Почём гектар для народа?

Гости
Михаил Бурмистров
генеральный директор «Инфолайн Аналитика»
Максим Кривелевич
доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток)

Дмитрий Лысков: Сразу две приятные новости для российских землевладельцев. Во-первых, с 1 августа наши граждане смогут бесплатно приобрести «Арктический гектар». А, во-вторых, тем, кто уже освоил «Дальневосточный гектар» земли, могут бесплатно предоставить второй.

Тамара Шорникова: Россиянам активно раздают землю. Нужно сказать, депутаты предлагают создавать родовые поместья, а гектары, в свою очередь, предлагают многие регионы: и бесплатно, и не за столь уж и внушительные деньги.

Дмитрий Лысков: Так что же? Возвращаемся к земле? Как идет освоение «Дальневосточного гектара»? Каковы перспективы у «Северного гектара»? И какие подводные камни ждут новых землевладельцев?

Тамара Шорникова: Мы ждем от вас телефонных звонков. Если вы как раз счастливый владелец «Дальневосточного» или какого-либо другого, «Ивановского гектара», позвоните и расскажите, для чего брали и как используете? Может быть, подумываете о том, чтобы взять?

Сейчас приглашаем эксперта к разговору. Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

Максим Кривелевич: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте. Ну что, как там ваш «Гектар»? Не ваш буквально, а «Дальневосточный», конечно же?

Тамара Шорникова: Больше 90 тысяч человек уже взяли с начала действия программы «Гектар».

Максим Кривелевич: Очень правильное замечание. Я этой программой не воспользовался, что уже говорит о многом.

Дмитрий Лысков: Так, рассказывайте.

Максим Кривелевич: Смотрите. Давайте немножко заглянем за занавес. Понятно, что не стоит задача облагодетельствовать дорогих россиян. Понятно, что решается совершенно другая задача, но тоже хорошая, нужная и важная. Необходимо поставить землю на кадастровый учет, необходимо создать базу для взимания в будущем налога на имущество физических лиц в отношении этой земли или земельного налога. Если будет имущество, если будет что-то построено на этом гектаре, то хорошо. Если не будет, то, по крайней мере, будет земельный налог.

«Дальневосточный гектар» - это наименее успешная из всех программ развития Дальнего Востока, потому что если «Свободный порт Владивосток» - это абсолютно феерический успех, это лучшая из реформ, проводимая в Российской Федерации за последние 20 лет. «Территории опережающего развития» имеют свои плюсы. «Дальневосточный гектар» пока себя показывает двояко. Почему? «Дальневосточный гектар» - это земли за пределами городов, то есть это земли достаточно невостребованные, и государство решает, конечно, задачу закрепления населения, государство решает задачу наполнения в будущем бюджета, роста налогового потенциала, но само население хватает эти гектары больше по принципу «бери, раз дают».

В то же время, «Арктический гектар» как раз эту проблему учел. И «Арктический гектар» можно брать – то, что сейчас сообщается на профильном сайте – даже в пределах городских агломераций. И вот уже может быть очень интересным, потому что взять гектар земли в городе – это окупаемая идея. Взять гектар земли где-нибудь очень далеко от ближайшего жилья – это неокупаемая идея.

Поэтому, конечно, если люди будут брать эти гектары, и они сумеют на них что-то в отведенный срок построить: какие-то туристические объекты, какие-то ремесленные объекты, может быть, кто-то дом свой построит, то все это будет очень хорошо и крайне взаимовыгодно. Но я бы не относился к этому как к неким поместьям. Поместье – это на Рублево-Успенском шоссе, а где-нибудь на границе тундры и тайги – это не поместье, это заимка – совершенно другой жанр.

Теперь что касается вашего вопроса о рисках. Самый главный риск – это риск ценовой, потому что вы не можете просто так взять эту землю, поставить шезлонг и наслаждаться солнышком или ветерком. Вы должны что-то на этой земле построить. А что такое Север? Что такое Дальний Восток? Это не только пятикратный рост цен на ту же самую черешню, которая в вашем предшествующем сюжете была по 70 рублей, а когда ее привозят к нам, она уже стоит 350.

