Почему выросли цены на продукты?

Почему выросли цены на продукты? | Программы | ОТР

Разбираемся с экспертами

2020-11-27T21:36:00+03:00
Почему выросли цены на продукты?
«Корона» пала: когда вернёмся к нормальной жизни? Китай победил абсолютную нищету, а когда мы? «Жаворонки» и «совы» на работе: кто лучше?
А поутру они проснутся. О новых правилах доставки пьяных в вытрезвители
Чтобы проспаться… Как сегодня работают вытрезвители в регионах. СЮЖЕТ
Неопределённость как норма жизни
Китай от бедности ушёл
Когда вернёмся к нормальной жизни?
Соломка для бизнеса
«Корона» пала?
ТЕМА ДНЯ: Жмём на газ!
«Жаворонки» работают лучше?
Гости
Дмитрий Орехов
управляющий директор рейтингового агентства «Национальные Кредитные Рейтинги»
Дмитрий Заворотный
руководитель Центра экономических стратегий Института Нового общества

Иван Князев: В эфире «Отражение», мы продолжаем. Переходим к главной теме дня.

Итак, прогнозы в российской экономике строить – это, конечно, дело неблагодарное, но придется. Цены на сахар лихорадит с начала года. Что ни месяц – то новый рекорд. Одно из ваших сообщений мы перечитывали несколько раз сегодня – боялись, что померещилось. 240 рублей за килограмм сахара!

Что нас ждет дальше? Ну, это мы еще выясним. А вот что сейчас? Всю неделю мы спрашивали у вас в рубрике «Реальные цифры»: «Сколько у вас стоит сахар? Что еще подорожало в вашем регионе?» И вот какие ответы получили.

Дарья Шулик: В среднем по стране, по вашим данным, килограмм сахара стоит 55 рублей. В начале года, как сообщал Росстат, стоил около 31 рубля. Вот ваши реальные цифры сегодня. Чемпионом по стоимости сахара стала Чукотка: средняя цена – 176 рублей. Второе места в антирейтинге у Сахалина – 100 рублей. Далее следует Камчатка – 91 рубль. Якутия – 84 рубля. Хабаровский край – 71 рубль. Дешевле сахарный песок обойдется в Центральной России и Поволжье – пока ниже 50 рублей. Тут хочется подчеркнуть: пока.

Иван Князев: Да. Что еще подорожало? Телезритель из Саратовской области пишет: «Подорожало все, вплоть до спичек. Сахар с 19 рублей поднялся до 50». Из Красноярского края SMS: «Геркулес с 19 рублей прыгнул до 34. Остальные крупы – тоже. Растительное масло – с 72 до 130 рублей». «Соль в Хабаровске: в июле 1 килограмм – 16 рублей, сейчас – 26».

Дарья Шулик: Если обобщить, то чаще всего нам писали про растительное масло, отмечали подорожание всех видов крупы: гречки, геркулеса, риса, пшена. Хлеб прибавил – и особенно сильно это ударило по кошельку, естественно, пенсионеров. Курганская область: «У нас хлеб был 24, а сейчас – 30 рублей. Подорожал на 6 рублей. А пенсии поднимут на 350–500 рублей. А ведь дорожает и все остальное, не только хлеб».

В список подорожавших товаров также вошли молочные продукты, овощи, фрукты. Из непродуктового набора – бытовая химия, лекарства, проезд в общественном транспорте и услуги ЖКХ (куда же без них).

Иван Князев: В общем, уважаемые телезрители, расскажите, сколько сейчас в вашем регионе стоит сахар, а также хлеб, мясо, овощи и фрукты. Что подорожало? Посмотрим еще раз по разным регионам. И главное – будем вместе с вами и с нашими экспертами разбираться, что нас ждет в новом году. А то все ругаем: «Этот год тяжелый! Этот год плохой!» То ли еще будет…

Дарья Шулик: А мы подключаем нашего первого эксперта. Дмитрий Орехов, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные кредитные рейтинги».

Иван Князев: Здравствуйте, Дмитрий Владимирович.

Дмитрий Орехов: Добрый вечер.

