Почему муниципальные власти годами «не замечают» непригодное для жизни жилье, отказываясь признать его аварийным?

Почему муниципальные власти годами «не замечают» непригодное для жизни жилье, отказываясь признать его аварийным? | Программы | ОТР

жилье, аварийное, ветхое, расселение, капремонт

2019-04-02T15:13:00+03:00
Почему муниципальные власти годами «не замечают» непригодное для жизни жилье, отказываясь признать его аварийным?
Новые схемы обмана с банковскими картами. Вакцинация продолжается. На что тратим деньги. «Всё включено» по-русски. Как сдержать цены? Чем питаются школьники. Отмена крепостного права. Цифровая школа
Как сдержать цены?
Наталья Починок: Никакие профессии не умрут, они просто будут иметь всё большую цифровую составляющую
Внимание – мошенники!
Россию XVIII века от любой европейской страны отличал громадный культурный раскол общества, в котором одна часть не понимает, как живет другая
Что у школьника в тарелке?
ТЕМА ДНЯ: Продукты накрыло цунами цен
«Всё включено» по-русски
Траты растут! Покупаем больше или платим дороже?
Прививка от ограничений
Гости
Евгений Шлеменков
вице-президент Ассоциации «НП «ОПОРА»», руководитель направления «Строительство и ЖКХ»

Аварийное жилье. Как решение проблем с ветхим и аварийным жильем демонстрирует вопросы состоятельности муниципальных властей?

Александр Денисов: Хотя почему не бывает? Может быть, кто-то и завел опоссума.

Анастасия Сорокина: Может быть, но у нас зато много другого интересного бывает.

Александр Денисов: Переходим к следующей теме: «Невидимый аварийный фонд». Поговорим о домах, которые регионы не включают в программы переселения, предпочитают их не видеть, не замечать по разным причинам – например, боятся, что не потянут такой объем переселения.

Анастасия Сорокина: Или вот как недавно в Саратове: дом не считался аварийным, потому что в 2014 году там был сделан капремонт. Но только вот беда произошла, крыша обвалилась. Выяснилось, что некоторые балки поменяли, а некоторые оставили, они сгнили и обрушились.

Александр Денисов: Вот сегодня и поговорим, как сделать такие ветхие дома-невидимки явными, чтобы они вошли в программу. Будем обсуждать вместе с вами – звоните, рассказывайте про ваши дома, про ваше жилье, какие проблемы.

И у нас в гостях сегодня Евгений Иванович Шлеменков, вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ». Евгений Иванович, здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Евгений Шлеменков: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Давайте начнем сразу как раз с сюжета из Саратова, посмотрим, что же там была за ситуация. Репортаж нашего корреспондента.

СЮЖЕТ

Александр Денисов: Евгений Иванович, вот сразу вопрос. Прекрасный репортаж Надежды Бабаловой, корреспондента нашего.

Евгений Шлеменков: Очень подробный, да.

Александр Денисов: Да. Она упомянула дом, где обвалилась стена, на улице Измайлово в Ленинском районе, тоже в Саратове. Так вот что там произошло? После обрушения стены прокуратура начала такую своеобразную перепись всего ветхого жилья в городе и области, и выяснилось, вот цифры конкретные, я сегодня утром смотрел: на конец 2018 года по области насчитывалось 1 139 домов и жилых помещений, признанных аварийными. После переписи, сейчас вот началась перепись, обнаружили еще 600 домов, где состояние фактически аварийное. Это как? Они стояли невидимые или где-то там, куда не заходят чиновники? Как это вообще, 600 домов? Я могу понять 1-2, например.

Евгений Шлеменков: Да нет, конечно. Все эти проблемы существуют практически в каждом регионе. Дело, конечно, не в том, что они были невидимыми. Дело в том, что сама процедура признания дома аварийным требует определенной работы, ее должны проводить местные муниципальные органы власти. Они прекрасно понимают, что в случае, если дом признается аварийным, это значит, он признается непригодным для проживания, значит, должен быть решен вопрос о предоставлении аналогичного жилья проживающим в этом доме. Далеко не всегда у них такие возможности, я имею в виду у муниципальных властей, есть, поэтому тянут до последнего.

