Почему мы часто чувствуем себя одинокими?

Гости
Мария Медведева
кризисный клинический психолог
Александр Синельников
профессор кафедры социологии семьи и демографии Социологического факультета МГУ

Константин Чуриков: Если вам одиноко, прямо сейчас вы можете позвонить на ОТР, давайте поговорим. «А поговорить?»

Тамара Шорникова: И это бесплатно, между прочим.

Четверть россиян пожаловались на одиночество, признались, что испытывали это чувство в течение последних 6 месяцев. Специалисты ВЦИОМ провели опрос населения: 19% чувствуют себя одинокими время от времени, 4% живут с этим чувством постоянно.

Константин Чуриков: Я думаю, что есть люди в нашей стране, кто живет с этим чувством, хотя окружен людьми, семьей…

Тамара Шорникова: Семьей…

Константин Чуриков: Как говорится, велика страна, велика, может быть, даже семья, а поговорить не с кем. Ну, это, кстати, доказывает, с другой стороны, и статистика разводов, Россия бьет рекорды: 500… Нет, простите, сгущаю краски…

Тамара Шорникова: 252 пока.

Константин Чуриков: 252 тысячи семей успели расторгнуть свой брак только за первые 5 месяцев этого года, абсолютный тем не менее максимум за 7 лет. И вот знающие люди говорят, что это пандемия виновата.

Тамара Шорникова: Да, мол, все сошлось: и материальные трудности, и бытовые. Но только ли пандемия виновата? Почему мы часто чувствуем себя одинокими? Почему мужья не разговаривают с женами, а дети с родителями? Давайте действительно поговорим, выслушаем друг друга. Поделитесь, когда вы в последний раз испытывали одиночество, как справлялись с этим чувством. О методах тоже поговорим. Забегая вперед, выяснилось, что алкоголь лишь на 8-м месте в списке популярных способов борьбы с одиночеством у россиян.

Константин Чуриков: Да, на первом месте вода.

Сейчас у нас на связи Александр Синельников, профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ. Александр Борисович, здравствуйте.

Александр Синельников: Добрый вечер.

Константин Чуриков: Вы знаете, вот мы так или иначе уже давно к этой теме подбираемся, и сегодня мы хотим поговорить… Ну слушайте, как справляются с одиночеством, мне кажется, не так даже интересно, об этом чуть позже, а вот, собственно, почему вообще русский человек часто чувствует себя одиноким? Нам зрители об этом пишут, причем разного возраста.

Александр Синельников: Ну, я думаю, что это касается не только нашей страны, это касается очень многих стран. Вообще-то одиночество, проблема одиночества – это обратная сторона стремления к личной независимости.

Константин Чуриков: А-а-а, это тенденция вот этого нашего сегодняшнего времени, да?

Александр Синельников: Да. Потому что, понимаете, когда люди, значит, они могут тяготиться, с одной стороны, отсутствием семьи, а с другой стороны, если есть семья, они считают, что родные и близкие наступают им на пятки, вторгаются в их личное пространство. Причем в этом плане сплошь и рядом супруги жалуются друг на друга, дети (особенно взрослые дети, но подростки тоже) жалуются на родителей, что вот не дают тебе твои домашние жить как ты хочешь, лезут к тебе со всякими вопросами и советами, когда ты вовсе этого не желаешь от них слушать, и говорят не то, что ты желаешь от них слушать. Ну и естественное желание отделиться от них, отделиться от них. Удается это у нас далеко не всем, удается гораздо меньшему проценту, чем в западных странах, из-за нашей жилищной проблемы, из-за того, что не у всех есть средства не то чтобы купить, это вообще огромные суммы, даже чтобы снять квартиру. Но когда удается отделиться и человек действительно остается один, то он, конечно, может столкнуться не только с положительными, но и с негативными сторонами своего нового семейного положения, точнее бессемейного.

Константин Чуриков: Вы про пункт №8 в опросе ВЦИОМ? Давайте сейчас покажем все-таки…

Александр Синельников: Вы алкоголь имеете в виду, что ли? Насчет алкоголя?

