Почему нам нужны мигранты?

Почему нам нужны мигранты?
Вахтовая работа. Безопасность перевозок. Очереди. Национальная идея. Производство из металла. На что хватает денег. Увольнения. Антидепрессанты. Отказываемся от авто
Вахтовая Россия: к чему приведёт экономика «временщиков»?
Сергей Храпач: Главная проблема отрасли пассажирских перевозок – недофинасирование. Отсюда экономия на безопасности и обновлении парка
Ольга Аникеева: Часто очередь выполняет функцию оградить людей от какой-то льготы, сократить возможность получить что-либо
Алексей Калачёв: Даже если действительно есть падение спроса на бензин, рассчитывать на снижение его цены не приходится
Как делают металлическую мебель? Марина Калинина побывала на производстве в Калужской области
Нужна ли национальная идея России. Польша, Иран, Сингапур – как примеры удачного влияния идеологии
Чего ждать тем, кто хочет уехать работать вахтовым методом?
Россияне подсели на антидепрессанты. В борьбе со стрессом люди принимают не только таблетки
Каким будет рынок труда в 2020 году? Эксперты рассказали, ждать ли массовых сокращений
Гости
Юрий Савелов
член президиума объединения предпринимателей «Опора России»
Ренат Каримов
председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов

Александр Денисов: Переходим…

Анастасия Сорокина: Переходим…

Александр Денисов: …к большой теме… Переходи, Анастасия.

Анастасия Сорокина: Перехожу к главной теме дня. Напоминаю, что мы в прямом эфире: вы можете позвонить, написать нам, для этого есть все возможные способы, социальные группы и номер телефона на ваших экранах, из любой точки России звонок бесплатный, поэтому присоединяйтесь к обсуждению.

Тема, о которой мы сейчас поговорим, достаточно, думаю, будет вам интересна. «Мигрантов высадят из общественного транспорта», так решили мы ее назвать. Связано это с тем, что губернатор Приморского края Олег Кожемяко запретил иностранцам работать в транспортной сфере региона. Теперь они не могут водить городские и пригородные автобусы, трамваи, троллейбусы и такси. Это, кстати говоря, не единственный регион, в котором действуют ограничения для трудоустройства иностранных граждан. И как показывают социологические опросы, бо́льшая часть россиян их поддерживает.

Александр Денисов: Ну вот поддерживает 70% жителей, их опросили социологи. Они считают, что власти должны ограничить приток иностранных граждан в Россию, приезжающих на заработки. До 64% выросла доля тех, кто считает, что как раз их родственники, их знакомые могут делать ту работу, которую сейчас выполняют мигранты.

Анастасия Сорокина: Запрет на привлечение к труду мигрантов действует на Камчатке, в Челябинской, Сахалинской, Воронежской областях, Забайкальском крае, Приморском, республиках Алтай, Якутия, а также Тверской и Иркутской областях. Список запрещенных для иностранцев профессий варьируется, но, как правило, не желают видеть мигрантов в качестве водителей общественного транспорта или такси, видеть работником быстрого питания, продавцом. Запрещено работать в качестве обслуживающего персонала в гостиницах, охранниками, а также воспитателями и учителями. Иногда это касается профессии инженера и фермеров.

Александр Денисов: Подключайтесь к нашей беседе, высказывайте свое мнение. Как вы считаете, это реальная миграционная политика, вот такие ограничения? Какой эффект они приносят, положительный или, наоборот, негативный для экономики? Или это так, имитация миграционной политики, в некоторых регионах, но не по всей же стране?

И тему мы обсуждаем вместе с нашими гостями. В студии у нас Юрий Михайлович Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России», а также Ренат Исмагилович Каримов, председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов.

Ренат Каримов: Здравствуйте.

Александр Денисов: Уважаемые гости, вопрос, оттолкнемся от повестки дня. Вот этот вот случай, когда прапорщик отстреливался от других полицейских, которые пришли его задерживать, подозревают, что он брал взятки у нелегалов, ловил их в метро, то есть там дело было поставлено на поток…

Анастасия Сорокина: …и отпускал без составления протокола.

Александр Денисов: Да, и отпускал без составления протоколов. Вот у нас реальная миграционная политика какая? Это вот эти вот запреты в некоторых регионах, или реальная миграционная политика – это вот этот прапорщик в метро, который сам «курирует» миграционные потоки, берет деньги, не оформляет, и люди там делают, что хотят? Что у нас представляет из себя миграционная политика, первое или второе?

Юрий Савелов: Вы знаете, на сегодняшний день… Не так: то, что происходило 3–4 года назад, на сегодняшний день просто сказка в миграционной политике. Более…

Александр Денисов: Страшная сказка?

Юрий Савелов: Нет, страшная сказка была 3–4 года назад. Настолько был коррупционный рынок, настолько он был огромен, я имею в виду по взяткам и по деньгам, что его даже посчитать было невозможно. Сейчас…

Александр Денисов: Что, вам приходилось платить?

Юрий Савелов: Везде, везде, всем иммигрантам.

Александр Денисов: Расскажите, где.

Юрий Савелов: Везде. Пожалуйста, если вы хотите взять иммигранта на работу и вам нужно было, там были ограничения, квота, нужно получить квоту, нужно было за каждого иммигранта заплатить 50 тысяч взятку.

Александр Денисов: За каждого?!

Юрий Савелов: Конечно, 3–4 года…

Александр Денисов: И по сколько вы отдавали?

Юрий Савелов: Ну если мне надо 20 человек, посчитайте. …он был лимитирован, понимаете?

Александр Денисов: По 2 миллиона, что ли, отдавали?

Юрий Савелов: Нет, почему? Пятьдесят тысяч, 20 человек – 1 миллион рублей.

Александр Денисов: А, 50 за 20, да, миллион.

Юрий Савелов: Понимаете, чтобы вам выделили квоту на те рабочие места, на которые россияне не шли. Это была настолько коррумпированная отрасль, я имею в виду… Она и сейчас существует. Вот вы говорите про прапорщика. А сейчас навели порядок. Дело в том, что если я сейчас беру мигранта на работу, он платит 4,5 тысячи в месяц патента, уже миллиард долларов внесли за 2018 год на патентах только иммигранты, кто официально. Но если у меня будет работать иммигрант неофициально, я заплачу штраф 800 тысяч за одного.

Александр Денисов: Коротко: на какую работу не шли наши граждане?

Юрий Савелов: Грузчиками, допустим.

Александр Денисов: Грузчиками. Вам нужно было 20 грузчиков?

Юрий Савелов: Да, нам и сейчас они нужны, просто грузчиками на работу. Висит всегда объявление.

Александр Денисов: При какой зарплате?

Юрий Савелов: Зарплата не очень большая, 25 тысяч на сегодняшний день.