Ну и по ходу вот этого репортажа хочу вам сказать следующее. Вообще здоровье любого дома определяется, в общем-то, двумя составляющими: это здоровье фундамента и здоровье кровли. Если то либо другое приходит в упадок, дом практически обречен. Поэтому вот тот ремонт, который был в 2014 году проведен, дом из первого, по-моему, сюжета, – это, конечно, задачка для прокуратуры, это явное нарушение технологий ремонта, это явное, скажем так, злоупотребление, оно должно быть наказано.

Анастасия Сорокина: А что делать жителям? Вот сейчас читаю огромное количество сообщений, к нам в прямой эфир пишут, зачитаю только одно из последних: «Алтайский край, наш дом аварийный с 2007 года. Уже второй раз выкидывают из программы (видимо, по аварийному жилью), при этом уже 2 раза выделяли деньги».

Евгений Шлеменков: Такого быть не может.

Анастасия Сорокина: Вот такие сообщения.

Евгений Шлеменков: Вообще говоря, это какое-то безобразие. На самом деле у нас предыдущая программа, которая была практически выполнена в прошлом году, касалась домов, которые были признаны аварийными до 2012 года. Следовательно, если вот этот дом был признан в 2007 году аварийным, он должен быть давным-давно либо расселен и снесен, либо капитально отремонтирован. Эта претензия должна адресовываться администрации региона.

Если дом вносится в список аварийных, никто оттуда его выкинуть уже не может.

Александр Денисов: Уже поздно, невозможно выкинуть, да?

Евгений Шлеменков: Конечно.

Анастасия Сорокина: Но люди же… Зачем им обманывать? Они хотят решения вопроса.

Евгений Шлеменков: Это злоупотребления на местах, значит, это тема для прокуратуры прежде всего. То есть жители должны обратиться по месту своего жительства в прокуратуру данного региона, в жилищную инспекцию и в прокуратуру. Значит, все, что признается аварийным, никаким образом не может без проведения работ по капремонту либо по переселению и сносу быть исключено из списков, из очередей. Все эти дома можно посмотреть на сайте Фонда ЖКХ, в котором они отражаются обязательно. Там обязательно есть сведения о том, какие дома строятся, для того чтобы расселить из этих аварийных домов; там обязательно сроки исполнения; там есть даже, если есть какие-то отклонения от сроков, есть определенные санкции, которые применяются к администрациям, которые не выполняют установленных сроков. И если ваш дом вносится в этот перечень, то этот адрес можно найти на сайте Фонда ЖКХ: просто набираете в Интернете «Фонд ЖКХ» и ищете свой адрес по своему региону.

Анастасия Сорокина: Нам звонят зрители из Тамбова. Наталья до нас дозвонилась. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Меня зовут Наталья, город Тамбов. У нас 2-этажный дом 1960 года был признан еще в 2004 году. Акт где-то затерялся, мы не смогли его найти, пришлось признавать по новой. В 2012 году нам дали ответ, что наш дом признан аварийным и подлежащим под снос. Но у нас есть документ 2004 года, что уже не подлежит для проживания. Дом рушится каждый день. У нас здесь несовершеннолетние дети, в основном у нас тут… Всего 12 квартир, 2 муниципальных, остальные собственники.

Что нам делать, мы не знаем. Мы обращались начиная с управляющей компании и заканчивая Управлением президента, Администрацией президента, писали во все инстанции, получили множество отписок. Потом пригласили группу от Навального, которая засняла видеоролик с нашим домом…, можете посмотреть, дом действительно в критичном состоянии.

Александр Денисов: Спасибо.

Анастасия Сорокина: Наталья, спасибо вам за звонок.

Александр Денисов: Что делать в такой ситуации?