Константин Чуриков: Да-да-да. Сейчас мы просто зрителям покажем.

Александр Синельников: Понимаете, в чем дело, во-первых, у нас пить стали гораздо меньше, чем пили в советское время. То, что у нас в 2000–2010-е гг. снижалось потребление алкоголя, – это факт известный, и причины более-менее понятные. С одной стороны, всеобщая автомобилизация, что большинство мужчин за рулем, да и женщин много за рулем. С другой стороны, сейчас потерять работу из-за пьянства гораздо легче, чем в советское время, а найти другую работу после этого гораздо труднее, вот. Ну, алкоголь как средство, так сказать, борьбы с одиночеством, вы знаете, это в тех случаях, когда пьют в компании…

Константин Чуриков: То есть это все вместе борются с одиночеством, ха-ха.

Александр Синельников: Когда человек пьет в одиночку, то это от чувства одиночества его вряд ли избавит.

Тамара Шорникова: Александр Борисович, а с другой стороны, вот коротко просто нотку сомнения внесу – это же все-таки опрос ВЦИОМ. Подходят к тебе, спрашивают: «Как вы боретесь с одиночеством?» Ты что говоришь? – «Ну конечно, книжки читаю, смотрю научно-популярные программы». Ну кто скажет, что, знаете…

Константин Чуриков: Всероссийский центр изучения общественного мнения спрашивает: «Вы пьющий?» Люди говорят: «Нет-нет, что вы! Мамой клянусь!»

Александр Синельников: Да.

Тамара Шорникова: Кто же скажет: «Да, открываю коньячок вечером»?

Константин Чуриков: Да.

Александр Синельников: Об этом есть данные не только опросов ВЦИОМ.

Тамара Шорникова: Ага.

Александр Синельников: Кстати, ВЦИОМ опрашивает немногим более 1,5 тысяч человек за один опрос, там где-то 1 600 человек. Правда, довольно давно, в 2013 году, было в 10 раз более масштабное исследование Росстата… Вообще оно было посвящено поведенческим факторам, влияющим на состояние здоровья людей, но эти факторы бывают и психологические, в том числе и чувство одиночества, и в их анкете тоже был вопрос о том, насколько часто вы испытываете чувство одиночества. И там что оказалось? (У меня есть несколько публикаций по материалам этого исследования.) Конечно, одиночество можно испытывать и в семье, и нередко его испытывают люди, состоящие в браке.

Но если говорить о статистических закономерностях, а социологические опросы могут установить только статистические закономерности, чаще всего все-таки испытывают одиночество реально одинокие люди, у которых нет ни супругов законных, ни так называемых гражданских супругов. Реже сожители, или которых я для приличия называю гражданскими супругами, а реже всего законные супруги. Тут закономерность такая, из которой, кстати, видно, что вот этот самый гражданский брак так называемый – это некоторая промежуточная форма семейного положения между настоящим одиночеством с одной стороны и законным браком с другой стороны. Другое дело, что эта форма семейного положения, хоть она и промежуточная, она далеко не всегда является переходной, потому что многие пары, живущие в гражданском браке, вообще не намерены когда-либо узаконивать свой союз.

Константин Чуриков: Ну да. Так, давайте сейчас послушаем звонок. Нина, Нижегородская область. Нина, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Рассказывайте.

Зритель: Вот я не согласна с тем, что говорят, не с кем поговорить.

Константин Чуриков: Так.

Зритель: У нас город небольшой, ну где-то 38 тысяч, как говорится, человек. У нас есть два общества, которые объединяют ветеранов, инвалидов, пенсионеров, людей, которые, как говорится, хотят заняться спортом, искусством, в хоровой ходят, потому что во дворце у нас есть, это, хоровой кружок. Потом мы ходим в парк, занимаемся скандинавской ходьбой, делаем гимнастику, как говорится, пробежки, соревнования. В боулинг ходим занимаемся.