Александр Денисов: Но и не маленькая.

Юрий Савелов: Ну извините, пожалуйста, погрузите машины, разгрузите. Это тяжелый физический труд.

Александр Денисов: Как вы думаете, реальная миграционная политика какова? Еще раз повторяю, вот этот прапорщик, который по 2 тысячи с нелегала берет и отпускает его восвояси?

Ренат Каримов: Ну прапорщик – это издержки миграционной политики…

Александр Денисов: То есть не показатель, да?

Ренат Каримов: Не показатель. Но реальная миграционная политика все-таки, как говорит мой коллега, с введением патентов стала удобнее для мигрантов: они получают эти патенты, оплачивают эти патенты, работают. Есть, безусловно, проблемы, связанные с тем, что, во-первых, за патентом в Москве, если говорить о Москве, далеко ехать, 100 километров нужно проехать, для того чтобы оформить патент. Во-вторых, не всегда ты будешь платить один раз налог, потому что ты оплатишь патент, 5 тысяч рублей – это твой авансовый фиксированный платеж НДФЛ, а когда ты устроишься на работу…

Александр Денисов: Не факт, что отобьешь, да?

Ренат Каримов: …с тебя еще 13% возьмут, поэтому ты будешь как бы и за себя, и за того парня платить налоги.

Юрий Савелов: Но здесь работодатель платит 13%.

Ренат Каримов: Нет-нет, работодатель ничего не платит, работодатель платит страховые взносы в социальные фонды, а 13% он удерживает из заработной платы.

Юрий Савелов: Я понимаю, но когда вы идете на работу, вы хотите получать на руки, это и для россиян, и для гастарбайтеров, понимаете? Человек сколько будет получать? – 20 тысяч, вот он должен получить на руки 20 тысяч. Если даже 13% платят, они не должны учитываться. Я говорю, при приеме на работу человек хочет услышать цифру, которую он должен получить на руки, я правильно ведь говорю?

Ренат Каримов: Ну он не должен платить два раза один и тот же налог, я вот про что.

Юрий Савелов: Ну должен не должен, здесь уже второй вопрос.

Ренат Каримов: Это единственный вопрос.

Юрий Савелов: Он идет на работу устраиваться, он не говорит ему, что будете 50 тысяч получать, но из них 7 тысяч будете отдавать в виде 13%. Нет, он обговаривает свои условия, чтобы знать, что он будет получать на руки. Ведь многих не очень волнует, какой процент в какие фонды мы будем платить, ведь идет разговор о том, сколько мы будем получать на руки.

Александр Денисов: Если согласился, то уже не имеет значения, конечно.

Юрий Савелов: Да, это немножко другое. Извините, что я вас перебил.

Ренат Каримов: Это верно. Вот то, что люди говорят, откуда бы они хотели убрать мигрантов, – с глаз долой они хотели бы их убрать, чтобы они их не видели за рулем автобуса, чтобы они не видели их, значит, в качестве официантов, то есть там, где они сталкиваются с местным населением.

Александр Денисов: Вы бы тоже хотели, или вы спокойно относитесь?

Ренат Каримов: Ну я отношусь к этому немножко… Ну что значит «спокойно»? Это не очень здорово. Люди помогают здесь жить нам в Российской Федерации, обслуживают нас, поэтому занимать такую позицию, что работайте тихо, чтобы мы вас не видели, и тогда…

Александр Денисов: То есть вы научились терпимо к этому относиться?

Анастасия Сорокина: А можно я уточню? Ренат Исмагилович, есть ли у вас цифры количества мигрантов, которые у нас сейчас работают?

Ренат Каримов: Та, которая везде крутится, что 10 миллионов, она и у меня, эта цифра.

Александр Денисов: Как Москва целая, да.

Ренат Каримов: Да, но это по Российской Федерации.

Юрий Савелов: Десять миллионов – это просто зарегистрированных 10 миллионов, там и больше цифра называется. А получивших патент не так много.

Ренат Каримов: Их не так много.

Юрий Савелов: Их всего 1,5 миллиона.

Анастасия Сорокина: А совпадают эти цифры получивших патенты и которые реально трудятся?

Ренат Каримов: Нет, конечно.

Юрий Савелов: Ну а как же нет? Когда вы получили патент и заплатили 4,5 тысячи, как вы не будете трудиться?

Александр Денисов: Анастасия имеет в виду, что заехало намного больше…

Юрий Савелов: Нет, просто заехало действительно намного больше, цифра большая, больше 10 миллионов, а патентов получило действительно, кто легально работает, патентов получило всего…

Анастасия Сорокина: Пишут из Иркутской области, сообщение нашла. Мы читали список областей, где запрещено работать в общественном транспорте, среди них была Иркутская область, вот написали: «Запрет есть, но он не работает. Работают одни мигранты у нас в общественном транспорте».

Юрий Савелов: Смотрите, вот я вам сейчас отвечу на этот вопрос. Если мы говорим о том, что надо лимитировать мигрантов, все должны понимать, наши телезрители: любая область, государство их не будет лимитировать. Вот сколько государству нужно мигрантов в транспорте, о чем бы мы ни говорили, столько оно и получит. У них не будет никаких лимитов, ничего. Вот инициатива этих губернаторов… Если завтра общественный транспорт встанет, это очень тяжелая работа тоже, кто на нем будет работать? Даже если они поднимут зарплату. Ну рейс в автобус, ходило 2 рейса, будет ходить 1.

Анастасия Сорокина: Ну вот сейчас пишут зрители, что работать негде и готовы работать, идти на те должности, которые занимают мигранты.

Юрий Савелов: Кто? Вот пусть назовут эти должности, давайте их рассмотрим.

Анастасия Сорокина: Шестьдесят пять процентов россиян опрошенных.

Юрий Савелов: Это все «Левада-центр», это все наймиты, извиняюсь за выражение, американские, они вот раскачивают лодку. Давайте конкретно попросим наших телезрителей, пусть они вам напишут, что вот я работаю на одном месте, а мигрант на другом, и я жду, когда его уволят, чтобы встать на его место.

Анастасия Сорокина: Позвоните, пожалуйста, напишите нам, если вы готовы, давайте обсудим эту тему.

Юрий Савелов: Вот давайте попросим, конкретно куда.

Александр Денисов: А у нас и есть звонок, Андрей из Перми.

Анастасия Сорокина: Есть звонок. Андрей, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Андрей, вы бы были готовы на такие условия?

Зритель: Да, у меня вопрос такого характера: кто проверяет компетентность всех этих специалистов, которых принимают на работу, в области, допустим, дорожных работ, в обслуживающие организации, они вот слесари, дворники и все такое? Кто-то занимается этим вопросом, что эти люди компетентны либо они не компетентны в этой сфере трудового вопроса? Вот такой вопрос у меня.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Андрей.