Иван Князев: Давайте, наверное, еще раз пробежимся по основным причинам. Говорили мы об этом и в течение этой недели, соответственно. Все-таки что-то скорректировалось? Какие основные и главные? Еще раз вспомним.

Дмитрий Орехов: Смотрите. Основные причины подорожания цен в этом году следующие.

Первое – это рост мировых цен на продовольствие. К сожалению, мы наблюдаем рост цен на продовольствие и в ноябре. В итоге, по оценкам нашим, по всему году мировые цены в валюте на продовольствие увеличатся на 6–7% минимум. По разным группам товаров разный прирост, но, к сожалению, из-за неурожаев, из-за сбоев в цепочках поставок продукции мы наблюдаем существенное увеличение цены по большинству товаров продовольственных.

Дарья Шулик: Дмитрий Владимирович, вы говорите по поводу урожая. А нам очень часто… И вот даже сейчас сообщения поступают в наш SMS-чат. По-моему, о свекле мы говорили, что вот не было урожая свеклы. А нам Краснодарский край пишет: «Да все нормально у нас со свеклой, нормальные и хорошие показатели у нас в этом году». Знаете, какие-то разные данные идут постоянно. С одной стороны, говорят, что у нас с урожаем ну совсем нехорошо в этом году. А люди, которые, как говорится, на земле работают, говорят: «Да нет, да все в порядке». Кому верить?

Дмитрий Орехов: Дарья, смотрите, все очень просто. У нас очень много… Допустим, в отношении сахара, сахарной свеклы. Потребление сахара в стране – примерно 6 миллионов тонн. Производим мы традиционно значительно больше. В среднем мы производим 7 с чем-то миллионов тонн. Таким образом, у нас остатки существенные существуют, запасы. Производители, видя, например, на примере сахара, что цены очень низкие, которые мы наблюдали на протяжении предыдущих лет, понимая, что если они будут еще больше наращивать запасы при низких ценах, то это будет приводить к еще большему снижению цены.

В этой связи, естественно, урожай в некоторых районах был достаточно неплохой с учетом того, что и показатели урожайности у нас достаточно высокие. А в некоторых регионах достаточно грустно все было. И в этой связи мы постоянно балансируем – и с точки зрения переходящих остатков (запасов) той или иной продукции, и с точки зрения урожая текущего года. Вот и все.

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, давайте телезрителей послушаем, про цены спросим. Забайкальский край у нас сейчас на связи, Людмила дозвонилась. Здравствуйте, Людмила.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте.

Иван Князев: Слушаем вас.

Зритель: У нас проблема какая? Вот мы пришли в магазин… Нам сказали: «Сахар у нас дорожает, уже 90 рублей». Вы понимаете, у нас край приравнивается к Крайнему Северу. Пенсия нам не платится северная, хотя положены нам платить, мы не можем этого добиться. Пенсии у нас маленькие. Я инвалид. У нас много инвалидов, много больных людей, но у нас ни врачей нет, ничего. Мы ничего не можем. Идешь в магазин… Пошли ребятишкам что-то взять – втридорога. Сахар – 90. Крупы все подорожали. Масло подорожало. Мясо дорогое. Как нам жить? Ну ладно я – я не ем, на воде живу. Мы уже привыкли. Мы детдомовские люди, мы уже привыкли голодные быть. А дети? Пойдешь – и нельзя ничего взять.

Иван Князев: Людмила, от каких продуктов отказались? Какие уже не можете себе позволить?

Зритель: Вот сейчас фрукты… Допустим, я пошла взять себе грушу, потому что я болею сильно, я на инвалидности. Пошла взять грушу. 265 рублей у нас груша. Вот как можно взять? Ну, возьмешь. Ребятишкам идешь брать что-нибудь… Сок, маленькая баночка – 70 рублей. А стоит копейки он. Сейчас ко мне дочка приехала из Краснодара, она говорит: «Там можно жить». А у нас при таких ценах, при таких пенсиях мы даже не знаем, как жить.

Дарья Шулик: Да, тут не жить, тут выживать приходится. Спасибо, Людмила, спасибо.

