше прожиточного минимума была. И я написала приставам, нашла такой вот закон, Гражданский кодекс, 446, по-моему. Я написала, приставы прочитали и освободили меня от кредита. То есть они оставили мне пенсию беспрекословно, это было в прошлом году.

Александр Денисов: Да, Светлана, все-таки пенсия ниже прожиточного минимума не может быть, должны доплачивать, чтобы она дотягивала.

Зритель: В прошлом году... Ну вот так вот, была она ниже как-то.

Александр Денисов: Ну что, неужели вам сейчас недоплачивают, чтобы она была... ?

Зритель: Нет, сейчас доплачивают, сейчас доплачивают.

Александр Денисов: Доплачивают.

Зритель: Но снимать мне... А понимаете, если чуть-чуть больше, ну как бы на тысячу, тоже нет, а если совсем чуть-чуть больше, то 20%. То есть там у нас очень хорошие приставы, они четко смотрят, чтобы у пенсионера оставался минимум.

Александр Денисов: Да, спасибо, Светлана.

Ксения Сакурова: Да, спасибо.

Александр Денисов: Эдуард, прокомментируйте, пожалуйста, по какому закону о защите определенного рода пенсий, есть такой закон, может, чтобы другие пенсионеры были в курсе тоже.

Эдуард Савуляк: Ну смотрите, здесь, во-первых, сослались на статью Гражданского кодекса, во-вторых, на то, что, самое главное было сказано, приставы автоматически ничьи интересы не отстаивают. То есть необходимо все-таки какой-то там пройти путь из написания, соответственно, бумаг, чтобы на эти бумаги формально не ответили, а как бы в них вникли, тогда будет какая-то сумма у вас защищена, соответственно. Но опять же при прочих равных условиях, если приставы не прислушиваются, то, видимо, тогда уже придется обращаться в суд и там пытаться отстаивать свои права. Поэтому при прочих равных условиях, еще раз, вот если закон, который мы сейчас обсуждаем, будет защищен, соответственно, прожиточный минимум, то здесь уже ни к кому бегать не надо будет, приставы этим будут заниматься сами, ну или не знаю, на банк, соответственно, возложат такую обязанность. Ну а сейчас приходится, соответственно, вот продвинутые люди каким-то образом себя защитить могут, все остальные не могут защитить себя и платят.

Александр Денисов: Да. Эдуард, вот есть, я открыл, посмотрел, какие выплаты защищены от взысканий уже сейчас, есть статья 101-я федерального закона об исполнительном производстве, в том числе там запрещено взыскивать со страховых пенсий, вот со страховых пенсий и прочего, там достаточно много пунктов, то есть уже сейчас такая норма существует именно для социальных выплат.

Эдуард Савуляк: Да, да.

Ксения Сакурова: Эдуард, у меня такой вопрос: а как банки сейчас будут принимать решение о том, чтобы выдавать либо не выдавать кредиты? Получается, что после принятия такого закона априори люди, у которых доход приближается к прожиточному минимуму, они в принципе не смогут кредитоваться. И в том числе вопрос про микрофинансовые организации, ведь часто именно их должники и попадают в такие обстоятельства, когда потом долго не могут выплатить эти самые долги.

Эдуард Савуляк: Ну да, здесь я совершенно согласен, здесь, соответственно, какие-то глобальных клиентов банков почти нет, то есть здесь в первую очередь, да, кредиты, видимо, МФО, возможно, кто-то там за 5 тысяч рублей покупал мобильный телефон и, как мы знаем, не заплатил пару месяцев, он превратился в 400 тысяч рублей, вот такие у нас ситуации в России теперь не редкость, банки себе такие вещи позволяют реже. И если так вот может оказаться банковский клиент, это клиент, неважно, большую или маленькую сумму брал, тоже не заплатил, банк коллекторам его продал, соответственно, коллекторы уже, мы знаем, гораздо более неадекватно себя ведут со своими должниками, чем банки и те же МФО. И в том числе чтобы от них защитить таких людей, вот это ограничение стоит. А в целом я про банки хотел сказать следующее даже не в связи с этим законом, а вот то, что вы в самом начале приводили пример, что у нас там 11,9%, по-моему, в среднем процентов от дохода среднего гражданина уходит на проценты по кредиту.

Александр Денисов: Долговая нагрузка возросла, да-да-да.

Эдуард Савуляк: Вот что банки на самом деле должно тревожить, потому что это же средняя по больнице. То есть, условно говоря, два человека вообще никаких кредитов не имеют, человек, у которого большой доход, он платит, не знаю, 1,5% от своего дохода, а человек, у которого маленький доход, условно 30 тысяч рублей, он платит, может быть, 25 тысяч условно процентов по этому условному кредиту. Поэтому банки, естественно, видя, что долговая нагрузка растет, с одной стороны, за счет того, что предложение большое, с другой стороны, за счет того, что доходы у граждан сокращаются. Ведь это такое обоюдное движение, вот. И мы видим, даже доходы, вполне возможно, сокращаются быстрее, чем растет кредитная нагрузка.

