Почасовой МРОТ

Почасовой МРОТ | Программы | ОТР

Сколько будут платить и каких категорий работников это коснется?

2020-09-15T13:17:00+03:00
Почасовой МРОТ
Коронавирус: вторая волна ограничений. Война в Нагорном Карабахе. Лес в собственность. Новые правила поверки счетчиков. Депутаты из народа. Соцконтракт против бедности
Удочка вместо рыбы: как работает система социального контракта
Идеальный депутат
Карабах: неужели война?
Коронавирус наступает
Бедность пошла в рост?
Впервые в России лес могут отдать в частную собственность
Не хочу, чтобы ребёнок стал блогером... О какой работе для своих детей мечтают россияне?
Новые правила поверки счётчиков. Разъяснения наших экспертов в сфере ЖКХ
Армения и Азербайджан на пороге войны
Гости
Валентина Митрофанова
кандидат экономических наук, юрист, директор Института профессионального кадровика

Тамара Шорникова: В России вновь подняли вопрос почасовой минималки. Идею уже обсуждают профсоюзы, работодатели и правительство. Главный вопрос – сколько будут платить и что это даст?

Иван Князев: Давайте посмотрим. Сегодня МРОТ в России составляет 12 130 руб., работаем мы в среднем в месяц 22 дня при 8-часовом рабочем дне, установленном КЗоТом, это 176 часов. Делим МРОТ на рабочие часы. Получается 69 руб. Ранее с идеей ввести минимальный заработок в час выступали депутаты от ЛДПР. И законопроект предполагает, что с 2021 года 60 минут труда должны стоить не меньше 150 руб.

Но вот что касается почасовой ставки в мире. Она существует во многих странах. Самые высокие ставки в Дании, Люксембурге и Бельгии: выше €40, или чуть меньше 4 тыс. руб. В Германии около 760 руб. на наши деньги. В Болгарии 530. В среднем в Еврозоне в час платят около 2,5 тыс. руб. В США, если посчитать в рублях, 540 руб.

Тамара Шорникова: Введут ли почасовую оплату в России? Какие недостатки есть в этой инициативе? Обсудим с экспертами. И хотим у вас спросить: во сколько бы вы оценили час своей работы? Звоните, пишите, рассказывайте нам.

Иван Князев: Валентина Митрофанова у нас на связи, юрист, директор Института профессионального кадровика. Здравствуйте, Валентина Васильевна.

Валентина Митрофанова: Здравствуйте, коллеги.

Иван Князев: Много раз уже мы обсуждали эту идею в нашем эфире, говорили об этом. И депутаты предлагали, в частности партия ЛДПР. Почему снова возникла такая мысль, почему снова об этом заговорили? И как вы к этому относитесь: нужно ли это нашей стране или не нужно?

Валентина Митрофанова: Естественно, установление минимальных гарантий – это правильная идея, но если говорить глобально об этом. О том, что минимальные гарантии должны существовать. У нас такая норма есть в Конституции Российской Федерации. Другой вопрос, из чего мы эту гарантию исчисляем. У нас уже действительно есть минимальный размер оплаты труда, который установлен на федеральном уровне. Он равен 12 130. И важно понимать, что в каждом субъекте устанавливаются еще и свои минимальные размеры зарплаты, которые определяются в конкретном субъекте исходя из прожиточного минимума. Поэтому сегодняшняя инициатива частично будет дублировать общефедеральный МРОТ, если он будет установлен в едином размере, но только теперь исходя не из 1 месяца, а исходя из 1 часа.

Важно понимать, что с этой инициативой, которую сейчас обсуждает ФНПР, они хотят установить ее только для той категории работников, которые работают неполный месяц. Потому что если это будет вводиться для всех работников, у нас возникает просто конфликт по применению месячного минимального размера или часового минимального размера.