Евгений Шлеменков: Значит, всего у нас есть два типа домов, из которых происходит расселение: это ветхие дома и аварийные. Ветхим дом может быть признан в связи с тем, что достаточно в плохом состоянии, но для проживания он пригоден. Если такой статус дома…

Александр Денисов: То есть ветхий можно отремонтировать, аварийный под нос?

Евгений Шлеменков: Аварийный нельзя, да. Скорее всего, то, что говорят люди, – это скорее всего ветхие дома, то есть они ставятся, да, в очередь на ремонт, но это может длиться достаточно долго. Значит, в случаях, когда дом признается аварийным, он практически подлежит расселению немедленно, потому что это значит, что проживание в нем опасно. Надо смотреть документы, что там, собственно говоря, было.

Что нужно делать людям? Людям прежде всего нужно не молчать, естественно. Людям нужно просто-напросто звонить во все колокола, если реально дом является аварийным, то есть непригодным для проживания.

Александр Денисов: Ну позвонили уже во все колокола, даже нам позвонили.

Евгений Шлеменков: Значит, я бы посоветовал прежде всего попробовать обратиться в Народный фронт, это достаточно эффективная организация, быстро действующая, в Тамбове есть отделение Народного фронта. И подключать общественность, прежде всего общественность, в том числе «Опору России» тоже.

Александр Денисов: Вот мы начали, почему появляются такие невидимые дома, дома-невидимки аварийные. Вы сказали, что чиновникам не хочется ломать голову, куда потом переселять людей. Вопрос: а им не хочется поломать голову, опасаясь за свою свободу? Потому что если не дай бог там что-то случится, это же уголовка в чистом виде.

Евгений Шлеменков: Вы понимаете какая штука? Вот если дал обещание о том, что дом должен быть расселен, ты должен его выполнить, а развалится он или не развалится – это еще неизвестно.

Александр Денисов: Бабушка надвое сказала, да?

Евгений Шлеменков: Да, может быть…

Александр Денисов: Будем надеяться на лучшее.

Евгений Шлеменков: Да, это называется «русское авось». На самом деле у нас так долго не проводился капитальный ремонт жилья, что вот эти проблемы накопились, это действительно так. И решать их нужно. Очередь, конечно, должна быть разумной: да, какие-то дома требуют немедленного ремонта и даже сноса, некоторые могут некоторое время подождать. Ко всему надо относиться разумно, я имею в виду если смотреть с точки зрения администрации, потому что на самом деле таких средств, чтобы все сразу решить, ни у кого, наверное, нет.

Анастасия Сорокина: Ну а как это, простите? Я нашла цифры, что каждый год для реализации национальных проектов, на расселение аварийного жилья в городах России правительство будет направлять 35 миллиардов рублей.

Евгений Шлеменков: Они и направляются, эти деньги.

Александр Денисов: Расскажите, как происходит софинансирование? Что федеральные, что региональные власти выделяют?

Евгений Шлеменков: На самом деле уже последние, наверное, лет 12 эта работа ведется достаточно активно. Федеральные власти выделяют средства для всех регионов России. Эти средства делятся в зависимости от того, какое количество аварийного или ветхого жилья есть в данном регионе. Да, в самом начале программы были такие случаи, когда регион не использовал всех тех средств, которые ему выделялись, сейчас практически таких случаев не бывает.

Александр Денисов: Давайте расскажем о новом этапе правительственной программы. Сколько сейчас выделяют? Нам дадут сейчас графику. Вот в рамках нацпроекта «Жилье и городская среда» к концу 2024 года планируется расселить 9.5 миллионов квадратных метров жилья…

Евгений Шлеменков: Почти 10 миллионов.

Анастасия Сорокина: При этом новое жилье получит более 530 тысяч человек. Каждый год при реализации национальных проектов на расселение аварийного жилья в городах России правительство будет направлять ту самую цифру, 35 миллиардов рублей.