Поэтому, если кто сам хочет найти какое-то увлечение и какое-то, как говорится, для себя занятие, он всегда его найдет. Пусть, если уж нет близких, родных, люди бывают одиноки, найдите себе в обществе, как говорится, таких людей, которые будут с вами общаться. И не надо скучать! Вот мне 76 лет, но я не скучаю, мне некогда скучать.

Тамара Шорникова: Здорово!

Константин Чуриков: Мы все берем с вас пример! Спасибо большое, Нина.

Зритель: Вот и берите, вот берите пример и все, и не надо унывать. Да, пандемия, да, нас немножко, как говорится, это все разъединяет, но все равно можно чем-то заняться.

Тамара Шорникова: Да, спасибо. Александр Борисович, вот как раз хотела задать вопрос, насколько одиночество наш выбор периодически. Потому что тоже один из примеров: подруга переехала в другую страну, какое-то время…

Константин Чуриков: В какую?

Тамара Шорникова: На Кипр.

Константин Чуриков: А, ну ты рассказывай все, всем интересно сейчас, да. Так.

Тамара Шорникова: А вдруг чего-то лишнего сболтну про подругу? Вот. И конечно, какое-то время испытывала одиночество. Но начала писать в местные форумы, нашла какие-то там и русские общины уже зарубежные, выяснила, какие местные праздники, пришла на них с пирогом испеченным и так далее… Сейчас, в общем, все у нее классно, друзей много и так далее. Мы привыкли быть активными в работе, в карьере – насколько мы здесь активность проявляем?

Константин Чуриков: Я так понимаю, Тамара нас готовит к эмиграции, да? Так.

Тамара Шорникова: К решительным действиям готовлю.

Константин Чуриков: Ага.

Александр Синельников: Ну, в чем-то я согласен с той женщиной, которая позвонила сейчас, что вообще-то человек, если он ощущает одиночество, то это больше зависит от психологических факторов, от субъективного его отношения к другим людям, вообще к окружающей деятельности, чем от объективных обстоятельств его жизни, то есть, скажем, его дети живут с ним или отдельно живут, например. Дело в том, что вот одиноким является человек, чувствует себя и не хочет по существу выходить из этого положения, даже если и жалуется на него, если при общении с другими людьми, кстати, необязательно с членами семьи и с близкими родственниками, он, в общем, готов слушать от них только то, что хочет услышать, только то, что ему приятно. А если он знает, что они ему могут сказать что-то такое, что ему не понравится, то он предпочитает вообще ни с кем не общаться. Вот это обстоятельство, пожалуй, самый важный фактор диска, для того чтобы ощутить себя одиноким.

Константин Чуриков: Так, и последний вопрос, Александр Борисович, мы его потом семейному психологу после вас зададим. Вот тут такая из Калининграда SMS: «Маленькие зарплаты у мужчин, поэтому много одиноких. Стыдно знакомиться с женщиной». Вы согласны, что экономическая ситуация нас испортила?

Александр Синельников: Ну, маленькая зарплата – это фактор объективный. Что касается того, что стыдно знакомиться с женщинами, если зарабатываешь мало, – вероятно, эти люди обжигались на знакомстве с такими женщинами, которые ставили им это на вид, говорили: «Какой же ты мужчина, если ты такие копейки зарабатываешь?» Может быть, это были их бывшие жены, может быть, это были несостоявшиеся кандидатки в будущие жены, но если такого рода, в общем, заявлениями в свой адрес сталкиваются, это может травмировать.

Но надо понимать, что не все женщины одинаковые и не все мужчины одинаковые, что одни могут выставлять другие претензии, другие не будут их выставлять. И вообще, к сожалению, вот многие люди очень ориентируются на тип личности, особенно противоположного пола, вот таких других людей, для которых они интереса не представляют, и не умеют переориентироваться на тех, для которых они будут представлять.

Константин Чуриков: А-а-а, это как в песне «Мы выбираем, нас выбирают, Как это часто не совпадает», да?

Александр Синельников: Совершенно верно.

