Почему мы переплачиваем за услуги ЖКХ?

Почему мы переплачиваем за услуги ЖКХ? | Программы | ОТР

Разбираем жалобы телезрителей в рубрике «Дорогая передача»

2021-02-20T17:24:00+03:00
Почему мы переплачиваем за услуги ЖКХ?
Траты на 8 марта. Чего хотят женщины. Как укрепить семью. Вакцинация шагает по стране. Гостевой бизнес
Поздравляем с 8 марта. Дорого
Женщины должны/хотят работать?
Сергей Лесков: Русская женщина всегда обладала таким набором добродетелей и качеств, который делал её самой желанной на свете
Чтобы семьи были больше, нужно...
Что делать, если с вас пытаются получить чужие долги?
Вы к нам из тени, а мы вам - кредиты!
ТЕМА ДНЯ: Цветы и подарки к 8 марта
Посчитают доходы и помогут
Уколоться - и забыть о COVID-19
Гости
Виктор Федорук
ведущий эксперт по жилищному праву ЖКХ Общероссийского движения «За права человека»

Иван Князев: Ну а сейчас – наша любимая рубрика «Дорогая передача». Отвечаем на письма телезрителей, на ваши письма. Многие из них приходят из регионов, где жалуются на бездомных собак. В топе проблемы мусора. Конечно, снегопад, плохо чистят дороги и дворы. Проблемы с транспортом. Но больше всего сообщений на этой неделе приходило о том, что плата за отопление этой зимой просто взлетела.

Тамара Шорникова: Да, действительно, переплата за отопление – 37% из всех обращений на этой неделе. Вот такая часть.

Иван Князев: Ну, плохая работа транспорта – 24%; невывоз мусора – 18%; бездомные собаки тоже догнали с 14%; обманутые дольщики – 7%. Это мы сделали такую подборочку ваших SMS.

Тамара Шорникова: Итак, о самом популярном – о переплате за отопление. Вот весточка, которая долетела до нас из Башкирии, пишет телезритель: «В Башкирии с декабря месяца ажиотаж. Жителям пришли огромные суммы за отопление». Это прислала нам жительница города Мелеуз, старшая по дому Ходарева Людмила Семеновна. Будем разбираться.

Иван Князев: Да, будем разбираться. Посмотрим для начала эту историю, да? Комментарии там есть какие-то. Итак, жильцы дома № 16 по улице Первомайской переплатили за отопление, по их расчетам, около 3 миллионов рублей. Самые странные суммы собственники увидели в декабрьских квитанциях.

СЮЖЕТ

Иван Князев: Причина переплат жильцам дома известна с 2016 года: нарушение параметров температурного графика и некорректные приборы учета. Старшая по дома показала нашей съемочной группе документы, где зафиксированы эти нарушения. Комиссии ходят в дом № 16 по улице Первомайской регулярно, но на жалобы не реагируют.

Тамара Шорникова: На общем собрании жильцы решили отказаться от поверки приборов учета до приезда новой комиссии. Срок поверки счетчиков закончился 23 января этого года.

Иван Князев: Ну, сейчас попросим все это дело прокомментировать нашего эксперта. Виктор Федорук у нас на связи, ведущий эксперт по жилищному праву и ЖКХ Общероссийского движения «За права человека». Здравствуйте, Виктор Никанорович.

Виктор Федорук: Добрый день.

Иван Князев: Виктор Никанорович, действительно, очень много сообщений по похожим случаям. И сейчас уже присылают наши зрители, да?

Тамара Шорникова: Да, присылают. Но давайте сначала прокомментируем то, что мы показали. Видели ли вы этот видеоматериал? Как можете прокомментировать?

Виктор Федорук: Материал видел. Прокомментирую следующим образом. Ну, все-таки сегодня зима намного холоднее, чем была в прошлые годы. И заявители не нарисовали в своем обращении, какой способ оплаты они в своем многоквартирном доме принимают. То ли они, как прописано в 354-м постановлении, платят по среднегодовой за прошлый год и делят это на 12 месяцев, и ежемесячно, в том числе и в летний период, оплачивают. То ли они на 7 месяцев отопительного сезона только оплачивают. То ли они по текущим показаниям счетчика.