Александр Денисов: Вот этих денег достаточно, 35 миллиардов? Сколько еще регионы должны добавить? – еще 35?

Евгений Шлеменков: Нет, недостаточно. Я думаю, что это примерно треть того, что необходимо на самом деле.

Александр Денисов: То есть еще 2/3 нужно положить?

Евгений Шлеменков: Еще 2/3 примерно нужно, для того чтобы во всяком случае у нас не было вот таких вопиющих случаев. Регионам не запрещается участвовать в этой программе своими собственными средствами. К сожалению, их у них не так уж много либо они тратятся куда-то по другим направлениям. Но тем не менее на сегодняшний день большая часть регионов все-таки относятся к этой теме ответственно. Вы можете судить и по Москве, и Московской области, и по регионам, по крупным регионам. Хуже всего дела обстоят там, где, в общем-то, объемы не очень большие, но условия для строительства сложные: это, скажем, Чукотка, Сахалин, те места, где строительный сезон короткий, где не так много людей проживает, но фонд в очень плачевном состоянии сам по себе.

Анастасия Сорокина: Давайте узнаем, как обстоят дела у Ольги из Саратова, она до нас дозвонилась. Здравствуйте.

Евгений Шлеменков: Саратов у нас сегодня…

Зритель: Здравствуйте. Ермакова Ольга Владимировна. Мой сын, Ермаков Кирилл, со своим сыном… проживает по адресу Новоузенская 226. Там 5 домов, которые еще 7 лет назад были признаны аварийными. Всех несобственников жилья…

Евгений Шлеменков: Это 2012 год.

Зритель: …переселили, а собственникам предложили мизерную компенсацию, а потом эта тема вообще была снята. Обращались в суд, суд отказал в переселении. В доме, где живет мой сын, проживает всего две жилых квартиры.

Александр Денисов: До сих пор живут, что ли?

Зритель: Да, они живут в этом доме, потому что им некуда деваться. Там печное отопление, естественно… Там одноподъездный, где-то 8-квартирный дом, 2 квартиры всего жилые.

Александр Денисов: Ольга, простите, уточнение: они живут, потому что они собственники этих квартир и им предлагают компенсацию, а она их не устраивает, да?

Зритель: Да, потому что…

Евгений Шлеменков: Значит, закон…

Зритель: Она там была мелкая, потом вообще это сняли…

Евгений Шлеменков: Нельзя снимать.

Зритель: Два года назад была встреча с руководителем Фрунзенского района, она говорит: «Давайте мы вас переселим, 6 метров на человека». У моего сына там 3 комнаты.

Анастасия Сорокина: Понятно, Ольга, спасибо вам за звонок.

Давайте еще один выслушаем, а потом дадим вам возможность ответить.

Евгений Шлеменков: Хорошо.

Анастасия Сорокина: Там схожая ситуация. Из Кемеровской области нам дозвонился Виктор. Виктор, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста, мы вас слушаем.

Зритель: Да. Вот такая проблема. Вы знаете, поселок Шахтерский стоит на подработке, практически всю улицу расселили, осталась только одна женщина, которая прописалась в 2011 году только потому, что она жила там с мужем. Муж умер в 2009 году, если бы жил муж, проблем бы никаких не было. Но тут появились такие проблемы, что муж умер, а вы прописались в 2011 году, а там еще и внучка прописана. И наш жилфонд вроде бы как бы говорит о том, что давайте они внучке дадут квартирку, а они пойдут… У нее отпишут дарственную… Вы понимаете, такая белиберда получается…

Евгений Шлеменков: Это что-то вообще.

Зритель: Вы просто объясните, что ей делать. Мы писали уже и президенту, и все…

Анастасия Сорокина: Спасибо, Виктор, очень мало времени остается до конца эфира.

Евгений Шлеменков: Значит, порядок следующий. Для тех, кто имеет в собственности квартиры в тех домах, которые подлежат расселению, им предлагается на выбор, выбирают они, не те, кто предлагают, а те, кто имеют эти квартиры: на выбор либо предоставление аналогичной площади, полностью соответствующей по квадратным метрам…

Александр Денисов: И неважно, в собственности или не в собственности квартиры?