Иван Князев: Спасибо, спасибо вам, Людмила.

Дарья Шулик: У нас еще звонок есть из Якутии, Александр к нам дозвонился. Александр, здравствуйте.

Зритель: Алло.

Дарья Шулик: Да, Александр, мы вас слушаем. Здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте, здравствуйте. Я вам просто могу сказать, что у нас цены тоже сумасшедшие. Бутылка масла – 220 рублей. И это уже в пределах где-то месяцев восьми. Сахар-песочек был по 140 рублей года два тому назад, который мешками привозили где-то по 85 рублей. Ну, это года два тому назад.

Иван Князев: А сейчас? А сейчас сколько сахар? Еще раз.

Дарья Шулик: Сейчас сколько стоит?

Зритель: Сейчас? Рафинад – где-то 120 рублей/пачка.

Дарья Шулик: Спасибо, спасибо, Александр.

Иван Князев: Спасибо вам, Александр.

Дополним картину. Вот из Ивановской области пишет телезритель: «В «Магните» и в «Пятерочке» 45–46 рублей. В соседние магазины около дома не бегал». Из Костромской области: «Овсяные хлопья – 52 рубля, сахар – 58, хлеб – 40». Из Оренбургской области: «60 рублей, – пожалуйста, – а в селах до 65 рублей». Из Ленинградской области SMS: «Хлеб у нас почему-то стоит в два раза дороже сахара за килограмм». Правда, цена не названа телезрителем.

Дарья Шулик: Дмитрий Владимирович, ну ладно, понятно, что если неурожай, то, естественно, цены растут. А скажите, пожалуйста, вот тот ажиотаж, который недавно наблюдался, когда люди покупали продукты впрок, боясь, что не будет сейчас каких-то продуктов, – это повлияло на те цены, которые мы сейчас видим на прилавках?

Дмитрий Орехов: Да, вы знаете, был скачок цен, как всем известно, при первой волне пандемии, когда только-только началась она у нас в стране. Мы, к сожалению, все вынуждены были платить рублем за эти всплески. Но все-таки основной эффект, помимо неурожая и ситуации с повышением мировых цен на продовольствие, также оказал фактор ослабления нашей валюты. Как известно, с начала года у нас валюта обесценилась примерно на 20%. Это также существенно повлияло на конечную цену многих видов продукции, особенно которые импортируется или в себестоимости которых большая доля импортной составляющей.

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, вот вы говорите (я, кстати, уже не от первого эксперта это слышу), что рынок балансирует. Но какая-то балансировка очень странная получается. Он не сколько балансирует, а столько резко вверх этот маятник заносится, потому что не на 10% подорожало, не на 15%, а в два, в три раза! Когда уже стабилизируется этот маятник?

Дмитрий Орехов: Вы знаете, здесь все очень просто. К сожалению, работают зачастую инструменты спроса и предложения, механизмы спроса и предложения. Если производители (а особенно торговые сети) видят резкий спрос на определенные виды товаров… Помните, как была ситуация с имбирем и с лимоном, когда просто размели остатки этой продукции.

Иван Князев: Ну понятно. Но сейчас же не та ситуация. Ну нет такого дикого спроса на сахар, как был на гречку весной. Ну нет такой ситуации.

Дарья Шулик: Нам все звонят и говорят, что заходят в магазин – и выходят, потому что такие цены, что купить ничего не могут.

Дмитрий Орехов: Иван, Дарья, смотрите. Здесь, на мой взгляд, можно было бы руководствоваться следующими советами для повседневной жизни. Например, с точки зрения… Вот правильно и корректно были названы цены в сетевых магазинах. И цены, которые гораздо выше, – в основном это магазины не сетевые, а маленькие, небольшие магазины, которые совершенно не связаны никакими обязательствами перед администрациями регионов и могут повышать цены так, как они хотят.