Мы видели гражданку, которая представилась старшей по дому. В Жилищном кодексе нет сегодня такого понятия – старший по дому. Есть законно избранный совет многоквартирного дома (статья 161.1 Жилищного кодекса). Возможно, это является одной из причин того, что не получают жители правильных, толковых и понятных ответов, потому что ненадлежащее лицо, называющее себя старшей по дому, обращается в службы.

А службы эти закон, наверное, немножко знают, и они знают, что такого понятия, как старший по дому, ну нет в законе. Кому отвечать? Если это просто гражданка, собственник квартиры или наниматель квартиры обращается, то это одни сроки на ответы. Если это совет дома, то другие сроки. Если это через депутата своего обращаются, то там совсем короткие сроки. Как бы неправильно, неграмотно ставится вопрос перед службами. Вот поэтому и ответы могут такие быть. Ну знаете, неправильно задают вопрос – значит, можно и кое-как ответить.

Тамара Шорникова: Вы знаете, тут, наверное, все-таки понятно, что…

Иван Князев: Проблема же не в сроках, скорее всего, а в ответах.

Тамара Шорникова: Понятно, что юридически это все очень важные детали. Но, действительно, она могла обратиться как жительница этого. Суть ответов это не должно изменить. Срока – да, но суть – нет.

Виктор Федорук: Ну смотрите. Есть такие понятия, регионы утверждают, как норматив потребления услуги этой на квадратный метр. В Москве 0,016 гигакалорий на квадратный метр – это норматив на отопление. Я посмотрел на цифры, которые в письмах указаны. Граждане говорят: «Мы должны платить не более, чем 56». А чем они обосновывают эту цифру? Нормативом? Это будет тогда очень низкий показатель.

Есть показания счетчиков. У вас, у совета дома есть право ежемесячно контролировать эти показания счетчиков. Сегодня по каким-то параметрам вам начисляют… Не опломбирован счетчик – значит, получается худшая ситуация. Если у вас счетчики сегодня не опломбированы, то вам должны начислять по нормативу. А этот норматив какой для вас? Если применить к вашему дому московские нормативы, то вы должны еще больше заплатить.

Но Башкирия – это другой регион, другие температурные режимы у вас могут на улице быть, поэтому и другие средние нормативы по потреблению тепла на обогрев квартиры у вас должны применяться при начислении этой услуги (отопление вашего многоквартирного дома). Нужно грамотно подойти к постановке вопроса. Нужно взять на контроль потребление и начисление – и тогда платить за оказанную услугу по ее утвержденным тарифам.

Тамара Шорникова: Виктор Никанорович, вы в самом начале сказали, что не очень понятно, как именно они платят: весь год или по текущим показаниям счетчика и так далее.

Виктор Федорук: Три варианта есть.

Тамара Шорникова: Да. Но разве, когда ты платишь, например, круглый год, там не равные части?

Виктор Федорук: Вот я и говорю, что… Они ссылаются на то, что у них стало больше, чем в прошлом году. Такого быть, по моим прикидкам, не может, потому что прошлый год был намного теплее. Но они-то говорят про декабрь месяц. Получается, что начисление в декабре было по показаниям позапрошлого года. И как начисляют в вашей управляющей компании?

Один раз в год идет корректировка платежей. Заканчивается год, управляющая компания смотрит на реальное потребление тепла в течение года и сумму среднюю, которую она в течение года начисляла, и говорит: «Мы с вас недобрали или перебрали за эту услугу. Если недобрали – значит, мы вас доначислим один раз в год». Возможно, это и был декабрь месяц. Но, как правило, это делают в январе, по окончанию года. Или: «Если мы перебрали – значит, мы вам сообщим, что у вас имеется переплата в такой-то сумме на следующий год».