Зритель: Есть у нас какой-то орган, который занимается этим вопросом?

Юрий Савелов: Работодатель только это делает. Ну если я нанимаю человека на работу, на грузчика или дворником, как вы говорите, я должен понимать, что он может выполнять эту работу, за что же я ему деньги буду платить? И здесь контролировать не нужно. Если я готов платить россиянину или мигранту деньги, я прекрасно понимаю, за что я их готов платить. Вопрос, какая компетентность, кто должен проверять еще?

Александр Денисов: Вы знаете, много сообщений, из них вообще не отыскать позитивных, с таким настроем, как у вас, все сплошь «мигранты едят наш хлеб» и так далее. У нас есть опрос, в нескольких городах России корреспонденты задавали на улицах жителям городов вопрос: «На какую работу нельзя брать мигрантов? Почему? Как вы к этому относитесь?» Спрашивали у жителей Якутска, Москвы и Иркутска, давайте послушаем, а потом продолжим обсуждение.

ОПРОС

Александр Денисов: Ну вот, Ренат Исмагилович, интересный опрос, только 1 человек ответил, что это смешно, такие же люди и так далее, все остальные ответы – это что? Давайте скажем прямо, это ксенофобия?

Ренат Каримов: Да необязательно, почему?

Александр Денисов: Или мы объективно оцениваем квалификацию тех людей, которые к нам сюда приезжают? Они не умеют строить, не умеют водить машины, нарушают правила и соглашаются на зарплату, которая ниже рыночной.

Ренат Каримов: Не думаю, чтобы они не умели строить, Москву построили…

Александр Денисов: Но как, надо разбираться еще.

Анастасия Сорокина: Ну вот сейчас как раз обсуждают, почему перекладывают плитку, – потому что плохо положили, теперь и перекладывают.

Юрий Савелов: Ой, а наши бы положили лучше. Я не за гастарбайтеров и не за наших. А наши бы положили лучше, да? Вопрос же стоит не в этом. Вот я, допустим, как бы мне сказать… Я не за гастарбайтеров, ни против, я за россиян, чтобы, извиняюсь за выражение, на хлеб им можно было что-то намазать утром во время чая, что-то положить на этот бутерброд. Если не нужно иммигрантов в той или иной отрасли, я готов первый, понимаете, об этом кричать и в рамках закона делать все, чтобы в этой отрасли этих иммигрантов не было. Но если они нам нужны для поддержания экономики, если они нам необходимы…

Вот люди выступают, что там не должны работать, продавцами не должны работать, – завтра уберем всех иммигрантов из «Ашана», 25 касс там, останется их 10, очереди будут… Нет, будут, конечно, бизнесмены «Ашана» что-то делать, кого-то на работу брать, зарплату увеличивать, но если нам не хватит просто простых кассиров, у нас просто создадутся очереди, понимаете? Те люди, которые высказывают…

Александр Денисов: А вы думаете, кто-то рассчитывает, нужно не нужно?

Юрий Савелов: Вот нет…

Александр Денисов: Вот вы говорите, как будто есть орган, который такой прикладывает: «Так, что у нас будет с магазинами, с маршрутками? Давайте посчитаем».

Анастасия Сорокина: Надо не надо – дешевле и взяли.

Юрий Савелов: Вот давайте посчитаем.

Александр Денисов: Есть такой орган или нет?

Юрий Савелов: А зачем нужен?

Ренат Каримов: Это служба занятости, у службы занятости…

Александр Денисов: Она просчитывает это?

Ренат Каримов: Там у них просто стоят на бирже труда сколько-то безработных. Вот в Москве, как считается, 100 тысяч человек без работы, – это значит, что 100 тысяч человек могут выйти на какие-то рабочие места, занять их, которые сейчас…

Юрий Савелов: Все водителями пойдут работать.

Ренат Каримов: …в том числе иммигранты занимают. Поэтому мне кажется, это логично. И естественно, если это Российская Федерация, что здесь должны работать россияне. Вопрос только в том, что хватит ли россиян, это один вопрос. Второй вопрос, могут ли россияне работать в таком режиме…

Юрий Савелов: Захотят ли – не могут, а захотят ли.

Ренат Каримов: …в какой ставят их наши работодатели, и это верно, захотят ли. Могут-то могут, в Великую Отечественную войну работали и работали очень хорошо, захотят ли сейчас в этих условиях работать по 10 часов, по 12 часов…

Юрий Савелов: …за 15–20 тысяч.

Анастасия Сорокина: А вы считаете, что мигранты не люди, что они соглашаются на это, потому что они просто так трудиться любят?

Ренат Каримов: Нет-нет…

Анастасия Сорокина: Или других условий просто нет?

Ренат Каримов: Нет, не потому, просто они поставлены в такие экономические условия. Вот после развала Советского Союза у них там… У нас экономика пошатнулась, у них она легла на бок, условно говоря, в республиках Центральной Азии. Им нет работы, у них там нет работы, поэтому…

Юрий Савелов: Большая рождаемость.

Ренат Каримов: Высокая рождаемость, да.

Юрий Савелов: Рабочие места быстро не создаются, да.

Ренат Каримов: И они приезжают сюда, они даже и не знают, что есть Трудовой кодекс, что в Трудовом кодексе написано, что 40 часов. В этом огромная проблема для граждан Российской Федерации, я их поддерживаю, потому что мигранты – это вот тот буфер, это то бревно, которым бьют российские работодатели в ворота Трудового кодекса. Они говорят: «Не надо 40 часов в Трудовом кодексе, давайте сделаем 60, мигранты же работают», – понимаете? Поэтому для российских работодателей мигранты – это очень ценные люди. Более того, в целом для российского населения мигранты – это золото, потому что для того чтобы до 18 лет…

Александр Денисов: Что же население это «золото» не ценит? Вы слышали опрос.

Юрий Савелов: Я сейчас отвечу вам на этот вопрос.

Ренат Каримов: Ну потому что с ними никто не работает и не говорит. Вот для того чтобы человек вышел официантом в 18 лет работать, нужно этого человека родить, нужно поликлинику построить, родильный дом построить, маме нужно платить какие-то пособия, пока она… Потом детский сад – детский сад нужно построить, в детском саду ребенок будет болеть – больницу нужно, в школу, учителя… И только потом, когда ты затратишь на одного человека 2–3 миллиона рублей, появляются рабочие руки, которые выйдут и будут либо грузчиком работать у Юрия, либо, значит, работать в том ресторане, где девушка говорит: «Я не могу зайти», – и кушает там…

Юрий Савелов: Ну это, скорее всего, не рестораны, а кафе были.