Константин Чуриков: Понятно… Да, это правда. Спасибо большое, Александр Борисович. Александр Синельников, профессор кафедры социологии семьи и демографии социологического факультета МГУ.

Тамара Шорникова: «Людей до такой степени разъединили, что даже на одной улице в малом городке не здороваются. Раньше такого не было. Раньше были сплоченными, а сейчас пустота».

Константин Чуриков: Тюмень пишет: «У верующего и воцерковленного человека одиночества нет». Ханты-Мансийский округ: «Отсутствуют места общения для тех, кому за 50, а также для молодых», – а вот это правда.

Давайте сейчас послушаем, что нам скажет семейный психолог Ольга Медведева. Ольга Михайловна, здравствуйте.

Ольга Медведева: Здравствуйте, Константин, здравствуйте, Тамара, рада вас видеть.

Константин Чуриков: Взаимно.

Тамара Шорникова: Взаимно.

Константин Чуриков: Ольга Михайловна, как прокомментируете то, что вот нам калининградский зритель написал, что вот такая маленькая зарплата, что, в общем-то, стыдно знакомиться с женщиной?

Тамара Шорникова: Да и из Калуги тоже: «Первая причина – это нищета, безнадега».

Константин Чуриков: Да.

Ольга Медведева: Вы знаете, когда мы вместе… И есть такое поверье, что два индейца под одним одеялом не замерзнут. Поэтому, если мы соединим наши доходы, пусть даже мизерные, или, как я недавно услышала в каком-то комментарии, даже не помню где, там сказали, что, девочки, берегите своего мужа, потому что две пенсии лучше, чем одна, вот. Поэтому я считаю, что это тоже субъективный такой фактор. Если вы хотите с человеком общаться, это один момент, либо вы хотите от него денег, это немножко другой момент, разные истории.

Константин Чуриков: Ну да.

Тамара Шорникова: Да. Есть все-таки желание вернуться к теме личного выбора быть одиноким или не быть одиноким. Часто, мне кажется, можно такую картину наблюдать…

Константин Чуриков: Лучше иметь две маленькие пенсии, чем одну маленькую, вот я так скажу.

Тамара Шорникова: Вообще бесспорный факт.

Константин Чуриков: Да, ха-ха.

Тамара Шорникова: Часто, мне кажется, можно такую картину наблюдать: «Очень одиноко, грустно, полистаю-ка Facebook». Почему мы разучились искать друг друга и пытаться как-то разнообразить свое окружение, свою жизнь, свое общество?

Ольга Медведева: Вы знаете, я, наверное, здесь сделаю небольшой вывод. Когда у человека фокус внимания только на себе, то он, собственно, делает то, что ему нравится, а когда у него фокус внимания на других, наверное, он будет ориентироваться на то, что хотят другие люди. И человек, который готов общаться с другими, общаться именно очно, так сказать, не через интернет, то он готов в первую очередь отдавать, а не получать от других людей, и у него есть потребность заботиться о других людях, возможно, чем-то быть им полезным. Это необходимость, заботиться о других.

Константин Чуриков: Давайте сейчас, может быть, позаботимся об Антонине из Ленинградской области. Антонина хочет с нами поговорить, и мы с Антониной тоже хотим поговорить. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Константин Чуриков: Пожалуйста, слушаем вас.

Тамара Шорникова: Антонина, вы одинокий человек или счастливый?

Зритель: Я сейчас одинокая, я не так давно, полтора года тому назад, сына похоронила и живу одна. Живу в городе Луга Ленинградской области, мне 73 года. Так вот, в 2010 году мне приснился сон, что я со своими проблемами советуюсь с каким-то типа оракула человеком, и он мне ответил фразой, которую я запомнила и записала: «Со своим одиночеством и проблемами каждый борется своими силами, самостоятельно».