Тамара Шорникова: Виктор Никанорович, вот тоже вопрос. Понятно, что то, что какие сейчас получают счета – это действительно перерасчеты за прошлый год. То есть нет такой прямой связи, что конкретно сегодня, 20 февраля, холодно – соответственно, за февраль придет высокая платежка? Это пересчеты за прошлый год? Ну, действительно, не помнится, чтобы зима была холодной. Почему настолько большие разницы в суммах?

Виктор Федорук: Понимаете, они сейчас ссылаются на показания счетчиков. «Сегодня счетчик не опломбирован, мы не будем по нему платить», – и прочее. Я не исключаю, что у них было собрание собственников, и они приняли наказ своей управляющей организации – ежемесячно начислять по фактическому потреблению. Такое закон разрешает. Но было ли у них такое собрание – нам заявитель в своем письме ничего не написал.

Иван Князев: Уважаемые телезрители, звоните и расскажите, что у вас с отоплением, сколько вы за него платите. Всегда ли платите верно? Ну, точнее – всегда ли верно вам рассчитывают?

А сейчас у нас на связи Любовь из Челябинской области… Нет, прошу прощения. Лидия из Ставрополя.

Тамара Шорникова: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Это город Ставрополь. У нас больше всего тепло… Вот зимой у нас, в зимнее время года мы платим за отопление от 3 до 4 тысяч. У нас первая строчка, за что мы платим, ну, тысяча – это для домоуправления. И всего в платежке у нас выходит 7 тысяч, 6 500, 5 500. Самое мало – это летом, 3 тысячи. А пенсия – всего 14 тысяч с ветеранскими. Это как? Вот почему мы переплачиваем? За что мы платим? Мы не поймем. Есть у нас и счетчики, и на тепло счетчик в доме стоит…

Тамара Шорникова: Лидия, не отключайтесь. Лидия, пожалуйста, не отключайтесь.

Виктор Никанорович, у вас есть уточняющий вопрос Лидии?

Виктор Федорук: Есть такая рекомендация. У нас есть закон о субсидиях. И гражданин может платить, если это по регионам, не более 22% от его семейного совокупного дохода за коммунальные услуги, включая даже и капитальный ремонт. Все это вместе суммируется. Если у вас больше, чем 22%, все, что выше 22%, вы получаете субсидию. И государство за вас это доплачивает.

Не стесняйтесь сходить в отдел субсидии, написать заявление. Там соберут за вас все нужные документы. Если вы пенсионер, получат ваш размер пенсии, доставят вам туда же (сегодня единое окно работает таким образом) ваши выписки из домовой книги, сколько вас проживает, какая площадь, какие начисления. Для этого нужно только подать заявление на получение субсидии. Без заявления вам эту услугу начислять не имеют права. То есть не стесняйтесь получить субсидию. Таким образом, 2–3 тысячи, которые превышают ваши 22%... Для разных регионов могут быть свои цифры. В Москве это 10%.

Тамара Шорникова: Спасибо вам. Виктор Никанорович, у нас сейчас много звонков и сообщений из других регионов, но все-таки хочется, чтобы был результат от разговора. Соответственно, возвращаюсь к видео из Башкирии. Что можно посоветовать сейчас жителям? Понятно, что есть вопросы. Правильно ли они сами посчитали или неправильно? Но в любом случае им хочется разобраться. Соответственно, какие дополнительные документы или материалы им нужно собрать? От имени кого и куда обратиться, чтобы для себя разобраться в ситуации?

Виктор Федорук: Ну смотрите. У жителей счетчики не опломбированы. Если не опломбированы счетчики, вообще по этим счетчикам начисление не должно было проводиться.

Иван Князев: А как оно тогда проводилось?

Виктор Федорук: То есть по нормативу должны были начислить. Так что тут, если поднимать этот вопрос, может такое быть, что людям еще больше начислять. Надо разбираться, по какой причине у них до сих пор при наличии так называемой старшей по дому в доме нет опломбированных счетчиков. Это неправильно, это грубое нарушение не в пользу жителей. Нужно исправлять, сегодня это исправлять. Требовать от жилищной инспекции, от прокуратуры даже, чтобы она разобралась, на каком основании и как долго у них нет этих пломб на счетчике.

