Подарки в кредит - плохая примета!

Подарки в кредит - плохая примета! | Программа: ОТРажение | ОТР

Перед Новым годом россияне активно берут микрозаймы

2019-12-20T13:46:00+03:00
Подарки в кредит - плохая примета!
Новая холодная война. Кто заменит мигрантов на стройке. Отдыхаем в России. Перспективы Союзного государства. Как бороться с раздражительностью
Весеннее обострение
Белоруссия. Перспективы сотрудничества
Сергей Лесков: Есть основания полагать, что в новой жизни, дверь в которую нам открыла пандемия, привычный нам спорт отмирает и на его место приходит киберспорт
США и Россия. «Плюшевые» санкции и реальные намерения
Выбить деньги с бывшего
Что вас раздражает?
ТЕМА ДНЯ: Отдохнём в России. Дорого
Некому строить?
Новая холодная война?
Гости
Сергей Кикевич
финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений»
Борис Воронин
директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА)

Ольга Арсланова: Новый Год близко, а денег не хватает. Перед праздником россияне стали брать микрозаймы на подарки и развлечения. Немного грустно, но вот такова наша жизнь.

Петр Кузнецов: Причем делают это активнее, чем в прошлом году. Итак, давайте посмотрим на цифры. В этом году за быстрыми деньгами обратились более 3 млн. человек. 45% гражданам не хватает средств на подарки, 40% на новогодний стол, 10% на развлечения и запланированные поездки в период праздников. А 5% – на другие нужды, среди которых, например, покупка одежды к празднику. Вот все эти цифры. Все-таки лидируют подарки, далее, чуть меньше, – новогодний стол, развлечения. И другие нужды 5%. Мне кажется, другие нужды так или иначе связаны с подготовкой к Новому Году.

Ольга Арсланова: Мне кажется, если не хватает на подарки, можно же как-то договориться. «Слушай, давай в этом году мы друг другу не будем подарки дарить». И микрозаймы тогда брать не придется.

Петр Кузнецов: Новогодний кредит – это тоже про вас? Мы выяснили, что таких людей становится все больше. «Да» или «нет»? Отвечайте, пожалуйста, на короткий СМС-номер. Совсем скоро все выясним картину, по крайней мере в рамках «Отражения» какая у нас получилась.

Ольга Арсланова: А у нас на связи финансовый советник, директор проекта «Рост сбережений» Сергей Кикевич. Сергей, здравствуйте.

Сергей Кикевич: Добрый день. Привет.

Ольга Арсланова: А скажите, это такая примета времени – микрозаймы на необязательные развлечения какие-то, праздники? Или это опять же очередной признак нашей бедности российской?

Сергей Кикевич: Вы знаете, это не новое явление. На самом деле каждый год оно наблюдается. Другое дело, что сейчас мы находимся на каких-то рекордных показателях, как мы с вами отметили. Т. е. берут еще больше, чем в прошлом году. Это не значит, что раньше этого не было. Мы, как финансовые советники, всегда говорим людям, которые с нами общались, что микрозаймы – это вообще, по определению, зло. Т. е., не знаю, может быть слышали, ограничения Центрального банка сейчас на декабрь месяц по процентам…

Петр Кузнецов: А, именно на декабрь, да?

Сергей Кикевич: …сейчас 365% годовых, да.

Ольга Арсланова: Сколько-сколько, простите, еще раз?

Сергей Кикевич: 365. Не 36. 365% годовых. И это максимальная ставка, да, но средняя по рынку – она в районе этих цифр так и есть, там, 350% годовых. Что это значит? Это значит, что, допустим, вы взяли на месяц 10 тыс. руб. Это значит, что через месяц вам придется отдать, кроме этих 10 тыс., еще примерно 3 тыс. руб. Т. е. 10 взяли, 13 отдали уже через месяц.

Петр Кузнецов: Да, и ведь это очень опасный период. Просрочка же наступит как раз в январе, получается.

Сергей Кикевич: Да.

Петр Кузнецов: А январь – это месяц, когда денег-то совсем не остается после всех этих праздников.