Это и такой же рост цен на стройматериалы, оборудование, услуги строительной техники. Поэтому есть риск того, что вы возьмете себе этот гектар за бесплатно, построите на нем что-нибудь, и это что-нибудь окажется вдвое дороже, чем тот уровень инвестиционных затрат, который мог бы себя окупить. А граждане у нас как раз к этому немножечко неготовы, потому что ощущение общего праздника жизни и такого большого и бесплатного подарка, оно чуточку сбивает прицел.

Дмитрий Лысков: Вы подходите к этому вопросу с точки зрения бизнеса, инвестиционного некоего конструкта. С другой стороны, простые дачники, которые получают или сейчас покупают себе дачу за городом, они же не рассматривают дачу как инвестиционный инструмент. И никогда в жизни она у них не окупится, они туда только вкладывают, вкладывают и вкладывают. В чем тогда отличие гектара от обычной дачи?

Максим Кривелевич: Отличие очень простое: дачу вам нужно купить. Поэтому дача не решает...

Дмитрий Лысков: А гектар можно получить.

Тамара Шорникова: Пока только плюсы, да.

Максим Кривелевич: Не решает проблему закрепления населения. Если вы покупаете за свои деньги, вы лучше купите дачу в Сочи, чем в Магаданской области. А вот если вам дают бесплатно в Магаданской области, а бесплатно в Сочи не дают.

Дмитрий Лысков: Лучше быть здоровым и богатым, конечно, чем бедным и больным. Я с вами согласен, да. Кто же поспорит.

Максим Кривелевич: В этом плане я еще раз говорю. Я всячески приветствую эту инициативу, инициатива очень здравая, потому что у людей не так много причин жить на севере России. Действительно очень дорого, огромная разница в инфраструктуре образования, здравоохранения, государственных услуг между регионами Севера и, к примеру, Центральным Федеральным округом: Москвой, Московской областью. Создается некий повод людям остаться там, где они живут. И это замечательно. Слава Богу, что государство не подходит с точки зрения кнута, а наконец-то применяет пряник.

И тот же самый «Дальневосточный гектар» при всех своих проблемах и недостатках очень многих людей убедил остаться на Дальнем Востоке. «Арктический гектар» будет справляться со своей задачей еще лучше, потому что просто земля ближе к городам. Очень многие люди не уедут в Москву, за что им скажут спасибо и москвичи, и их односельчане – соотечественники, кто живет с ними в одном городе. Потому что действительно на Севере уже очень мало людей, они должны там оставаться, и то, что им для этого создают материальную базу, можно только приветствовать.

Тамара Шорникова: Давайте послушаем вместе телефонный звонок. Юрий, Комсомольск-на-Амуре. Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Здравствуйте, Юрий.

Зритель: Здравствуйте. Я очень коротко. «Дальневосточный гектар» - это чистейшей воды авантюра.

Дмитрий Лысков: Так, рассказывайте.

Зритель: Как аукнется народу, буквально недолго ждать: два-три года, и вы посмотрите. В чистом поле никакой гектар невозможно... Его, конечно, можно поднять в тайге, но без инфраструктуры, без детских яслей, садов, школ, дорог. Даже света там нет нормального, понимаете, и не может быть. Не потянут туда специально, не потянут, это авантюра. Вот говорят, я слышал, хотелось бы знать автора этой авантюры. И, самое главное, подчеркиваю, я ни разу не слышал, для чего все это было затеяно. Объясните мне.

Дмитрий Лысков: Для чего, мы как раз только что обсуждали: в том числе для того, чтобы удержать население.

Зритель: Вот этот человек, который говорит, сейчас он справа.

Тамара Шорникова: Да, не успел договорить мысль.