И посмотреть, какие показания снимались в течение, например, квартала, в течение года и как начислялись эти данные. Исправны ли эти счетчики? Если они исправны – значит, показания были верные. Тогда надо только опустить руки и признать, что потребили такое количество энергии. И другое посмотреть. Может быть, вы действительно улицу топите? Может, у вас идет перетоп? Тогда следите за температурным режимом.

Если вам дают больше, чем нужно… А это надо фиксировать актами. Если в вашей квартире больше, чем 22 градуса (это если ваша квартира угловая), или если не угловая, но больше, чем 20 градусов, то это перетоп. Это вы оплачиваете лишнее тепло. И чтобы не помереть от такой жары, вам приходится открывать форточки и это лишнее тепло в форточки выгонять, но при этом заплатив за то, что с вас теплоснабжающая организация взяла лишнего, потому что она эту энергию выработала, и хочется ее не просто так, а за денежки кому-то…

Тамара Шорникова: Продать.

Иван Князев: Компенсировать, конечно, эти затраты.

Виктор Федорук: Так что следите, чтобы вас не дурили. Лишнее тепло мы не оплачиваем. Также вода, горячая вода не должна быть больше, чем 75 градусов, и не ниже, чем 60. Вот на воде бывает наоборот: «Мы вам недогреем воды, но возьмем, как будто эта вода соответвовала параметрам – от 60 до 75. Подаем 45, а вы платите за другое тепло».

Здесь хитрости у этих теплоснабжающих организаций есть. Тут нужно, чтобы управляющая компания по вашей жалобе зафиксировала эти нарушения, составила акты. И с момента составления акта до момента исправления нарушения вы можете, например, за горячую воду платить по цене холодной воды. А это нормально.

Тамара Шорникова: Да, это существенная разница.

Иван Князев: Правда, есть маленький нюанс. Телезрители нам писали, что все-таки комиссия приходит в этот дом, что-то там фиксирует, а толку от этого никакого. Вот здесь еще сложно.

Виктор Федорук: Ну, если заявительница была бы все-таки советом дома, то ее бы приглашали на эту комиссию, она была бы членом этой комиссии, ставила бы свою подпись и имела бы эти документы на руках. Но она старшая по дому, которая в законе не прописана. То есть ее не приглашают в члены комиссии по этому дому. Давайте жить в правовом поле и требовать того, что нам положено.

Тамара Шорникова: Слушаем телефонные звонки?

Иван Князев: Татьяна, Брянская область. Татьяна, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Рассказывайте, что у вас с отоплением.

Зритель: У нас в доме, в коридоре нет ни батарей, ни стояков. И есть бумага от управляющей компании о том, что даже по проекту этого не было. Однако каждый месяц с нас взимают по 180 рублей за то, что чего у нас нет.

Иван Князев: Так, подождите.

Тамара Шорникова: А как это возможно?

Иван Князев: Подождите, подождите. Будем разбираться, Татьяна, не кладите трубочку. Нет батарей вообще в доме?

Зритель: Вообще нет в подъезде.

Иван Князев: А, в подъезде. А в квартирах?

Зритель: Ни стояков, ни… А в квартире у нас индивидуальное отопление?

Иван Князев: Еще раз.

Зритель: У нас в квартире индивидуальное отопление, котел газовый стоит.

Иван Князев: А, газовый котел.

Зритель: А в коридоре нет. И у нас есть бумага из управляющей компании, что по проекту не было предусмотрена система отопления в коридоре.

Иван Князев: А с вас собирают деньги за отопление этой так называемой общей площади? Виктор Никанорович, я правильно уточняющие вопросы задаю?

Виктор Федорук: Задайте еще вопрос, чтобы ответ получить. Это отдельная строка – оплата отопления общего имущества? Так строка называется?

Зритель: Да.

Виктор Федорук: Можете ее по памяти назвать?

Иван Князев: Наш телезритель слышит вас.

Зритель: Ой, я квитанции не подготовилась, не знала. Сейчас найду быстренько.