Есть также история с покупкой товаров собственных марок в сетевых магазинах. Если мы видим, что это собственная марка… У некоторых неправильное и некорректное отношение, что это плохого качества продукты. Например, тот же самый сахар – он может быть под собственной маркой какой-то сетевой компании. Но если вы посмотрите, кто является производителем этого сахара, то зачастую это те же самые заводы, которые производят маркированную свою продукцию под собственными брендами, но гораздо дороже. А для того, чтобы продавать под собственной маркой, они вынуждены снижать цену существенно. Это требование сети. А для потребителя это очень выгодная история. И качество зачастую… Конечно, могут быть субъективные мнения, насколько качество может меняться. Но в основном качество, поверьте, то же самое, просто другая торговая марка.

Что еще можно было бы порекомендовать? Обращайте внимание почаще на скидки, на распродажи, потому что зачастую сейчас торговые сети очень выгодно предлагают снижение цен по отдельным видам товаров, особенно в предновогодний период, для того чтобы завлечь потребителей. Ну а для потребителя это возможность экономить деньги на продовольственной составляющей бюджета.

Также можно порекомендовать пересмотреть отношение к определенным своим привычкам.

Иван Князев: Ну, нам тут уже пишут: «Не ешьте сахар, это вредно». Но это, мне кажется, не совсем серьезно.

Дмитрий Орехов: А почему нет? Вы знаете, например, кризис, как всем известно, состоит из двух частей. Первая – это опасность. Мы понимаем, что цены растут. И это возможность, чтобы что-то поменять в нашей жизни. В частности, например, не только в отношении сахара, но и в отношении вредных привычек.

Иван Князев: Ну знаете, так можно дойти: «Поменьше ешьте – похудеете».

Дарья Шулик: Так мы до воды дойдем.

Иван Князев: Дмитрий Владимирович, смотрите, давайте уже потихонечку спрогнозируем ситуацию. Новый год у нас на носу. Тут уже есть ряд прогнозов, что у нас подорожает с Нового года вообще в целом. Ну, продукты. Что с сахаром будет? Тут пишут… Ну, ЖКХ – понятно. Но и непродовольственные товары поползут. Давайте по прогнозам пройдемся.

Дмитрий Орехов: Смотрите. С Нового года, скорее всего, рост цен на сахар, какой был в течение этого года, он замедлится, потому что придет в равновесие ситуация со спросом и предложением. Поэтому мы ожидаем, возможно, небольшого роста, поскольку все равно у производителей сахара есть затраты и есть себестоимость продукции, которая, к сожалению, в некоторых аспектах в том числе связана с электроэнергией, которая связана с транспортными расходами, они будут расти. И производители не могут себе в убыток работать, они вынуждены будут частично это компенсировать за счет роста цен.

С точки зрения ситуации на хлебобулочные изделия, например, был ажиотажный спрос, недавно был отмечен. И хочется отметить, что в данной категории товаров у потребителя есть возможность выбирать. Можно выбрать достаточно бюджетные и дешевые варианты, которые продаются, например, в сетевых супермаркетах. Можно выбрать вариант покупки хлебобулочных изделий в каких-то специализированных пекарнях, где, соответственно, у кого есть возможность, могут потребители заплатить большую цену за продукцию хлебобулочную.

Есть вариант, в последнее время он стал очень распространенный, когда супермаркеты предлагают изделия хлебобулочные собственного производства. И даже я вам могу сказать, что лично мои вкусовые ощущения не отличаются сильно от тех, которые можно приобрести в специализированных пекарнях, но в пекарнях обычно все-таки цена выше. Собственные пекарни супермаркетов предлагают более комфортные и более низкие цены.

Дарья Шулик: Вы знаете, Дмитрий Владимирович… Извините, что перебила вас. Мы буквально день тому назад говорили по поводу качества этих хлебобулочных изделий как раз в масс-маркете. И прямо ругали их специалисты очень сильно – что качество нехорошее. И люди нам звонят тоже в эфир и говорят: «Ну невозможно такой хлеб есть!» Начинаешь его резать – и он просто рассыпается. Непонятно, из чего сделан.