Ренат Каримов: Кафе, понимаете? А тут сразу приезжают люди из Украины, прямо ну точно такие же, как русские, их не отличишь абсолютно, и они начинают работать. Российская Федерация ни гроша не вложила в их подготовку. А если они уедут, то нужно вкладывать в подготовку.

Александр Денисов: Объясните, почему не ценят «золото», про которое говорил Ренат Исмагилович?

Юрий Савелов: Понимаете, в начале своего монолога скажу, что у нас очень грамотные люди, им надо только объяснить, для чего и существует ваше Общественное телевидение, определить, нужны нам иммигранты или не нужны. Да потому что сейчас проблем в стране хватает: инфляция, зарплата не растет, вторым ребенком обзавестись денег не хватает, пенсии увеличили и так далее, и тому подобное. Нет, есть позитивные моменты, но для каждого отдельно взятого гражданина проблемы есть. Вот он говорит: «А кто виноват?» Вот ему «Левада-центр» шепнул: «А у вас иммигранты опять». У нас же к мигрантам отношение волнами: год-два ничего-ничего, потом раз! – волна, кто-то «вплеснет», что мигранты у нас виноваты, что у нас их, наверное, много. И человек: «А-а-а, иммигранты виноваты, везде работают!»

Знаете, как они там пишут? – «где бы могли работать (россияне отвечают) мои родственники и мои друзья». А сам ты не хочешь там поработать? Вот «Левада-центр» так и пишет: «Россияне отвечают «Там, где работают иммигранты, могли бы работать мои родственники и мои знакомые», – а сам-то? Я еще раз говорю, кто ждет место, когда уволят иммигранта и он сразу туда пойдет работать? Вот я это хочу услышать. Поэтому хотелось бы объективности от наших граждан.

Ренат Каримов: Ну я могу такое место назвать, например, водитель троллейбуса или водитель автобуса. Они хорошо получают, они вполне могли бы работать, граждане Российской Федерации, в том числе предпенсионного возраста, сейчас на 5 лет…

Юрий Савелов: Ну и почему? Нет, и что? Их не берут, что ли, туда?

Анастасия Сорокина: Таксисты, пожалуйста: сейчас как ни вызовешь…

Ренат Каримов: Таксистами могли бы работать, таксист – это непыльная работа.

Юрий Савелов: Нет, я не пойму, очередь стоит, что ли, в такси? Или россиянин не может пойти и взять машину?

Ренат Каримов: А просто хозяин такси берет не россиянина, и директор парка берет не россиянина.

Александр Денисов: Почему?

Ренат Каримов: А потому что россиянин может что-то потребовать.

Александр Денисов: Качать права начать.

Ренат Каримов: В хорошем смысле.

Александр Денисов: В хорошем, в хорошем, свои права.

Ренат Каримов: Отстаивать свои права, а мигрант никогда этого делать не будет, на мигранта можно прицыкнуть: «Я тебя, сукиного сына, выдворю, и все такое», – и мигрант работает, не обращая внимания ни на что.

Юрий Савелов: Я штрафую еще.

Ренат Каримов: А говорят, что вот россиянин не придет работать, потому что зарплату получит и запьет. Запьет, потому что такую зарплату платите, потому что…

Юрий Савелов: Большую, есть с чего гулять.

Ренат Каримов: Маленькую, маленькую!

Юрий Савелов: А, запьет, потому что маленькая?

Ренат Каримов: Потому что за 25 тысяч ничего не может решить российский гражданин: он не может ни дочь выучить, он не может ни сыну, значит, квартиру получить, он не может в Турцию даже съездить, ничего он не может за 25 тысяч рублей!

Александр Денисов: Вам упрек, Юрий Михайлович.

Ренат Каримов: За 25 тысяч он может только восстановить свою энергию, покушав.

Юрий Савелов: Вы поймите, это же экономика, это не я назначаю, это расценки на грузчиков в нашей Российской Федерации.

Анастасия Сорокина: Так они как раз опять-таки пляшут от нижнего уровня, на что соглашаются мигранты.

Ренат Каримов: Правильно.

Юрий Савелов: Нет, средние расценки. Если вы откроете рекламу, на какую сумму берут грузчиков, она небольшая, 25–30, ну 35 максимум.

Александр Денисов: То есть вы оправдываете, что все так платят?

Юрий Савелов: На складе…

Анастасия Сорокина: Все так берут и вы поэтому берете?

Юрий Савелов: Конечно. Это же сложилось, и сложилось это от государства. Средние расценки заработной платы на государстве, допустим, и примерно к ним подтягивается бизнес.

Ренат Каримов: Это не от государства сложилось, это баланс на рынке труда. Вот есть люди, мигранты, которые за 25, за 20 готовы работать, за 18, всегда вы будете брать, значит, даже и россиянина за эти деньги. А предположим, волшебным образом исчезли мигранты, а вам надо, чтобы производство работало…

Юрий Савелов: Поддерживать, да.

Ренат Каримов: Да, и вы будете 30 платить, и 35.

Юрий Савелов: И 40.

Ренат Каримов: Может быть, вы даже поставите какой-то погрузчик, вместо того чтобы люди мешки на себе таскали.

Юрий Савелов: Нет, погрузчик… Сейчас никто не таскает, это все разговоры, погрузчики стоят и все как нужно. Конечно, я буду платить, если не будет иммигрантов. Но хватит ли у меня грузчиков? Вопрос-то в другом – понимаете, будет ли у меня цепочка? Мне надо 100 человек иммигрантов, сколько придет россиян на эту вот должность грузчика?

Ренат Каримов: Ну это вот…

Юрий Савелов: Нет, это самый главный как раз.

Ренат Каримов: Это очень интересный, самый главный и очень интересный вопрос.

Юрий Савелов: Когда мы сейчас приведем квоту…

Ренат Каримов: Давайте же дадим россиянам работать, откройте им ворота…

Юрий Савелов: Нет, квотирование сделаем, у меня не будет ни одного гастарбайтера, придет 20 россиян, а где я 80 еще возьму? Допустим, у меня производство встанет.

Анастасия Сорокина: Так родственники, друзья подтянутся.

Юрий Савелов: А, родственники, друзья, да?

Анастасия Сорокина: Давайте зрителю дадим слово, из Башкирии дозвонился Олег. Здравствуйте.

Юрий Савелов: Вы все правильно говорите, но…

Анастасия Сорокина: Олег, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Анастасия Сорокина: Говорите, пожалуйста.

Зритель: Ну вот я могу вступить в дискуссию с вами, да, и сказать так. У нас мигранты работают там, где россияне не хотят работать.

Юрий Савелов: Молодцом!

Зритель: А зато наши россияне в ночных клубах деньги прожигают, неизвестно как заработанные деньги.

Александр Денисов: В ночных клубах.