Иван Князев: Пока Татьяна ищет квитанции… Если я правильно понял, видимо, по проекту какому-то, когда дом строили (возможно, меня сейчас поправят), там никаких батарей в подъездах не было. А за общее имущество приходит отдельная строчка.

Зритель: Строка «Отопление». Хотя у нас отопление индивидуальное от газового котла.

Тамара Шорникова: Вы нашли платежку? Что там написано, Татьяна?

Иван Князев: Напротив цифр с левой стороны что написано? Какое отопление?

Зритель: Просто «Отопление».

Виктор Федорук: А расценки какие там?

Зритель: Так, сейчас, минуточку…

Виктор Федорук: Тариф какой? На какую площадь умножено?

Зритель: «Отопление». «Брянсккоммунэнерго»…

Тамара Шорникова: Сумма?

Зритель: 180 рубликов к оплате.

Иван Князев: И больше ничего не написано? Тарифа нет?

Зритель: Больше ничего не написано?

Тамара Шорникова: 180 рубликов. На что это тянет?

Виктор Федорук: Цифра очень непонятная. Я бы написал в эту организацию письмо, чтобы они дали пояснение. Смотрите. Если каждая квартира имеет свое внутреннее индивидуальное отопление – значит, они сами свои квартиры греют. А управляющая компания отоплением дома как таковым не занимается. Значит, этой услуги, строчки не должно было быть в этом едином платежном документе, в этой квитанции. Нужно написать письмо и в эту управляющую компанию, через которую платежки выставлялись, в теплоснабжающую организацию.

И я бы не постеснялся написать в прокуратуру тоже, чтобы прокуратура провела проверку основания начисления этой строчки. Потому что когда идет во всем доме индивидуальное отопление, а в местах общего пользования приборов отопления нет, то это вопрос для прокуратуры, чтобы она разобралась, не является ли это необоснованным обогащением той организации, которая выставила такие платежки.

Иван Князев: Ну а за подъезды, за это общее имущество? Разве не распределяется на всех жильцов? Кто за это платит?

Виктор Федорук: Мы с вами оплачиваем в квартире отопление. А в этом доме… Давайте так. У нас даже собрания такого не было в этих многоквартирных домах, что мы эту услугу поручаем теплоснабжающей организации или управляющей компании нам начислять. В законе, в Жилищном кодексе тоже такое право, чтобы она начисляла…

Непонятно. Видите, там просто 180 рубликов. А на какую это площадь? То ли это с моей, пропорционально моя квартира участвовала в начислении этих платежей. Или какую-то другую форму начисления выбрала управляющая компания, теплоснабжающая компания? Из единого платежного документа не понятно. Просто так 180. С потолка ли оно взялось? Или так захотелось руководителю организации? Непонятно.

Вот если бы там был тариф утвержденный… А тариф на отопление утверждает региональная тарифная комиссия этого субъекта федерации. Таких данных из единого платежного документа мы не увидели, нам не назвали. Это вопрос для прокуратуры.

Иван Князев: Послушаем еще Самарскую область, Ольга на связи.

Тамара Шорникова: Да, послушаем. Ольга, слушаем вас.

Зритель: Здравствуйте. Я являюсь старшей по дому у себя, поэтому мне эта тема очень хорошо знакома. Переплачиваем мы за ЖКУ, я уверена, только потому, что их аппетиты не имеют никаких границ.

Виктор Федорук: Опять старшая по дому. У вас совета дома нет?

Зритель: Потому что даже эти 180 рублей – это, конечно, просто воровство. Потому что на доме стоит счетчик, который показывает, сколько тепла потребил дом, то есть весь дом. И эти показания распределяются на всех. То есть мы уже платим за места общего пользования, каждый из нас платит, в том числе и я.

Виктор Федорук: Это вы про свой дом говорите. А предыдущий сюжет был…

Тамара Шорникова: Сейчас, секунду.

Зритель: Берут нашу жилую площадь и распределяют показания счетчиков, которые в том числе обслуживают наши общедомовые все батареи. И это тепло также распределяется на всех.