Евгений Шлеменков: Вот как раз речь идет о собственниках. Собственнику ровно то, что у него было.

Александр Денисов: Ровно то, что было.

Анастасия Сорокина: То есть меньше дать не могут?

Евгений Шлеменков: Нет. Кроме того, он может согласиться на компенсацию, но компенсация должна соответствовать рыночной стоимости аналогичного жилья в данном регионе, никакой другой.

Анастасия Сорокина: А если это не происходит?

Евгений Шлеменков: Если вопрос не решается, то вопрос должен решаться в суде. Если суд отказывает по месту жительства, значит, надо идти дальше, то есть надо подавать апелляции в вышестоящие суды, это записано в Жилищном кодексе абсолютно твердо, никаких других тут быть не может.

Второе: те люди, которые зарегистрированы в этом жилье, имеют право при расселении получить, если это съемное жилье, я имею в виду…

Александр Денисов: …социального найма.

Евгений Шлеменков: …социального найма, получить по социальным нормам…

Александр Денисов: 18 метров на человека?

Евгений Шлеменков: Они в разных регионах разные, чуть-чуть отличаются: где-то 12, где-то 16, где-то 18. Но по социальным нормам данного региона, и тоже никаких других предложений «внучке дадим, бабушке не дадим» и так далее не может быть.

Александр Денисов: То есть никакого торга быть не может?

Евгений Шлеменков: Нет, только в соответствии с законом, ничего другого быть не может. Значит, если где-то поступают иначе, значит, опять же это тема для прокуратуры, это тема для суда, это тема для жалоб в любую инстанцию…

Александр Денисов: …и в Народный фронт, как вы говорите.

Евгений Шлеменков: В том числе Народный фронт.

Анастасия Сорокина: А если ситуация вот как в сюжете, о котором мы говорили? Был капитальный ремонт, но он был проведен, скажем так, для галочки, жители все равно остались им недовольны, то есть все равно есть риск, угроза для жизни и здоровья людей, что им в этой ситуации делать?

Евгений Шлеменков: Значит, они должны в этой ситуации точно так же жаловаться в прокуратуру на то, что ремонт был проведен некачественно, что в результате этого ремонта ситуация только ухудшилась. Во-первых, должны быть привлечены к ответственности те, кто этот ремонт проводил, потому что эти работы распределяются по конкурсу, эти организации не могут… Они, как правило, являются членами саморегулируемых организаций в строительстве, есть компенсационный фонд, который, скажем, в результате ремонта нанесен вред третьим лицам, – а в данном случае съемщики есть третьи лица, – они могут получить компенсацию и провести этот ремонт заново.

Александр Денисов: Еще один звонок, Елена из Рязанской области дозвонилась. Елена, добрый день.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Здравствуйте.

Зритель: Я по такому вопросу. Вот нашему дому 100 лет уже, рядом всех соседей расселили, но мы почему-то не попали в этот список. Потом, когда мы обратились к нашему мэру, нас поставили на очередь на 2019 год. Но недавно, когда мы опять залезли в Интернет, мы теперь видим, наше расселение стоит на 2026 год. Как такое может быть?

Анастасия Сорокина: Понятно, Елена.

Евгений Шлеменков: «Нас расселили» – это значит, расселили из этого дома людей, а вы остались в этом доме, или это дом соседний?

Зритель: Нет, это дома на четыре семьи. У соседей такие же дома, такое же время, попали все на расселение, их расселили.

Евгений Шлеменков: То есть в вашем доме ваших соседей расселили, а вас оставили?

Зритель: Нет, дома на четыре семьи, это не квартиры.

Евгений Шлеменков: А, это соседние дома.