Юрий Савелов: Спасибо. Вопрос не в этом стоит…

Анастасия Сорокина: Еще давайте примем звонок, чтобы сразу обсудить, из Москвы дозвонилась Мария. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Вот хотела бы сказать, что во многих странах квалифицированных людей берут с распростертыми объятиями, дают гражданство и все. В Россию человек приедет и будет лет дцать ждать гражданство, причем найдется куча препонов, когда он… Вот, допустим, у меня такой пример. Мальчик живет в Москве больше 10 лет, закончил московский ВУЗ, он мигрант. Пошел по программе «Носители русского языка», но так как он не может отказаться от второго гражданства, он не может получить российское гражданство, понимаете?

И дело в том, что высококвалифицированные рабочие кадры, когда и рабочие, и интеллигенция приезжают, они сталкиваются с такими проблемами, что их очень трудно преодолеть, и люди едут во Францию, в Германию, я имею в виду Молдавия, Украина, вот эти вот русскоязычные бывшие республики. Я не говорю о Средней Азии, там своя специфика.

Естественно, когда человеку дают патент, надо проверять его квалификацию, не только выдать и получать с него деньги, садить за руль машины, это действительно опасно, люди подвергают свою жизнь опасности при этом. И поэтому надо вести более умную политику в вопросе миграции, вот такая моя точка зрения.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Мария.

Александр Денисов: Спасибо, Мария.

Юрий Савелов: Все хотят вести более умную политику, чтобы в первую очередь работали россияне. Думаете, я, что ли, не хочу? Я не хочу, чтобы из несерьезного и глупого подхода к лимитированию, понимаете, иностранной рабочей силы…

Александр Денисов: То есть в Приморье это глупый подход, ограничения?

Юрий Савелов: Нет, пострадала наша экономика, вот и все. Пожалуйста, если они в Приморье… Вот человек позвонил и сказал, что в Иркутске не работает это, они объявили, что не будут работать гастарбайтеры, а он говорит, что это не работает, вот звонок был, понимаете? Почему не работает? Да потому что взять негде, потому что сразу очередь не выстроилась поменять гастарбайтеров на автобус, ну не выстроилась очередь.

Александр Денисов: То есть в Приморье тоже глупую политику ведут?

Юрий Савелов: Нет, почему глупую? Посмотрим, чем она закончится.

Александр Денисов: Ограничивая сферы.

Юрий Савелов: Вот я говорю, они ограничили городской автотранспорт, чтобы не брать иммигрантов, приезжих, и посмотрим, чем это закончится, как люди придут на работу, автобуса не будет, было 3 рейса, будет 1. А ему скажут: «Вот вы стоите на остановке, идите теперь, садитесь за руль и возите своих граждан». Я не говорю, может быть, и будут, но я не очень уверен, что завтра, сменив иммигрантов на россиян, у нас увеличатся маршруты городского транспорта, потому что их просто не хватает, понимаете, этих профессиональных водителей, вот и все, вопрос только в этом стоит. Они объявили, они написали, на всю страну крикнули, ходило 200 автобусов или 500, будет ходить 250, и будут набирать россиян. Где они их возьмут? Зарплату поднимать? Да поднимайте, насколько? До беспредела сколько можно поднимать? Вы сами сказали, зарплата хорошая у них.

Александр Денисов: Вы сказали «открыть ворота русским», обронили фразу до звонков, Юрий Михайлович, мол, не открывает ворота русским. В Приморье они откроют таким образом?

Ренат Каримов: Ну видите, я согласен с Юрием о том, что шашкой махать, вот так раз и запретить…

Юрий Савелов: Только этим.

Ренат Каримов: Это не бог весть какой правильный ход. Если вы озабочены своим населением, чтобы оно работало, то можно же и без запретов, никто же не мешает директору парка плавно, мягко: одного украинца уволил, взял одного россиянина, 10 казахов или узбеков уволил, взял 10 россиян. Потом видишь, что уперся, уже некого брать, хорошо, осталось 50 гастарбайтеров.

Юрий Савелов: А было 100.

Ренат Каримов: Да, а было 100, вот сократил. Но это без ущерба…

Александр Денисов: Вы думаете, ему это нужно, по одному вычеркивать?

Ренат Каримов: Да не нужно, конечно, не нужно.

Александр Денисов: Конечно, зачем, если уже все работает?

Ренат Каримов: Конечно, не нужно.

Юрий Савелов: Ну как не нужно?

Ренат Каримов: Это не нужно ни губернатору, это не нужно ни этому работодателю, более того, это не нужно властям Российской Федерации, вот в чем трагедия.

Александр Денисов: Юрий Михайлович же поодиночке не вычеркивает мигрантов из своего списка, заменяя русскими.

Ренат Каримов: Не вычеркивает.

Юрий Савелов: Не вычеркиваю.

Ренат Каримов: Вы посмотрите, какая ситуация. У нас из Российской Федерации уезжают очень квалифицированные люди, они уезжают на Запад, а вместо них приезжают менее квалифицированные, менее грамотные…

Юрий Савелов: Которых надо учить, да.

Ренат Каримов: Это очень плохая тенденция. Озаботился ли кто-то у нас на самом верху вот этой тенденцией?

Анастасия Сорокина: Вот сейчас пишут в продолжение ваших слов, вы сказали, что нужно воспитать, дать образование, вложить деньги…

Ренат Каримов: Да, именно так.

Анастасия Сорокина: А вот сейчас пишут, что сейчас целые районы, например, в Москве и Подмосковье, из московского региона сообщение, просто уже становятся как будто бы не русскими: и поликлиники, и все детские сады заняты людьми, которые приехали на работу.

Ренат Каримов: Ну хорошо…

Анастасия Сорокина: И опять-таки они получают гражданство, в одной квартире прописано по 40–50 человек, они уже все становятся гражданами, отказываясь…

Юрий Савелов: Ну пишет он… Гражданство у нас не то, у нас за 7 лет гражданство получило чуть больше 1 миллиона человек, 1 миллион 100 тысяч, что ли.

Ренат Каримов: Ведь это… Ну хорошо, вот появляются такие концентрированные места проживания, но это же не бездельники живут, это же люди для чего-то приехали, они же какую-то полезную работу выполняют, понимаете?

Анастасия Сорокина: Нет, понимаете, мы говорим о людях и с той стороны, и с другой стороны, просто получается, что сейчас для всех создаются некомфортные условия, потому что они вынуждены…

Ренат Каримов: Для рабочего человека – разумеется.

Анастасия Сорокина: Для рабочего человека, будь он приезжим или человеком, который здесь живет.

Ренат Каримов: Вот как приедет в Москву, например, человек на общественный транспорт водителем вместо гражданина Узбекистана? Ну на общественный транспорт не так характерно – ну, например, на какое-то предприятие, на завод. Где он будет жить? Вот иностранный гражданин живет…

Юрий Савелов: …где придется.