Дмитрий Орехов: Дарья, тут надо выбирать. Понятно, что если вы будете использовать более дешевые ингредиенты, то, соответственно, есть возможность снизить цену на конечную продукцию. Если будут использованы более дорогие ингредиенты, которые дорожают в том числе с ростом курса, дорожают в связи с ростом затрат на транспортировку, соответственно, цена конечного продукта также будет выше.

Иван Князев: Спасибо.

Дарья Шулик: Спасибо, Дмитрий Владимирович. Это был Дмитрий Орехов, управляющий директор рейтингового агентства «Национальные кредитные рейтинги».

Иван Князев: «Почувствовали ли вы повышение цен и на какие продукты? Какие продукты подорожали больше всего?» – спросили наши корреспонденты в Самаре, Кунгуре и Владивостоке. Давайте посмотрим ответы.

ОПРОС

Дарья Шулик: «Четыре конфетки, два яблока, четыре зефиринки можем себе позволить».

Иван Князев: И булочка – 50 рублей.

«Все дорожает каждый день», – пишет нам телезритель из Ростовской области. «Сахар в Калининграде – 69–70 рублей. Границы (Литва, Польша) закрыты. Раньше импортный завозили, сейчас его нет».

Дарья Шулик: А мы подключаем нашего следующего эксперта. Дмитрий Заворотный, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Дмитрий Сергеевич, здравствуйте.

Дмитрий Заворотный: Добрый вечер.

Иван Князев: Добрый вечер. Дмитрий Сергеевич, буду все-таки вас теперь пытать по прогнозам на следующий год. Я просто привык к чему-то готовиться заранее. Что у нас будет с ценами продукты? Если можно сказать – в целом. А если по частностям разберете, то будет еще лучше.

Дмитрий Заворотный: Ну, в целом надо ожидать, что в следующем году, в первом квартале может произойти повышение цен по той причине, что этой осенью наш валютный рынок пережил очередной виток девальвации. Соответственно, это неизбежно скажется на продуктах. Причем не имеет значения – продукты сугубо импортные или это наши отечественные продукты. Ну, в них все равно есть импортная составляющая. Даже если мы говорим о продовольствии, то это различные расходы на удобрения, на импортное оборудование и комплектующие к нему.

И в связи с тем, что происходило у нас на валютном рынке, мы можем на себе ощутить некий фронтальный, может быть, не очень большой, но все-таки прирост цен. И это произойдет именно в следующем году, потому что до осени и осенью производители использовали и работали на тех запасах, которые были куплены либо ранее, либо летом, когда была стабилизация рубля. Соответственно, то, что будет произведено в следующем году, начиная со следующего года, все затраты импортные будут осуществляться по текущему курсу, не очень выгодному.

Дарья Шулик: То есть совсем перед самым Новым годом нам не ждать какого-то резкого скачка, перед новогодними праздниками? Как к ним готовиться? Надо же бюджет рассчитывать сейчас.

Дмитрий Заворотный: Безусловно, да, надо ожидать, что декабрь будет довольно таким активным, с точки зрения инфляции. Естественно, и завершение года, и грядущие праздники. Здесь, наверное, инфляция за месяц выйдет за рамки 4% и в целом по году мы получим цифру чуть более 4%.

Иван Князев: Владимир из Воронежской области нам дозвонился. Давайте узнаем, какая там ситуация с ценами на продукты. Здравствуйте, Владимир.

Зритель: Здравствуйте.

Дарья Шулик: Здравствуйте.

Зритель: Я часто смотрю вашу передачу, ну, практически постоянно, по мере возможностей, когда дома бываю.

Иван Князев: Это замечательно.

Зритель: Я вам скажу… Вот тема: «Все дорожает». Дорожает все кругом. Вот особенно накинулись на сахар. На сахар искусственное завышение, потому что сахар лежит на складах – урожай 2017–2018 года. Уже прошел сезон 2019-го, и идет сезон 2019–2020-го, переработка сахарной свеклы. Склады забиты все!

Дарья Шулик: Владимир, а откуда у вас такие данные, что 2017 года сахар?

Зритель: Потому что я живу в сельской местности, в 200 метрах от сахарного завода.

Иван Князев: Вот так.

Дарья Шулик: И там все забито?