Сергей Кикевич: А дальше по просрочке еще другие штрафные санкции. Поэтому, конечно, говорить о том, чтобы покупать подарки на микрозаймы – это, конечно, критическая ошибка. К сожалению, да, допускаются такие ошибки. Более того, я вам скажу, что у нас в России совершенно недавно появился такой термин, как «импульсивное транжирство». Не знаю, слышали или нет. Раньше такого даже не было в принципе. Действительно, появилась такая каста шопоголиков, которые…

Ольга Арсланова: Причем (простите, я вас перебью), это не всегда богатые люди, да? Часто это бедные люди, которые только в такой…

Сергей Кикевич: Не всегда богатые. Но я, честно говоря, не знаю там распределения. Есть и очень богатые люди-шопоголики, есть и бедные люди. Но это те люди, которые действительно имеют зависимость. И вот в декабре, к сожалению, они просыпаются. Потому что как бы чувствуют, что – да, вот декабрь, подарки, мы имеем некое право, возможность себе разрешить потратить еще больше. Есть клиники, которые лечат таких людей. Это настоящая болезнь, которая имеет свой психиатрический диагноз.

Петр Кузнецов: Платные клиники причем. Для которых тоже микрозайм нужно взять, чтобы вылечиться от микрозаймов.

Сергей Кикевич: Нет-нет, я изучал вопрос. Мы тоже рассказываем. Там есть даже группа анонимных транжиров теперь. Вот знаете, как есть анонимные алкоголики, так же анонимные транжиры появились. К сожалению, вот такое явление. С ним надо бороться всем сообща. Но…

Петр Кузнецов: Что это все-таки? Проблема потребительского общества, когда мы говорим о необходимости именно в микрозаймах? Это безграмотность населения? Это безысходность? Т. е. это просто такой прямой индекс бедности в нашей стране?

Сергей Кикевич: Это есть во всех странах с капиталистическим строем. И у нас тоже. Другое дело, что мы всегда выступали за более жесткое ограничение по микрокредитам, чем есть сейчас. Но, простите, что такое 365% годовых? Кто может платить такие проценты? Тем более, что большинство людей берут это не на первую необходимость, а, как вы сейчас сказали, на подарки. Я прочитал эту статью РИА «Новости», и там кто-то в комментариях очень метко назвал: «Микроподарки за макропроценты».

Петр Кузнецов: Хорошо.

Ольга Арсланова: Слушайте, а правильно мы вас понимаем, что это люди, которые не могут себе просто ни в чем отказать? У них проблемы с саморегуляцией. И вот идут они и берут.

Петр Кузнецов: Ну, да, но просто… Вот еще раз: 365. Ну что, он не понимает, сколько это в день? Там же очень легко посчитать. 365 годовых, и он что, не может понять, сколько это процентов капает в день у него? И понять, что это космическая сумма?

Сергей Кикевич: Человек, получается, и не контролирует это. Ведь даже, ну хорошо, мы вообще-то говорим о том, что подарки в кредит покупать – вообще плохая практика. Но ведь есть другие, более цивилизованные методы, уж если так хочется. Есть кредитные карты. Там тоже высокие проценты, но не такие высокие.

Ольга Арсланова: А кредит еще не всем дадут, вероятно. А тут – пришел с паспортом… или даже без паспорта…

Петр Кузнецов: Нет, но та же самая техника в рассрочку, сейчас тоже инструмент. В любом магазине.

Сергей Кикевич: Вариантов купить что-то в кредит много. Но, пожалуйста, только не по микрокредитам. Потому что это вообще топ проблем. Причем очень быстрых проблем. Которые возникают и дальше накапливаются, как снежный ком.

Ольга Арсланова: Ладно, может быть, кто-то из этих желающих вас сейчас услышал, и будет польза от нашего разговора. Спасибо вам.

Сергей Кикевич: Пожалуйста.

Петр Кузнецов: Спасибо большое. А давайте послушаем Руслана. Может быть, он из тех…

Ольга Арсланова: Здравствуйте.

Петр Кузнецов: Руслан – это наш телезритель. Руслан, откуда вы? Здравствуйте. Говорите, пожалуйста.

Зритель: Здравствуйте. Я из Республики Башкортостан звоню. И хочу сказать, что мне вот тоже приходится пользоваться микрокредитами. И особенно к Новому Году.

Ольга Арсланова: А чего…

Зритель: И хочу сказать: я работаю в мясной компании, мне все равно как бы приходится обращаться.

Ольга Арсланова: …а чего вам не хватает, Руслан, на Новый Год?