Ренат Каримов: Да, где придется, 5 человек в однокомнатной квартире – это не бог весть как здорово. Хотим ли мы, чтобы российские граждане жили впятером в однокомнатной квартире? К ним участковый будет стучаться, значит, участковый не очень вежливый человек, не так чтобы: «Ребята, как у вас дела? Давайте чайку попьем…»

Анастасия Сорокина: Но, может быть, участковому выгодно, чтобы такие…

Ренат Каримов: Так очень выгодно, очень выгодно, всем выгодно!

Александр Денисов: Опять мы вернулись к прапорщику, понимаете.

Ренат Каримов: Конечно.

Юрий Савелов: Нет, вы просто говорите, что у нас не развита рабочая миграция, понимаете? Ну откуда, человек с Твери должен переехать, я не знаю, в Краснодарский край?

Ренат Каримов: Конечно. Нужно условия создавать для этого.

Юрий Савелов: Или из Краснодарского края, если он закончил институт на врача, он должен уехать в Новосибирск, ему предоставляют там жилье, сразу работу, хорошую зарплату, он с семьей переезжает, как во всем мире, как в Америке, как в Европе. А у нас переезд равняется, как говорят, двум-трем пожарам, да? Если всей семьей надо переехать, я не знаю, из Твери в Новосибирск на хорошую зарплату, это целая проблема. У нас это не развито.

Ренат Каримов: Для Российской Федерации миграция, это вот к сведению зрителей, – это золотое дно. Например, в Европу приезжает какой-то беженец, он не работает, ему выделяют какое-то, значит, место, какое-то пособие. А в Российскую Федерацию приезжают украинцы, молдаване, узбеки…

Юрий Савелов: Совершенно верно.

Ренат Каримов: …они сразу берутся за кошелек, никто им не дает…

Юрий Савелов: Вкладывают в страну, да.

Ренат Каримов: Они сразу платят за патент 12 тысяч рублей, это государственное учреждение.

Александр Денисов: Ренат Исмагилович, я вас не очень понимаю. Вы сидите на двух стульях: то вы говорите, что они вытесняют качественную рабочую силу, а это некачественная, с другой стороны, вы говорите, что это золотое дно. То есть что же?

Юрий Савелов: Это объективно.

Ренат Каримов: Это объективная ситуация, одно другому не противоречит.

Юрий Савелов: Это не два стула, это называется объективность.

Ренат Каримов: Это не противоречит ничему. Оно золотое дно действительно, потому что люди привозят свою рабочую силу, государство ничего не вкладывает. Они сами ищут себе, где жить, тем самым они создают рынок здесь съемного жилья, москвичи прекрасно… Вот те, кто в ночных клубах, кто-то звонит, – наверное, он сдал свою двух-трехкомнатную квартиру за 40–50 тысяч, он может не работать.

Юрий Савелов: А чтобы прописаться, сколько стоит, знаете? Чтобы вам зарегистрироваться и получить патент, вам надо где-то прописаться. Прописываться надо в Московской области или там где-то, это стоит порядка 2–3 тысяч рублей на 3 месяца, временная прописка на 3 месяца.

Ренат Каримов: Законодательство сделано крайне неудобно миграционное.

Юрий Савелов: Конечно.

Ренат Каримов: Например, этот федеральный закон 109 уже притча во языцех. Человек должен зарегистрироваться, когда приедет сюда. Люди едут в основном выполнять законы, они хотят быть законопослушными, а мы делаем такие законы, что мы их выталкиваем в нелегалов.

Юрий Савелов: В нелегальное поле, да.

Ренат Каримов: Значит, он не может сам зарегистрироваться, зарегистрировать его должна принимающая сторона.

Александр Денисов: А мы все их к прапорщику отправляем.

Ренат Каримов: Да, а прапорщик пользуется этим делом.

Анастасия Сорокина: Давайте примем звонок от зрительницы Маргариты из Екатеринбурга. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я с таким, что дали мне возможность в прямой эфир выйти. Вот я, значит, очень, как говорится, к этой теме болезненно отношусь. Вот хочу сказать о нашем городе Екатеринбурге. Наверное, вот таких городов, как Екатеринбург, где было бы столько мигрантов, как у нас, из Средней Азии, я об этом говорю, наверное, таких городов очень мало.

И вот я считаю, что… Почему, значит, вот так много их здесь? Потому что их хотят… своим по таким специальностям, как дворник, уборщица, продавец-кассир, даже водитель частных автобусов. Просто горожане, городские жители крупных городов на таких специальностях не держат, так как мало платят. Если продавец-кассир в большом городе получает 18 тысяч только, вот держат, даже… не всегда держат, я смотрю. Трудно работать по столько в магазинах, с 9 до 23. А мигранты, я считаю, сюда едут из Средней Азии, чтобы заработать, им выгодно, российские рубли они у себя разменивают потом на свою валюту, это им очень выгодно. Я не помню, сколько точно рубль там стоит. И вот нам, конечно, это очень не нравится.

Есть, конечно, люди неплохие, в общем-то, из мигрантов, но я вот говорю о мигрантах из Средней Азии, потому что это у нас проблема больная города просто, больше всего их здесь. К сожалению, вот таких, которые недобросовестно относятся к своим обязанностям, как водители. Вот… проверки, даже правил движения не знают. Мы многие боимся ехать.

Александр Денисов: Спасибо большое, Маргарита.

Анастасия Сорокина: Спасибо, Маргарита, вам за звонок.

Александр Денисов: Вопрос: как вы думаете, когда мигрант становится своим в восприятии нас с вами? Когда мы понимаем, что все, этот человек вжился, и не предъявляем уже ему никаких претензий? Сколько должно пройти времени, чтобы мы оценили это «золотое дно»?

Юрий Савелов: Интересный вопрос.

Александр Денисов: Смирились с минусами?

Юрий Савелов: Вы говорите в общем или конкретно о каком-то человеке, о соседе о своем?

Александр Денисов: Ну о нас с вами. Вот вы слышали звонки, слышали опрос, как люди относятся.

Юрий Савелов: Когда у нас будут иммигранты? Они всегда будут, потому что половина будет уезжать.

Александр Денисов: Нет, я имею в виду, когда мы их будем воспринимать как своих, сколько должно? Во втором поколении они?

Юрий Савелов: Да никогда не…

Ренат Каримов: Ну во втором поколении однозначно свои.

Юрий Савелов: Нет, подождите. Да, но мы никогда не будем мигрантов воспринимать своими…

Александр Денисов: Никогда?

Юрий Савелов: …если человек приехал по патенту на работу. Тут вопрос немножко неправильно поставлен.