Зритель: Рядом вот эти домики расселили, а наш дом на четыре семьи остался. Дому 100 лет. Мы обратились опять к руководству, нам сказали, что сейчас нас поставят, что мы попадаем на программу 2019 года. Но теперь в Интернете мы видим, что наш дом попадает на 2026 год. Как такое может быть?

Евгений Шлеменков: Такое может быть очень легко, просто-напросто часть домов, тех, которые расселили, их расселили в соответствии с возможностями данного муниципального образования, а вы попали, так сказать, во вторую, третью или четвертую очередь. Если ваш дом ветхий, вряд ли вам что-то удастся как-то подвинуть. Если дом аварийный, то вы можете требовать, чтобы вас расселили вне очереди, то есть быстрее, чем…

Александр Денисов: А нюансы – это где грань между ветхим и аварийным?

Евгений Шлеменков: Я вам скажу, что самая главная грань заключается в следующем: можно так жить или нельзя, пригоден для жилья либо не пригоден.

Александр Денисов: Ну это по ощущениям можно…

Евгений Шлеменков: Это очень сложная и очень тонкая материя на самом деле, и ею, к сожалению, пользуются и в ту, и в другую сторону. Конечно, это плохо. Просто критериев таких жестких не существует, они по сути дела очень субъективны.

Александр Денисов: Вы знаете, это странно вообще слышать, что не существует критериев. Программы у нас существуют, а критериев вот таких нет.

Евгений Шлеменков: Нет, минуточку, если у вас обрушилась кровля, если у вас выпал фасад, если между улицей и вами, извините, нет стены, то понятно, что в таком доме жить невозможно. Но если у вас, предположим, сыпется штукатурка, проседают полы и так далее, это ветхий дом, к сожалению. Ну…

Анастасия Сорокина: Евгений Иванович, хорошо, дом ветхий, выпал уже кусок стены, понятно, что он аварийный, а жилья другого предложить не могут, и эта очередь отодвигается: заглядываешь в Интернет – через 5 лет, через 10 лет. Что в этой ситуации? Вот сейчас разрушенный дом, людей поселили в гостиницу – сколько они там времени проведут?

Евгений Шлеменков: Вот на самом деле задача региональной власти заключается в том, чтобы доказать федеральной власти, что вот такие-то, такие-то и такие-то объемы финансирования необходимы данному региону. Это его задача, задача губернатора и его команды.

Александр Денисов: А они доказывают или сидят спокойно, чтобы...

Евгений Шлеменков: Да по-разному…

Александр Денисов: …лишний раз не привлекать к себе внимание?

Евгений Шлеменков: Разные есть губернаторы, разные есть регионы, разные люди. Я могу вам сказать, что там, где неравнодушная власть, там все нормально, там движется. Там, где… Ну вот мы слышим.

Александр Денисов: Может быть, у меня предложение включить, вот сейчас модно говорить про рейтинг KPI эффективности губернатора – может быть, включить это в рейтинг губернаторов, как проходит программа по переселению из аварийного жилья?

Евгений Шлеменков: Я думаю, что такой рейтинг Фонд ЖКХ ведет, он, правда, не является, наверное, обязательным при оценке общей, а вот…

Анастасия Сорокина: Будем за этим следить. К сожалению, время нашей программы…

Евгений Шлеменков: А вот предложение такое, наверное, сформулировать надо.

Анастасия Сорокина: …подходит к концу. Обязательно пригласим еще раз вас в гости. Евгений Иванович Шлеменков, вице-президент «Опоры России», руководитель направления «Строительство и ЖКХ». Спасибо, что были с нами.

На этом наш эфир практически подошел к концу. Давайте расскажем, что будет сегодня в вечернем выпуске.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (2)
Наталья Михайловна
Я из Кирова. Известно, что у нас в фонде капитального ремонта не реализовано 2 миллиарда рублей. Почему , имея их, нельзя увеличить количество рабочих мест и не ремонтировать ремонтопригодные дома ?
сергей
чиновники не несут ответственности за свое бездействие! вот ровно по этому такая ситуация