И я вот подумала, что, действительно, проблема одиночества – это проблема моя, она у меня в голове. И, если мне одиноко, я иду к людям, я иду в клуб любителей поэзии, я иду к соседкам, я кому-то помогаю выпускать книжки, с кем-то общаться, иду на танцы. Нужно кому-то помочь, и тогда на одиночество времени не хватит. Проблема одиночества – это проблема у нас в голове у каждого, и каждый должен сам ее себе решать. Никто не придет и не будет развлекать.

Константин Чуриков: Антонина, мне очень понравилось, что сказал вам ваш оракул, который вам там привиделся, приснился…

Зритель: Да. Я записала и держу ее как руководство.

Константин Чуриков: Я помню, была такая прямо прекрасная фраза Алексия II, нашего прошлого патриарха, он сказал: «У каждого человека свой крест; нет креста выше человеческих сил». Спасибо большое.

Зритель: Ну, возможно, я вот в этих духовных практиках не очень, но эта фраза меня поставила на место.

Константин Чуриков: Ну это просто фраза известная.

Тамара Шорникова: Цитата, да.

Константин Чуриков: Это не моя духовная практика, это… Спасибо.

Тамара Шорникова: А вот, кстати, тоже еще одна фраза: «Одинокие люди вполне могут быть счастливыми», – это реплика на мою реплику. Конечно.

Константин Чуриков: Кстати, Ольга Михайловна, религиозные практики?

Ольга Медведева: Религиозные практики, я скажу однозначно, когда вы с Богом, вы уже не одиноки.

Константин Чуриков: Так, хорошо.

Тамара Шорникова: Бум разводов, по-вашему, в чем все-таки вина? Вот такой абсолютный максимум. Пандемия рассорила всех или что-то другое?

Ольга Медведева: Вы знаете, пока мы были, скажем так, в каких-то других местах, кроме собственного дома, кроме собственной семьи, это работа, еще что-то, то мы делали то, что мы делали, и человек, который находился рядом с нами, он не успевал нам, возможно, надоесть. А сейчас получается, когда развод, еще есть… Как сказать, сейчас люди привыкли, проще поменять, то есть всегда есть впечатление, что кто-то виноват в том, что у нас происходит, но редко задаемся вопросом: человек, который находится рядом со мной, ему вообще со мной как? То есть с тем, какая я есть, как ему со мной живется-то? И задать ему вопрос: «Скажи, пожалуйста, что я могу сделать для тебя хорошего? Чем я могу тебе помочь, чтобы тебе было хорошо?» Еще раз повторю, фокус внимания на другом человеке, и это подтверждают и люди, которые вам звонят, и сейчас с кем мы общаемся. То есть я так думаю, что это правильно.

Константин Чуриков: Нам тут пишет Москва, видимо, такой спец по этому делу: «С женщинами не стыдно знакомиться, с женщинами опасно знакомиться», – ну слушайте, женщины бывают разные. Хакасия, вот тут такая SMS, я ее превращу сейчас в вопрос, Хакасия нам пишет: «Закомплексованные люди одинокие». Я так спрошу: а как, скажем так, «раскомплексоваться»? Как не бояться общаться, знакомиться? Что для этого нужно? Потому что, так сказать, не все, как говорится, у нас наглые блогеры, которые размахивают руками и могут, так сказать, все что угодно говорить и творить.

Ольга Медведева: Встать с дивана и выйти на улицу как минимум.

Константин Чуриков: Нет, слушайте, это не совет. Люди боятся, правда, ну все мы когда-то боялись знакомиться.

Ольга Медведева: Да, безусловно. Когда вы ставите, собственно говоря, желание быть с другим человеком, «я хочу вам быть полезным, помогите мне быть вам полезным», всегда находятся какие-то общества, действительно про которые говорят уже взрослые люди, то есть это общество поэтов, это общество еще кого-то… Всегда существуют в нашем районе, в вашем ближайшем районе люди, которые чем-то занимаются, помогают друг другу, общаются друг с другом. И если вы только туда придете и просто скажете одну-единственную фразу: «Я неловко себя чувствую, мне очень неудобно», – и я думаю, что уже разговор пойдет: вам помогут, вас поддержат, вас куда-то пригласят, чем-то угостят, что-то для вас сделают в любом случае. Только если вы будете противостоять этому, быть в желании не принимать от других людей что-то.