Александр Денисов: Или нам меняться?

Юрий Савелов: Да не меняться, человек приехал по патенту, мы устраиваемся с ним на одну работу, я россиянин, живу В России, моя страна, а он приехал, купил патент за 4,5 тысячи, и мы идем с ним устраиваться на одно место работы – как я к нему буду относиться, понимаете? Если он получил гражданство, если он, допустим, здесь уже живет, уже осел…

Александр Денисов: То есть плохо будем относиться?

Юрий Савелов: Ну конечно, как конкурента буду рассматривать.

Александр Денисов: То есть неизбежно вот это плохое отношение?

Юрий Савелов: Ну это везде так! Это во всем мире, это не только в нашей стране. Просто вот говорить, как мы к ним привыкнем… Если их будет мало, не замечать, это будет один вопрос; потом опять получится какая-нибудь конфликтная ситуация, опять будет – а где у нас мигранты? Сколько их у нас? Что мы с ними делаем? Опять «вплеск» какой-нибудь произойдет. Как и где они работают, об этом начнем говорить. Мигрант всегда будет конкурент россиянину, я имею в виду на место работы.

Анастасия Сорокина: Хорошо, а если вот изменится сама политика, отношение к мигрантам? Если мы начнем так же, как другие страны, вкладывать в них? Вообще есть такие перспективы, или вот этот вот процесс, когда мигрантов будут использовать, в общем, как дойную корову, не остановится никогда?

Ренат Каримов: Ну это зависит от миграционной политики. Да тут не надо вкладывать в это, потому что наша миграция имеет свою особенность, это все бывший Советский Союз, люди приезжают, они достаточно интегрированы. Когда они станут своими – это же очень подвижная ситуация с миграцией: одни стали своими, а другими приехали на их место после окончания 10 класса, они не свои. Вот что? Можно ли сказать, что мигранты стали своими? Это же не так, что миллион приехал, миллион здесь одних и тех же людей 5 лет живет и в конце концов они вжились и их считают москвичами.

Юрий Савелов: Но те, кто гражданство получил…

Ренат Каримов: Я считаю, что если человек работает здесь, если у него есть квартира, он купил, у него есть дети, которые ходят в школу, вот это примерно уже он как бы социализировался…

Александр Денисов: Уже свой.

Юрий Савелов: Конечно, я об этом и говорю.

Ренат Каримов: А дети уж безусловно, во втором поколении безусловно уже свои, потому что у них школьные товарищи, у них хороший русский язык, без акцента и так далее. Потом приезжают все менее и менее квалифицированные, к несчастью. Вот вначале, 10 лет назад, приезжали токари 6-го разряда – да какой бы он ни был наружности, если он токарь 6-го разряда, его все уважают.

Александр Денисов: А куда же они делись, токари 6-го разряда?

Ренат Каримов: Вышли на пенсию, умерли, не пережили гадости, мерзости современной жизни, от разрыва сердца или просто уехал, ему сейчас 80 лет, он сидит на завалинке у себя где-нибудь – все, нет токарей 6-го разряда. Чтобы был токарь 6-го разряда, нужно, чтобы в Екатеринбурге работали заводы, чтобы в Ташкенте работали заводы…

Юрий Савелов: Это немножко другое.

Ренат Каримов: Токарей 6-го разряда не выпускают из учебных заведений, значит, это все навыки, которые приобретаются. Им негде приобрести эти навыки, нет экономики, понимаете? Вот Екатеринбург – это очень хороший пример. В Екатеринбурге был миллион заводов, миллион заводов, это был становой хребет нашей державы. Сейчас из этого миллиона заводов осталось я уже не знаю, сколько. И я представляю себе: на рынок пойди, там одни мигранты сидят продают, – нормально ли это воспринимается екатеринбуржцами? Думаю, что нет.

Юрий Савелов: А кто мешает сесть и продавать, допустим?

Анастасия Сорокина: Потому что уже схемы работают.

Ренат Каримов: А тут вопрос еще такой, что русский народ в какой-то мере не торговый, понимаете?

Юрий Савелов: Конечно, вот об этом и разговор.

Ренат Каримов: Он не торговый. Во-первых…

Анастасия Сорокина: Ну в каком смысле «не торговый», подождите?

Юрий Савелов: Ну мало.

Ренат Каримов: Это тоже наука такая, торговать, понимаете. Вот я не могу торговать, я думаю, что и вы не сумеете торговать. Да потом это не так здорово, на рынке стоять, туалет бог знает где…

Юрий Савелов: Целый день при жаре…

Ренат Каримов: Ты на ногах все время…

Анастасия Сорокина: Ну если пишут люди, что работать некуда, устроиться не могут, молодежи идти работать некуда, может, они пересмотрят свое отношение?

Ренат Каримов: Ну на рынок-то они навряд ли пойдут, но вот пойти в такси могут, пойти в городской транспорт могут, пойти…

Анастасия Сорокина: Слушайте, но был же период 1990-х гг., когда не было работы и с докторскими степенями люди работали, соглашались на какие-то работы просто выжить.

Юрий Савелов: Ну попить, покушать-то хочется, а как же?

Ренат Каримов: Ну это просто совсем катастрофа, мы же не хотим, чтобы сейчас так было.

Анастасия Сорокина: И в этой ситуации… А сейчас чем она отличается?

Юрий Савелов: У нас не такая ситуация действительно катастрофическая.

Ренат Каримов: И потом вот мигранты почему так? Потому что он на нескольких работах. Почему он может 5 лет прожить в этих ужасных условиях, проработать в этих ужасных условиях? Он может скопить что-то и там у себя на родине построить дом, какой-то маленький бизнес. А россиянин… Мы же не хотим, чтобы россиянин работал 12 часов.

Александр Денисов: Кстати, насчет «скопить». Вот у нас тема была буквально на днях, все нам звонили, что невозможно ни скопить, ни отложить, – эти ведь как-то умудряются! Как они это делают?

Ренат Каримов: Ну потому что они работают, работают на двух работах…

Юрий Савелов: Слишком жестко они к себе относятся, я имею в виду.

Ренат Каримов: Ограничения.

Юрий Савелов: Ограничения очень большие.

Ренат Каримов: Они едут одну курочку всю неделю – мы же не хотим, чтобы российский мальчик, юноша или российская девушка жила на одну курочку в неделю.

Анастасия Сорокина: Так и для этих людей это тоже ненормально.

Ренат Каримов: Ненормально, но это их осознанный выбор, потому что у них на родине еще хуже.

Анастасия Сорокина: Потому что другого выбора нет.

Ренат Каримов: Еще хуже, вот именно.