Дмитрий Лысков: Похоже, связь прервалась. На самом деле, есть и вполне положительные примеры. Давайте мы сейчас просто обратимся к ним, посмотрим. В Приморском крае благодаря программе «Дальневосточный гектар» появляются уже целые экопоселки.

Тамара Шорникова: Одно из них, экопоселение «Благодатное», объединило 90 человек и уже успело вырасти в полноценный сельхозкооператив. Члены кооператива закупили сельхозтехнику, косят сено и продают его местным фермерам. В будущем собираются разводить коров, выращивать овощи и фрукты на продажу. Уже готов целый бизнес-план по развитию территорий.

СЮЖЕТ

Дмитрий Лысков: По данным «Корпорации развития Дальнего Востока и Арктики» Приморский край продолжает удерживать региональное лидерство по количеству выданных участков по программе «Дальневосточный гектар». Землю в безвозмездное пользование получили уже больше 92 тысяч россиян.

Тамара Шорникова: И на Сахалине владельцы «Дальневосточного гектара» открыли на своих участках центр для занятия морскими видами спорта. На берегу Охотского моря Борис Шавырин и Александр Попадько построили станцию для любителей активного отдыха. Там можно арендовать домик, доски для серфинга или гамак для пляже. Кроме того, предприниматели устраивают для посетителей морские прогулки. Открыли также бар в гавайском стиле. Свой гектар Борис и Александр называют «Сахалинским Майами». Для гостей они попытались воссоздать комфортную и непринужденную атмосферу восточного побережья США.

СЮЖЕТ

Дмитрий Лысков: Максим Алексеевич, помогите понять, это исключение из правил или это все-таки хорошее начало и продолжение?

Максим Кривелевич: Вы знаете, есть такой старинный анекдот про то, как в еврейской школе один ученик высказал одну точку зрения, другой высказал другую, и раввин, который вел занятия, сказал: «И ты прав, и ты прав». Тогда самый младший из школьников, Мойша, спросил: «Учитель, как может быть, что два человека говорят противоположные вещи, а каждый из них по вашему мнению прав?» Он говорит: «Мойша, и ты прав».

Будут и случаи коммерческого успеха, и они будут многочисленные. Будут и случае разорения – то, о чем говорит телезритель в своем звонке, тоже многочисленные. Когда мы говорим о венчурном бизнесе, а по сути «Дальневосточный гектар» - это венчурный бизнес, неизбежно будет очень много красивых, ярких историй, которые можно будет приводить как пример абсолютного успеха, и будет много историй, которые закончатся провалом. И это нормально, потому что понимаете, никто не заставляет людей брать этот гектар. Никто не приходит к человеку с нарядом милиции домой и говорит: «Завтра ты переезжаешь поднимать целину». Каждый, кто это делает, делает это на свой страх и риск. И правильно делает. И совершенно нормально, что у кого-то не получится.

Дмитрий Лысков: Можно вопрос?

Тамара Шорникова: Максим Алексеевич, если говорить о правильной концепции «удержать людей на земле», здесь ведь дело не только в том, что как Майами выстроил, бизнес затеял, люди могут осесть там, построить домик, завести скотину или чем-то другим заниматься, но для того, чтобы удержаться на этой земле, действительно нужна инфраструктура. Нужны дороги, нужны школы, нужны детские сады и т.д. А власти региональные готовы к такому развитию? Готовы помогать, чтобы тот самый «Дальневосточный гектар» или «Арктический гектар» захотели взять как можно больше людей? Есть ли на это средства?

Максим Кривелевич: Вы знаете, и снова у нас идеально подходит сюжет к вопросу. Все, кому посчастливилось быть в Майами и в других американских прибрежных центрах отдыха могут сравнить картинку и сказать, что она не очень похожа. Точно также прежде, чем ожидать от российского государства решения инфраструктурных проблем, скажите, когда-нибудь, в каком-нибудь регионе российское государство решало за граждан инфраструктурные проблемы? Разве у нас есть прецеденты, когда все бы шло гладко, без бюрократии и своевременно? Нет, конечно. Не нужно на это рассчитывать.