Константин Чуриков: Ольга Михайловна, я вижу, что много женщин на SMS-портале пишут что-то типа того: «Я одинока и счастлива», «Как хорошо, что я одна». Ольга Михайловна, что не так с нами, с мужчинами, если вот много таких женщин, которые счастливы в одиночестве?

Ольга Медведева: Каждая женщина делает для себя выбор. Если ей мужчина нужен, в принципе нужен, значит, у нее будет мужчина. Если ей мужчина не нужен по каким-то причинам, значит, соответственно, его в ее жизни не будет. Вот и все.

Константин Чуриков: О, как все просто с вами, женщины. А я-то думал, господи… Так, давайте послушаем звонок.

Тамара Шорникова: Ольгу из Москвы давайте послушаем.

Константин Чуриков: Ольга, здравствуйте.

Зритель: Да, здравствуйте, здравствуйте.

Вы знаете, я вот хочу поговорить по поводу одиночества, да. Я из Москвы, мне 56 лет. У меня три сына, они… Ну как, два сына женаты, у них семья, у меня две внучки. Младший сын тоже женился в 18 лет. Но, вы знаете, это очень одиноко. Я работаю, у меня как бы есть квартира, все, но, вы понимаете, очень тяжело. Дети, да, они звонят, но, вы понимаете, скучно. Не то что скучно…

Я понимаю, вот другие люди говорят, можно найти, сходить куда-то там в парк погулять. Но вы поймите, мы привыкли раньше жить, нас объединяла семья, мы жили все вместе, нам было весело, как бы семья у нас была, а сейчас все наши дети привыкли жить отдельно. Да, я понимаю, я их не осуждаю, но, вы понимаете, мы тоже родители, да, и вот мы дожили до вот этого времени, и дети нас забыли.

Константин Чуриков: Ольга, как интересно! Подождите, ведь часто как раз нам, например, звонят такие зрители, как вы, и рассказывают обратные истории: господи, ну как тяжело всем жить под одной крышей! Ну как, вот помните «По семейным обстоятельствам» фильм, скорее бы они там съехали, разменяли квартиру и так далее.

Зритель: Да.

Константин Чуриков: А вы нам говорите об обратном. Вам ваши дети, ваши сыновья предлагали как-то, чтобы вы к ним переехали или они к вам?

Зритель: Нет-нет-нет, мы жили вместе все. Но, вы понимаете как, семья, родились внуки…

Константин Чуриков: Это иногда опасный эксперимент, да.

Зритель: Да, и говорят тебе, ну как: «Мам, мы хотим иметь свою семью, мы хотим жить отдельно», – да, я их прекрасно понимаю. Но вы помните, раньше как? У нас, когда мы жили, все жили мы в одной квартире, как бы нам было тесно не тесно, но мы все жили вместе. Вот я вот привыкла жить… Я их никогда в жизни не выгоняла, я хотела жить вместе, я хочу воспитывать своих внуков, внучек вот этих вот. Но я понимаю, что дети хотят жить отдельно, понимаете, три сына, конечно, они…

Константин Чуриков: Да…

Тамара Шорникова: Да. Ольга, а как часто вы встречаетесь?

Зритель: Очень часто. Я живу со своим сыном на даче, я вот все лето с ними, да.

Константин Чуриков: Ага.

Тамара Шорникова: Ага.

Зритель: Но когда я уезжаю с дачи в свою квартиру в Москву, я работаю, не то что я сижу дома…

Тамара Шорникова: Тишина давит.

Константин Чуриков: Ольга, вот секундочку буквально, сейчас попросим Ольгу Михайловну задать вопрос. Какой вопрос у вас есть к Ольге (не знаю отчества, нам отчества не сообщают)?

Зритель: Ольга Вячеславовна.

Константин Чуриков: Ольга Вячеславовна, да.