Зритель: Сахар лежит. Его ложить негде, он лежит на улице.

Иван Князев: Ничего себе! А в магазинах тогда сколько он уже?

Зритель: А в магазинах так же – 60 и 55. Но сейчас урожай 2018 года может пойти под новые цены. И то он стоил 30–40 рублей, а они будут продавать его по 60.

Дарья Шулик: Вот так вот дурят покупателей.

Зритель: Все заводы, которые работают, практически все, у всех лежит сахар на улице, накрытый брезентом.

Иван Князев: Ну понятно.

Дарья Шулик: Спасибо вам, спасибо.

Иван Князев: Производители придерживают и ждут, когда цена вырастет, чтобы потом продать подороже.

Дмитрий Сергеевич, при таких-то ценах, при таком росте цен мы какую вообще экономическую ситуацию будем наблюдать в следующем году? Нам телезрители пишут, что индексация пенсий не будет успевать за такой продовольственной инфляцией.

Дмитрий Заворотный: Ну, к этому еще можно добавить и рекордное падение реальных доходов населения, которое по итогам второго квартала составило рекордные 8%. Здесь, конечно, мы будем иметь дело со всеми последствиями текущего кризиса, плюс некоторые системные проблемы в виде недостаточного уровня тех же пенсий, недостаточного уровня доходов. Это проблема, которая существует, вне зависимости от пандемии текущего года. Все это, естественно, усугубляется вот этой ситуацией.

И в 2021 году, и в последующие годы мы будем жить в условиях такого медленного восстановления, которое займет гораздо дольше времени, чем это прогнозировалось, скажем так, по итогам первого полугодия текущего года. То есть сейчас в связи со второй волной коронавируса, конечно, мы имеем гораздо более худшие…

Иван Князев: Ну насколько это восстановление растянется? Хотя неплохо уже, что хотя бы восстановление.

Дмитрий Заворотный: Если так осторожно брать, то к 2022 году, к 2023 году, не ранее.

Иван Князев: А цены отыграют назад, как думаете?

Дмитрий Заворотный: Цены? Понимаете, конечно, в связи с тем, что падают доходы населения, спрос снижается на различные товары, безусловно, мы увидим ценовую стабилизацию в следующем году, но не в начале, как я уже сказал, потому что там возможен такой небольшой скачок как следствие текущей девальвации. Ну, где-то начиная со второго квартала, в третьем квартале – там лето, различные сезонные продукты подоспеют. То есть там уже мы можем увидеть, по крайней мере, замедление темпов инфляции. То есть не то чтобы что-то подешевеет существенно, но, по крайней мере, инфляция станет более приемлемая.

Иван Князев: Ну, поживем – увидим, как говорится.

Дмитрий Заворотный был с нами на связи, руководитель Центра экономических стратегий Института нового общества. Спасибо вам большое.

Дарья Шулик: А у нас есть звонок из Челябинской области, к нам дозвонилась Людмила. Людмила, здравствуйте.

Зритель: Здравствуйте. Я из города Челябинска. Хочу сказать, что у нас Челябинск с голоду никогда не умрет, потому что Челябинская область себя кормит. У нас очень много совхозов: Сосновский район, Чебаркульская птицефабрика, у нас колбасы делают. У нас всего полно! Сахар – 47 рублей. Ну и что? Килограмм купишь на месяц – и достаточно. У нас свои хлебные заводы. У нас всего полно! Приезжайте к нам.

Дарья Шулик: Всего полно. А купить-то это все можно? А то, может, всего и полно, а купить-то не каждый сможет позволить.

Зритель: Мы даже не ощущаем этот кризис и коронавирус.

Иван Князев: Ну и отлично!

Дарья Шулик: Здорово!

Иван Князев: Вот на этой ноте мы и закончим обсуждение этой части темы о продовольствии.

Дарья Шулик: Спасибо.

Иван Князев: Переезжаем все в Челябинск – там все хорошо: и крупы есть, и заводы есть, и сахар по 47 рублей.

Дарья Шулик: Там спасемся и от коронавируса, и от всего.

Иван Князев: Через две минуты продолжим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)