Те, кто рассчитывает на действенную помощь государства в плане создания вокруг швейцарского уровня инфраструктуры, те рассчитывают зря. Те, кто рассчитывает на свои собственные силы, и чей бизнес-план основан на том, чтобы достигать своей цели своими силами, у тех все получится. Поэтому давайте не будем путать ситуацию, где у нас есть шанс, с утопией, где за нас все решат.

И еще раз хочу подчеркнуть: гектар – это не для сельского хозяйства. Один гектар – это даже не смешно в приложении к сельскому хозяйству. Сельское хозяйство – это когда как в сюжете объединяются под сотню человек, суммарно у них получается сотня гектар, тогда можно говорить о сельском хозяйстве. Все, что силами одной семьи (а гектар можно брать на человека, то есть если у вас большая семья, вы можете взять несколько соседних участков, если получится) – это рекреация, это какие-то индивидуальные промыслы, народные промыслы.

Очень много можно придумать самоокупаемых... Мы не говорим о том, что из этого будет большой бизнес. Здесь нет цели заработать деньги, здесь есть цель обеспечить самозанятость. И вот очень много есть самоокупаемых способов использования этого гектара, особенно в таких богатых регионах как Дальний Восток. На Севере с этим сложнее. Там просто гораздо сложнее человеку самому сделать какой-то окупаемый бизнес.

А на Дальнем Востоке, где плотность населения достаточно приличная, особенно в Приморском крае, вы всегда найдете клиентов. То есть что бы вы ни открыли на своем гектаре, если это что-то нужное людям, то у вас есть примерно 2,5 миллиона потенциальных клиентов, не считая возможных корейских, китайских туристов. У вас 100 миллионов человек там примерно в авиадоступности.

Дмитрий Лысков: Вот мы, наверное, и услышали, что отличает гектар от простой дачи. Все-таки что ни открой, в частности на Дальнем Востоке, вполне реально устроить и свой бизнес, и раскрутиться.

Максим Алексеевич, спасибо вам огромное.

Тамара Шорникова: Максим Кривелевич, доцент кафедры «Финансы и кредит» Школы экономики и менеджмента Дальневосточного федерального университета.

И активно звонят нам. Камчатка теперь на связи.

Дмитрий Лысков: Николай, добрый день. Вы в прямом эфире. Слушаем вас.

Зритель: Добрый день. А я вот слушаю Максима, и у меня такое впечатление, что он дальше Владивостока не выезжал.

Дмитрий Лысков: Что же у вас на Камчатке?

Зритель: На Камчатке два года назад я обратился взять 10 гектар с семьей. Я заехал в Управление земельных отношений. Я говорю: «Должен написать заявление, что я должен выращивать? Огурцы или что. А земля-то плодородная?» «А мы не знаем». «Как же вы работаете и не знаете?» «Ну это что, земли-то нет». Я говорю: «Как нет земли? Сколько получили?» «120 человек». «А как же по всей России говорят: «Дальний Восток...»» «Нет земли». Я обратился, была как раз прямая линия с президентом, что это обман, как они сказали мне, это показуха.

Прошло ровно два года. В этом году звонит мне Общероссийский фонд управления земельных отношений: «Вы получили гектар земли?» Я говорю: «Нет, не получил». «А почему?» «Да потому что вы не дали, сказали: «Нету»». И все, на этом закончился разговор. Через две недели я поехал в Управление земельных отношений, говорю: «Вы ответ-то ответили Управлению Президента?» «Да». Я говорю: «Какой?» «Что вы отказались». Я говорю: «Как же я отказался? Вы сказали нет, уже хорошей земли нет». Вот и все.