Ольга Медведева: Ольга Вячеславовна, вы знаете, я вам дам небольшое такое домашнее задание. Попробуйте подумать и прописать, чем же вы ценны для ваших внуков, чем вы ценны для ваших сыновей, и какое количество любви вы сейчас отдаете своим внучкам, и получить от этого удовольствие. У меня немножко сложилось впечатление, что вам кажется, что вы больше не нужны, то есть вы были…

Зритель: Да.

Ольга Медведева: Да, то есть вы были необходимы, они не могли без вас жить, а сейчас они без вас жить могут прекрасно.

Зритель: Да, да.

Ольга Медведева: Поэтому наслаждайтесь этой любовью, просите помощи у них: «Сынок, позвони мне», «Сыночек, скажи», «Сыночек, сделай для меня». И наслаждайтесь общением с внучками, берите внучек. Это потрясающие моменты, потому что внучки немножко не такие, как сыновья, они обнимают, они целуют, они любят, и они всегда очень рады вас видеть: «Дорогая бабушка, бабулечка!» То есть это та любовь, сейчас уже ваша зрелая любовь, которую вы отдаете своим внучкам. И будьте уверены, я вас заверяю на 100%, это для них так ценно, это для них так важно! Просто, возможно, сейчас, в наше очень такое, знаете, быстрое время, колоссально бегущее время они не успевают вам об этом сказать, но вы просто держите это в своем сердце, вы знайте, что без вас они не получат такого количества любви.

Константин Чуриков: Да. Ольга Вячеславовна, и нам периодически позванивайте сюда на ОТР, мы всегда в эфире…

Ольга Медведева: Конечно.

Константин Чуриков: Каждый день и каждый вечер. Спасибо за звонок.

Ольга Медведева: Спасибо.

Константин Чуриков: Ну что, Ольга Михайловна, в общем, смотрите, нам сейчас вот пишут следующие вещи, будем уже подытоживать. Татарстан: «Институт семьи уничтожен». Москва: «Женщины стали невыносимы», – я думаю, сейчас женщины нам с вами тоже, так сказать, напишут, битвы полов.

Тамара Шорникова: Началось.

Константин Чуриков: «Чем больше узнаю мужчин, тем больше мне хочется одиночества», – ну ладно, слушайте, мы так сейчас… Что не так с нашим обществом сегодня? Если можно, коротко.

Ольга Медведева: Ну, тут вообще прямо Татарстан, что институт семьи уничтожен… Да, возможно, да, согласна. Вы знаете, потому что институт семьи опирается всегда на некие традиции, традиции рода, традиции веков, и сейчас это не очень принято, скажем так, у кого-то. Но еще раз повторю: если у вас есть потребность в мужчине или если вам необходима жена и вы точно знаете, что вы хотите, чтобы у вас была вот такая жена, вы хотите, чтобы у вас была вот такая семья, вот столько детей, и вы точно знаете, куда вы будете двигаться вместе, будьте уверены, что у вас все получится. Точно так же с точки зрения женщины: если я хочу, если у меня есть потребность любить мужчину, заботиться о мужчине, ценить мужчину и я без мужчины не могу, я выбираю быть с ним… В принципе я могу быть одна, да, я справлюсь с этим состоянием, но я выбираю быть замужем, я выбираю быть с мужем, я выбираю детей растить с отцом.

Константин Чуриков: Спасибо вам большое, Ольга Михайловна. Ольга Медведева, семейный психолог.

Ольга Медведева: Спасибо.

Константин Чуриков: Сообщения все падают и падают. Приятно, что люди смотрят и программу «ОТРажение», и вот сериал, значит, про доктора Мартина, тут вот пишут, что он, оказывается, женился (я-то и не знал, что он женился).

Тамара Шорникова: Такая большая страна, в разных регионах одна программа – уже не одиноки!

Константин Чуриков: Через несколько минут, вот чтобы совсем не было одиночества, сюда придет Сергей Лесков, расскажет о «Темах недели».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)