Анастасия Сорокина: Давайте дадим слово зрителю, опять у нас есть звонок. Ольга из Санкт-Петербурга, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я хочу сказать спасибо большое, что вы такую передачу ведете, темы очень актуальные. Но что хочется сказать? Вот я из Санкт-Петербурга и наблюдаю такую картину, что очень много людей работают сейчас, санкт-петербуржцев, и по 12, и по 14 часов, и не только это мигранты. Мигранты, конечно, занимают многие рабочие места, это точно, работают они много. Но еще раз повторюсь, что и из Санкт-Петербурга люди, и мужчины, и женщины работают очень много, по 12–14 часов. И здесь, мне кажется, политика немножко неправильно поставлена в таком плане, что вот мигранты едут – а почему они не развивают свои республики? Почему они там не создают рабочие места? Почему мы об этом не говорим?

Александр Денисов: Почему?

Юрий Савелов: Пытаются, почему? У нас тоже не все получается, мы тоже не так быстро создаем рабочие места, так же и они пытаются что-то делать, пытаются создавать рабочие места, не получается, такое руководство республик. Они готовы. Вы думаете, он выпускают всех своих подряд: «Езжайте, зарабатывайте деньги, а потом привозите их, возвращайтесь»? Нет, они ведут политику как раз возрождения рабочих мест, возрождения производств, вот о чем мы говорили, что все это ушло, – они это делают. Но так же, как и мы, как и у нас, проблемы примерно такие же.

Анастасия Сорокина: Времени остается немного, есть еще один звонок. На связи Людмила из Тверской области. Здравствуйте, Людмила.

Зритель: Здравствуйте. Я насчет иммигрантов. Я хочу сказать, что среди русских есть нормальные люди, и у них тоже есть нормальные, как говорится, трудоголики. У меня был знакомый, так он спал в машине, чтобы заработать, понимаете?

Александр Денисов: Он таксистом был?

Зритель: А русские не все на это… Ну так же. Поэтому они, я считаю, что они помогают, наоборот, нам рабочие места…

Александр Денисов: Спасибо большое, Людмила.

Анастасия Сорокина: Спасибо, да.

Александр Денисов: Вопрос итоговый к нашим экспертам. Смотрите, неодобрительно вы высказались насчет вот этих запретов. Почему любые меры установить такой забор для мигрантов – что Трамп, например, решил от Мексики отгородиться, что в Европе 9 стран, которые ну не хотят видеть у себя сирийцев, североафриканцев (Венгрия, Польша, Чехия и так далее), – встречает все время агрессию со стороны мира? Почему это не вызывает понимания у людей? Вот у вас же это тоже не вызвало понимания.

Юрий Савелов: Я тогда банально отвечу. Если вы живете в квартире, вас четверо с семьей, и открывается дверь, и заходит кто-то и говорит: «Я у вас жить буду». Ну банально. Как вы на это будете реагировать? Как во всем мире. Вот вы получите в однокомнатной квартире…

Александр Денисов: Это понятно. Вы же негативно относитесь к таким мерам по ограничению сфер для мигрантов.

Юрий Савелов: Да я еще раз говоря, что я не по ограничению сфер, я по резким, непонятным, глупым ограничениям, понимаете? Чтобы не пострадала наша экономика. Я еще раз вам говорю: если в Приморье, допустим, запретили работать гастарбайтерам, и сократились маршруты…

Александр Денисов: Понятно, некому будет работать.

Юрий Савелов: Некому будет работать. Все должно быть рационально, вот идет о чем разговор.

Александр Денисов: Ренат Исмагилович, вот вы почему не одобрили вот эти меры по ограничению сфер для мигрантов?

Ренат Каримов: Ну потому что мне кажется, что просто люди, которые примерно представляют баланс своей рабочей силы, сколько есть свободных рук, что это такое подготовить новые руки, они никогда не будут говорить, что давайте вот так вот махом тут запретим, там запретим и так далее. Это просто вызывает у простых людей одобрение, потому что им кажется, что это решение вопроса, наконец-то появился твердый губернатор, сейчас он их туда, понимаете?

А почему это не вызывает во всем мире… Во всем мире как-то все-таки XXI век, какой-то гуманизм. Люди понимают, что миграция есть объективный процесс, потому что неравномерность экономического развития. Эта неравномерность экономического развития, в частности, имеет причину тем, что агрессивные войны, те же самые в Сирии, в Ливии. Ливия была процветающей страной…

Александр Денисов: То же самое предъявим США, кстати.

Ренат Каримов: Да. Люди вынуждены искать какие-то способы детей поднять. Я был в Америке, в Министерстве труда говорят, что какая-то страна карибская, то ли Гватемала, матери приводят детей на американскую границу, прощаются с ними и говорят: «Иди, сынок или дочка, там тебе будет лучше». Вот это нормальный выход, когда она понимает, что она никогда не увидит своего ребенка, но ребенка нужно отдать туда, для того чтобы он не погиб в этих трущобах, не стал гангстером, наркобароном и так далее. Люди во всем мире эти вещи понимают. Чем старше возраст российского телезрителя, тем он больше понимает, потому что он помнит, как это все было в единой семье, что люди, которые из Узбекистана приезжают, они же все-таки были в одной семье, миллион человек приняли в годы войны к себе.

Александр Денисов: В Ташкент…

Ренат Каримов: В Ташкент ездили, принимали все. Почему они оттуда едут? Потому что кооперация разрушена была, потому что Ташкентский авиационный завод не может существовать в пределах одного Узбекистана, он может работать только на большом каком-то рынке, поэтому люди… Киргизстан, Таджикистан, они в отчаянном положении, не знают, как там экономику поднимать, это много тяжелее, чем в Российской Федерации.

Юрий Савелов: Да…

Ренат Каримов: Потому что Российская Федерация занимает определенное место в международном разделении труда, а для этих маленьких республик, государств не предусмотрено этого места.

Александр Денисов: Ренат Исмагилович, убедили, согласны с вами. Спасибо.

Анастасия Сорокина: Спасибо вам за интересную дискуссию. У нас были в студии Ренат Исмагилович Каримов, председатель Центрального комитета Профсоюза трудящихся-мигрантов, и Юрий Михайлович Савелов, член президиума объединения предпринимателей «Опора России». Спасибо, что были с нами сегодня в студии.

А мы вернемся через несколько минут.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (4)
Юрий
Кому это нам??? Мне они не нужны. А ворам от бизнеса наверное.
в7 Юрий
Точно на все сто!
Сергей
им нужны вот бы и отдавали СВОИ рвбочие места .например депутаты таджики тыс за 50 бы работали а не за 800
Киса
Нагнали мигрантов: они сами строят - сами и живут, работают в кафе - сами же там жрут, работают дворниками - сами и живут со своими свиноматками. Вопрос: мне-то это на хрен надо?

Выпуски программы

  • Все видео
  • Полные выпуски