Дмитрий Лысков: Тамар, обрати внимание: во всем есть как положительная сторона, так и отрицательная. С одной стороны, структуры все-таки следят. И даже Общероссийский народный фронт спустя два года отзванивает и спрашивает: «А землю-то получили?» А с другой стороны, земли как не было, так и нет.

Тамара Шорникова: А с другой стороны, результата нет.

Дмитрий Лысков: С другой стороны все так и остается. Еще один момент.

Тамара Шорникова: Но Камчатка же такая большая. Николай, оставьте, пожалуйста, свои контакты. Попробуем действительно просто разобраться, а что там с гектарами.

Дмитрий Лысков: Нужно, в конце концов, просто взять и разобраться. Приложим все усилия.

Тамара Шорникова: Виталий еще у нас есть из Владимирской области. Здравствуйте.

Зритель: Добрый день.

Дмитрий Лысков: Добрый день.

Тамара Шорникова: Слушаем вас.

Зритель: Я совершенно согласен с предыдущим телезрителем, который сейчас звонил. На самом деле, земля, которая может быть и есть, но она недоступна для рядового жителя. Предлагают землю в таких недоступных местах, где нет ни электричества, ни дороги, ничего. Да, вот, пожалуйста, гектар, обрабатывайте. Каким вы будете это делать способом, их не интересует.

Дмитрий Лысков: Это во Владимирской области в данном случае?

Зритель: Я обращался на гектар, который был на Дальнем Востоке. Это было два года назад. Земля вроде бы как есть, но по факту никаких там условий для ее возделывания нет. Если есть земля, которую можно обрабатывать, то это для людей, которые имеют финансы, которые могут сделать для себя какой-то бизнес. Для человека, который хочет возделывать землю, земли нет.

Дмитрий Лысков: Виталий, спасибо огромное за ваш звонок. И мы сейчас адресуем этот и другие вопросы Михаилу Бурмистрову, генеральному директору «Инфолайн Аналитика».

Михаил Бурмистров: Здравствуйте.

Дмитрий Лысков: Михаил Борисович, здравствуйте. Обращу внимание сразу. Все говорят: «Хотели взять гектар, говорят: «Да, конечно, берите, обрабатывайте»». Расскажите, пожалуйста, какие требования вообще к гектарам. И их сейчас раздают далеко не только на Дальнем Востоке и на Севере, вон реклама кругом крутится: «Гектар в таком-то регионе, гектар в сяком-то». Да вплоть до подмосковного. Их обязательно нужно обрабатывать?

Михаил Бурмистров: Действительно определенные требования в рамках программы предъявляются. Гектары очень разные, потому что есть много лесного фонда. И в этом плане очень правильно обратили внимание телезрители на то, что есть проблемы серьезные с инфраструктурой, потому что участок с инфраструктурой и участок без инфраструктуры – это принципиально разная стоимость и, самое главное, возможности для его использования. И, конечно, с точки зрения тех условий, которые есть, получается, что это не совсем история земледельческая: больше каких-то моментов, связанных с животноводством и выращиванием овощей.

Дмитрий Лысков: Но с ведением сельского хозяйства, правильно?

Михаил Бурмистров: Да, с ведением сельского хозяйства. Просто это сельское хозяйство в большей степени такое...

Тамара Шорникова: Микро сельского хозяйства, потому что животноводство на одном гектаре...

Михаил Бурмистров: Да, то есть здесь такая история. Если мы говорим о каких-то историях успеха, эти истории успеха есть, и они видны. Но в каждой истории успеха очень большой труд, и это, как правило, не один гектар, а когда это семья может каким-то образом объединить. Поэтому, конечно, то, что сейчас программа расширяется, это история позитивная, потому что Мурманская область – это регион, который характеризуется критической демографической ситуацией, люди уезжают – там требовались очень серьезные решения.

С другой стороны, много земельных участков – это лесная зона. Лесная зона – это серьезные требования с точки зрения того, что можно сделать.

Дмитрий Лысков: На этом я хотел бы отдельно остановиться. Даже, если угодно, предупредить наших телезрителей, которые собираются свою жизнь связать с гектарами. Почему? Расскажу.