Зритель: Ну, понимаете, у всех же разные проблемы. Например, помимо ипотеки и ЖКХ и всего такого, когда, можно сказать, ваши все финансы распределены, строго говоря, на каждый платеж и т. д. И вам приходится все равно обращаться, чтобы…

Петр Кузнецов: Руслан, давайте конкретными цифрами. Скажите, какой у вас доход, Руслан?

Ольга Арсланова: А можно, я услышу ответ Руслана: а что Руслану не хватает? На что конкретно на Новый Год не хватает? Вот вы говорите: потратил на это, потратил на это. А не хватает на что?

Зритель: Ну, хотел бы порадовать своих близких.

Петр Кузнецов: «Порадовать близких» – это тоже, знаете, так… общая формулировка.

Ольга Арсланова: Т. е. вам не хватает на подарки и на стол, правильно?

Петр Кузнецов: Да, что именно? В этом году вы на что берете?

Зритель: Ну, я хочу детям подарки купить, супругу обрадовать.

Ольга Арсланова: Все. Понятно.

Зритель: Ну, и себя не обделить в то же время как бы. И приходится до зарплаты брать, понимаете вот.

Ольга Арсланова: Зарплата, которая составляет сколько?

Петр Кузнецов: Мне он не ответил.

Зритель: Ну, это жизнь…

Петр Кузнецов: Нет, он не хочет отвечать. Руслан, но вы говорите, что вы регулярно в принципе пользуетесь микрозаймами. Т. е. за все это время вы достаточно оперативно, вы следите за тем, чтобы не было просрочки. Ни разу в яме вы не оказывались из-за этих микрозаймов?

Зритель: Я стараюсь сразу их гасить. Ну, если получается, сразу же, в короткие сроки отдавать. Т. е. у меня там не получается больших процентов. Все по минимуму.

Петр Кузнецов: А почему не кредитная карта, например? С лимитом… Без лимита – на 100 дней, например, без процентов.

Зритель: Ну, я все навскидку вот так могу сказать.

Петр Кузнецов: А-а.

Зритель: Были просрочки и как бы и все. Вот.

Ольга Арсланова: Спасибо вам, Руслан, за вашу историю.

Петр Кузнецов: А, отказывают. Понятно. Единственный инструмент.

Ольга Арсланова: «Праздник в кредит – это чисто российское развлечение», – пишут наши зрители. Так ли это, мы пытаемся выяснить.

Петр Кузнецов: Давайте продолжим выяснять. Следующий эксперт – это Борис Воронин, он директор Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств. Борис Борисович, приветствуем.

Ольга Арсланова: Здравствуйте. Прибавляется ли у вас работы после новогодних праздников по выбиванию этих долгов в стол, на подарки и на наряды новогодние?

Борис Воронин: Здравствуйте. Ну, слово «выбивание» здесь совершенно неподходящее уже. Уже несколько лет, как не подходит. Но журналисты продолжают пользоваться этим штампом. А на самом деле, конечно, горб выдачи кредитов и займов со временем превращается в горб невозврата. Т. е. в принципе доля невозврата, грубо говоря, такая же, как и во все остальные дни, просто раз больше выдано кредитов, соответственно там спустя 3 месяца, полгода, год и т. д. появляются эти невозвраты.

Ольга Арсланова: И какие проблемы в основном с этим не выбиванием, а попыткой вернуть деньги?

Борис Воронин: На самом деле они те же самые. Т. е. люди как-то ошиблись в расчетах, неправильно управляют своими доходами и соответственно не могут вернуть. Т. е. на самом деле большинство людей, не возвращающих кредит или займ в срок, это вполне добропорядочные граждане. Первыми с ними на самом деле работают именно банки, сами кредиторы и микрофинансовые организации. Спустя уже после просрочки, там, 3 месяца, полгода, может быть год, тогда уже только появляются коллекторы, которые либо покупают их в долг, либо продолжают действовать как агенты у банков.

Ольга Арсланова: Вот еще какой момент. Мы выяснили благодаря экспертам, что более 3 млн. россиян в этом году взяли микрокредиты на подарки и т. д. на Новый Год. Можете предположить, какой процент из них будет иметь проблемы с возвратом?