Тамара Шорникова: Ольга, подскажите…

Зритель: А почему их аппетиты бесконечные? Потому что они же у нас всегда самые несчастные. Но почему-то все, кто имеет отношение к жилищной эксплуатации, одни из самых богатых людей в городе, как у нас. И почему-то эти самые богатые люди в городе превращают уже эту среду как бы в семейный бизнес. Мы даже уйти не можем в другую управляющую компанию.

Иван Князев: Ну да, Ольга…

Зритель: Вот сейчас мы, допустим, у Попова, у папы. А если мы уйдем в другую компанию, то придем к сыну. А уголовные дела заводятся с 2013 года и благополучно исчезают.

Иван Князев: Ольга, спасибо, спасибо большое вам за ваше мнение. Вы сразу целый комплекс проблем обозначили в сфере ЖКХ.

Виктор Федорук: Но Ольга так и не назвала, какая проблема в ее доме.

Тамара Шорникова: Ольга поделилась мнением.

Иван Князев: Может быть, тоже перетопы.

Тамара Шорникова: Виктор Никанорович, а вы поделитесь коротко, как создать совет дома, чтобы старшие по подъездам, которые нам сегодня звонят или в видеоматериалах выступают, на более официальной позиции обращались в нужные инстанции.

Виктор Федорук: Я вам открою большую тайну. В каждом доме совет дома есть. Просто жители, наверное, не знают, что в их доме тоже есть совет дома.

Иван Князев: Ну, наверное, тайный совет.

Виктор Федорук: У них точно нет старших по дому. Совет дома и представители этого совета дома подписывают ежегодно акты, например, подготовки дома к зиме и другие документы, в том числе и денежные. Просто бывают случаи, когда эти советы дома «засекречены» (в кавычки беру это слово), и о них знают только управляющая компания и жилищная инспекция, которые пользуются подписью этого совета дома.

Итак, статья 161.1 Жилищного кодекса: в каждом доме у нас есть совет дома. Если его не было до определенного срока (это много лет назад), тогда местные власти обязаны были организовать собрание и выбрать такие советы дома. Итак, я повторяю, что у нас в каждом доме есть управляющая компания (и нет ТСЖ или ЖСК), совет дома на бумаге есть.

И вы об этом совете можете узнать, заглянув на портал, например, своей организации. У нас есть общероссийский портал «Реформа ЖКХ», там можно узнать эту информацию, кто у вас в совете дома. Можете своим местным властям написать письмо, чтобы они дали вам информацию, кто совет дома, потому что власти знают эту информацию. Если бы у вас не было совета дома, то власти обязаны были бы его создать и отчитаться.

Иван Князев: Было бы неплохо посмотреть им в глаза.

Виктор Федорук: Тогда вы находите представителей своего совета дома и с ними говорите: «Сколько лет ты молча здесь работал и не отчитывался? Закон обязывает тебя ежегодно на собрании собственников…» А у нас есть понятие – очередное собрание. Оно в первом квартале текущего года проводится. У нас сейчас тот квартал, когда идут отчеты совета дома о работе за прошлый период. Советы дома выбираются на срок два года, и раз в два года они переизбираются. Вот займитесь этим.

Иван Князев: И любой может в этот совет дома войти?

Виктор Федорук: Да. Пожалуйста, на собрании выдвигайте свою кандидатуру. У нас Жилищный кодекс позволяет любому из нас быть инициатором такого собрания.

Иван Князев: Спасибо вам. Виктор Федорук, ведущий эксперт по жилищному праву и ЖКХ Общероссийского движения «За права человека», был с нами на связи. Рубрика «Дорогая передача».

Тамара Шорникова: Пишите и рассказывайте о своих проблемах. Попробуем, посодействуем, направим материалы куда нужно, вместе разберемся.

Это были темы дневного выпуска программы «ОТРажение».

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Непутин
Потому что налоги платит бизнес, а с этих налогов живут местные начальники, всем выгодно обобрать людей и обожраться на этом. Работают разные ООО и АО, которых никто не выбирал, договоров не заключал, персональных данных не давал, но лицевые счета на каждого отрыты — крепостное право.