Мой хороший знакомый приобрел в свое время гектар земли в Ярославской области, правда еще не получил по программе. Одно не учел – это были земли сельхозугодий. И когда спустя много лет взялись за это дело, стали проверять, выяснилось, что земля не обрабатывается. Его три года штрафовали, потом встал вопрос вообще об изъятии этой земли, так как это земля сельхозугодий, и она не обрабатывается. Пришлось отдавать за бесценок.

Сейчас перед программой я посмотрел интернет – таких предложений о продаже гектара сельхозугодий за бесценок в интернете пруд пруди.

Вот вы сейчас упомянули про лесной фонд. То есть нельзя взять гектар, срубить там лес и построить усадьбу, правильно?

Михаил Бурмистров: Смотрите, с точки зрения индивидуального жилищного строительства такая возможность есть. Анализ тех деклараций, которые подают участники программы, он говорит о том, что 42% используют участки для сельскохозяйственной деятельности, 38% используют для индивидуального жилищного строительства. Это основные.

Что касается прочих, то это туризм и прочие виды предпринимательства – совокупно порядка 20%. Поэтому это два основных направления, на которые в реальности можно использовать. Многие действительно переезжают туда жить, и в этом плане индивидуальное жилищное строительство – это первая история и приоритетная возможность.

Тамара Шорникова: Михаил Борисович, но нельзя действительно просто уехать фактически на край Земли, просто построить там дом и жить. На что, как, где? Говорили о том, что есть самоокупаемые истории для «Дальневосточного гектара», потому что аудитория рядом купит. А Арктика-то поманила, что на «Арктическом гектаре» можно придумать? Может быть, подскажете для наших телезрителей, которые сейчас подумывают: «Может быть и взять там...»

Михаил Бурмистров: По поводу Арктики, звучит это, конечно, так... В Арктике дают гектар. На самом деле, основные земельные участки распределяются в Мурманской области и в Карелии. Что Мурманская область, что Карелия – это регионы, которые по своим климатическим условиям и возможностям использования земельных участков, как минимум, не уступают Дальнему Востоку. А на самом деле, с точки зрения платежеспособного спроса та же Мурманская область – это достаточно обеспеченный регион, если брать его по уровню дохода.

Тамара Шорникова: Вы самые лакомые кусочки сейчас описываете, а у нас же там еще Ненецкий автономный округ, Ямало-Ненецкий.

Дмитрий Лысков: Ямало-Ненецкий-то ладно, а вот Ненецкий – там только авиационное сообщение летом или одна дорога – зимник зимой.

Михаил Бурмистров: Поэтому я говорю, что основные участки земельные сосредоточены именно в Мурманской области и в Карелии. Мне кажется, что основной спрос будет там, а если все-таки говорить о Ненецком автономном округе, то эту возможность могут в той или иной форме использовать уже жители этих регионов.

То есть если мы говорим о каком-то серьезном влиянии с точки зрения именно переезда, миграционных процессов, то это, конечно, Карелия, Мурманская область – там, где действительно земельные участки характеризуются достаточно серьезным уровнем инвестиционной привлекательности. А что касается остальных регионов, то это в большей степени история про какие-то возможности для местных жителей: каким-то образом улучшить свои возможности для тех или иных видов предпринимательской деятельности.

Тамара Шорникова: Спасибо.

Дмитрий Лысков: Спасибо огромное.

Тамара Шорникова: Михаил Бурмистров, генеральный директор «Инфолайн Аналитика». Будем следить, как быстро будут расходиться «Арктические гектары».

Дмитрий Лысков: И мы скоро продолжим.

Тамара Шорникова: Скоро продолжим. Будем говорить об Олимпиаде и о новостях, которые приходят: не только спортивные, но и политические, скандальные есть. Все обсудим.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (0)
Как бесплатный земельный участок может разорить семью. И как - обогатить