Борис Воронин: На самом деле такой же, как и по всем остальным займам. Тут какой момент. Конечно, можно сказать, что несколько больше людей, потративших деньги под влиянием момента. Под влиянием какой-то моментной слабости, желания сделать подарок. Но на самом деле он не принципиально велик. Т. е. нельзя сказать, что он в 2 раза больше. Все это тоже несколько процентов. И это зависит от вида кредита. Т. е. ипотеку в подарок не берут обычно под влиянием момента. А речь идет именно о займах потребительских, тоже товаров в рассрочку, например, который приводил ведущий. Все это разные виды кредита, и по ним разный размер просрочки. Но еще раз скажу, что он не принципиально выше. Т. е. все то же самое.

Петр Кузнецов: Борис Борисович, а можно я у вас спрошу про ответственность в данном случае МФО? Они ведут какой-то мониторинг? Т. е. к ним приходят люди бедные, пенсионеры. Они понимают, что, например, перед ними человек, который скорее всего не отдаст? Они изначально это видят?

Борис Воронин: Знаете, меня обычно обвиняют в том, что я не люблю МФО. Вот мне часто тыкают в глаза, говорят: «Ты не любишь МФО». Но здесь я даже выступлю каким-то… адвокатом… ну, не адвокатом, а поясняющим.

Петр Кузнецов: Да-да.

Борис Воронин: Дело в том, что большинство МФО – большинство, огромное большинство, особенно которые выдают займы через Интернет или под залог, например, того же автомобиля, – они очень внимательно смотрят за заемщиком и будущим, там, должником. Т. е. мониторинг настолько глубок! Вы не поверите, насколько он глубок. Вплоть до связи с операторами мобильной связи, различного рода площадками в Интернете, которые позволяют собрать просто потрясающе большой объем информации, что называют Биг Дата, для принятия решения по заемщику. Есть ряд, тем не менее, МФО (зачастую как раз те, которые хулиганы и которых обвиняют в хулиганстве вполне справедливо), которые организуют точки выдачи где-то на улице, рядом с остановкой автобуса или около железнодорожной станции, которые действительно дают практически любому. Но тоже на самом деле они смотрят, кого. Зачастую проверяют его кредитную историю. Но у них уровень риска значительно выше при выдаче займа. Поэтому здесь, конечно, возникают такого рода истории, когда человек имеет по 5, а то и по 25 микрозаймов. Это скорее исключение, но такие истории по-прежнему есть, несмотря на все меры Банка России.

Петр Кузнецов: Подведем короткий итог. В качестве резюме, скажите: после того как МФО все-таки более-менее причесали, назовем это так, появился закон о коллекторских агентствах, – как вы оцениваете текущую ситуацию с микрофинансами у нас? Масштабы проблемы?

Борис Воронин: Знаете, на самом деле она еще… Вообще масштаб… Этот микрофинансовый бизнес, он рос в последнее время, рынок, но притормозился в этом году. Т. е. он притормозился в основном из-за мер по регулированию. Но там есть два подхода. Первый – это вопрос уровня закредитованности граждан. Он по-прежнему, вот в части микрозаймов, в части людей с низкими доходами именно в первую очередь, он по-прежнему достаточно серьезен. Т. е. люди по-прежнему могут нахватать микрозаймов и потонуть. И второй есть важный момент: это недобросовестные организации. Их есть. Довольно много. Это целые кусты таких. Они, во-первых, хулиганы, т. е. они запугивают людей, когда необходимость возникает в возврате долга. То, что мы видим в прессе. И второе – они часто очень еще и обсчитывают их одновременно. Т. е., грубо говоря, взял 5 – нужно вернуть не больше 15 по закону. А они заставляют вернуть 50 и пугают всеми страстями и какими только возможными историями. Ну, вы читали все в прессе. Вот такие проблемы еще есть…

Ольга Арсланова: Спасибо вам.

Борис Воронин: …еще у нас на промежуточном этапе ситуация.

Петр Кузнецов: Есть, но инструменты заработали. Спасибо. Спрашивали вас (это мы не эксперту уже, а вас, телезрителей): «Новогодние праздники в кредит – это про вас?» «Да» ответили 23% только. «Нет» – 77%. Молодцы.

Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Авторизуйтесь, чтобы быстро и удобно комментировать
Комментарии (1)
Арсен
Банкиры создают инфляцию, кредиты и зависимых людей ради своей выгоды. Кредиты и банки — это смертельная угроза обществу и благополучию.
Перед Новым годом россияне активно берут микрозаймы