Поэтому то, что многие, в том числе малооплачиваемым гражданам, не удастся брать уже и в этом году кредит, и в следующем году в банках, я думаю, это факт. То есть уже однозначно скоринговая система у банков будет подправлена, и вот, еще раз, этот закон про условный прожиточный минимум здесь ни при чем, проблема в падении доходов граждан. Ну а то, что, естественно, если люди не могут в банке взять кредит, где они будут брать? В МФО? В МФО, как мы видим, проценты совершенно другие, то есть человек еще больше в эту кабалу погрузится, а если вернуть не сможет, то опять же в лапы к коллекторам попадет, вот. Поэтому закон, конечно, такой принимать необходимо.

Ксения Сакурова: Мне вообще непонятно, почему, казалось бы, банкам же самим должно быть выгодно проверять платежеспособность клиента. Почему они в принципе допускают выдавать кредиты тем, у кого такой низкий доход? Как эта вообще ситуация возможна, если банку же невыгодно иметь такое количество должников, которые ничего не платят?

Эдуард Савуляк: Смотрите, вы, с одной стороны, верно рассуждаете, но ситуация-то в жизни разная может быть. То есть сегодня человек получает абстрактно 150 тысяч рублей, а завтра его компания обанкротилась, а он кредит взял 2 месяца назад или ипотеку, не знаю, и ему надо с этим что-то делать. Вот у него было, получается, если мы за 2 месяца берем, у него была зарплата 150 тысяч рублей, сейчас для простоты даже, вот как будто он живет один, ни детей, ни родителей, вот он сам себе, а, соответственно, по итогам года у него 300 тысяч рублей было за 2 месяца, все остальное время, допустим, пособие по безработице минимальное, 12 тысяч рублей, условно говоря. И мы видим, он уже скатился совершенно в другую нишу...

Александр Денисов: Эдуард, ну, как правило, это все-таки, наверное, редкий случай, это, наверное, может быть, какая-то московская история, а вот знаменитая в Северодвинске, где человек пришел с обрезом ружья в МФО-организацию, заложника взял и так далее, может быть, тут обсуждаем борьбу со следствием, а не с причиной? Вот там коллекторов, хотят еще более ужесточить по отношению к ним ответственность, вот сейчас запретят накладывать взыскание на этот прожиточный минимум. Так, может быть, проблема в другом, что мы имеем дело с ростовщичеством в самой его процветающей, колоритной форме?

Они и знают, что к ним приходят люди, говоря по-русски, голодранцы, но они знают, что с них можно снять еще одну шкуру, что у них что-то есть, как-то договор подписать на квартиру. Бывают же такие люди, они берут на похороны (хотя сейчас можно и бесплатно похороны, но это нужно пробивать, конечно), похоронить родственника, вот они возьмут на похороны, не отдадут, первый платеж пропустят, хоп! – и квартиру забирают. Какие-нибудь прибалтийские банки, схемы выстроены прекрасно. Может быть, тут все-таки подзаняться этим ростовщичеством? Это в натуральной форме, со злым процентом, как у Достоевского в «Преступлении и наказании» Алена Ивановна злой процент брала.

Эдуард Савуляк: Здесь я с вами совершенно согласен. Другое дело, что в основном все-таки у нас банки если хоть чуть-чуть под контролем ЦБ, то все-таки мужчины с обрезами в банки приходят редко. Вот о чем и речь, они таким образом мешают делам МФО, потому что в МФО... обманывают, обманывают. То есть ладно бы он еще честно знал, что он должен будет, условно говоря, послезавтра миллион, так он твердо уверен, что он взял 40 тысяч и отдаст, условно говоря, 50, это и так много, а оказывается, что он должен 400 через какое-то время. И вот опять же, через какое-то время, которое он не платил, это тоже важно, но тем не менее...

Александр Денисов: Так что ж порядок не наведут, Эдуард? Или это так сложно сделать?

Эдуард Савуляк: Это, как говорится, не совсем к Эдуарду вопрос, видимо, надо к... Но это, на мой взгляд, больше все-таки вопрос к нашему мегарегулятору, это к нашему Центральному банку. Вот почему-то у Центрального банка до МФО, до коллекторов руки так и не доходят, хотя мы видим, грубо говоря, банков у нас становится меньше, МФО у нас становится меньше, сотрудников ЦБ вроде меньше не становится, почему руки не доходят, большой вопрос. Может быть, потому, что у нас Центральный банк не очень любит отчитываться ни перед кем, кроме фактически самого себя. То есть да, видимо, вопросы есть...

Александр Денисов: Эдуард, спасибо.

Эдуард Савуляк: ...что абсолютно ставки неадекватные.

Александр Денисов: Спасибо. Но все-таки ответ-то у вас нашелся прекрасный.

Эдуард Савуляк был у нас на связи, директор консалтинговой компании.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Какой доход и какое имущество будут оставлять должнику