Иван Князев: Но там часовой получится больше, чем месячный МРОТ, за счет того, что будут там платить…

Валентина Митрофанова: Но вы понимаете, самый же главный вопрос заключается не в том, как мы это мерим: мы мерим месяцем или мы мерим это часами. Важный вопрос заключается действительно в цифре. Потому что если сейчас 12 130 это за 1 месяц и мы установим, например, минимальный размер за 1 час, например даже, условно, в размере 80 руб., то важно понимать, что это приведет к тому, что работодатели будут обязаны гарантировать гораздо большую сумму для работников. Потому что месячная сумма тоже в связи с этим подскочит. Поэтому ключевой-то вопрос заключается как раз в цифре этой стоимости за 1 час: сколько это будет.

Тамара Шорникова: Да, но вот наши телезрители разные варианты предлагают. Алтайский край: «1 час работы должен быть не ниже 100 руб.» Владимирская область: «Минимум 500 руб. час». Ульяновская: «Я оцениваю час своей работы в 10 тыс. руб. при 5-часовом рабочем дне». Вот такая, значит, комбинация суммы меня бы устроила.

Иван Князев: А если вот такую схему, но отменить месячный МРОТ, оставить почасовой? Такое возможно?

Валентина Митрофанова: Это вполне возможная схема. Важно понимать, что при месячном минимальном размере у работников стоимость каждого часа каждый месяц разная. Почему? Потому что она исчисляется исходя из того, какая норма в месяц. У нас самый дорогой час в январе, потому что норма 136 часов, самый дешевый стандартно в августе. Если будет установлена фиксированная стоимость 1 часа, то каждый час каждый месяц будет стоить одинаково, но при этом работники будут получать в августе больше, потому что просто больше часов рабочих, а в январе меньше.

Иван Князев: С одной стороны, это справедливо, конечно.

Валентина Митрофанова: Поэтому у любой инициативы есть всегда подводные камни, и их важно …

Тамара Шорникова: Да, Валентина Васильевна, а это все вот такие танцы с цифрами? Мы как-то качественно свою жизнь сможем улучшить? Или почасовой МРОТ, МРОТ за месяц и т. д. – хочет тебе должную сумму платить работодатель, значит, будешь жить хорошо. Нет – найдет способ, чтобы, соответственно, платить тебе меньше.

Иван Князев: Или это все такие вопросы для бухгалтера, которые там считают…

Валентина Митрофанова: Это, конечно, не для бухгалтера, потому что заработные платы – это то, ради чего у нас и работают все работники. Поэтому это касается каждого человека. Причем, я считаю, что принципиальным является не столько методика расчета (хотя тут дьявол кроется в деталях и от того, как мы считаем, там очень много может быть нюансов), сколько в самой цифре. Потому что, например, если мы возьмем прожиточный минимум трудоспособного населения, который действительно является хоть каким-то показателем, сколько нужно человеку денег, чтобы обеспечить свои необходимые потребности, – то в Москве, в Санкт-Петербурге, в Новосибирске, на Дальнем Востоке прожиточный минимум трудоспособного населения в принципе выше, чем минимальный размер оплаты труда, установленный на федеральном уровне. Поэтому здесь, конечно, надо говорить о том, что должны подниматься минималки. Неважно, это месячная минималка или часовая минималка. Они должны соответствовать тому, чтобы человек был в состоянии обеспечить свои необходимые нужды, но своими силами.

Иван Князев: Если можно, совсем-совсем коротко. Законопроект опять положат в долгий ящик или все-таки подвижки по нему будут?

Валентина Митрофанова: Это, как говорится, давайте поживем – увидим. Потому что с этой инициативой, обсуждается это уже на протяжении последнего года, и здесь очень много заинтересованных лиц. Поэтому давайте посмотрим за судьбой этого предложения.

Иван Князев: Спасибо вам, спасибо. Валентина Митрофанова, юрист, директор Института профессионального кадровика, была с нами на связи.

Тамара Шорникова: Да, а после новостей мы будем обсуждать, говорить об итогах оптимизации образования. Сколько школ и детских садов осталось в России, какая нагрузка легла на учителей, почему переполнены классы, а некоторые дети вынуждены добираться в школу за несколько километров. Что у вас в вашем поселке, городе…

Иван Князев: Как учатся дети, в каких классах, переполнены ли классы, какие учителя работают и как преподают. Ждем ваших звонков, нам важно узнать ваше мнение.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)